Часть 2

Дата публикации: 27 Окт, 2009
Страниц: 1

Солнце за окном уже заходило за горизонт, когда Ягами Лайт наконец-таки добрался до своей комнаты и улёгся на кровать. Весь вечер он мечтал о том, что бы вот так вот улечься и расслабиться. Парень закрыл глаза – по телу разлилась приятная усталость. Голова немного гудела от полученной за день информации, но в целом – всё было очень даже здорово. Рука привычным жестом потянулась к наушникам. Саю действительно удивила его, когда во время семейного празднования в честь поступления преподнесла ему в подарок диск с записью какой-то рок-группы. Он вообще редко слушал музыку. Просто не было ни времени, ни надобности. Да, конечно, он находил это довольно изощрённым способом зарабатывания денег. Но не более того.
Закрыв глаза, Лайт полностью погрузился в мир звуков и чистого, ангельского женского голоса. Это был поистине волшебный вокал. Голос её завораживал и тембром и оттенками настроений, которые певица умудрялась выделять.

 

Он слушал этот диск уже две недели. И теперь рок-музыка совсем не казалась ему бесполезным шумом. Звуки гитар мелодичным переливом изящно переплетались с глухим звуком бас-гитары, в которые то и дело впивались ударные. Всё это – вкупе с голосом, было по истине великолепно.
Обычно так проходило минут двадцать. Лайт просто лежал поперёк своей кровати, раскинув руки и закрыв глаза. Когда он только ложился – солнце ещё только садилось за горизонт, заливая комнату алым, заглядывая в окно, умирающим закатом. А когда же Ягами открывал глаза – кругом уже стояла кромешная тьма. От того прослушивание музыки приобретала какую-то особую атмосферу сказочности и таинственности. В этот момент Лайт забывал обо всём на свете – о родителях, о сестре, о курсах, о предстоящих днях на новом месте, о Мисе. Миса была девушкой Ягами младшего.

 

Они были друг с другом так долго, что никто даже не сомневался в том, что они поженятся. Лайту это было удобно. Нет, конечно, порой Миса очень напрягала его. Её жизнерадостность, резкий голос, бесконечная болтовня – всё это навевало скуку. Зато она была звездой. И Лайту это льстило. Ведь кто кроме звезды может быть рядом с ним, лучшим учеником Японии?
Самое приятное в этом было, пожалуй, то, что ему совсем не нужно было уделять ей внимания, как другим девчонкам. Всего пару поцелуев, каких-то милых незначительных подарков, немного времени вместе – и всё, Миса была счастлива.

 

К тому же частые съёмки. Миса-Миса была востребованной певицей и моделью. А значит, свободного времени у неё было не так уж и много.

 

Нет, Миса-Миса, была определённо ему удобна.

 

Лайт до сих пор не определился: чего же он хотел от жизни, но одно он знал точно. Он хочет быть лучше всех, он должен быть лучшим во всём. Пусть за это нужно расплачиваться одиночеством. Это сравнительно не большая цена за то что бы быть лучшим, не так ли?

 

Ещё пару часов назад они вдвоём седели в кафе. На улице хлопьями валил снег, а под ногами неприятно хлюпало. Не сама приятная погода для прогулок.

 

- Лайт, Лайт! – резкий писклявый голос Мисы отвлёк его от размышлений. – Ты пойдёшь со мною на прослушивание, которое устаивает моя звукозаписывающая компания?

 

Прослушивание? Это то место, где собираются бездарные самоучки, дабы получить шанс стать знаменитыми на всю Японию? Сидеть там часа два, а то и три и смотреть на этих вопящих во всю глотку людей? Нет уж, дудки. У него есть дела поважнее.

 

- Извини, Миса, но я не могу. Курсы, - виновато улыбнулся Лайт. Как удачно они подвернулись – эти самые курсы.

 

Блондинка погрустнела.

 

- Ах, курсы… А я и забыла, - видно девушка была очень разочарованна.
Но что Лайт мог сделать? Ему совсем не хотелось тратить своё драгоценное время на такую ерунду.

 

- Тебе пора, Миса, - Лайт положил свою руку на бледную ладонь и заглянул в глаза Мисы самым печальным взглядом, на который был только способен.

 

Миса таки утонула в карамельных глазах. Лайту было грустно оттого, что им нужно расстаться на время. И это было приятно. Ещё невыносимо приятно было чувствовать покровительственную руку на своей руке. Но, к сожалению, это не могло длиться вечно.

 

- Да, Лайт. Скоро увидимся, - она подскочила и, чмокнув его на прощание в щёку, упорхнула прочь, в этот неприятный снегопад. Лайт ещё немного посидел, словно бы собираясь с мыслями, а затем и сам отправился в путь.

 

_______


Эль стоял у окна и пил чай. От кофе начало подниматься давление и если он не планировал в ближайшие дни отдать концы, то следовало перейти на более мягкие напитки. К тому же говорят, что крепкий чай тонизирует лучше всякого кофе. Отличный повод для того, что бы проверить эту истину на собственном опыте.

 

- Почему ты не ищешь лёгких путей? – ещё пять минут назад спрашивал его дядя Роджер. Он позвонил Элю как раз тогда, когда вскипел чайник.

 

Действительно, почему? Наверное, Роджеру кажется, что это гордость? Или даже гордыня? Мог ли Эль показаться гордым? Почему-то самому Лаулиету так не казалось.

 

Роджер предложил ему продвинуть его группу. Это было заманчиво. Но достаточно оскорбительно. Если Эль согласится, то опять получится так, словно бы он сидит у них с Ватари на шее. А Элю этого совсем не хотелось.

 

Отхлебнув терпкой, тёплой жидкости парень с непривычки поморщился – специфическое варево, однако. Нет, чай он, конечно, пробовал и не раз, но не такой высокой концентрации.

 

Надо бы добавить сахара и побольше. Горький чай уж больно напоминал лекарство.

 

Интересно, кода это Матсуда научился делать такой чай? Хоть тут его услужливость пригодилась.
Правда, когда он приехал у Эля от потока информации чуть мозги не вскипели – Матсуда говорил, как заведённый и остановить его не представлялось возможности. Говорил обо всём – о семье, о девушках, о соседях, знакомых и даже о своей старой ленивой кошке и завядших цветах в своей комнате.

 

- Скучают без меня, вот и увядают потихоньку, - коротко вздыхал он, и Элю казалось это всё более и более странным.

 

Но, тем не менее, временами Эль находил его очень даже милым. Матсуда был аккуратным и пытался хорошо учиться. И это у него почти получалось. «Почти» - это значит, что рейтинги у него были вполне сносные, чего нельзя было сказать о качестве его знаний. Стоило преподавателю «копнуть» поглубже, и Матсуда начинал городить несусветную чушь. Да такую, что одногрупникам так и хотелось его огреть чем-нибудь потяжелее. Элю, конечно, было всё равно, но временами ему нравилось наблюдать за тем, как Матсуда смущённо улыбается, не зная, как себя вести.

 

Они снимали на двоих одну квартиру. Оба получали второе высшее образование. Были одногодками. Однако разница между ребятами была огромна. Эль – всегда спокойный, слегка чудаковатый в своих привычках, уверенный в своих действиях. Казалось, он всё знает наперёд.

 

Матсуда же наоборот – был неуверенным в себе, ( хотя и пытался храбриться) взбалмошным. Где-то даже максималистом. Он сразу принял в Эле лидера и трогательно пытался ухаживать за ним, что, самому Элю было не очень приятно. Ему хотелось хоть тут почувствовать себя самостоятельным, не зависящим ни от кого, а ухаживания Матсуды этому совсем не способствовали.

 

Потом Лаулиет привык.

 

Правда, в последнее время Матсуда стал уж больно навязчивым. Всё из-за того, что однажды под утро, он увидел, что Эль не спит. Парень заподозрил что-то неладное. Весь следующий день он сопоставлял три чашки кофе, стоящие в умывальнике и огромные синяки под глазами Лаулиета. Вряд ли Эль пил бы кофе, если бы страдал бессонницей.

 

Тогда Матсуда поинтересовался об этом у самого Эля. Но тот лишь покачал головой, надеясь, что настырный от него отстанет.

 

Но не тут-то было! Упрямый Матсуда поднялся среди ночи ради того, что бы своими собственными глазами убедиться в своей догадке. Эль, конечно, предполагал, что это может произойти, но всё же надеялся, что его сосед не окажется таким наглым.

 

После этого случая Матсуда с утроенной усердностью принялся окружать Лаулиета в совсем не нужной ему заботе. Эль лишь закатывал глаза, надеясь, что запал соседа скоро испарится.

 

- Ну, как?

 

Эль обернулся. На пороге кухни стоял его сосед. Он смущённо запускал пятерню в волосы и преглупо улыбался.

 

- Спасибо, - ответил Эль, вновь отвернувшись к окну.

 

«Матсуда, прости, но иногда ты ведёшь себя, как идиот…» - за эту мысль не было стыдно.

 

- Ты хорошо себя чувствуешь? – не успокаивался тот.

 

- Да, - от части это было правдой – усталость, которая просто таки наваливалось прессом на его тело, куда-то ушла.

 

- Я рад, - Эль не видел, но точно знал, что лицо Матсуды озаряла широкая улыбка.

 

Он устало закрыл глаза.

 _______


Лайт негодовал. Лайт был взбешен!

 

В раздевалке никого кроме него не наблюдалось, и поэтому тут Ягами мог дать выход чувствам.

 

Откуда он вообще взялся этот Эль Лаулиет? Кто он такой?

 

Он едва удерживался оттого, что бы не ударить кулаком о стену. Лайт никогда не любил проигрывать. И не проигрывал. До этого момента.

 

И какой чёрт дёрнул его вызвать на корт этого странного парня с такими явными кругами под глазами?

 

Какой? Это всё твоё самомнение и желание проверить себя. Ты думал, что в этом университете нет никого, кто бы сравнился с тобой, и ты ошибся. Ягами разжал руку, так упрямо складывающуюся в кулак. Да, ты нашёл человека, который был бы равным тебе по силе. И это даже интересно с одной стороны.

 

Но, чёрт возьми, как же не приятно проигрывать!

 

Лайт с досадой провёл рукой по волосам. Затем направился в душ. Дурацкие соревнования, дурацкий Эль с его дурацкими глазами, как у панды. Вода расслабляющими струйками потекла по телу, принося некоторую долю облегчения. Правда, всё же не достаточную что бы забыться.

 

Перед глазами пронеслись события недавнего прошлого. Он как раз только-только подружился с Киёми Такадой, симпатичной девушкой с журналистского факультета. Она была старше его на курс и была человеком, который быстро и легко устанавливал контакты. Оттого Киёми знала практически всех студентов, даже если не всегда общалась с ними сама .

 

Они сидели вместе в кафе, когда Лайт заметил за дальним столиком одну довольно странную особу. Это был парень примерно его возраста с взъерошенными чернильными волосами, довольно бледный и тонкий. Сам он был весь какой-то взлохмаченный, помятый что ли. Можно было бы сказать даже неопрятный. В принципе обычный, ничем не приметный, но в то же время, глядя на него на ум приходило только одно слово - «странный».

 

- Кто это? – спросил Лайт, незаметно кивнув в сторону заинтересовавшего его парня.

 

Киёми проследила за его движением и, отхлебнув кофе, ответила:

 

- О, это самый лучший ученик нашего университета. Эль Лаулиет. Он учится на втором курсе юрфака. Странный парень. Практически ни с кем не общается, поэтому в принципе никто о нём ничего не знает, кроме того, что он хорошо учится и не плохо играет в теннис. Правда делает это редко.

 

Лайт ещё раз взглянул на Эля. Тот задумчиво поглощал пирожные одно за другим, явно думая о чём-то своём.

 

- Он всегда так странно держит ложку? – спросил Лайт, приметив странную привычку.

 

- Да он вообще не от мира сего, - хмыкнула Такада. – Не обращай внимания.

 

Он и не обращал. Пока не узнал о том, что скоро будут проводиться соревнования по теннису, в список участников которых его предусмотрительно записал преподаватель по физкультуре.

 

Преподаватели все как один не могли на него нарадоваться, с однокурсниками он сошёлся очень легко. Но Лайта всё время сравнивали с Элем, и это ему совсем не нравилось. Кому понравится быть тенью человека, которого он и видел то пару раз, да и то вскользь? Тем более, если взять во внимание то, что Ягами привык всегда и во всём быть первым.

 

Вот тогда-то ему в голову и пришла мысль о том, что бы сыграть против Эля. Так сказать помериться силами и проверить – так ли хорош тот, о ком он так наслышан. Соревнования проходили только между группами первых курсов, поэтому пришлось изрядно похлопотать, что бы добиться игры с Лаулиетом.

 

И вот, результат – Лайт продул. Сначала он не воспринял соперника всерьез – тот даже не смог принять подачу. Однако во втором гейме сам допустил оплошность и всё пошло наперекосяк – он просто не успевал за мячом! Он догадывался о замысле своего противника, но просто физически не успевал к месту, куда должен был приземлиться мяч. Под конец разозлившись, он выиграл ещё один гейм, но, порядком измотав себя, всё же не смог даже сравнять счёт. Конечно, Лайта всё равно хвалили – он всё-таки был первым среди первого курса, однако выиграть сет у Эля он всё же не смог.

 

Ты пошёл на поводу у эмоций, Лайт, поэтому и проиграл. Впредь будешь сдержаннее.

 

Наверное, точкой, которая заставила его внутреннее всколыхнуться было то, что Эль пришёл на корт в джинсах и водолазке. Да, конечно это было уже не соревнование, а просто дружеский сет, но, тем не менее, Лайт почувствовал себя так, словно бы его прилюдно унизили. Казалось, Эль делал ему одолжение своим появлением. Это Лайта и разозлило. Гнев на мгновение затмил всё и вся. На протяжении игры Лайт отчаянно пытался подавить в себе приступы ярости, которые накатывали на него одна за одной, мешая сосредоточиться на жёлтоватой точке мяча.

 

Игра прошла, а вот обида никуда не уходила. Лайт всё ещё чувствовал себя оскорбленным и обиженным. А если его обидели, то обидчик непременно должен быть наказан.

 

Не долго думая, Лайт решил, что было бы не плохо побольше узнать о своём противнике. У Киёми больше ничего не выведать. А если он начнёт спрашивать у преподавателей, то это может вызвать лишние подозрения.

 

Поэтому Лайт решил действовать сам.



Страниц: 1

Просмотров: 1449 | Вверх | Комментарии ()
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator