В тесноте, да... (Crowded)

Дата публикации: 20 Ноя, 2009
Название: В тесноте, да... (Crowded)
Автор(ы): Lady Nara
Переводчик(и): Muis
Бета-ридеры(ы): Алекто
Жанр: Humour
Фэндом: Mirage of Blaze
Пейринг: Оги Такая, Наоэ Нобуцуна, Чиаки Сюхей, Какизаки Харуйе (и её грохочущий в ванной сап)
Рейтинг: G
Дисклеймер: Оригинал можно найти на fanfiction.net
От автора: «Mirage of Blaze» принадлежит Кувабаре Мизуне. Фанфик – Леди Наре. Мне остаётся лишь плакать от зависти. Т.Т

* * *


- Я буду в ванной! - заявила урвавшая две подушки и стёганое одеяло Харуйе, закрывая дверь санузла перед собой.
- Чего? А если кому-нибудь из нас понадобится посетить уголок задумчивости посреди ночи?
- Спуститесь вниз, ничего страшного.
Удручённый Такая закатил глаза и плюхнулся на стул.
- О, убери свои бледные ноги, пахнут! - продекламировал Чиаки из-за спины. Такая сдвинул брови, но оскорблённые конечности со стола убрал.
В противоположном углу Наоэ, сидя на кровати, пересматривал содержимое того, что раньше было бумажником из отличной кожи. Судивший по застывшему выражению его лица и меланхоличным движениям Чиаки готов был поспорить, что Наоэ едва сдерживался от того, чтобы метнуть обуглившиеся останки через комнату.
- Похоже, тебе неслабо досталось, - заметил он, присвистнув.
- Это, - мрачно произнёс Наоэ, - моя фамильная «Золотая карта». Он держал ломтик оплывшего пластика.
- Точнее, была ей когда-то, - Чиаки покачал головой с выражением глубокого неодобрения, - а твои родители ещё даже не покрыли починку их последней машины, верно? И что они теперь будут думать о своём бесценном сыне?
Наоэ в отчаянии закрыл глаза.
- Я спать на полу не буду, - вмешался Такая, сверля взглядом кровать.
- Да что вы говорите, о, наш самоотверженный лидер...
- Не беспокойтесь об этом, Такая – сан. Там лягу я.
Такая утихомирился, но через долю секунды вытаращил глаза от ужаса:
- Мне придётся спать с ним? Ты шутишь?!
- Знаешь, многие в этом мире хотели бы занять твоё место. Ммм... аппетитные соблазнительные штучки с чудесной, мягк...
- Аааргх, заткнись! Не хочу я слышать твои извращенские фантазии!
- А кто сказал, что они фантазии?
- Поверить не могу... - застонал Такая.
- Просто потому что ты девственник, который не смог бы завести подружку, даже если бы от этого зависела его жизнь.
- Ты – ты – ты – ты – ты! Подонок! Моя половая жизнь тебя не касается! И откуда ты вообще это взял?
- Да так, птичка напела. Не то чтоб я любил слушать школьные сплетни, но... Это же очевидно с такой неважнецкой индивидуальностью и полным отсутствием навыков общения. Все раскованные девочки от тебя в ужасе, а положительные девочки - не твой типаж, так ведь?
Такая нервно дёрнулся. Чиаки выдал довольную улыбку:
- Вдобавок ко всему, ты живёшь с младшей сестрой и не можешь даже посмотреть порно. Тяжело тебе, наверное. И, кстати, убедись, что твои руки лежат где положено, чтобы я их мог видеть. Я понимаю, что возможность спать с парнем моей внешности может соблазнить кого-то столь же изнурённого воздержанием, как ты. Но запомни: если выкинешь что-нибудь, я заставлю тебя верить, что ты девушка, весь остаток жизни.
Чиаки с восхищением наблюдал за тем, сколько цветов может сменить Такая за минуту, не забывая краем глаза бдительно следить за Наоэ, пристально внимающим их беседе с забытым бумажником в руке.
- Твои чары на меня не действуют! – загорелся Такая и перешёл в ещё один занимательный оттенок, когда понял значение того, что сказал. Чиаки галантно воздержался от того, чтобы воспользоваться преимуществом. Честно говоря, мальчишку было слишком легко дразнить.
- Да? Уверен? А я даже и не побеспокоился их на тебе испытывать...
- Да без разницы. Все говорят, что я сильнее, чем ты. Тебе просто не хочется этого признавать. И я не пытаюсь заставить тебя опробовать свои силы: только аномальный извращенец вроде тебя может думать о таком.
Наоэ продолжал вертеть в руках своё обгорелое имущество, отметил Чиаки с мрачным удовлетворением.
- Ты, может, и будешь сильнее, если вернёшь свои воспоминания, - раздражённо парировал он, - а сейчас ты «самое слабое звено» в команде. Тебя даже Иробэ сможет одолеть.
- Но Наоэ сказал, что Иробэ на данный момент всего лишь ребёнок...
- Ага. И?
Такая, похоже, был близок к тому, чтобы взорваться, но, уже готовый закричать, очевидно, передумал. Переменив тактику, он обратился к Наоэ:
- Я никоим образом не могу делить постель с этим. Давайте, он займёт место на полу.
Такая бросил на Наоэ умоляющий взгляд, выражавший, как сильно он на него рассчитывает, и подтвердил командой:
- Ложись со мной, Наоэ.
Наоэ уставился на него, потеряв дар речи.
Переводя взгляд с одного на другого, Чиаки думал, что сейчас самое время его самоотверженному камраду притормозить. Вздохнув от собственного благородства, он собственнически разлёгся на постели и безжалостно разрушил лирический момент:
- Наоэ пострадал, идиот. И последнее, в чём он нуждается – чтобы ты нечаянно задевал его ожоги ночью. Да и я избит, как собака. И с места не сдвинусь, так что можешь даже не хныкать.
- Кроме того - продолжил Чиаки, потягиваясь и игриво подмигивая, - если продолжишь в том же духе, я начну думать, что тебе не нравлюсь.
- Чёрт подери.
- Прошу прощения, Кагетора–сама. Боюсь, что моя подготовка была недостаточна. Смириться с обстоятельствами – лучшее, что я могу предложить, - теперь Наоэ выглядел подавленным.
- Ну,.. - начал смущённый Такая.
- Не оправдывайся, - раздражённо отрезал Чиаки, - Кто бы, мать его за ногу, мог знать, что нас подожгут?
Зов помощи от Наоэ настиг их внезапно. Чиаки и Такая возвращались на машине из школы. Последний не прекращал жаловаться на его стиль вождения всю поездку.
Это была долгая и изнуряющая битва. С завершением оказалось, что только у Наоэ хватало средств на пару комнат в отеле, возвращение на машине было решительно исключено. Втроём Харуйе, Чиаки и Такая наскребли по сусекам только на одну комнату.
- Хватит уже, полудурок. Я его ни в чём не обвинял. Блин, - Такая бросил на него косой взгляд, - спорим, я тебя подвину?
Чиаки фыркнул и окинул взглядом постель. Она была маловата.
- Надеюсь, ты не храпишь. И молись, если ты пускаешь слюни, поскольку клянусь, в таком случае я из те...
Мысль Чиаки оборвал звук расстёгивающейся молнии. Его голова повернулась как раз вовремя, чтобы зафиксировать Такаю, уже без рубашки, стягивающего джинсы.
Чиаки соскочил с постели и зажал Такаю в угол до того, как он успел больше, чем просто изумлённо выругаться.
- Что ты, чёрт возьми, делаешь? - прошипел Чиаки, развернувшись так, чтобы Наоэ ничего не мог видеть.
- Готовлюсь спать, а ты что подумал?
Чиаки уже приготовился надавать ему за стриптиз, но остановился от ужасной мысли:
- Ты же не собираешься спать голым?
- Нет, естественно! - Такая почти кричал, - Ты что, спятил?
- Да нет, полагаю, я ещё психически здоров... - растерянно произнёс успокоенный Чиаки.
Такая кинул на него странный взгляд и, держась от Чиаки на расстоянии, вернулся к постели.
- Боже упаси тебя... - донеслось до Чиаки с другой стороны комнаты.
- И тебе того же, и тебя туда же, Наоэ... - проворчал он в ответ.
Сейчас он был так измождён, что последние остатки адреналина покинули его организм. Чиаки стянул очки, чтобы протереть глаза и с тоской предался размышлениям об абсолютно безобидном партнёре по кровати и полноценном сне.
Наоэ устроился на полу возле кровати с подушкой и одеялом, которыми предусмотрительно запасся в чулане.
Такая расположился на постели, любовно обняв...
- Чтоб вас! Последняя подушка!
- Наглость города берёт... - вяло пробормотал Такая, зарываясь носом в мягкую, пушистую подушку с блаженной улыбкой.
- "Смелость города берёт", тупица.
- Да хоть бы и так. Неудачник.
- Что? Ты...!
На полу Наоэ многозначительно прочистил горло.
Чиаки ворчал, расстёгивая ремень перед тем, как скользнуть в постель. Свёрнутая куртка вполне могла сойти за подушку, но только его расположение к Наоэ удержало его от того, чтобы спихнуть Такаю с кровати, когда он увидел самодовольную улыбку на лице последнего.
Чиаки выключил прикроватную лампу, и на некоторое время всё затихло. Продолжалось это до приглушённого взвизга, пробудившего его от дрёмы.
- Блин, Чиаки, у тебя ноги как из холодильника!
- У тебя тоже! И не будешь ли ты так добр держать их на своей половине постели?!
- Чего?! Да это ты тут ножками заигрываешь, бестолочь!
Чиаки услышал шевеление у подножья постели.
- Не глупи, - быстро произнёс он, - просто оставайся на своей стороне и не окажешься задушенным собственной подушкой, идёт? - и он отвернулся от Такаи.

* * *

Харуйе распутывала полоску материи, которой пыталась перевязать обожжённую руку Наоэ в течение последних десяти минут. Наоэ выглядел довольно бледным.
Чиаки стоял на коленях в канаве, одновременно задаваясь вопросом, как далеко он может выглянуть, не выдав их расположения, и как дорого с него сдерут в химчистке за пятна, проступающие на его брюках.
«Господи, это практически воровство. Нужно просто купить новые».
- Ёкарный бабай, - донеслось извне. Он осмотрелся и встретился взглядом с пылающими глазами Такаи.
- Заколебало. Нападаем на счёт три. Готов?
- И что тогда? Мы просто в открытую выбежим, помашем ручками и прокричим «вот они мы»? Это весь твой блестящий план?
- Нет. Мы в открытую выбежим, возьмём группу слева неожиданностью, затем пронырнём за зданием. Когда парни справа сосредоточатся на нас, Наоэ и Харуйе захватят их с фланга.
Чиаки попытался сохранить на лице рискованную улыбку, хотя чувствовал, как дергаются растянутые губы.
«Да что ты знал? Кажется, кто-то из нас окончательно запутался. Но...»
- И когда ты это собираешься сказать Наоэ и Харуйе?
- И не собираюсь, - Такая вздёрнул бровь и ухмыльнулся уголком рта. Чиаки не смог устоять перед этим. Он почувствовал, как ответная ухмылка криво ползёт по его собственному лицу.
- Нет необходимости рассказывать Наоэ. И Харуйе вскоре последует его примеру.
Такая повернул голову к плечу. Осмотр показал, что Харуйе закончила с повязкой, а Наоэ присел в готовности, устремив взгляд на Такаю. Он легко кивнул, когда заметил внимание со стороны своего господина.
- И чем в таком случае буду я? Мёртвым грузом?
- Вряд ли, - Такая встал впереди, высунув кулак, чтобы начать отсчёт. Пульс Чиаки участился от предвкушения.
- Мы тут главные.
...3...
...2...
...

* * *

Чиаки внезапно очнулся с колотящимся сердцем. Он жмурился в темноте, чтобы привыкли глаза, и пытался вспомнить, где он находится. Но что его разбудило? Было довольно жарко, конечно, но одного этого недостаточно, чтобы выдернуть его из грёз.
Что-то шевельнулось напротив, и мороз пробежал у него по коже. Чиаки медленно опустил взгляд вниз. Вот только не говорите мне, что...
Такая свернулся калачиком на его половине, закинув голову ему на грудь и крепко намотав на кулак его рубашку.
Первой реакцией Чиаки было лежать, не шевелясь и напряжённо вслушиваться в храп нависшей смерти. Вероятно, какой-то из богов всё же был на его стороне. С пола доносилось только ровное дыхание. Мерный сап разносился эхом по ванной, слегка приглушаясь дверью.
Чиаки медленно выпустил сдержанный выдох. Он покрылся обильным потом. Поднял руку, чтобы растормошить Такаю, но заколебался, занеся руку над плечом парня. Если он разбудит Такаю, это точно будет скандал. Проснётся Наоэ, прослушает сбивчивый отчёт о случившемся и настоит на том, чтобы Чиаки присоединился к нему на полу, чтобы предотвратить подобные происшествия.
Похоже, больше ему не удастся уснуть. Чиаки бросало в холодный пот от мысли о том, чтобы лежать, дрожа, на жёстком полу всю ночь, чувствуя, как Наоэ взглядом буравит ему затылок.
Ладно, отбросим этот вариант.
Ему нужно снять Такаю, не разбудив его. Это, по идее, не должно быть слишком сложно. Молокосос обычно на редкость крепко спал. Приняв решение, Чиаки осторожно взял плечо Такаи и попытался легко, но настойчиво сдвинуть. На первый взгляд, Такая должен был просто съехать на правую сторону. Но вместо этого он, спящий, нахмурился и придвинулся ещё ближе, усиливая захват рубашки.
Чиаки застонал про себя и стал думать, что делать дальше. Его помыслы нарушил Такая, который начал скулить и беспокойно возиться. Чиаки задержал дыхание, думая, что Такая просыпается, но вскоре понял, что последнему просто снится сон. У Чиаки нервно задёргался левый глаз, и он всерьёз задумался о преимуществах и недостатках удушения своего главнокомандующего.
Сделав глубокий вдох, он выждал пару минут, пока парень успокоится, и попытался провернуть аферу ещё раз. Чиаки освободил свою руку из-под руки Такаи и приступил к тому, чтобы осторожно заставить его разжать кулак, державший мёртвой хваткой его рубашку.
Так...
Это же просто...
Такая перепугал его до смерти, когда в тот же момент выпрямился, разогнул спину, обвил свою левую ногу вокруг правой Чиаки и глубоко вздохнул прямо ему в ухо, а затем уткнулся лицом в шею.
С этого момента у Чиаки пропало всякое чувство юмора в отношении данной ситуации. Нога, покоившаяся между его двумя, казалось, обжигала, а от дыхания, гревшего шею, руки покрывались гусиной кожей. Полуобнажённый Такая увивался вокруг него, а Наоэ лежал в одном шаге от них.
Везёт, как утопленнику.
Чиаки попробовал снять руку Такаи, но его пальцы ещё сильнее впились, и рука Такаи перекрыла все попытки движения. Такая испустил ещё один долгий вздох, дыша так, словно он плакал.
Чиаки замер. Нахмурив брови, он созерцал потолок.
И что же тебе снится, крейсер Аврора?
Сложно представить, хотя и было несколько возможных вариантов. Последние четыре сотни лет были урожайны на стрессовые ситуации, начиная с того, что Кагетору разгромил его молочный брат и последовавшего сэппуку и, особенно, его насильное переселение 30 лет назад.
Как и всегда Чиаки пробрало от возмущения при простой мысли об этом. Вечно все концы ведут к той женщине, не так ли? Как много боли, как много утрат можно было избежать, если бы Кагетора прислушался к его совету и не позволил втягивать себя во всё это.
Капля влаги пробежала по его шее.
Сам виноват, свирепея, подумал Чиаки. Всё время пытается выставить себя самым умным и сам же бежит от всего. Тебя предупреждала масса людей, и хоть бы одного послушал. И некого упрекать, кроме себя самого.
Такая был кроток и тих. Если бы Чиаки посмотрел на него, то решил бы, что кошмар кончился.
Чиаки почувствовал, как дрожит его генерал, и прикрыл глаза.
Его большой палец бездумно оглаживал костяшки других пальцев.
Сколько, чёрт тебя подери, можно изображать слабака, когда ты сильнее сильных и крутого, когда ты слаб. Почему бы не попробовать быть честным в виде исключения?
Повинуясь импульсу, Чиаки повернул лицо к волосам Такаи. Не касаясь шевелюры, он глубоко вдохнул. Густая грива пахла дымом и дождём.
Ещё немного жидкости увлажнило его шею, и он сдвинул брови.
Всё, хватит, хватит. Не стоит сочувствовать сильнее.
Странно, но такое ощущение, будто что-то сочится по его коже. Глаза Чиаки распахнулись от оскорбления.
- Да как ты смеешь пускать на меня слюни?!!
Его предсказания оказались верны. Далее последовала крупная сцена, и крики разбудили Наоэ. Но в этот раз Такая был так растерян, когда проснулся от того, что его спихивают с постели, а Чиаки от ярости излагал претензии так бессвязно, что Наоэ вернулся на самодельную постель, так и не узнав о причине разборок, оставив конфликтующим сторонам решать проблему самим. Такая отвернулся от компаньона по постели и отодвинулся так далеко, как только позволяла кровать.
Несмотря на счастливый исход и даже то, что он из вредности стащил все одеяла, как только Такая отодвинулся снова, Чиаки не смог глаз сомкнуть весь остаток ночи.
Ему было слишком холодно.
Страниц: 1
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator