Часть 3

Дата публикации: 27 Окт, 2009
Страниц: 1

- Почему я раньше никогда его не видел? – пробормотал Эль. Его только что оповестили о том, что ученик по имени Ягами Лайт, чемпион по теннису среди первого курса, хочет сыграть с ним дружеский матч.

 

- Он недавно перевёлся в наш университет, всего пару месяцев назад, - шепнул ему на ухо Матсуда. – Он лучший в рейтинге первокурсников. И по нему сохнет полкурса.

 

Эль пристально посмотрел на своего соседа. И откуда этот парень всё знает? Вот везде умудряется влезть. Матсуда, не выдержав такого внимания к своей персоне, опустил глаза.

 

Лаулиет задумчиво провёл пальцем по губам. В принципе он ничего не теряет кроме свободного времени. К тому же, это было бы довольно занимательно – посмотреть каков он в деле – этот Ягами Лайт. Правда, Эль давно уже не брал в руки ракетку. Но это было делом исправляемым.

 

Поэтому он согласился с условием, что ему будет предоставлена возможность подготовиться.

 

Ему как-то не подумалось, что этот дружеский сет вызовет такой ажиотаж – лучшие ученики университета встретятся в поединке за первенство! Стоило Элю пройти по коридору, привычно сгорбившись и заложив руки в карманы, как кругом поднимался гул, от которого несчастному хотелось сжаться ещё больше.

 

Матсуда услужливо показал ему как же выглядит его оппонент.

 

- Смотри, вон он идёт, - шепнул он, кивнув в сторону. – Это и есть Ягами.

 

Эль рассеянно глянул туда, куда указывал его друг. Ягами оказался высоким, подтянутым, стройным парнем, с довольно симпатичными чертами лица. Глаза у него были цвета хорошего виски, в которых то и дело вспыхивали янтарные оттенки. Невероятные глаза.

 

Эти самые янтарные всполохи Элю довелось увидеть ещё не раз во время игры. Он решил, что если это дружеский поединок, то ничего особого в этом нету. Но Лаулиет ошибся – посмотреть на это зрелище пришло довольно много народу от чего парню стало не уютно. Ему с детства было не уютно в таких ситуациях. Быть в центре внимания – никогда не было пределом его мечтаний. В тени Элю всегда было куда приятнее.

 

Наверное, от того он и не принял первую подачу – растерялся. Но потом всё же взял себя в руки и полностью отдался игре. Надо сказать этот самый Лайт не плохо держался. Видно было, что он очень старается выиграть. Но у него ничего не вышло.

 

В какой-то момент Эль даже проникся симпатией к этому юноше – он вдруг почувствовал, что тот не любит проигрывать в той же степени, что и сам Эль.

 

Это словно бы сблизило их, путь они и были соперниками.

 

Правда Лаулиету и в голову не пришло, что этот самый парень обидится на столько, что начнёт вести себя не совсем адекватно. Он совсем забыл – как это – чувствовать себя побеждённым, потому и упустил это.

 

Почему Эль считал Лайта не адекватным? А разве нормальный человек будет преследовать другого по дороге домой?

 

«Хвост» висел на протяжении двух дней. Ладно бы один – тогда бы это можно было бы списать на схожесть маршрутов: вдруг у Ягами были какие-то дела в этом районе? Или какая-то встреча важная?

 

Но все попытки оправдать поведение Лайта рассыпались в прах, когда на второй день, глянув в окно, Эль увидел во дворе знакомую фигуру.

 

Сейчас, всё повторялось вновь. Эль возвращался домой, а Лайт, петляя и путая следы, шёл за ним следом.

 

Элю это не понравилось.

 

Не долго думая, он завернул за угол ближайшего дома и остановился. Он намеренно свернул в другую сторону от своего обычного маршрута, возможность того, что Лайту действительно просто по пути с ним всё же была.

 

Но когда через пару мгновений перед ним предстали глаза с янтарными всполохами – надежда на апелляцию рухнула.

 

- Ты меня преследуешь? – прямо спросил Эль.

 

Улыбка Лайта была самой, что ни на есть обезоруживающей.

 

- Ну что ты, - примирительно пробормотал он. – У тебя паранойя, наверное. Офис моего отца находится недалеко отсюда.

 

- Ага, а сюда ты зачем завернул? – недоверчиво поинтересовался Эль, уже мысленно ругая себя за дурацкую догадку. Ну ей-богу, не сошёлся же на нём свет клином, нэ? Мало ли зачем Ягами ходит. Хотя подозрительность никуда не делась.

 

- Отцу грелку купить. Он в последнее время мучается болями в спине, - совершенно невинной бросил Лайт. – Видишь? – он указал на вывеску магазина.

 

Какая нелепая ситуация.

 

- И часто ты своего отца на работе навещаешь? – поинтересовался Эль.

 

- Почти каждый день.

 

Эль задумался. Вот она, сыновья любовь – навещать отца на работе, таскать ему грелки. Что вот он сам сделал для Ватари? Разве он хоть раз за прошлый год навестил старика, кроме праздничных дней? А ведь Ватари не вечен.

 

- Ну что ж, тогда удачи, - буркнул Эль, и что бы не выглядеть совсем идиотом, решил обогнуть квартал.

 

Эта его чёртова мнительность.

 

- В следующий раз я всё равно одержу победу! – послышалось сзади, но когда Лаулиет обернулся – сзади уже никого не было.

 

_______


 

Здесь было темно и сыро. Каждый шаг отдавался глухим эхом, отражаясь от стен. Он шёл медленно, намеренно медленно, зная, что его жертва с нескрываемым ужасом вслушивается в каждый его шаг. Длинный коридор с влажными заплесневелыми стенами и спёртый воздух, а ещё мрачное освещение – всё это вкупе с осознанием приближения своего мучителя могло, кого угодно свести с ума.

 

Он появился перед ней в полумраке неожиданно, несмотря на то, что она ждала его приближения. И всё равно девушка неудержимо вскрикнула, пытаясь выскользнуть из верёвки, что немилосердно впивалась в кожу на руках. Она не знала, сколько времени прошло с тех пор как этот странный худощавый парень с растрёпанными волосами притащил её сюда – время потеряло для неё всякий смысл. Здесь оно текло до сумасшествия медленно, оживая только с появлением её похитителя. За всё это время он явился к ней всего два раза. Оба что бы принести ей воды и еды. Он пытался кормить её, но от страха и волнения она не могла есть – запах еды сразу же отдавался позывами рвоты. Зато пила она много и жадно, увлажняя пересохшее горло.

 

Он всё время молча разглядывал её, как будто бы диковинное насекомое. Смотрел своими большими немигающими глазами и этот взгляд заставлял всё внутри неё сжиматься. Похититель задумчиво проводил пальцами по её волосам, убирая выбившуюся из пучка волос прядь, почти нежно поправлял белоснежный махровый халат теперь рябой от коричневатых пятен – засохшей крови.

 

Сейчас он стоял напротив неё и задумчиво вертел в руках не большой изящный нож. Он завораживающе поблескивал во мраке, заставляя невинную жертву смотреть на стальное лезвие со смесью ужаса и отчаянья.

 

Слёзы сами потекли по щекам бесконечным потоком, размывая страшную картину.

 

- За что? – только и смогла прошептать она. – За что? Прошу вас, пожалуйста, не надо…

 

Она не питала иллюзий насчёт своего похитителя. Он не отпустит её. Он точно знал, что и как делать, у него был план, который она была не в силах понять. Просто всё сложилось слишком печально, просто богам было угодно, что бы она попалась на его пути.

 

Она почти смирилась с тем, что с ней должно было случиться, и всё равно не могла удержаться от крика ужаса, когда лезвие ножа полоснуло её шею. Не глубоко, всего лишь царапина, но было понятно – лезвие очень и очень острое. Она взглянула сквозь слёзы на своего мучителя, но не увидела ни одной эмоции в его тёмных провалах. Только до предела расширившиеся зрачки, почти закрывшие радужную оболочку. Он был похож на наркомана.

 

Томоко видела таких в общежитии. У них были такие же странные глаза, но никто из них не вёл себя так тихо и никогда движения этих людей не были такими точно выверенными.

 

Странный парень возвышался над ней, словно бы изучая каждую её клеточку. По коже пробежал холодок, и Томоко инстинктивно сжалась под этим страшным взглядом. Она уже почувствовала волны опасности исходящей от него.

 

Истеричные крики липкой боли, холодно страха и тупого отчаянья вновь и вновь раскатывались в по длинным коридорам. Напрасно она рыдала, он ни на секунду не сжалился над ней – лишь вновь и вновь наносил порезы, один за другим, наблюдая, как ранки мгновенно заполняются кровью.
Когда махровый халат стал почти розовым, он остановился. Томоко было уже не в силах кричать – она охрипла, а горло саднило от бесконечных криков. Только тихи слёзы вновь и вновь стекали по её лицу. Казалось, этот ад не закончится никогда.

 

Он увидел, как расширились глаза его жертвы, когда он вновь полоснул по её тонкой шее. Крови почти не было. Подумав пару мгновений, парень длинным движением разрезал мягкую плоть податливой девичьей щеки. Затем с интересом осмотрев образовавшуюся щель, которая тут же начала кровоточить, он расстегнул ширинку джинс, совершенно не обращая внимания на вращающиеся в бессильном ужасе карие глаза.

 

_______


 

Вздрогнув всем телом, Эль открыл глаза. Всего пара секунд ему понадобилось, что бы понять, что он находится в своей комнате, а то, что он только что видел – было просто сном. Слишком реалистичным, но сном. Таким сном, который, несмотря на свой жуткий подтекст, заставил парня возбудиться. Сначала Эль испугался, но затем упокоил себя, что секс он в мозгу, независимо от обстоятельств, а это значит, что он никакой не извращенец, а вполне нормальный человек с обычными человеческими реакциями. По крайне мере ему очень хотелось в это верить.

 

Затем он почувствовал что-то то в его комнате, ровно, как и в его ощущениях не так. От чего-то Элю казалось, что его шеи коснулись тёплые губы, вызывая в теле нервную дрожь. Могло ли это значить, что сон продолжается? Что-то вроде «сон во сне»?

 

Ответ пришёл незамедлительно, вместе с рукой скользнувшей по груди.

 

- Матсуда?! - изумлённо воскликнул Лаулиет, когда глаза более или менее привыкли к темноте.

 

Тот замер на мгновение, но затем вновь продолжил свои поползновения. Эль всегда был чувствительным парнем, но в его планы совсем не входило оказаться в одной постели со своим соседом. В последнее время в его планы вообще не входило такое понятие, как секс.

 

Потому вполне естественным оказался тот факт, что Лаулиет попытался вырваться. Но упрямый Матсуда тут же уловил его движение и навалился на него сверху, самозабвенно водя руками по желанному телу, заставляя Эля снова и снова выгибаться.

 

- Ты что творишь?! – только и смог выдавить он.

 

- Не сопротивляйся, Эль. Тебе это нужно сейчас, я знаю, - послышалось в ответ почти жалобное, и чужие пальцы незамедлительно накрыли то, что было в возбуждённом состоянии ещё со времени пробуждения.

 

Какого чёрта он знает лучше меня, что мне нужно, а что нет?!

 

- Матсуда, идиот, слезь с меня!

 

Никто никогда ещё не слышал, что бы Эль называл кого-нибудь идиотом. Он вообще всегда был предельно вежлив со всеми в любой ситуации. Факт того, что Лаулиет перешёл на оскорбления изумил непутёвого соблазнителя и тот, притих на мгновение, а затем и вовсе слез с тонкого тела, скрытого только бельём. Он сел, отвернувшись от Эля, так что тот видел только спину соседа. Послышалось сдавленное «прости», и охваченный чувством стыда Матсуда пулей вылетел из чужой комнаты, оставив Лаулиета в полном недоумении.

 

- Какого фига вообще?! - ошалело поинтересовался Эль у тишины.

 

Ни фига себе пробуждение. Так и коньки отбросить не долго.

 

Так и не дождавшись ответа у тишины, Эль потопал в ванную – холодный душ ему бы не помешал.

 

_______


 

Честно говоря, сегодня ему совсем не хотелось идти домой. Не потому что погода на улице была особенно погожей, не потому что он был занят каким-то особенно интересным делом. Просто именно сегодня к ним на обед должны были прийти совершенно незнакомые люди. Лайт вoобще не любил, когда к нему домой кто-то приходил. Дом – это дом. Это место, где он живёт, а не развлекательный клуб или бар. Если Ягами хотел встретиться со своими знакомыми, то никогда не назначал встреч дома. Встретиться с посторонними людьми можно было где угодно – в кафе, в баре, на футбольном матче, на концерте, только не на своей территории.

 

Именно сегодня должен был состояться ужин, на которой Миса-Миса пригласила каких-то ребят из рок-группы. Эти парни прошли прослушивание, которое устраивала её записывающая компания. А ужин с Мисой был как бы бонусным призом. И, конечно же, так как Миса считалась чуть ли не невестой Лайта, то на семейном совете было решено, что ужин будет проходить в доме его семьи, потому что сама поп-дива боялась, что эти рокеры будут к ней приставать. При этом она висела у Лайта на плече и раздражающе хлопала своими большими глазами.

 

И всё бы ничего, если бы по иронии судьбы или дурацкому стечению обстоятельств одним из музыкантов рок-группы не оказался бы никто иной, как Эль Лаулиет, что бы он подавился! Одному Богу известно, каких усилий ему стоило сделать вид, словно бы ничего не произошло. Однако этот странный тип не только не сидел тихо, как мышь, но ещё и к тому же имел наглость всем сообщить, что они учатся в одном заведении. До этого момента Ягами ещё слабо надеялся на то, что из этого ужина ничего хорошего не выйдет и гости, удручённые холодным расположением хозяев, поспешат убраться восвояси. Но не тут-то было! Стоило Лаулиету сказать о том, что они с Лайтом знакомы, как в комнате тут же воцарилась дружеская атмосфера, все сразу оживились, и разговор пошёл сам собой.

 

Мало того Эль всё время сверлил его взглядом природу, которого Лайту удалось определить, как «изучающий». Этот глубокий, проницательный взгляд, заставлял внутренности просто таки сворачиваться в трубочку и тут же стремительно разворачиваться обратно. Наконец у Ягами младшего сдали нервы ( мать к тому моменту побежала за десертом), и он, улучив момент, поспешил удалиться на балкон – покурить.

 

На самом деле Лайт ненавидел запах табака, но в экстренных случаях всё же позволял себе закурить. В такие моменты дым уже не казался таким отвратным, а мысли строились в дружный логический ряд. Так было и на этот раз. Звёзды светили ярче, воздух стал чище, мысли прояснились и…

 

- Лайт-кун.

 

Ягами чуть не подавился сигаретой. Он обернулся, но не проронил ни звука.

 

- Не угостишь сигаретой?

 

Этот вопрос вызвал достаточно противоречивые чувства. С одной стороны внутренний голос возмущался, мол, с какой это стати я должен угощать этого выскочку? Второй вопрос вырвался сам собой:

 

- Ты куришь?!

 

Эль пожал плечами. Лайт деловитым движением протянул гостю пачку вместе с зажигалкой, украдкой следя за тем, как тонкие пальцы подносят фетиль к губам. Курил Эль, как и все обычные люди, правда затяжки у него были короткие и сигарету он держал как-то вычурно-странно. Так обычно курят люди, которые спешат - воровато и украдкой.

 

На балконе, где они стояли, было прохладновато, но никто из них не чувствовал холода. Наоборот, морозный воздух приносил удивительную ясность в мысли, заставляя их литься стройным, логичным рядом. Лайт не хотел себе признаваться, но отчего-то он почувствовал себя на удивление спокойным рядом с этим странным человеком. Впервые за долгое время он не испытывал дискомфорта от того, что рядом с ним находится посторонний.

 

Это было довольно странно и.. приятно. Чувство абсолютного покоя.

 

Лайт встряхнул головой. Нет, этого не может быть. Эль тут совсем не причём. Просто на него нахлынуло.

 

- Ты на меня злишься.

 

И это не было вопросом. Звучало скорее, как утверждение, факт. Лайт пожал плечами: зачем отрицать очевидное? Только спросил:

 

- С чего бы?

 

- Мы с тобой похожи.

 

На этой реплике Ягами чуть не подавился сигаретой. Как они могут быть похожи? Они совершенно разные! Даже внешне, что уж там говорить о..

 

Эль прислонился к стене спиной, поднося сигарету к губам.

 

- Я тоже не люблю проигрывать. Когда я жил в Англии, я ни разу не проигрывал. Полагаю, ты тоже. В любом случае, я не хотел тебя обидеть.

 

Как смешно. Лайту подумалось, что его собеседник вот-вот предложит сыграть ещё одну игру. Тогда это было бы совсем уж девством. Но Эль не предложил. Что он хотел сказать этим? Чего хотел добиться никому не нужными извинениями?

 

Возможно, он спросил бы, если бы на балкон не выбежала сестра.

 

- Мама вас зовёт. Десерт готов.



Страниц: 1

Просмотров: 1335 | Вверх | Комментарии ()
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator