Часть 4. Кучики Бьякуя.

Дата публикации: 27 Ноя, 2009
Страниц: 1
Деревянный настил веранды корпуса четвертого отряда сотрясался от шагов Ренджи  так, что несколько выздоравливающих синигами, расположившиеся на нем поиграть в го, вынуждены были прекратить игру и придерживать шашки. Лейтенант, которому позвонил Ханатаро с сообщением о том, что со вчерашнего вечера  Кучики находится у них,  еле дождался окончания службы и теперь почти бежал к своему капитану.
 - Куда ты так спешишь, Абарай-кун?  - услышал он за своей спиной голос Укитаке – Он еще спит.
 - Тайтё? – Ренджи резко остановился и обернулся, – Извините меня. Добрый вечер.
Лейтенант хотел было  тут же сорваться с места и продолжить путь, но Укитаке удержал его за запястье.
 - Подожди, Ренджи, - капитану лучше было не возражать, - Хорошо, что я тебя встретил, мне нужно сказать тебе кое-что важное.
Лейтенант вопросительно посмотрел на него, мысленно пребывая возле постели капитана Кучики, и Укитаке заметил, что он явно нервничал.
 - Слушаю вас, тайтё.
 Капитан отпустил его руку и выдержал паузу, некоторое время глядя себе под ноги, будто выбирая слова. Потом посмотрел ему в глаза. Взгляд Укитаке был настолько серьезен, что лейтенант почувствовал, как  в его душе начинает нарастать беспокойство.
 - Ты знаешь, Ренджи, куда он отправился сразу после вашего отбытия из Сейрейтея? – голос капитана, как показалось Абараю, звучал несколько осуждающе.
«Он? Кого капитан имеет в виду? Бьякую?»
 - Вижу, не знаешь, - Укитаке вздохнул и пристально посмотрел на него, -  он отправился к Ямамото Генрюсаю. С прошением немедленно последовать за вами в Хуэко-Мундо – капитан поджал губы, заглядывая лейтенанту в глаза.
«Что?!»
Ренджи онемел.
«Бьякуя?! За нами?! С прошением к Ямамото?!» – лейтенант расширенными от удивления глазами смотрел на Укитаке. Тот только слегка повел бровью, не отрывая взгляд от Абарая.
 - Этого…не может быть… - только и смог произнести Ренджи.
Укитаке слегка кивал, подтверждая сказанное,  и не отрывал от лейтенанта взгляда. Тот опустил глаза, и некоторое время смущенно смотрел вниз, строя одну за другой догадки в отношении того, что бы могло сподвигнуть его капитана на подобный поступок, и почему Укитаке винит в этом его.
 - Зачем, тайтё? Почему он это сделал?– в конце концов произнес Ренджи уже потухшим голосом, начиная догадываться  о мотивах своего капитана.
На этот раз Укитаке  взглянул на него с укором и снова выдержал многозначительную паузу.
 - Я очень прошу тебя, Абарай-кун, - капитан настаивал на каждом сказанном слове, - следующий раз, когда принимаешь решения, - Укитаке подошел к нему ближе и заглянул прямо в глаза, - думай и о нем тоже. Даже если тебе кажется, что ты решаешь только за себя одного.
С этими словами капитан развернулся и ушел,  оставляя Ренджи  на веранде осмысливать сказанное.

* * *

 - Отправить тебя в Хуэко-Мундо? – Ямамото даже вытянулся, сидя в кресле – Что за проблема, Бьякуя?
 Капитан слегка закусил губу, глядя перед собой.
 - Час назад, под свою ответственность,  я вынужден был отпустить  туда моего лейтенанта и офицера Рукию Кучики, - он ненадолго замолчал, - они отправились на помощь Куросаки для освобождения из плена девушки-риока.
 - И что же? – Ямамото Генрюсай заинтересованно посмотрел на него, явно не собираясь подписывать его прошение.
Капитан уловил его настроение, секунду помолчал  и продолжил.
 - Я посчитал неразумным , - в голосе Бьякуи появились металлические оттенки, -  ставить их перед выбором между долгом солдата Готэя Тринадцать и долгом чести.
Ямамото Генрюсай сдержанно выдохнул и откинулся на кресле. Бьякуя не столько видел, сколько чувствовал его недовольство и нежелание идти на встречу. Какое-то время Ямамото молчал, нервно выдыхая, потом прокашлялся и заговорил.
 - Твой поступок не лишен здравомыслия, Бьякуя. Но что же ты от меня-то хочешь?
Капитан посмотрел ему в глаза и Генрюсай  увидел отрешенный, но одновременно и полный решимости взгляд. Бьякуя словно не видел перед собой  его, Ямамото. Он  как будто бы мысленно пребывал  рядом со своим лейтенантом и уже готовился к сражению. Генрюсаю уже случалось  видеть такие взгляды, и он прекрасно знал, что они означают.
 - В данный момент я встал перед таким же выбором, господин Ямамото. Я отправил офицеров на смерть, - он не отводил невидящих глаз от  лица  старика Генрюсая, - И я должен быть там, - капитан выдержал паузу, чтобы дать начальнику осмыслить сказанное, -  Надеюсь, Вы сможете понять меня и оказать необходимое содействие.
Генрюсай прищурил глаза, глядя на капитана Кучики,  и его пальцы слегка дернулись на подлокотниках.
 - Понимаю тебя, Бьякуя, понимаю, - Ямамото посмотрел в окно,  -  проще перед этим выбором поставить меня, так? Можешь быть свободен.
 - Но…
Генрюсай не дал ему договорить и бросил на него тяжелый, полный раздражения взгляд.
 - Мой ответ ты получишь через час. На собрании капитанов.

* * *

Ренджи сидел возле постели спящего Бьякуи, задумчиво разглядывая его бледное лицо. Он держал его ладонь в руках, иногда несильно сжимая, и чувствовал, что не сможет  покинуть капитана даже на минуту. Что так и просидит здесь до тех пор, пока Бьякуя не проснется.
 Он много раз задумывался над тем, любит ли его капитан, и никогда не мог ответить себе на этот вопрос. То, что сказал ему Укитаке, многое проясняло, и теперь он чувствовал себя виноватым перед своим возлюбленным.
«Прости меня, капитан, - Ренджи гладил его теплую ладонь, - я бы и не выжил, если бы не ты…Я, наверное,  твой должник теперь».

* * *

Ближе к ночи в  палату зашла капитан Унохана. Последние трое суток она не уходила со службы, непрерывно находясь среди раненых и оказывая помощь. Особенно тяжелым был последний день, когда она отпустила своего не менее изможденного беготней и нервотрепкой лейтенанта Котетсу Исане отдохнуть.
 - Все в порядке, Абарай-кун? – тихо спросила она, подходя к ним.
Ренджи неопределенно пожал плечами, подняв на нее глаза.
 - Вам виднее, капитан.
Унохана какое-то время разглядывала  капитана Кучики, потом положила ладонь ему на шею, проверяя пульс, осмотрела перевязанную руку, закрыла глаза, пытаясь прислушаться к рейяцу. Вердикт был утешительный.
 - Он выздоравливает, Абарай-кун, просто не будите его.  – Унохана посмотрела на Ренджи - Спал спокойно?
Лейтенант снова слегка пожал плечами  и неуверенно кивнул.
 - Да, вроде бы…спокойно… - он тревожно заглянул в глаза  Унохане,  – а были проблемы?
Капитан четвертого отряда слегка нахмурила брови, размышляя, стоит ли рассказывать, но все же ответила, хоть и  неохотно.
 - Ночью он бредил. К Ямамото обращался…еще что-то говорил…не разобрать было.
Она положила ладонь лейтенанту на плечо.
 - Если есть возможность,  побудь с ним, Абарай-кун. Мне кажется, у него это больше нервное.  – Унохана помолчала, глядя на капитана, - Если хочешь, попроси Ханатаро, пусть выдаст тебе футон, чтобы ты лег.
   - Спасибо, капитан, - Ренджи взглянул на нее, замечая тени под глазами,  -  попрошу. А то, честно говоря, я немного устал, - он опустил голову, как бы извиняясь за свою слабость перед Уноханой, которой, и это было очевидно, пришлось гораздо тяжелее.
 - Вот и отлично, - капитан четвертого отряда направилась к двери, - а я попрошу, чтобы вас не беспокоили. Если что – ночью дежурит Исане, обращайся к ней.  – Она остановилась у двери, прежде чем уйти, - Ты извини, Абарай-кун, раненых в последние дни много, за всеми следить тяжело. Да и персонал уже вымотан.
 - Можете положиться на меня, Унохана-тайтё, я буду ответственным, – лейтенант тяжело вздохнул, -  это же мой капитан.

* * *

Ренджи спал чутко, прислушиваясь сквозь сон  и отзываясь на каждый шорох или стон, доносящийся с кровати. Он тут же подскакивал, садился на футоне и слипающимися глазами всматривался в лицо Бьякуи, убеждаясь, что все в порядке, и тот спит. Тогда он снова тяжело валился на постель, и закрывал глаза, какое-то время продолжая прислушиваться к капитану. Ближе к середине ночи он все-таки не выдержал и крепко заснул.

* * *

Разбудил его тихий шепот.
 - Абарай… - говорил  капитан, как показалось Ренджи, в пустоту, но все же понимая, что лейтенант рядом, - Абарай…как хорошо, что ты здесь…
Бьякуя лежал на спине  с закрытыми глазами, согнув одну ногу в колене  и сложив руки на животе. Он наслаждался спокойствием и ночью, а также близостью лейтенанта, который расположился прямо возле его кровати на футоне.
 - Я тогда знал, что ты пришел, капитан, - шепотом отозвался лейтенант, еще не понимая, проснулся он или это ему снится, - еще даже рейяцу не чувствовал…просто знал….
В тишине больничной палаты было слышно, как Бьякуя обреченно вздохнул.
 - Ты не оставил мне выбора, Абарай, - прошептал он, даже не поворачивая к нему головы, - твоя выходка на этот раз всполошила весь гарнизон.
Ренджи улыбнулся уголками губ. Ему нравился этот «сон», тихий голос Бьякуи, темнота и тепло,  и он старался не шевелиться, чтобы не нарушить интимность момента.
 - Я люблю тебя, капитан…
Бьякуя тихо усмехнулся, тоже пребывая в своеобразной эйфории от создавшейся атмосферы.
 - Ты отвратительный лейтенант, Абарай…- снова прошептал он, улыбаясь и предпочитая считать происходящее сном, - от тебя одни проблемы…
Губя  Ренджи в свою очередь растянулись в еще более широкой улыбке. Он знал, что Бьякуя не видит его.
 - Знаю, капитан… - шептал он, - это все из-за Руконгая, будь он неладен… - он незаметно скосил хитрые глаза на Бьякую, – даже Ваше воспитание не помогло.
Капитан, улыбаясь,  покачал головой и подвинулся к окну.
 - Иди ко мне, Абарай.

* * *

Ренджи лежал на груди капитана, закинув ногу к нему на бедро. Бьякуя обнимал его неповрежденной рукой, вытянув вторую, замотанную бинтами,  вдоль тела, и вдыхал запах его волос, по которому уже успел соскучиться.
 - А я уже даже прощался с тобой, капитан, - шептал  Ренджи, обнимая его чуть сильнее, - думал – кранты мне.
 Бьякуя нахмурился. Он протянул руку и несильно, но убедительно схватил  страдальца  за ухо и потрепал, не отрывая голову от подушки.
 - Не вздумай бежать от меня куда бы то ни было, - шепотом предупредил он его, неимоверно радуясь, что лейтенант сейчас лежит рядом и все позади.
Ренджи слегка сморщился и попытался зарыться Бьякуе в грудь, когда тот отпустил ухо.
 - Я и не помышлял о том, чтобы бежать, капитан, - он поцеловал его грудь, прикрывая глаза от счастья, -  Я потому и выжил, что хотел еще раз увидеть тебя.
Бьякуя чуть сильнее прижал Ренджи к себе и поцеловал его волосы на  затылке, все еще плохо осознавая  происходящее.

* * *

 - А знаешь, Бьякуя, - прошептал ему лейтенант, - я кое-что понял.
Капитан хмыкнул с поддельным интересом.
 - Ты меня заинтриговал, Абарай, - он вопросительно посмотрел на своего лейтенанта, прищурив один глаз.
Ренджи вздохнул и поднялся с его груди. Сел на кровать так, чтобы видеть лицо  капитана. Ему было трудно решиться, тем более, что Бьякуя смотрел на него с сарказмом, подняв бровь и улыбаясь уголками губ. Больше всего Ренджи боялся, что увидит в ответ на свои слова усмехающееся лицо капитана и услышит нечто откровенно издевательское.
«Хоть бы по имени назвал, что ли» - думал Ренджи. Капитан, учитывая свой статус в их личных отношениях, обычно подчеркнуто обращался к нему по фамилии. И в момент, когда Ренджи решился проявить откровенность,  это особенно его беспокоило.
 - Нет, я серьезно…я понял, - лейтенант опустил голову, - Это я тогда все испортил.
Ренджи вздохнул, не решаясь посмотреть в глаза капитану. Он понимал, что если увидит в его лице  хотя бы немного холодного цинизма, то не сможет продолжить, поэтому уткнулся взглядом в пол.
«Все скажу, - думал он, чувствуя, как что-то дрогнуло в груди, - иначе потом не смогу. Пошлет так пошлет…так мне и надо будет».
Он все же мельком взглянул на капитана - в ожидании серьезного признания тот уже убрал саркастическое выражение  с лица и теперь смотрел на него как-то задумчиво. Лейтенант так и не смог понять, что означает этот его взгляд, поэтому разволновался еще больше.
 - Прости меня, капитан, что я тогда…- начав, Ренджи, как назло, не мог подобрать нужных слов, и почувствовал, как начали  слегка дрожать его руки,- в кабинете…ммм…накинулся на тебя,  - лейтенант отвернулся, смущаясь все больше, - потом дома…
Лейтенант не видел, как Бьякуя закрыл глаза, слушая его. Все его спокойствие вдруг куда-то делось, нарушенное важным разговором, теперь его трясло, и он чувствовал, как покрывается испариной его лоб. Чтобы успокоиться, он пытался забыть, что говорит все это капитану, и представлял себя здесь в одиночестве.
 - Сюхей опять же…на него тоже все эти игры плохо влияют… - Ренджи сцепил пальцы, -  пьет больше прежнего… ребята говорят, что совсем дурной стал, дерется, - лейтенант хотел было продолжить, но Бьякуя остановил его.
 - Хватит, Ренджи, можешь не продолжать, - тихо сказал он, и лейтенанту показалось, что капитан тоже занервничал, - иди сюда.
Лейтенант, все еще чувствуя неловкость от недосказанности, лег рядом с капитаном. Тот повернулся и обнял его, ничего не говоря. Они лежали так несколько минут, пока Ренджи окончательно не успокоился.
Внезапно лейтенант поймал себя на мысли, что такого между ними давно не было. Если быть точнее, то никогда не было. Бьякуя не обнимал его просто так. До этого момента они ни разу не лежали молча, в обнимку, чувствуя друг  друга и полностью друг другу доверяя.
Наконец, Ренджи никогда не было до конца уверен в том, что Бьякуя любит его. До этой минуты.
Он уткнулся в шею капитану и тоже обнял его.

* * *

 - Я хочу…с тобой,  - умоляюще шептал Ренджи ему, - так же, как с Хисаги, но с тобой…
Ладони Бьякуи гладили его волосы и слегка сжимали шею, но он не отвечал лейтенанту, только время от времени тихо вздыхал, о чем-то думая про себя.
 - Когда ты целовал его, - Ренджи нервно вдохнул и почувствовал, что его снова начинает лихорадить, - и не только… - он закрыл глаза, - Бьякуя… я думал, что умру, - он сжал капитана в объятиях, - если бы ты только знал, как я хотел оказаться на его месте!
Капитан набрал побольше воздуха в легкие, мгновенно ощутив слабое головокружение. Он припомнил горящие страстью глаза Ренджи, его кошачьи движения, и изнывающего от наслаждения в его руках Хисаги.
«Я знаю, Ренджи. Я видел, - капитан медленно прикрыл глаза и  закусил губы, чувствуя, что заводится от воспоминаний, - были моменты… когда я тоже хотел оказаться на его месте… Я так дико желал тебя, лейтенант, что сам чуть не спятил, глядя на вас».
 - Капитан, - ладони лейтенанта, обнимающие Бьякую, подрагивали, когда он произносил это, - а ты бы…ты бы хотел всего этого… со мной? – и он замер в ожидании ответа, чуть касаясь раскрытыми губами его плеча.
Ренджи вдруг почувствовал как ладонь капитана, которая лежала  между его лопаток, немного шевельнулась, и Бьякуя медленно притянул его к себе, вложив в это движение столько тихой и тягучей  страсти, сколько лейтенант не видел в их постели, наверное, никогда. Ренджи застонал от наслаждения, понимая, что тот  отвечает ему согласием.
 - Я люблю тебя, капитан, - неслышно шептали его губы, - давай потом вернемся в тот день, с которого все началось…я постараюсь все исправить…

* * *

 - Спальня там, Абарай, - Бьякуя кивком указал ему направление.
Подарив ему еще один длительный поцелуй, Ренджи подхватил его на руки и не спеша, заглядывая в глаза капитану, понес его в спальню.
Он осторожно опустил его на постель, не отрывая взгляда от затуманенных полуприкрытых  глаз капитана, и какое-то время сидел возле него, лаская его губы  еле уловимыми движениями пальцев. Он наслаждался его почти фарфоровой кожей, правильными чертами лица и какой-то неуловимой божественностью, с которой образ капитана в его понимании был неразлучен.  Бьякуя лежал с закрытыми глазами, губы его были слегка приоткрыты, и еле заметно напрягались в такт движениям пальцев Ренджи. Лейтенант видел, как он наслаждается затишьем  и интимностью момента, и старался не спешить, приготовившись к длительному завоеванию.
Он опустился рядом с капитаном на постель и, почти не касаясь его  телом, стал покрывать его губы осторожными поцелуями, только иногда незаметно блуждая по ним кончиком языка. Бьякуя продолжал лежать, не шевелясь,  улавливая все действия Ренджи, и только иногда издавая тихие стоны. Лейтенанту нравилось наблюдать за его очень медленно нарастающим возбуждением, выражающемся в еле заметном движении ресниц и чуть более частом дыхании.
Он навис над капитаном так, чтобы не касаться его,  и стал аккуратно ласкать упругое тело кончиками пальцев и губами. Ренджи слегка сжимал его темные соски и, не задерживаясь надолго, уже вычерчивал плавные линии у него на животе, касался поцелуями груди, ключицы, шеи.
Бьякую в свою очередь будоражило сознание того, что сегодня он отдастся своему лейтенанту, шелковые волосы которого уже мягко щекотали его плечи. Ему нравились действия Ренджи, которые создавали у него впечатление, будто его тело незаметно опутывают паутиной, из которой он потом не сможет вырваться, и это заводило его еще больше. Ему хотелось провалиться в глубокую, почти вязкую, страсть, и остаться там, бесконечно ощущая, как чувственные губы лейтенанта касаются его тела, как тот  ласкает его пальцами, потом он аккуратно развяжет ему пояса и незаметно разденет его…перевернет на живот…
Ренджи услышал затяжной стон капитана и, подняв на него глаза, увидел, как тот, приоткрыв рот, слабо мечется затылком по подушке. Он протянул руку и слегка сжал через ткань хаори его пах. Бьякуя на секунду замер, а потом снова издал  стон, но более глубокий и грудной, почти рефлекторно  подавшись телом к Ренджи. Лейтенант хотел развязать ему пояс и ласкать дальше, но решил, что ему стоит затянуть удовольствие.
Он осторожно лег на капитана сверху, расставив ноги, и обхватил губами его губы, языком проникая в рот Бьякуи. Капитан прижался к нему животом и Ренджи почувствовал, как напряжен его  член. Он подхватил его  одной рукой под упругие ягодицы и прижал к себе, слыша, как дыхание капитана  сбилось, и теперь он пытается его выровнять, шумно вдыхая.
 - Тебе нравится со мной? – шепотом спрашивал  его Ренджи.
Бьякуя в ответ поворачивал к нему голову и слегка вытягивал губы, пытаясь найти рот лейтенанта, но тот слегка изворачивался, едва тот достигал своей цели.
Он продолжал гладить капитана и прижимать его к себе,  видел, как тот окончательно запутывается в его ласках, и теряет ощущение реальности.
 - Хочешь меня? – говорил Ренджи, целуя его волосы и ритмично напирая  бедрами.
Капитан, опьяненный его нежностью, сильнее прижимался к нему и стонал. Когда Ренджи немного подался назад и освободил пространство, Бьякуя перевернулся на живот и приподнялся на локтях, наклонив голову  и подставляя поцелуям любовника шею.
Лейтенант снова наклонился над ним и пропустил руки ему под грудь. Он нашел кончиками пальцев его соски и уже легко сжимал их. Бьякуя чувствовал, как он целует его шею и трется о нее щекой. Немного погодя Ренджи опустился бедрами на его ноги и уже целовал его спину, руками, насколько возможно, стараясь проскочить под живот. Капитан чуть приподнялся, давая ему такую возможность, и в следующую секунду ладони лейтенанта ласкали его упругое тело снизу, но все же не пытались проникнуть в хакама.
«Пожалуйста, Ренджи…развяжи мне пояса, - затаив дыхание, думал Бьякуя, опуская ресницы, - я хочу почувствовать тебя сильнее, чем сейчас».
Но тот, похоже, не собирался спешить. Он сильно вжимался в капитана, вдыхая его запах, и снова покрывал поцелуями, то дразнящими, то глубокими, засасывающими. Он опускался все ниже и уже лежал на его пояснице, лаская бедра капитана, и слегка сжимая их.
Бьякуя почувствовал, как лейтенант еле уловимым движением коснулся его промежности через ткань. В ту же секунду бедра капитана, преисполненные возбуждения и переставшие слушаться, сами подались навстречу его руке.
Ренджи заметил это судорожное движение и, только слегка проведя рукой еще раз, убрал ее. Бьякуя закусил кончик губы от нетерпения и легкой досады.
Лейтенант гладил его ягодицы, иногда сжимая их и чувствуя, как еле заметными ритмичным движениями подается тело капитана. Он перевернулся на бок и увлек Бьякую  за собой, заведя руку ему под шею, а другой лаская живот. Он осторожно целовал его везде, где мог дотянуться  - шею, уши, волосы, лопатки, а его ладонь аккуратно проскочила в прорезь хакама капитана.
Когда он кончиками пальцев коснулся трепещущего члена Бьякуи, то услышал в ответ стон нетерпения, и почувствовал, как тело капитана стала бить мелкая дрожь. Он обхватил его ладонью, сжимая совсем чуть-чуть и почти не совершая никаких движений, кроме самых незаметных, уловимых только ими обоими.
  - Извини, но я не стану раздевать тебя, капитан, - шептал он Бьякуе, целуя его шею, - лучше ты сам…когда захочешь меня.
Ренджи продолжал лежать, слегка сжимая его член и почти не двигаясь, только чувственно прижимаясь к капитану, и положив голову ему на шею. Он  с удовлетворением заметил, как рука Бьякуи медленно потянулась вниз,  и тот принялся осторожно распутывать пояс. Он закрыл глаза и, повернувшись к нему лицом, стал осторожно прихватывать губами его шею.
Бьякуя медленно, не выскальзывая из объятий лейтенанта, разделся, оставшись совершенно обнаженным, и Ренджи, давший себе обещание ни на что не реагировать, чтобы продлить удовольствие капитану, уже чувствовал, как теряет контроль над собой. Чтобы не нарушить медленный ритм их любовных ласк, он осторожно повернул капитана на спину, развел ему колени, и лег между ними с намерением  ласкать языком его плоть. Ему нравилось, что капитан потерял голову и разделся, не в силах дождаться  его собственной инициативы.
«Хорошо, Бьякуя, - думал он удовлетворенно, - теперь Я заставлю быть тебя послушным мальчиком, - он облизал губы и слегка коснулся ими самого кончика члена капитана, от чего тот совершенно замер, но все же не смог унять мелкой дрожи в коленях, - очень послушным, Бьякуя…очень послушным».
Ренджи слегка сжимал губы, продвигаясь вперед очень медленно, гораздо медленнее, чем хотелось бы капитану. Бьякуя чувствовал, что теряет волю под действием страсти, проникающей в каждую клетку его тела и уже не собирающейся его так просто отпускать. Поначалу он не пытался бороться, ему нравились затягивающие ласки лейтенанта, но теперь  он начинал ощущать скрытую опасность от полной бесконтрольности собственного сознания, ускользающего от него с каждой минутой все дальше. Он понимал, что еще немного, и он совсем потеряет возможность на что-то влиять, что первобытное  чувство поглотит его целиком, превратив в стонущее животное, которое хочет только одного – чтобы его взяли немедленно и самым бесстыдным образом.
Он поднялся на локтях и попытался прийти в себя, но Ренджи, словно почувствовал его намерение, сжал его член губами сильнее и принялся ритмично ласкать языком, то слегка всасывая его в себя, то отпуская. Он обнял бедра Бьякуи и сильно прижал их к груди, не желая выпускать капитана, и засасывая его все больше. Тот  снова почувствовал нарастающее возбуждение, и повалился головой на постель, отдаваясь ласкам Ренджи.
Вскоре лейтенант выпустил его, почувствовав, как стали нервно сжиматься колени капитана,  и услышал в ответ стон отчаяния.
«Отлично, Бьякуя! – усмехался про себя Ренджи, -  Будь я последний идиот, если ты сегодня кончишь раньше меня». Он опустился на колени между ногами капитана  и гладил внутренние поверхности его бедер, не обращая внимания на то, что тот ездит взад-вперед по постели, пытаясь сжимать его ногами.
Следующие полчаса капитан мог бы охарактеризовать как настоящее мучение. Ренджи доводил его почти до оргазма, то лаская его член руками, то захватывая губами, и неизменно пресекал всякие попытка Бьякуи кончить. Когда же капитан, изнемогающий  от его издевательств, намеревался было собрать воедино рассыпающееся от дикой страсти  сознание, лейтенант это чутко улавливал и тут же снова заставлял его терять голову, облизывая его бесконтрольно сжимающееся  отверстие и проникая в него пальцами. Капитан метался по ставшей влажной постели, издавая животные вопли каждый раз, когда Ренджи бросал его на полпути.
Глаза Абарая горели от восхищения, когда он наблюдал за своим капитаном. «Как же ты мне нравишься таким, Бьякуя! – он даже не пытался сдерживать циничной улыбки, понимая, что теперь может позволить себе все, - потерпи, капитан. Еще немного, и начнется самое главное!»
Когда в очередной раз он выпустил член капитана из раскрытых губ, и вынул из него пальцы за минуту до того, как тот мог бы кончить, Бьякуя, потеряв последнее хладнокровие, протяжно взревел и сжался, поворачиваясь на бок и  выражая страдание на лице. Как он и ожидал, ему теперь совершенно не удавался контроль за своим телом, которое жаждало дерзкого лейтенанта с его горячими ласками теперь уже неимоверно.
«То, что надо, милый, - думал лейтенант, играя бровями и тихо посмеиваясь, - ты прекрасен в своей беспомощности, знатный мой красавец! Я даже поверить не могу, что сейчас возьму тебя».
Он опустился над капитаном, переворачивая  на живот ставшее таким податливым тело, и лег возле него на бок, развязывая свои пояса.
 - Если хочешь меня, Бьякуя, - шептал он капитану, - просто скажи об этом.
Тот тяжело дышал, и его губы неслышно раскрывались, что-то произнося. Ренджи не был уверен, но ему показалось что-то вроде «Ты негодяй, Абарай».
Лейтенант довольно улыбнулся, откидывая хакама в сторону, и прижался телом к разгоряченному капитану.
 - Я не услышал твоей просьбы, Бьякуя, - шептал он, обнимая его за шею и  прижимаясь губами к его ушам, - хочешь ли ты, чтобы я взял тебя?
Капитан сцепил челюсти, и, наплевав на достоинство, выдавил сквозь зубы.
 - Быстрее…
Ренджи осторожно лег на него сверху и, прихватив капитана за плечи, принялся медленно ерзать по его телу, незаметно нашаривая ладонью под футоном смазку.
 - Разве мы спешим куда-то? – издевательски шептал он ему, чувствуя, как краснеют уши капитана,  и тот готов сгореть от стыда за собственное нетерпение.
Бьякуя уткнулся лицом  в сложенные на подушке ладони, словно пытаясь спрятаться от лейтенанта, ставшего свидетелем его позора. Ренджи чувствовал, как напряжено его тело и снова стал покрывать его лопатки глубокими расслабляющими поцелуями, одновременно разводя пальцами его ягодицы и просовывая между ними свой упругий скользкий член.
Капитан чувствовал, как Ренджи, подаваясь вперед, слегка надавливает на сжатые мышцы его входа, но не пытается прорваться внутрь. Его сознание заволокло пеленой, и вдруг ему стало наплевать на то, что подумает о нем его лейтенант. Он стал легко раскачивать бедрами в такт движениям своего любовника, и  почувствовал, как снова отдается сладострастию.
 - Возьми меня, - шептал он пересохшими губами, - я так хочу тебя…так тебя хочу…
Ренджи немного подавался вперед, когда бедра капитана прижимались к нему, но не делал никаких решительных движений. Теперь он знал, что это  возможно – сделать так, чтобы не было больно, Бьякуя всегда брал его, не доставляя даже кратковременных мук,  надо просто позволить ему самому выбирать темп и при этом действовать как можно медленнее. Лейтенанту очень не хотелось ни омрачать болью их вечер, ни ускорять события, ему с лихвой хватало моральных страданий капитана. Но, Бьякуя, похоже, был иного мнения, он сам старался сильнее  прижаться к нему, и Ренджи еле  успевал подаваться назад, когда движения капитана становились слишком уж резкими.
 - Ты с ума сошел, Бьякуя, - шептал он, перебирая его волосы и слегка колыхаясь, проникая глубже  - я, конечно, наслышан об аморальности капитанов, - он захватил губами мочку его уха, - но чтобы кто-то из них так бессовестно предлагал себя своему лейтенанту…
У Бьякуи перехватило дыхание от нахальства Ренджи. Его глаза расширились от ощущения стыда за происходящее, и задворками сознания он понимал, что сейчас происходит нечто невероятное, он отдается этому  циничному хаму, и ничего не может сделать ни с собой, чтобы возразить, ни с ним, потому что оба они уже крепко сцеплены страстью. У него мелькнула мысль вырваться, но, понимая, что наслаждение тем самым тоже будет прервано, он испытал нечто похожее на страх. Повторять то, что он  пережил за предыдущие полчаса, ему совершенно не хотелось. Он мысленно проклинал своего лейтенанта, в то же время продолжая желать его близости еще сильнее.
 - Хочешь, чтобы я продолжал? – тихо спрашивал его Ренджи, немного замедляя свои движения и слегка прихватывая его шею зубами.
Не в силах вынести тот факт, что его еще и заставляют отвечать на эти вопросы, Бьякуя сдавленно застонал от нахлынувшей ярости, и сжал в кулаки ткань постели.
Ренджи остановился и погладил его между лопаток.
 - Да, капитан? Ну скажи мне, - он потерся о его шею висками, - ты хочешь?
Бьякуя сморщился от негодования, зарываясь лбом в подушку.
 - Чертова…скотина… - сдавленно проговорил он и подался бедрами навстречу, чувствуя, что со своей стороны уже ничего не может прекратить. 
Ренджи почувствовал неистовое возбуждение при мысли о том, как задыхается от бессилия  его любовник, и сладко простонал, на несколько секунд запрокидывая голову. Он снова подался навстречу Бьякуе, проникая в него еще больше, уже почти до конца.
В этот момент, смиренно подчиняясь его  ласкам,  капитан с ужасом начинал отдавать себе отчет в том, что его заставляет дрожать от возбуждения одно только осознание того, что его подавляет этот  беспородный оборванец, которому удается полностью контролировать ситуацию. А он сам  безгранично жалок,  и лежит, изнывая от желания как можно быстрее кончить под ним. Он распахнул глаза, пугаясь этой мысли и желая немедленно отделаться от нее, забыть, но Ренджи словно почувствовав его настроение, нарочно подливал масла в огонь.
 - Никогда бы не подумал, - тихо напевал он ему на ухо, сжимая его соски, - что благородного синигами…вот так запросто… может уложить на живот… руконгайское отребье, - Ренджи подался вперед, сильно вжимаясь  в него и проникая до конца, - ах, как же ты порочен, Бьякуя! Как же ты поро-очен!
Чувствуя, как капитан дернулся под ним, слабо и нехотя пытаясь вырваться, он сильнее притянул его к себе, и снова сильно вжался в него, издавая предупреждающий рык недовольного собственника.
 - Хочешь сказать, что тебе это не нравится?! – Ренджи крепко обхватил его снизу руками, и сжал, притягивая к себе – Ну что ж, ты прав, так даже интереснее!
Он стал раскачивать бедрами увереннее, выходя из возбужденного капитана  уже наполовину, и тут же  снова вжимая его в постель. Окончательно обнаглев и желая еще больше раззадорить Бьякую, он принялся шептать ему на ухо такие вещи, которые никогда не решился бы произнести в присутствии даже самого беспринципного и растленного своего любовника.
Глаза Бьякуи то распахивались, чернея от возбуждения,  то, напротив, сильно зажмуривались от желания спрятаться от всего услышанного, его уши горели и, уже начиная чувствовать, что скоро кончит, он протянул руку, чтобы помочь себе.
Ренджи, решивший, что для первого раза он вдоволь потешился над капитаном, подтянул его к себе за бедра, слегка приподнял,  и отвел его руку. Он сам обвил член Бьякуи  ладонью и стал гладить и сжимать его в такт собственным движениям.
Через минуту он услышал сдавленные крики, несколько, один за другим, и почувствовал, как Бьякуя, в сумасшедшем порыве, сжимая его член мышцами, рывками движется ему навстречу. Еле успев сманеврировать, чтобы окончательно довести до конца своего капитана и не кончить самому от его напористых движений, он выдернул из него член и спешно навис над ним, заливая его поясницу.
 - Извини, капитан, - тяжело дыша над ним, говорил он, - давно хотел это сделать… обкончать твою холеную спину…
И Ренджи завис над ним, уставившись на вымотанного любовника невидящим взглядом.
 - Грязное…животное… - еле слышно и, как показалось лейтенанту,  удовлетворенно выдохнул Бьякуя.

* * *

Лежа на груди капитана, Ренджи вдруг припомнил все те перлы, которые он выдавал ему на ухо  в порыве страсти, и чуть не сгорел со стыда. Он даже зажмурился от нахлынувшего на него  ужаса и схватился ладонью за лоб.
Ничего не подозревающий Бьякуя перебирал его волосы и смотрел в потолок.
 - Что с тобой, Абарай? - удивленно спросил он, чувствуя, как Ренджи пытается сжаться в комок.
 - Прости капитан, - пробубнил он, ерзая у него под боком, и пытаясь зарыться в постель, - я такое нес…
 - У-угу, - утвердительно, но как-то отстраненно промычал Бьякуя, продолжая ласкать пальцами его затылок.
«Не убил» - радостно подумал Ренджи и немного оживился. Он осторожно скосил глаза на Бьякую и увидел, как тот пытается сдержать улыбку, немного закусывая губы.
 - Это был настоящий кошмар, капитан… - Ренджи даже слегка покачал головой, закатывая глаза, - от этого даже у Зараки  ноги подкосились бы… а ты ничего…держался…
Бьякуя удивленно посмотрел на него затылок, потом мысленно махнул рукой и снова уставился в потолок.


Страниц: 1

Просмотров: 5767 | Вверх | Комментарии (7)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator