Часть 7. Исида Урюю

Дата публикации: 29 Ноя, 2009
Страниц: 1

- Сюхей! – запыхавшийся от бега Иккаку схватил его за плечо, - ух, хорошо, что я тебя нашел!
Лейтенант обернулся и заинтересованно посмотрел на него.
- Выручи, Сюхей, ты нам нужен, - сбивчиво продолжал тот, - только быстрее, я все по дороге расскажу.
- Пить не пойду, сразу говорю! – уверенно ответил лейтенант, - у меня свидание сегодня!
Мадараме отрицательно покачал головой.
- Нет не пить. Хуже, - он пытался отдышаться, - там такое! Ты не поверишь…

* * *

Два часа назад в их казарме появился Ренджи, умоляя пристроить на ночь Ичиго с Исидой.
«Остальные у меня… да я бы и этих взял к себе, - клялся Абарай, прижимая ладони к груди, - но если капитан с утра увидит Куросаки – я труп!»
На вопрос, как они оказались на территории Сейрейтея, парни ответили, что они прибыли по приглашению принцессы Луритиё, которая все-таки сумела организовать футбольный матч, и собрала на него весь «бомонд» Каракуры. Клан Касуми-Одзи предоставил им частный портал для входа, который снова будет открыт для них завтра утром.
- Ты не представляешь, Сюхей, что там творится! – рассказывал Иккаку по дороге, хватаясь за голову, - ну Абарай нашел, кому сироток доверить!
- То есть? – поинтересовался лейтенант, начиная подозревать неладное.
Поначалу все было вполне прилично. Офицеры предложили им ужин, после чего немного поиграли в го, а парни делились впечатлениями от футбола.
- Ничего не предвещало гребаной беды, - с чувством рассказывал Иккаку, - но через час появился Кира.
«Ух ты, какие гости у вас!»
Сдержанно улыбаясь, он выставил на стол несколько мерок сакэ.
- Этого ни в коем случае нельзя было допускать, Сюхей! – сожалел Иккаку, - но теперь уже все равно поздно.
Еще через час глаза Юмичики уже азартно блестели, и он предложил играть на желание. Подвыпившая компания подхватила идею на «ура».
- Ты представляешь, лейтенант, я бегал по плацу с Куросаки на плечах! – возмущался Мадараме.
- Поделом тебе, - буркнул себе под нос трезвый, а потому не разделяющий его энтузиазма, Сюхей., - от меня-то что нужно?
Иккаку остановился и схватил его за плечи, разворачивая к себе.
- Пара нужна, - выдохнул Мадараме, - Юми-тян разошелся не на шутку, и эти чокнутые сели играть в кости.
Глаза лейтенанта на секунду расширились от изумления, но он тут же пришел в себя и отвел руки офицера, поворачиваясь, чтобы идти к себе.
- Э, нет, Иккаку, не впутывай меня в это, - Сюхей отрицательно покачал головой и зашагал в обратном направлении, - я же сказал - у меня свидание.
Что означало выражение «играть в кости», лейтенант прекрасно знал. Выигравшие делили между собой проигравших, и получали их в распоряжении на всю ночь. Право победителя свято охранялось многолетними офицерскими традициями, поэтому отказ проигравших подчиняться навсегда порочил их честь. Одним словом, тот, кто вступал в эту игру, должен был быть готов ко всему.
- Сюхей, постой, - догнал его Мадараме, - ты ничем не рискуешь!
Лейтенант остановился и недовольно посмотрел на него.
- Я тебе клянусь, - пообещал ему офицер, уверенно жестикулируя, - что выиграю, выберу тебя и отпущу. Идет?
Хисаги раздраженно вздохнул и выругался.
- Ты же должен понимать, Иккаку, - сказал он, глядя на офицера, - если что-то пойдет не так, мне не отвертеться.
- Соглашайся, Сюхей, - настаивал тот, - ты же знаешь, у них против меня шансов нет.
- Ну да… - подтвердил лейтенант, не понаслышке знающий его талант игрока, - нет, Иккаку, все равно не могу, извини.
Мадараме снова схватил его за плечи.
- Сюхей, умоляю, пощади, - просил он его, - ты же знаешь, на какие истерики способен пьяный Юми-тян! Если я вернусь один…ох, - он отвернулся, выпуская лейтенанта из рук, - я даже думать об этом не хочу…
Довод сработал. Постояв и немного подумав, лейтенант все же согласился.
- Ладно, пойдем, - сказал он, - только ненадолго.

* * *
- Как вас вообще угораздило-то? – недовольно ворчал Сюхей себе под нос, разжимая ладони и высыпая кости на доску.
- Пара! – воскликнул Юмичика, не обращая внимания на его вопрос, и записал результат, – Иккаку, теперь ты.
Офицер сгреб кости в ладонь.
- Это была идея Киры, - ответил он, оскаливаясь и показывая на того пальцем, - известного в Готее развратника!
Кира смущенно обвел взглядом компанию.
- Вообще-то я пошутил, - сказал он, теперь уже искоса глядя на Айясегаву, - но некоторые с таким восторгом поддержали, - он развел руками и еле заметно улыбнулся, - что мне ничего не оставалось делать.
- Изуру, не смотри на меня так, - мило возмутился Юмичика, прикладывая палец к подбородку, - ты подрываешь мою репутацию перед молодежью.
- Сет! – сказал Иккаку, - давай ты, Исида.
Квинси тоже выкинул сет, но с большим количеством очков.
- Вы с ним идете вровень, Иккаку, - сказал Юмичика, подсчитывая результат, - осторожнее, он тебя обставит.
Мадараме посмотрел на Сюхея. Тот тяжело покачал головой и незаметно погрозил ему кулаком.
- Сосредоточились! – деловито произнес Юмичика, - идем по последнему кругу, - он заглянул в свои записи, - Куросаки и Кира, вас спасет только крупное везение.
Кира кинул кости. Выпала пара.
Лейтенант уныло вздохнул.
- Не спасло, - произнес он, выходя из круга и усаживаясь возле стены.
Следующим кости кидал Айясегава.
- Две пары, - прокомментировал он, записывая очки, - давай, Куросаки.
Ичиго выкинул сет.
- Это не крупное везение, - промурлыкал Юмичика, глядя в записи, - можешь сесть поближе к Изуру, вы теперь товарищи по несчастью.
Куросаки отполз к стене и сел возле Киры. Они вздохнули и грустно переглянулись.
Сюхею не выпало ничего, поэтому он тоже отодвинулся от доски и уселся подальше, мрачно глядя на Мадараме.
- Каре! – воскликнул Иккаку, победно глядя на Хисаги.
«Ну что, успокоился?»
Сюхей облегченно вздохнул. Теперь перебить его результат мог только Исида, что было почти невозможно.
Квинси сжимал кости в ладони, все еще не решаясь бросить. Победителю предоставлялось право первого выбора, поэтому этот бросок был решающим.
- Исида, не тяни, - поторапливал его Куросаки, - тебе все равно не выиграть.
- Хм, ну как сказать, - задумавшись о чем-то своем, произнес квинси, глядя на доску.
Через несколько секунд он метнул кости.
Все, кто в этот момент следили за полем, не поверили своим глазам. Примерно с полминуты в казарме царила тишина.
Заинтересованные Кира и Куросаки тоже подвинулись ближе к доске, чтобы воочию увидеть результат.
- Можете не сомневаться, это фулл-хаус, Мадараме-сан, - спокойно уверил ошарашенного офицера Исида.
Юмичика изящно потер подбородок.
- М-да… - произнес он, - это фулл-хаус, Иккаку.
- Твою мать, Иккаку, - раздраженно выругался Сюхей.
Он сидел в углу мрачнее тучи, но все-таки надеялся, что Исида остановит свой выбор на ком-то другом.
Мадараме осторожно перевел взгляд на Хисаги. Нет, тот ему не простит.
Квинси с самым невозмутимым видом приглядывался к проигравшим, не обращая внимание на застывшие в изумлении лица.
- А что вы так удивляетесь? – снисходительно спросил он, - я, между прочим, единственный среди вас, кто не пил.
В последних словах прозвучал оттенок укоризны.
- Ты подумай, какой правильный! – тут же возмутился Куросаки, - странно, что ты вообще сел играть!
После этих слов квинси вытянулся и поправил очки отточенным движением указательного пальца.
- Я, в отличие от тебя, - назидательно произнес он, - сел играть совершенно обдуманно, - он поставил акцент на последнем слове, - и с полным пониманием того, что я делаю.
Офицеры молча переглянулись между собой и, словно сговорившись, заинтересованно посмотрели на Исиду.
- А я что, не понимаю, по-твоему? – взбеленился Ичиго и подался к нему.
- Если бы ты понимал, - спокойно продолжал Исида, не обращая внимания на его негодование, - ты бы уже знал, с кем сегодня останешься, - он обвел взглядом офицеров, - вот я, например, это знаю.
- Тьфу ты… - раздраженно произнес Куросаки, махнув рукой, и снова подвинулся к Кире.
Иккаку хмыкнул, отводя взгляд от квинси, и покачал головой.
- Ну что ж, - загадочно произнес Юмичика, скашивая красивые глаза то на одного, то на другого игрока, - наступает самый интересный момент.
Кира обреченно закатил глаза.
Куросаки покраснел.
Сюхей закусил губы, нервно глядя в сторону.
- Выбирай, Исида, - подвел итог Айясегава, улыбаясь, - я прямо теряюсь в догадках, кто бы это мог быть?
Квинси вздохнул, собираясь с духом.
- Хорошо, - произнес он, глядя в пол, и слегка порозовел, - сейчас…
Снова наступила тишина.
- Да быстрей ты, - нервно торопил его Ичиго, - всего и делов-то – одно имя назвать!
- Не мешай мне, - сдержанно одернул его квинси.
Офицеры, кроме Хисаги, уже улыбались и подмигивали друг другу.
- Кого ты хочешь? – певучим голосом произнес Юмичика, кокетливо подвигаясь к нему, - покажи пальчиком.
После этой фразы Иккаку, который и до этого еле сдерживал смех, уже откровенно заржал и повалился на футон.
- Сюхея, – отчетливо объявил приговор Исида, мгновенно прервав тем самым его хохот.
Лейтенант девятого отряда вздрогнул и перевел взгляд на Мадараме.
Тот только округлил глаза, в панике глядя на него.
- Иккаку… ты…как бы это тебе сказать… - сдавленно вымучивал Сюхей, морщась, но все же стараясь оставаться в рамках приличия, - прости, Исида, дело не в тебе. А вот в этом мудаке! – он указал на него пальцем.
Мадараме, вяло поднимаясь с футона, смотрел на него с состраданием и виновато пожимал плечами.
- Ерунда, - базжалостно отрезал Юмичика, - Сюхей, бери квинси, и иди, наконец, в свою казарму получать удовольствие, - он перевел взгляд на Мадараме, не интересуясь более ими обоими, - Иккаку, ты следующий.
- Не, ну я с пацанами не могу, - приглядываясь к Куросаки, пробасил офицер.
- Отлично, Кира, ты попал, - резво подытожил Юмичика, и махнул рукой в сторону седзи, - я тебе своего возлюбленного от сердца отрываю, можно сказать. Только мотайте отсюда быстрее.
Когда все четверо обувались возле выхода, он мечтательно прикрыл большие фиалковые глаза.
- Ах, Куросаки, - трепетно произнес он, прижимая ладонь к сердцу, - мне предстоит чудесная ночь! Ты такой молоденький, прелесть!
В дверях раздался предупреждающий кашель Мадараме.
Ичиго показалось, что у него покраснели даже волосы.

* * *

- С ума сойти, - бормотал про себя Сюхей, схватив квинси за руку, и спешно увлекая его в сторону казарм девятого отряда, - поторапливайся, Урюю, мы уже опаздываем.
- Куда? – удивленно поинтересовался Исида, спотыкаясь в сумерках о брусчатку.
- Извини, что не предупредил, - говорил лейтенант, не сбавляя скорости, - я сегодня ночью не один.
Исида попытался выдернуть руку и затормозить, не обращая внимания на то, что Сюхей продолжал упорно тащить его вперед.
- Эй-эй, постой… - сопротивлялся он, - я не могу втроем!
Лейтенант остановился и обернулся к нему, не выпуская ладони парня.
- Да задрал ты! – рявкнул он на него, - все в порядке! Он тоже не может!
И снова рванул к казармам, чуть ли не на себе волоча возмущенного квинси.
- Твою мать, он меня убьет, - ворчал лейтенант, ускоряя темп.
Он раздраженно обернулся в сторону Исиды.
- Надо было в Киру «пальчиком показывать»!
Парень ничего не ответил, только прибавил скорости, чтобы не спотыкаться.
- Сюхей! – позвал он его.
- Ну что еще?!
- А ты бы спал со мной… если бы не он? – задыхаясь, спрашивал Исида.
- Ёпт… - выругался лейтенант, сбавляя ход, и постепенно останавливаясь, чтобы отдышаться.
Он посмотрел на квинси и тут же закатил глаза, отворачиваясь.
- Спал бы, не волнуйся…
Исида смотрел на него, тоже сбивчиво дыша.
- А он какой?
Лейтенант искоса посмотрел на него, немного нахмуриваясь.
- Тебе бы понравился, - ответил он и снова отвернулся, - даже больше, чем я, - лейтенант снова спохватился и рывком втащил Исиду в открытые ворота, - черт, давай быстрее!
- Сюхей, постой, - говорил парень, - я согласен! Пусть вас…будет двое…
- Забудь, - отвечал лейтенант, не оборачиваясь, - я уже сказал, что он не станет. Стой здесь, мы пришли.
Он оставил Исиду во дворе, а сам направился к дверям казармы. Убедившись, что в его комнате никого нет, он вернулся за ним и снова взял за руку.
- Кажется, успели вовремя, - говорил он, увлекая его в сторону крыльца, - его пока нет.

* * *

Они молча сидели на футоне, облокотившись спинами о стену, и время от времени переглядывались.
- Нет, не терпится мне, - произнес Сюхей, - все-таки спрошу у тебя.
Квинси повернулся и посмотрел на него в ожидании.
- На кой черт ты, будучи в трезвом уме, - продолжал лейтенант, потрясая перед ним ладонями, - вообще сел играть?! Можешь объяснить мне это?
- Могу, - невозмутимо ответил квинси, - но это долго. Есть у нас время?
Лейтенант вздохнул.
- Не знаю, - сказал он, - но ты начинай.
Квинси медлил. Он вздохнул, посмотрел на Сюхея. Потом отвернулся, снова вздохнул.
- Ну? – поторопил его лейтенант, подталкивая локтем.
- Ладно, - согласился Исида, глядя перед собой, - только ты можешь снять косодэ и лечь?
Сюхей удивленно хмыкнул.
- Ну, могу. Снять, что ли?
- Снимай.
Лейтенант разделся и лег в одних хакама на футон. Исида остался на своем месте, подтянув ноги, чтобы не мешать ему.
- Положи-ка одну руку на грудь, - попросил он его, - и ногу, если можно, подогни.
Сюхей удивился, но выполнил его просьбу. Какое-то время квинси молча рассматривал его.
- А похож… - грустно произнес он, опуская глаза.
- У тебя кто-то был? – поинтересовался лейтенант.
Квинси положил голову на колени, закрыл глаза, и начал рассказ.

* * *

Из воспоминаний Урюю Исиды
«Теперь мне уже проще думать об этом, когда прошло столько времени и многие впечатления стерлись из памяти.
Началось это в поместье зависимых, когда я сдался в плен, чтобы дать время Куросаки и остальным подготовиться к бою.
Меня поместили в комнату с окнами на внутренний двор, где меня охраняла Йосино. Позже она погибла, но в то время мы с ней подружились, и много разговаривали по ночам. Днем меня чаще всего оставляли одного, цели моего пребывания в плену мне не объясняли, я знал только, что зависимым зачем-то был нужен человек со способностями квинси.
Сам я в то время еще не восстановил силы, поэтому не мог ни сопротивляться, ни бежать. Оставалось только ждать, пока друзья найдут выход из положения, и вытащат меня оттуда.
Одним словом, это было совсем нелегкое для меня время, но именно тогда и случилось то, из-за чего мне до сих пор нет покоя.
Было уже позднее утро второго дня моего пребывания в плену, когда я выглянул во двор, привлеченный звуками меча, рассекающего воздух.
Вот тогда-то я впервые и увидел того самого красивого парня.
Меня удивило, что на нем была форма синигами. Позже Йосино рассказала мне о нем, когда я начал задавать вопросы. Оказывается, он ушел из Готея, и уже много лет находился рядом с зависимыми. Но тогда я этого не знал и просто наблюдал за ним, слегка недоумевая.
Я не слишком хорошо разбираюсь в фехтовании, поэтому мне трудно было понять назначение всех движений, над которыми он работал. Но меня поразила ловкость и скорость, с которой он проделывал все это.
Даже невзирая на крайне прискорбное положение, нечто, что было сильней преследующего меня отчаяния, неотступно поднималось на поверхность из бездны моего сознания. И я замечал, что в те минуты, когда я смотрю на фехтующего синигами, мое обычное для того времени тревожное состояние сменяется чем-то более захватывающим.
Когда он замирал в стойке, я мог рассмотреть его лицо. Я отметил, что у него были самые прекрасные глаза, которые я видел в своей жизни. Мне еще тогда показалось ужасно несправедливым, что они принадлежат человеку, которого я с чистой совестью мог бы назвать тогда своим врагом.
Его тело было просто восхитительным. Даже через одежду я видел, что у него широкие плечи, тонкая талия и стройные ноги.
До этого момента я никогда не замечал за собой склонности к мужчинам. Понимал ли я, что со мной происходит? Да, я понимал. Одному богу известно, почему я не постарался забыть о нем с самого начала, и продолжал накручивать себя запретными мыслями все больше и больше.
Спустя три дня я уже знал, что тренируется он дважды в день – утром и вечером. Теперь я всегда ждал его.
Я знаю, что это звучит дико, но больше всего мне нравилось, когда в конце тренировки он, обессиленный, падал на спину, прямо на поросшую травой площадку. Чаще всего к тому моменту он уже был весь взмокший и без косодэ.
Он лежал с закрытыми глазами, положив ладонь на грудь и подогнув ногу, его губы раскрывались в такт частому дыханию, а упругий живот слегка подрагивал. Наблюдая за этим, я иногда замечал за собой такие ужасные мысли, что это заставляло меня тут же отворачиваться от него, испытывая самый жестокий стыд. Но как бы я ни пытался подавить в себе все это, мои ладони мысленно уже забирались к нему в хакама, и творили там такое, что мне было даже неловко перед этим парнем.
Однажды меня все же вывели из моей тюрьмы, когда Джин Кария потребовал моего присутствия. И тогда мне представился случай увидеть его поближе.
Он, сложив руки на груди, стоял в конце коридора, возле окна, мимо которого меня вели. Я увидел его еще издали, и смотрел на него неотрывно. Когда мы поравнялись, он взглянул на меня с интересом, не более того. И все же я не был разочарован, потому что увидел его темные, почему-то немного печальные глаза совсем близко.
После этого я целыми днями думал только о нем. Этот синигами вблизи оказался даже красивее, чем я предполагал. И теперь, наблюдая за тренировками, я уже не просто видел, а почти чувствовал его. И уже мог представлять, как прикасаюсь к его разгоряченному телу, как ласкаю, целую его. О, к этому моменту я уже точно знал каждое движение, которое совершат мои ладони по его животу.
Я понял, что хочу его до неистовства. Зная, что это невозможно, я все же мечтал о том, чтобы оказаться с ним где-нибудь, в этом поместье, наедине. Я бы позволил делать с собой все, что ему вздумается. И если бы он только захотел, то мог бы зайти со мной так далеко, как угодно. Да, у меня никогда не было мужчин, и с этой точки зрения я был невинен. Но в моей голове происходили такие метаморфозы, что я чувствовал, как теряю свою непорочность с каждым часом. Я лишился ее вконец, когда в последние дни своего пребывания в плену мог без смущения представить себя с ним даже в самом развязном сексуальном сюжете.
Это было настоящее безумие. Страшно признаться, но меня будоражил один вид его черной формы синигами.
Анализируя свои чувства, и понимая, что готов отдать слишком многое за возможность быть с ним, я пришел к выводу, что именно так, вероятнее всего, и выглядит любовь.
И тогда я решил, что расправлюсь с Карией, который, как я уже знал от Йосино, явно злоупотреблял преданностью всех членов команды. А к тому моменту уже ничто не могло убедить меня в том, что этот парень такой же подонок, как и он.
Гибель Йосино только добавила мне решимости. Поэтому вскоре после того, как Нему дала мне браслет, я открыл для них портал.
Мне казалось, я смогу спасти его там, в Сообществе Душ. Но после первого же сражения я, забинтованный, и не способный ни на что, лежал в офисе десятого отряда, умоляя судьбу оставить его в живых. А после, спасая Ран-Тао, пожертвовал браслетом, и чуть было не погиб сам, если бы не Куросаки.
Он же и рассказал мне о его гибели, уже по дороге домой. Он, конечно же, ничего не знал, и не мог понять, какую боль я испытал в этот момент. Мне казалось, что все страдания этого мира обрушились тогда на мою голову.
Прошло много месяцев, но я все еще помню его. Иногда прихожу в пустое поместье и смотрю из окна своей бывшей комнаты на осиротевшую тренировочную площадку. Легче от этого мне не становится».

* * *

- Конечно, я знаю, - произнес поглощенный воспоминаниями Исида, - что с ним мне уже не быть никогда…но…странное дело…форма синигами с тех пор…
- Охренеть! – перебил его Сюхей, который уже давно еле сдерживался, чтобы не подскочить на футоне, - просто охренеть, Исида!
- Извини, Сюхей, - говорил ему ничего не подозревающий квинси, - я понимаю, что он враг Сообщества Душ, и что тебе лично пришлось…
- Да не понимаешь ты ни черта! – снова перебил его лейтенант, и сел на футоне, схватившись за голову, - молчи лучше.
Исида откинулся на стену и грустно вздохнул.
Сюхей поднялся с футона.
- Подожди, я сейчас, - произнес он и направился к выходу.

* * *

Лейтенант вышел во двор и сел на поленницу дров недалеко от крыльца. Он толком не представлял, как ему вести себя дальше, и какие слова подобрать для Маки, чтобы убедить его быть с квинси этой ночью.
- Сюхей, - внезапно услышал он голос за спиной и вздрогнул от неожиданности.
- Черт, - облегченно выдохнул он в следующий момент, - никак не могу привыкнуть к этим твоим… шпионским штучкам...
Его любовник сел рядом и посмотрел на него.
- Я так понял, у нас проблема? – спросил он.
Лейтенант удивленно посмотрел на него.
- Ты-то откуда знаешь?
Маки вздохнул и отвернулся.
- Я еще до вас пришел, - ответил он, после чего снова повернулся к нему, - ох, и дурак же ты, Сюхей…- произнес он, качая головой, - кто из вас двоих выиграл?
- Он, - ответил лейтенант, и опустил глаза, краснея, и чувствуя вину за случившееся.
Какое-то время он сидел, даже не решаясь поднять голову, но потом все же повернулся к своему любовнику и обхватил ладонями его шею.
- Маки, прошу тебя, - с чувством зашептал он ему, - мне от этого все равно не уйти, но…будь у него первым… - Сюхей притянул его к себе, - он просил об этом меня, но...но это же бред…ведь ему нужен не я …
- Ты спятил! - шепотом возмутился тот, пытаясь вырваться, - это невозможно! Нет!
- Умоляю тебя, Маки, - говорил Сюхей, набирая обороты, - пожалуйста… ты же все слышал!
- Черт тебя возьми, лейтенант, - перебивал его тот, вцепляясь ладонями в обнаженные плечи, - я не могу отвечать по твоим обязательствам… - он напирал на него сверху, - тем более без его согласия.
- Это не имеет отношения к моим обязательствам! – захлебываясь, убеждал его Сюхей, - они здесь вообще ни при чем…ты что, ничего не понял?!
- Чушь! - вклинивался Маки в его шепот, - Ты идиот! Даже если я соглашусь, он все равно не поймет, кто с ним!
- И когда это тебя волновало?! - с язвительной усмешкой спрашивал его лейтенант, - я тоже два месяца не понимал, кто со мной! Спал с призраком…– он остановился и медленно разжал объятия, с обидой вспоминая прошлое, - еще и в подворотне меня трахал… диверсант хренов…

* * *
Сидя на футоне, Исида услышал неясный шум и возню во дворе. Он насторожился и осторожно поднялся, догадываясь, что к лейтенанту пришел его любовник. Беспокоясь, что его присутствие вызовет ссору между ними, он решил, что покинет казарму, предварительно объяснившись с ними обоими. Поэтому он неслышно подошел к входным седзи, и постарался прислушаться к разговору.
Но в этот момент шепот стих, и до него донесся только звук шагов на крыльце. Он вернулся на футон, и сел в ту же позу. Внезапно во дворе погас единственный фонарь, который на ночь в обязательном порядке зажигали для караульных, и комнату поглотил непроглядный мрак.
Через короткое время седзи с еле уловимым шорохом отворились, и в те несколько секунд, пока они были открыты, квинси различил два силуэта в хакама.
- Я тут кое-кого тебе привел, Урюю, - раздался приглушенный голос лейтенанта, - подойдешь познакомиться?
Со стороны футона раздался вздох сожаления.
- Да я бы рад, Сюхей, - ответил Исида, - но совершенно ничего не вижу.
Лейтенант снял таби, подошел ближе, и аккуратно опустился на футон рядом с ним.
- Ну меня-то ты узнал? – спрашивал он его, проводя ладонью по его гладким волосам и притягивая к себе.
Исида охотно подвинулся к нему, но лицо отстранил.
- Ты все-таки решил со мной рассчитаться? – с еле заметным сарказмом спросил он лейтенанта.
- Хм, - усмехнулся Сюхей, - н-да…что-то в этом роде, - он перекинул через себя его ноги, - твое предложение остается в силе?
Квинси вопросительно наклонил голову, обнимая лейтенанта одной рукой за шею.
- Не помню, чтобы ты дал мне возможность высказать какие-то предложения.
Сюхею послышалась ирония в его голосе, но все же парень несомненно проявил интерес к ситуации. Лейтенант почувствовал, как ладонь квинси скользнула по его спине.
- Припоминается, ты что-то говорил про нас двоих, - прошептал он, наклонившись к его лицу и касаясь губами бровей, - было такое?
- Думаешь, я возьму свои слова обратно? – сдержанно произнес квинси, и все же слегка поежился.
- Лучше не бери, - прошептал Сюхей, притягивая ладонью изящное лицо, и захватывая чуть раскрытые губы.
Целуя его, он еле заметно расстегивал пуговицы на рубашке парня, и касался пальцами его груди. Чувствуя легкое головокружение, Исида обвил его обнаженное тело руками и приготовился устроиться поудобнее, но лейтенант внезапно остановил его, прервав поцелуй.
- Нет, не со мной, - произнес он, - лучше обернись, там прямо-таки подарок для тебя.
- Сюхей, ты преувеличиваешь, - Маки отвел глаза, и опустился на колени с другой стороны от Исиды, все еще сомневаясь в том, правильно ли он поступает.
- Ну уходи далеко, - страстно прошептал квинси на ухо лейтенанту, и сжал его ладонь.
Он убрал с него ноги и повернулся, незаметным движением снимая очки, от которых все равно не было никакого толку в темноте.
Оказавшись совсем близко от незнакомого мужчины, он неожиданно для себя оробел.
Тот, видя смущение парня, осторожно взял его ладонь и приложил к своей груди. В тишине Исида услышал его сдержанный вздох.
- Смелее… - раздался вслед за ним негромкий голос.
Парень провел пальцами по его груди, еле преодолевая в себе чувство неловкости. В голове почему-то всплывал образ синигами, о котором он рассказывал лейтенанту полчаса назад. Это оказалось очень кстати, поскольку Исида тут же почувствовал себя увереннее.
- Вы… - взволнованным шепотом произнес он, - знаете меня?
На несколько секунд повисла тяжелая пауза.
- Не слишком хорошо, - услышал квинси в ответ сдержанный голос.
Он немного осмелел и провел ладонью по его густым волосам.
- А я…– продолжил он расспросы, - когда-нибудь мог видеть Вас?
Снова повисла долгая пауза, еще хуже прежней. Маки явно тянул время.
Чтобы избавить его от необходимости отвечать, Сюхей решил сам нарушить тишину.
- Послушай, Урюю, - обратился он к парню, проводя пальцами по его спине, - если ты в самом срочном порядке не перейдешь на «ты», он с тебя даже штаны снять не сможет.
- Сюхей! – раздался негодующий голос Маки, который почувствовал, как в тот момент рука квинси дрогнула от смущения.
- Молчу, - тут же спохватился лейтенант, понимая, что выбрал не самую удачную фразу.
- М-да, действительно, - произнес Исида, - Сюхей прав…я постараюсь…
И все же обратиться к незнакомому офицеру на «ты» он пока стеснялся, поэтому решил ни о чем больше не спрашивать его.
Избавиться от ощущения, что в этот момент он прикасается к некогда желанному телу, он так и не смог. Впрочем, это было более чем уместным в его обстоятельствах. Мысли о синигами успокаивали, и даже понемногу начали кружить ему голову.
Он закрыл глаза, снова представил откинутые со лба взмокшие волосы, призывный зазор между поясом хакама и запавшим животом, ладонь на груди. Тело мгновенно отзывалось уже знакомой дрожью, которая заглушала стыд и заставляла его действовать решительнее.
Он обвил руками крепкую шею, снова запустил ладони в шелковые волосы и прижался всем телом, в мыслях пребывая со своим возлюбленным. Чувствуя, что вот-вот потеряет голову, вцепился в последнюю возможность произнести что-то осмысленное.
- Кто ты? Как зовут тебя? – тихо спросил он.
Его обняли и прижали к себе уверенные ладони. Тихий шепот парень слышал уже сквозь заволокший сознание туман.
- Не боишься, что мой ответ разочарует тебя? Ведь…есть такая вероятность, правда? - после этого голос ненадолго стих, и квинси почувствовал, как упругие губы несколько раз коснулись его лица, - пусть я буду тем, кого ты хочешь здесь видеть.
- Хорошо… - прошептал квинси, пьянея от его прикосновений, - но тогда ничему не удивляйся…мое воображение… может завести меня слишком далеко…и оставить без тормозов.
- Это не важно, - услышал он в ответ, и в следующий момент почувствовал на своих губах легкие, дразнящие поцелуи.
Парень без смущения отозвался, легко проникая в его рот кончиком языка, и вспоминая при этом влажные, полураскрытые губы синигами. Квинси прогнал прочь остатки здравого смысла, инстинктивно догадываясь, что это его первая и последняя возможность так близко подойти к своим мечтам. Иллюзия окончательно захватывала его, и вскоре полностью вытеснила реальность.
- Раздень меня, - страстно просил он любовника, - совсем раздень…мне тесно…
- Где именно? – услышал он, чувствуя, как его пах осторожно сжимают ладонью, - здесь?
У него тут же перехватило дыхание.
- Да-а, - протяжно простонал он, чуть разводя ноги в стороны, и откидываясь назад, - ты тоже…разденься…

* * *
Из воспоминаний Урюю Исиды.
«Почему мне казалось, что этот парень и был тем самым синигами, которого я любил? Трудно сказать. Его голос, прическа, а, главным образом, нечто неуловимое, чему я и сам не мог найти объяснения, заставляло меня верить в то, что какая-то сила вернула его к жизни для того, чтобы я мог быть с ним. Или мне просто было легче так думать? Теперь уже я сам не могу в этом разобраться. Да и нужно ли?
Когда на нас уже не осталось одежды, он положил меня на спину и лег рядом.
Я не врал ни ему, ни себе, когда говорил, что готов отпустить тормоза. Слишком долго я ждал этой ночи, чтобы теперь вести себя как стеснительный школьник.
«Разве мне представится случай быть с ним еще раз?» - думал я тогда, и это поддерживало мою решительность.
Мне кажется, что даже Сюхей, который все это время лежал рядом и ни во что не вмешивался, удивился, когда я перехватил инициативу и оказался сверху.
«Нет, позволь мне, - сказал я ему тогда, - я буду сам ласкать тебя».
Я ожидал возражений, но их не последовало. Он только пытался обнять меня за плечи, но я взял его ладонь и положил ему же на грудь, какое-то время удерживая, чтобы он понял, чего я добиваюсь от него.
Мне хотелось, чтобы он просто лежал, не двигаясь, как тогда, во дворе поместья. А я бы прикасался к нему и целовал его тело, теряя голову от одной только мысли, что он позволяет мне это.
Понятия «постепенно» для меня тогда не существовало. Как только он успокоился, я тут же впился губами в его живот, а, поскольку хакама на нем не было, мои ладони немедленно добрались до его возбужденного члена. О, да, понимаю, мне должно было быть стыдно за себя! Но ничего подобного я не чувствовал, даже тогда, когда захватывал его губами.
Вокруг меня в тот момент образовалась тишина, напоминающая вакуум. Пораженные, эти двое, похоже, даже перестали дышать. Странно, разве они не делают того же самого друг с другом?
Уж не знаю, насколько хорошо у меня все получалось, за неимением опыта я просто старался быть ласковым, но спустя какое-то время мне удалось вырвать из груди моего любовника неровные стоны.
«Не продолжай», - просил он меня, стараясь подтянуть к себе за плечи.
Я выпустил его и снова лег рядом. Он притянул меня к себе и долго целовал, не выпуская из объятий. Я по-настоящему наслаждался, когда его ладони скользили по моей спине вниз, чтобы захватить ягодицы и сжать их. Я даже закинул на него ногу и лег выше, чтобы облегчить доступ его пальцам.
Наверное, он понял, чего я хочу от него, когда услышал мой умоляющий стон. Это произошло как раз в тот момент, когда, лаская меня между ног, он случайно прошелся в непосредственной близости от того самого места. Да, он понял. И стал дразнить меня, прижимая к себе за поясницу, и только слегка проводил пальцами по всей впадине.
Очень скоро это заставило меня нервно двигаться навстречу его руке. В ответ на мои стоны и мольбы он только еще больше подначивал меня.
«Взять тебя?»
«Да»
«Уже? – его пальцы надавливали на меня чуть сильнее, - так скоро?»
Может, для него это так и выглядело, но для меня это не было «скоро». Я неделями думал о нем, жаждал этой встречи, дошел почти до сумасшествия, когда оказался рядом с ним. Я так сильно желал его, что готов был отдаться ему немедленно.
«Это может быть больно» - говорил он мне.
Да, я что-то слышал об этом раньше, но почему-то в тот момент это меня совсем не пугало.
«С тобой – не может» - ответил я тогда, думая, что боль от его отсутствия несравнимо хуже всего того, что могло произойти дальше.
Он снова очень долго целовал меня, прижимал мои бедра к себе, ласкал, заставляя стонать и просить его быть со мной. Все это запомнилось мне, как радужный сон, и я до сих пор явственно могу воссоздать в памяти все ощущения, которые испытывал тогда.
«Лучше отвернись, тебе будет проще»
Он перевернул меня так, что я оказался на боку спиной к нему».

* * *

- Сюхей, ты там не заснул?
- А что?
- Займись делом.
Лейтенант снял хакама и, оставшись с одной повязке, подвинулся ближе к парню, которого в этот момент сзади обнимал его любовник. Тот протянул к нему руки и обнял за плечи. Сюхей погладил его волосы.
- Хочешь его?
Квинси в ответ сильнее прижал его к себе, взволнованно вздохнул, и закинул ногу ему на бедра. Лейтенант протянул было ладонь, чтобы ласкать его член, но в этот момент парень вдруг застонал сквозь зубы, и сильно сдавил его плечи ладонями. Это длилось не более нескольких секунд, после чего он ненадолго расслабился, но тут же снова взвыл и прижался к нему.
- Помоги мне, - жалобно просил он лейтенанта.
Сюхей погладил его съежившиеся плечи.
- Тебе больно? – прошептал он.
- Н-нет…

* * *

Из воспоминаний Урюю Исиды
«Больно мне не было. Было непривычно и страшно, и в тот момент совсем несексуально. Сколько я ни пытался говорить себе, что я гордый квинси, и должен вытерпеть эту пытку, в полной мере сохранить достоинство мне все-таки не удавалось. Я то и дело вжимался в Сюхея, почему-то пытаясь найти защиту у него на груди. Он, как мог, успокаивал меня, целовал, но, конечно, не мог сделать ничего существенного, чтобы облегчить мои страдания. Синигами был очень осторожен, входил в меня постепенно и давал короткие передышки, когда мое тело рефлекторно этого требовало, но мне все равно казалось, что момент проникновения был слишком мучительным и явно затянулся.
Они сжимали меня с двух сторон, не давая уйти, да и отступать уже было поздно. Я сцепил зубы, и приготовился к самому худшему, но мой любовник вдруг остановился и облегченно выдохнул, прижимаясь к моей спине.
Я почувствовал, что его бедра плотно прилегают ко мне, и понял, что он вошел в меня целиком. Мне самому стало от этого легче, и я ослабил хватку, выпуская Сюхея из цепких объятий. И только тогда обратил внимание на то, что он сам покрылся испариной и сбивчиво дышал. Наверное, я слишком сильно сдавливал его, иначе с чего бы вдруг его дыхание стало таким тяжелым?
«Все?» - прошептал он, путая мои волосы.
«Наверное» - ответил я ему, очень надеясь, что так оно и есть.
Дальше все было гораздо лучше. Синигами дал мне отдохнуть, после чего стал осторожно и медленно двигаться во мне. Сюхей убрал с бедра мою ногу и обхватил мой член ладонью.
Он ласкал меня даже лучше, чем обычно я делал это сам. Или, может, мне так казалось тогда, потому что дрожь нарастала во мне с каждой минутой, и вскоре я перестал что-либо соображать.
Было это кстати или некстати, но я вспомнил, что этой ночью он является моим должником, поэтому набрался дерзости и подтолкнул его вниз.
«Губами» - прошептал я ему тогда, позже удивляясь своему нахальству.
Он не стал спорить и опустился к моим бедрам. Признаться, я не ожидал, что это будет так приятно и захватывающе. Когда его язык коснулся меня, я даже ненадолго забыл о наслаждении, которое доставлял мне синигами.
Конечно, после этого все закончилось очень быстро. Я ощутил медленно нарастающий, нежнейший трепет в паху, почувствовал, как Сюхей отпускает губы и снова обхватывает меня ладонью. Дальше я уже не следил за ними обоими, сосредотачиваясь только на своем теле.
Да, это было то, о чем я мечтал. Это даже было гораздо лучше, потому что я не был здесь в одиночестве. Мы стонали все вместе, повсюду кого-то сжимали чьи-то руки, мы кончали друг в друга, и друг на друга. Именно этого мне и хотелось – понимания и беспредельной откровенности.
Когда я пришел в себя, оказалось, что я заляпал Сюхея чуть ли не с головы до ног, и нам всем надо идти мыться.
Вода в ковше была холодная, но нам с синигами было проще. Когда мы, закончив свои дела, стояли на крыльце, обернутые в одно полотенце, Сюхей все еще цедил сквозь зубы:«Ч-черт, в- вот она – расплата за грехи», и обливая свою грудь ледяными струями, тут же сам и отпрыгивая от них».

* * *

- Эх, испортил я вам свидание, - грустно произнес Исида, лежа на груди Маки и закинув ноги на лейтенанта.
- А мне понра-авилось, - мечтательно отозвался Сюхей, глядя в темноту потолка.
- Испортил-испортил, - не соглашался с ним его любовник, еле заметно улыбаясь, и потрепывая квинси по голове.
- Может, - тут же оживился лейтенант, приподнимаясь на локте, - наказать его?
- Сюхей, - с укором произнес Маки, - тут если кого и наказывать, так только тебя.
- Ну почему же, - отозвался Исида, - давайте поиграем, а то как-то скучно стало.
Офицеры опешили.
- Нет, ты подумай, Сюхей – ему скучно с нами!
- Это все из-за тебя, красавец мой, - лейтенант протянул ладонь к паху своего любовника и несколько раз едва уловимо сдавил его, - развлеки мальчика.

* * *

Из воспоминаний Урюю Исиды.
«Я увидел, что Сюхей делает с ним, и возбудился ужасно. Опасаясь, что он прекратит его гладить, я протянул руку и придержал его ладонь, чтобы он продолжал ласкать своего любовника.
«Еще» - попросил я его, сползая вниз, чтобы помочь ему языком.
Я снова ласкал его, несильно сдавливая губами, но теперь он, по-моему, воспринимал это гораздо серьезнее. Его пальцы путали мои волосы, бедра подавались вперед, иногда он издавал страстные стоны, услаждая тем самым мой слух. Я снова хотел его, теперь уже хорошо представляя, что именно за этим стоит.
Мои ладони гладили его живот, и я готовился довести его до конца, но вдруг он обхватил мои запястья и притянул к себе, ничего не объясняя.
«Развлеки его сам, Сюхей, - обратился мой возлюбленный к лейтенанту, переворачивая меня спиной к себе, и подхватывая под грудь, - тогда ему точно не будет скучно».
Ни за что бы не подумал, что это может так сильно завести меня. Он предлагал меня своему любовнику! Такого я себе никогда не представлял даже в тех мечтах, которые казались мне самыми развратными.
У меня мгновенно захватило дух, настолько мне хотелось его слушаться. В тот момент я готов был сделать ради него все, что угодно, и отдаться тому, кому он заставит. Именно в этой формулировке – заставит. Конечно, Сюхей очень нравился мне, и это тоже было немаловажно, но от слов синигами я буквально озверел, и уже бился в его руках, понимая, что сопротивление только усилит общее удовольствие. И, судя по тому, что случилось дальше, я не ошибся. Честное слово, я чуть не сошел с ума, когда он уговаривал меня подчиниться.
«Ну, давай же, - шептал он мне, целуя в шею, - раздвинь ножки».
Я продолжал барахтаться, пытаясь вырваться, и возмущенно стонал.
Потом он одной рукой слегка погладил мою возбужденную до крайности плоть, отчего голова у меня пошла кругом.
«Почему бы тебе не отдаться? - слышал я, - ну смотри, тебе же нравится…»
Я уже и так с трудом сопротивлялся, но тут, ко всему прочему, почувствовал, как Сюхей обхватывает мои лодыжки и разводит их в стороны.
«Он хочет тебя, - шептал мне мой возлюбленный, - позволь ему».
Понимая, что выхода у меня нет, я все же сдался на их милость, и просто стонал, но уже больше от мнимой обиды. Наверное, я и не мог прекратить эту игру даже со своей стороны. Мне так нравилось все, что происходило, что я ни чувствовал никакого дискомфорта. Не думаю, что я мог бы повторить все это еще раз с кем-нибудь другим.
Они оба ласкали меня, прежде чем я снова стал принадлежать одному из них, и я уже не мог разобрать, чьи пальцы проникают внутрь, а чьи щекочущими прикосновениями проходятся по всей возбужденной области между моими ногами.
Когда Сюхей стал понемногу проталкиваться в меня, я замер, чувствуя, как мой возлюбленный ласкает мою грудь, и нежно целует везде, где может. Я позволил зайти в себя без всякого особенного сопротивления и мучений, подобных предыдущим.
Не сказать, что мне на этот раз было легко, но я уже заранее представлял, что меня ожидает, и вел себя спокойнее.
Если уж начистоту, то с Сюхеем было ничуть ни хуже, разве что он был более заводной, и вел себя не в пример смелее.

* * *

- Нравится тебе это? – спрашивал лейтенант парня, подхватывая его под ягодицы и продолжая двигаться в нем, - будешь еще выигрывать взрослых офицеров в кости?
- Прости меня, - стонал тот, раскинув ноги, - это в последний раз…
Лейтенанта, казалось, не удовлетворил его ответ. Несколько раз дернувшись, он остановился, вышел из него, и попросил своего любовника:
- Поверни его на живот, с ним, кажется, надо пожестче.

* * *

Лейтенант снова вошел в него, подтянув за бедра, и начал раскачиваться сильнее, продолжая воспитательную речь.
- Мне кажется, ты хочешь обмануть меня, маленький прохвост, - говорил он, сдавливая его бедра ладонями, - уж поверь на слово, я сумею отбить у тебя охоту врать старшим.

* * *

Из воспоминаний Урюю Исиды
«Сюхей говорил мне такие вещи, что я невольно начинал чувствовать вину. В этот момент я лежал на животе синигами, но не мог даже толком ласкать и целовать его, настолько сильно тряс меня лейтенант. Это выглядело довольно грубо, но все же мне было как никогда хорошо. Я доверял им, любил их, я был с ними счастлив.
Он кончил довольно быстро, так и не научив меня быть со старшими честным.
Позже наши губы спорили за член моего возлюбленного, облизывая его со всех сторон, и пытаясь оттеснить друг друга. После продолжительной и очень нежной схватки выиграл лейтенант, но пользовался плодами своей победы недолго, снова оказавшись в итоге залитым по уши.
Он пошел отмываться, а меня подхватил синигами, положив на спину и продолжая ласкать, чтобы я тоже кончил. Все это время его язык щекотал мои губы, а свободной ладонью он перебирал мои волосы. Вскоре мое тело было объято дрожью, более резкой, чем в прошлый раз, и сильнее накатывающей. Последняя мысль, которая промелькнула у меня в голове, была о том, что я нахожусь в руках того, кого желал больше всего на свете, после чего все смыло беспощадной лавиной».

* * *

- Пожалуй, мне пора.
Исида невольно вздрогнул при этих словах. Он пытался лучше присмотреться к своему любовнику, но в комнате все еще было очень темно.
Тот встал, неспешно оделся и уже завязывал оби, когда парень тихо попросил его:
- Поцелуй меня еще раз…пожалуйста…
Это было сказано таким болезненным, полным беспросветной печали голосом, что Сюхей невольно отвернулся и заткнул уши, не желая впускать к себе в душу чужие страдания.

* * *

Из воспоминаний Урюю Исиды
«Было такое ощущение, что я снова потерял его. Впрочем, на этот раз присутствовало во всем этом нечто отрадное, что давало надежду.
Я не мог разглядеть его лица в комнате, но на улице было немного светлее, и в тот момент, когда он задвигал за собой седзи, я все же смутно различил его профиль на фоне серого неба. То, что я увидел, по меньшей мере, не противоречило моим догадкам, так что теперь я считаю, что эта ночь принесла мне еще одну радостную новость».

* * *

- Иди ко мне, - позвал парня Сюхей, и притянул его к себе, когда тот лег ему на грудь.
Он обнял его, вспоминая, как сам прощался со своим любовником после первой ночи.
- Понравилось тебе с ним? – спрашивал он, проводя пальцами по его волосам.
- Сам-то как думаешь? – грустно ответил квинси

* * *

Казарма одиннадцатого отряда.

- А почему Ренджи не пришел, - спрашивал Ичиго, лежа на груди Айясегавы, - это из-за того парня, да?
- Эээ…какого парня? - недоуменно поинтересовался Юмичика, приподнимая голову, чтобы посмотреть на него.
- Ну, он говорил, у него кто-то есть, - пожал плечами Куросаки, не покидая его груди, - я и подумал, что он, наверное, с тем парнем сейчас…
До офицера, наконец, дошло, что речь идет о капитане Кучики.
- М-да, - смущенно отвечал он, - это из-за того…кх… парня, Ичиго, да…

* * *

Казарма третьего отряда.

- Ну ты даешь, Кира, - из последних сил хрипло рассуждал Мадараме, бессмысленными глазами глядя в потолок, - ты гора-а-аздо хуже Юми-тяна… Нет ничего удивительного в том, что Гин сбежал…
Лейтенант понимающе посмотрел на него и снова отвернулся.
- Ох, Кира, - продолжал офицер, сам удивляясь тому, что еще может говорить, - если бы я от тебя бежал, так уж я бы делал это ночью, и переодевшись в женскую одежду, чтоб ни одна сволочь не узнала, - он выдохнул, - и уж точно не сообщал бы тебе о своем местопребывании.

Конец.



Страниц: 1

Просмотров: 2922 | Вверх | Комментарии (7)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator