Хождение по мукам (Pursuit)

Дата публикации: 27 Окт, 2009
Название: Хождение по мукам (Pursuit)
Автор(ы): Lady Nara
Переводчик(и): Алекто
Бета-ридеры(ы): Muis
Жанр: General
Фэндом: Mirage of Blaze
Пейринг: Наоэ Нобуцуна, Какизаки Харуйе
Рейтинг: G
Дисклеймер: Данная история представлена исключительно для фанатов «Призрачного пламени». Ни автор, ни переводчик не заявляют никаких прав на великолепное произведение Кубавары Мизуны.
От автора: Оригинал можно найти на fanfiction.net

* * *


  Наоэ с презрением смотрел на своё уставшее лицо, отражающееся в чашке саке. Напротив него сидела Харуйе с видом мученика, поклявшегося вести трезвый образ жизни. Однако судя по тому, как девушка смотрела на стоящий рядом кувшин, никакие высшие силы и клятвы не испортят ей этот вечер. Честно говоря, Наоэ совершенно не планировал провести эту ночь в подобной компании. Мысль о вечере наедине с Харуйе и саке заранее предвещала головную боль и массу неприятных тем для разговора.
  Однако Наоэ просто не смог отказаться от приглашения. Харуйе с присущей только девушкам зоркостью насквозь его видела. К сожалению, её профессиональные «методы повышения настроения» не вызывали у мужчины бурного восторга. Но если бы он ей отказал, им обоим было бы только хуже.
   «Она опять сверлит меня взглядом…» – мелькнула мысль. На лице девушки маской застыла озабоченность – в уголках прищуренных глаз, в сжатых в тонкую линию губах.
  – Саке было создано человечеством, чтобы его пили, а не поправляли прически, Наоэ! – девушка презрительно откинула с лица непослушные пряди роскошных светло-русых волос. Похоже, отсутствие его интереса к великолепному напитку она восприняла как личное оскорбление.
  – Я сегодня не в том настроении, чтобы составить тебе компанию, – быстро извинился Наоэ.
  – Хм, – вздохнув, она приняла извинение, – знаешь, Наоэ, иногда мне хочется только одного… – фраза оборвалась на полуслове.
  – Да? – в его голосе мелькнула прохладная учтивость.
  Харуйе моргнула. Она явно потеряла мысль.
  – Одного…
  Тут девушка совершенно растеряла все мысли, так как заметила, что её чашка успела опустеть. Она нерешительно подняла глаза и прикинула, на каком расстоянии от неё находится заветный кувшин. Однако, рассчитав, что слишком частое разливание саке приведет к быстрому окончанию вечера, стала алчно пожирать взглядом всё ещё нетронутый напиток мужчины. Поглощенная своими мыслями Харуйе совершенно забыла, что пару минут назад уговаривала Наоэ не игнорировать содержимое стоящей перед ним чашки.
  – Так ты будешь пить? – в её голосе прозвучал прямо-таки недвусмысленный интерес.
  – Нет, – вздохнул Наоэ, отодвинув чашку в её сторону.
  Когда саке приятным огнем обожгло горло, девушка собралась с мыслями и вновь вернулась к прерванному разговору:
  – Скажи мне, Наоэ, ты ведь должен быть счастлив…разве не так?
  – Наверное, должен…
  – И не «наверное», а должен! У тебя появился такой великолепный шанс начать всё с чистого листа!
  Наоэ не ответил. Он сидел неестественно прямо, замкнуто, с непроницаемым лицом, словно боясь дать волю эмоциям:
  – Он не помнит смуты Отатэ. Он не помнит наших разногласий. Он не помнит…
  Поколебавшись на мгновение, Харуйе наклонилась вперед, чтобы посмотреть в эти полные боли карие глаза.
  – Он ничего не помнит… – в этих словах боль смешалась с искрой надежды, – всё это недоразумение случилось не просто так. Это возможность исправить свои ошибки, не разрушив самых ценных воспоминаний. Он ничего не помнит. Зато ты помнишь! – её глаза покраснели, губы подрагивали, но взгляд горел ярким пламенем уверенности.
  – Настал твой черед творить историю, Наоэ!
  – Я бы не хотел затрагивать эту тему… – его голос не дрогнул.
  – Это возможность подарить Кагеторе новые воспоминания! – её голос становился громче, слова хаотично слетали с губ. – Его жизнь – каких-то семнадцать лет... Против нашего четырехсотлетнего опыта. Ты ему нравишься! Это же видно невооруженным глазом!
  Лицо Наоэ осталось равнодушным. Только ресницы на миг дрогнули.
  – Харуйе, это ничего не значит. Со временем Кагетора-сама вернет себе силу,… а вместе с ней вернутся и старые воспоминания.
  – Которые вступят в борьбу с новыми... И кто знает, Наоэ, в чью сторону склонится чаша весов...
  Мужчина чуть нахмурил брови, выражая неодобрение, однако, промолчал.
  – Просто представь на миг, – в её голосе уверенность смешалась со страхом, – на одно мгновение, что судьба дала тебе в руки шанс победить его. Ты сам этого хотел. Именно сейчас, когда Кагетора стал обычным старшеклассником. Для такого мужчины как ты, Наоэ, завладеть им будет детской игрой!
  Её голос сорвался:
  – Проклятье, если ты используешь все своё искусство, он станет твоим!
  Что-то мелькнуло в его глазах. Наоэ внимательно посмотрел на девушку:
  – И что конкретно ты предлагаешь, Харуйе?
  Она встала из-за стола, почувствовав знакомое легкое головокружение. Вопрос поколебал её позиции, но сдаваться без боя в её стратегические планы не входило:
  – Ничего конкретного. Просто вы двое так любите создавать препятствия для своих желаний, что полностью отрезаете себе пути к взаимопониманию. Только сейчас они исчезли... Просто испарились. И у тебя есть шанс надеть на него свой ошейник, Наоэ. И ты сможешь это сделать, черт побери!
  Резко наклонившись вперед, девушка потеряла равновесие и с грохотом встретилась с полом. Однако не испытывая ни малейшего смущения, она уютно разлеглась на паркете и загадочно усмехнулась:
  – Женщины не ошибаются, Наоэ!
  Мужчина решил оставить последнюю реплику без комментариев. Но откровенность Харуйе не на шутку его встревожила. Откуда ей столько известно? И главный вопрос: где она достала эту информацию?!
  – Не спорю, иногда Кагетора бывает слишком... – девушка героически боролась с резким сокращением словарного запаса вследствие тумана в голове, размахивая пустой чашкой и активно жестикулируя, – слишком осмотрительным. По крайней мере, когда это прямо касается личной жизни. Иногда ему просто необходима хорошая встряска, чтобы он, наконец, понял, что действительно для него важно!
  Харуйе замолчала, полностью удовлетворенная собственной аргументацией. Но искра вины, мелькнувшая в её полузакрытых затуманенных глазах, всё перечеркнула. Девушка опять сосредоточилась на саке, как если бы оно смогло бы помочь ей в осуждении этого мужчины.
  – Интересное время наступило. Насколько мне не изменяет память, ты никогда не встаешь на чью-то сторону, Харуйе. И тем более, никогда не поддерживала меня.
  – А я и не на твоей стороне, – с вызовом парировала девушка. Мгновение спустя она смягчилась, добавив голосу нотку нежности:
  – Я хочу, чтобы он был счастлив.
  – Ты думаешь, он найдет в моей компании счастье? – с сарказмом переспросил Наоэ.
  – Не знаю, – честно призналась Харуйе и внезапно её абсолютно ясные глаза вспыхнули откровенной злостью, – но я точно знаю, что ты не позволишь ему быть несчастным и, если потребуется, в лепешку расшибешься, но найдешь способ сделать его счастливым!
  Яростная реплика стала пиком её эмоционального взрыва и, выговорившись, девушка впала в какое-то опьяненное оцепенение. Наоэ закрыл глаза, чувствуя себя полностью опустошенным.
  В комнате несколько минут стояла удручающая тишина. В конце концов, девушка потянулась за чашкой и, обнаружив, что саке безвозвратно закончилось, не смогла подавить расстроенного стона. Может поэтому, а может – и нет, её голос был полон усталости и тихой грусти:
  – Не потеряй эту возможность, Наоэ. Если это случится, ты будешь сожалеть об этом последующие четыреста лет. Если тебя не прельщает перспектива пожалеть себя, то меня хотя бы пожалей – мне всё это время придется пить саке и закусывать твоими жалобами на несправедливую жизнь! А если серьёзно, то сколько лет ты ещё продержишься в собственной оболочке жалости? Ты когда-нибудь вообще думал, каким счастливым можешь стать, если поймаешь такой момент? Выбросить прошлое в пыльные архивы и идти вперед…
  В какой-то момент Наоэ понял, что его безупречная защита, сплетенная из лицемерия и возмущения, не выдержит. Потому что он нашел противника куда более опасного, чем пьяные отсчеты Харуйе – себя самого. В глубине души он был с ней полностью согласен.
  Ещё никогда девушка не перегибала палку столь сильно и столь безрассудно. Похоже, эффект опьянения и замедленного осознания того, что они нашли после стольких лет Кагетору, начисто разрушили её инстинкт самосохранения.
  Звенящую от напряжения тишину разрушил её тихий сонный голос:
  – Наоэ, я не хочу, чтобы история повторилась вновь. Пожалуйста, поспеши и найди его, прежде чем кто-нибудь другой сделает это.
  Эта просьба ввела его в замешательство. Мужчина молча смотрел на переплетенные пальцы рук, не в силах найти подходящий ответ. Может, он и не был нужен…
  Внезапно он почувствовал, как тонкие девичьи пальцы сжали его запястье. Харуйе, привстав с пола, умоляюще смотрела ему в глаза. Её щеки раскраснелись, а глаза сверкали. В этом опьяненном блеске слились тревога и гнев. Ей не надо было что-либо говорить. Её желание, чтобы Наоэ и Кагетора наконец обрели мир, растопило сковавшую их замкнутость: на лице мужчины появилась грустная улыбка.
  – Я подумаю об этом, – тепло поблагодарил Харуйе Наоэ. Это всё, что он мог сказать.
Страниц: 1
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator