Эдем для двоих

Дата публикации: 4 Фев, 2012
Название: Эдем для двоих
Автор(ы): Le Sweem
Жанр: слеш (яой), Hurt/comfort, Секс с несовершеннолетними
Фэндом: Kuroshitsuji
Пейринг: Алоис/Сиэль
Рейтинг: NC-17
Размер: Мини
Статус: Закончено
Дисклеймер: отказываюсь от прав
Предупреждение: возможен ООС Сиэля
От автора: фанфик был написан тогда,когда вышла только первая серия аниме.
Описание: Играть в карты с Алоисом не следует тем,у кого с психикой не все в порядке.Ведь он может вынуть козырной туз, когда ты этого совсем не ждешь,и тогда все обернется против тебя самого.

* * *

Губы скривились в усмешке. Рука, опираясь на стол, подперла бледную щеку. Взгляд переметнулся на потухающую свечу, стоявшую рядом. Расплавленный воск странновато блестел, чем ворожил взгляд юного мальчика.
"-Сиэль Фантомхайв? Наконец-то я нашел тебя! Сиэль!"
«Я тогда подбежал, обрадовавшись, что все-таки увидел тебя, а твой злосчастный дворецкий... Даже вспоминать противно его слова. Хотя, в некотором роде, он прав - я всегда останусь грязным оборванцем. Но сейчас это меня менее волнует, чем тогда. Меня интересуешь лишь ты, Сиэль»
Взгляд плавил свечу быстрее пламени, вскоре она потухла. Лишь кончик фитиля горел красным огоньком.
«На одну свечу стало темнее»
Страх начал забираться в душу. Темнее. Алоис всегда боялся темноты, поэтому погаснувшая свечка стала его раздражать. Резко встав с кресла, Тренси слегка прикусил язык и усмехнулся.
-Клод! — сказал он скорее себе, чем позвал дворецкого. Как бы то ни было, Фаустус, не медля, открыл дверь и низко поклонился. Осмотрев комнату монотонным взглядом, мужчина подошел к столу, взял потухшую свечу в руки. Воск остыл.
-Сейчас принесу другую... — он направился к двери.
-Стой. У меня почему-то не выходит из головы Фантомхайв и его напыщенный дворецкий, как его там? — слегка надул губы Тренси, вскинув рукой.
-Себастьян Микаэлис, — слуга поправил очки и полуобернулся.
-Верно. Знаешь, что? — Тренси подбежал к дворецкому, усмехнувшись еще раз, поманил пальцем к себе. Тот наклонился. Губы светловолосого мальчика оказались около уха. — Я хочу его... себе! Принеси мне Сиэля.
-Господин, не думаю, что это хорошая идея, так как его наверняка охраняет Себастьян Михаэлис.
-Да знаю я, но все равно. Я хочу его! — слегка покапризничал Алоис. Глаза наполнились мальчишеским максимализмом. Но на это Клод лишь вновь поправил очки.
-Вам пора ложиться спать, — он знал, что утром его желания изменятся на что-то новое, но меньше всего хотелось, чего-то более экстремального и сумасшедшего со стороны Тренси. Мужчина нахмурился, но решил, что следующее восклицание пропустит мимо ушей.
-С тобой даже не поспоришь, – тяжко вздохнул Алоис, достиг двери, самовольно открыв проход, он вышел в коридор и направился в спальню. Дворецкий, сделав пару шагов, закрыл за собой дверцу и уже через несколько секунд стоял около кровати Тренси. Еще раз поклонившись, мужчина подошел к мальчику. Мгновение, и Алоис уже в ночной рубашке с различными рюшами залезает на кровать, опрокидывается на подушку, блаженно прикрывая глаза. Холодный шелк ласкал слегка горячую кожу. Фаустус взял подсвечник с прикроватной тумбы, где находились коробка с кольцом юного Тренси и пустая стеклянная ваза. В ней никогда ничего не было, точнее в них. Алоис, иногда, в порывах гнева, швырял сосуд в дальний конец комнаты. Тысячи мелких осколков украшали какой-либо из углов спальни, тем самым доставляя удовольствие хозяину. Они такие жалкие в его глазах, что даже не посмеют находиться в поместье! Только с этими мыслями он утешал свой гнев, представляя, что ваза – те или иные люди.
-Ты опять оставлял окна в моей комнате открытыми на весь день? – безразлично спросил блондин, выводя Клода из воспоминаний. В ответ дворецкий лишь кивнул, удаляясь к двери. Единственный источник света уходил от Тренси, но он старался об этом не думать. Вскоре, свет пропал из комнаты – Фаустус вышел в коридор, тихо закрыв дверь.
Блондин закрыл глаза. За окном собиралась гроза. Первый гром заставил его вздрогнуть. Свет молнии озарил всю комнату, Алоис приоткрыл глаза. Всего на миг спальня посветлела, но потом погрузилась в темные краски. Он бы ощущал это, будь глаза и закрытыми. Еще один раскат грома. Он засмеялся. Сильный поток ветра заставил стекла слегка треснуть. Очередная молния, комната светлая. Миг. Все во мраке. Ему начинало это нравиться, даже учитывая то, что он боится темноты. Все переливы, весь грохот, вся гармония. Да, ему казалось это гармоничным. Ведь гром стихал, когда сверкала молния, и шумел, когда комната погружалась во тьму.
Алоис резко поднялся на кровати, дыхание участилось, то ли от грозы, то ли от вновь прихлынувших мыслей о Сиэле.
-Я… Я хочу, чтобы Сиэль появился у меня в поместье, немедленно! – прокричал Тренси в темноту. Казалось, что его никто не слышит, а если и так, то им нет дела до этого. Очередной приступ. «Чего?» — их не интересовало вообще. Ему было плевать на них, ведь у него есть Клод. Который так кстати, до сих пор стоял около двери в спальню, прильнув к холодному дереву спиной. Короткая улыбка посетила лицо, но потом сразу же исчезла. Приложив руку к груди, он ответил на слова мальчика:
-Да, Юный Повелитель…
Выкрик обошелся Тренси дорого. Спустя секунду он устало откинулся на подушки и провалился в объятия Морфея.

Утро началось так внезапно, как и закончилась ночь. Алоис с неохотой открыл один глаза, потом второй. Комната была светлее, чем ночью, когда била молния. Почти под потолком танцевали солнечные зайчики. Взгляд скользнул по обоям к окнам, небо было чистейшим, ни единого признака вчерашней грозы, что слегка удивило. Тренси приподнялся на локтях, потом сел, свесив ноги с кровати. До разума начало доходить, что он, наконец, проснулся, а не до сих пор спит. Дверь приоткрылась и в комнату вошла девушка. Не поднимая глаз на хозяина, она подошла к прикроватной тумбе и поставила поднос с чашкой и крохотным чайничком из белого фарфора. Несмотря на эти действия, она оставила дверь открытой.
-Ханна, что ты здесь делаешь? Где Клод? – он не поднял даже взгляда на горничную, едва слышно чертыхнувшись.
«Да как она смеет? Эта шлюха. Заходить в мою спальню, еще и без моего разрешения?!».
Тренси чуть не задохнулся от собственной злости, нахлынувшей из-за наглости девушки. Та лишь стояла около него и наливала ему чай в чашку, до которой, как раньше хотел он, и было, касался только Клод. Ханна даже не ответила на его вопрос, только поджала губы.
«Ну, ничего, сейчас я ей покажу»
Алоис вскинул подбородок и нагло ухмыльнулся. Ханне захотелось посмотреть на мальчика, но статус не позволял. Да и чревато последствиями, как в тот раз. Близнецы все видели, это было так жестоко с его стороны.
Сидя в ночной рубашке, Тренси в полголоса произнес имя горничной. Сначала она подумала, что показалось, но потом он промолвил его снова. Когда она полуобернулась к нему, направляя взгляд в пол, его улыбка стала только шире.
-Ханна, присядь рядом, – с несвойственной добротой попросил блондин у девушки. Ей ничего не оставалось поделать, как только выполнить приказ. Она присела на корточки около ног своего хозяина, голубые глаза девушки наполнились сожалением. Воспоминания из прошлого как будто въелись в память, и уходить не собирались, потихоньку сжирая изнутри Ханну.
-Ты ведь помнишь тот случай в столовой? Я просто поступил так, как следовало бы в такой ситуации. Ты ведь понимаешь меня? – он приподнял ее лицо за подбородок, от чего девушка вздрогнула. Все очень подозрительно. Он посмотрел на ее повязку. Левый глаз. – Если честно, мне очень понравились твои глаза. В них столько жизни, эмоций, желаний. Я хотел бы иметь такие же, как у тебя. Честно-честно. Тогда я думал, что утону в них. Может, сейчас, ты позволишь… мне… захлебнуться там? – слова давались ему с трудом.
Вся эта речь заставила Ханну покраснеть, но все же она не смогла устоять и подняла на него свои омуты. Тренси усмехнулся, вторая рука зависла в воздухе, но ей было все равно, хоть он ее и может ударить.
-Ханна… — рука начала приближаться к ее лицу – Ты.… Такая наивная!
Звонкий смех наполнил комнату. Горничная поняла, что это была своеобразная хохма. Это в стиле хозяина. Рука все ближе. Девушка поняла, что вырваться не может - легкое касание подбородка превратилось в стальную хватку. Она осознала, что тот случай повторится вновь. Вновь. С одной стороны, она не должна ослушиваться хозяина, с другой… Она станет слепой, и он вышвырнет ее на улицу, как ребенок сломанную куклу. Глаза наполнились слезами, что больше раззадорило Тренси. Пальцы в нескольких сантиметрах. Страх взял свое. Сорвавшись с места, она выбежала в коридор, побежала вниз по лестнице, на первом этаже едва не сбила с ног Тимбера. Который с недоумением смотрел ей вслед. Она добежала до главного входа в поместье, открыла дубовые двери, вымахнула в дворик имения. Осталось совсем чуть-чуть до безграничной свободы. Пробежав еще немного, она выскользнула из поместья через маленькую железную калитку около главных ворот. Она неслась, не зная, куда еще метров двадцать, пока усадьба не скрылась из виду. Девушка остановилась. Она поняла, что уже не сможет вернуться обратно, но это лучше, чем остаться слепой. Устало выдохнув, Ханна направилась к ближайшему городу, дорогу к которому знала наизусть уже давно.

Тренси удивлялся самому себе: он довел ее до срыва. Но ему было все равно, ведь у него есть Клод, который может заменить всех слуг. На его фоне они такие ненужные, ничтожные. Алоис даже не пожалел о том, что случилось только что, это его интересовало уже меньше всего.
-Клод? – ему хотелось, чтобы дворецкий сейчас вошел в комнату, проговорил что-то про завтрак и начал его одевать. Так было всегда, с того момента, как Фаустус появился в поместье. Блондину это нравилось, хоть слуга и делал это с похоронным лицом, что иногда и раздражало.
Как по веянию мыслей, Клод показался у открытой двери, поправив очки, он что-то произнес про принципы и то, что нельзя, чтобы комната хозяина была отворенной и выставленной на всеобщее обозрение. Алоис не обратил на его восклицание ни малейшего внимания, только обрадовался мужчине.
-Где ты был? – радость сменилась на недоумение. – Вместо тебя пришла эта… Горничная, а видеть ее мне противно, тем более в своей комнате! — он подскочил с кровати и уничтожающим взглядом посмотрел на слугу.
-Я выполнял одно из ваших поручений, – он привстал на одно колено, положив руку в белой перчатке на грудь.
-Какое? – Алоис погряз в пучине любопытства. Так рано? Это не могло подождать, пока он встанет и позавтракает?
«Видимо, что-то очень важное. И почему он ничего не сказал про завтрак, как обычно?»
Кинув немного странный взгляд на слугу, он смирился, что Клод непозволительно и просто так оставил своего хозяина.
-Прошу извинить меня, но не могли бы вы пройти со мной?
«До завтрака?»
Еще больше удивившись дворецкому, Тренси кивнул и вышел в коридор, а Клод только поспешил за ним, аккуратно закрыв дверь в спальню господина.

«Разве Себастьян не должен сейчас подойти ко мне и разбудить? Хотя, я и так не сплю, просто лежу с закрытыми глазами. На чем-то мягком, не похоже на наш лагерь. Черт бы побрал Финни и Мейлин заставить пойти всех в поход. Но они не виноваты, они лишь уговорили меня, Себастьян поддакнул, а Лизи была автором идеи. Я уже и не помню, что она тогда сказала»
Сиэль открыл глаза, устремляя взгляд в потолок. Приподнявшись на локтях, он осмотрел комнату. Светлое помещение в кремовых тонах. По обе стороны кровати, на которой лежал Граф, находились тумбочки цвета слоновой кости. Чуть левее стояли трюмо и шкаф с одеждой. Сиэль направил взгляд на правую половину комнаты: большое окно, занавешенное довольно-таки прозрачными гардинами, сквозь которые пробивалось солнце, роскошное кресло напротив огромного «сооружения» и небольшой шкафчик с полками и стоящими на них книгами.
«Себастьян заказал комнаты в гостинице и ничего мне не сказал? Но на обычный номер не похоже…»
-Себастьян… — позвал Фантомхайв дворецкого, но тот не появился. В принципе, его это не удивляло. Мальчик спокойно встал с кровати и направился к трюмо, приводить себя в порядок. Рука потянулась к лежащей на консоли расческе, посмотрев на себя в зеркало, он… ужаснулся. Сиэль еще больше приблизился к отражению. Печать почти исчезла с глаза. Не может ли это означать, что…?
«Нет, невозможно»
Отвергнул он свое же предположение. Такое случалось и раньше. Он вспомнил Анжелу, ту, которая хотела истребить всех людей под предлогом, что создает Эдем. Но Себастьян же убил ее. Ведь так?
От размышлений его оторвали шаги и голоса, приближающиеся к двери. Он нахмурился, если это гостиница, то они, кто бы то ни был, должны пройти мимо. Но ручка двери опустилась, Сиэль приготовился воскликнуть, но слова застряли в горле, как только он увидел их в проходе.

-Что ты хочешь мне показать, Клод? – Тренси надоело ждать, но Фаустус спокойно направился к дальней двери, опустил руку на ручку и надавил. Алоис удивленно подбежал к мужчине. Слуга с неким удовольствием открыл дверь, и перед мальчиком предстал… Фантомхайв, подошедший к источнику шума.
-Сиэль! – блондин накинулся на ошарашенного Графа с радостной улыбкой.
«Так вот что за поручение. Ты все слышал тогда? Стоял под дверью, что ж, умно с твоей стороны»
-Клод, оставь нас, – Тренси как будто ожидал чего-то, когда уйдет дворецкий. Тот поклонился и покинул комнату. Сиэль сразу же оттолкнул надоедливого мальчика и посмотрел серьезным взглядом в эти серые со слегка голубоватым отливом глаза. Единственный, кто может это сделать без последствий - они оба знали это.
-Почему я здесь? И где сейчас Себастьян? – спросил Граф похоронным голосом, от чего блондин поежился.
-Пока что обойдешься и без него! – воскликнул Алоис, как маленький обиженный ребенок. – Я вчера захотел, чтобы ты немедленно появился в моем поместье, и Клод исполнил приказ, – милое личико сменилось на дикий оскал. – И ты останешься здесь, пока я не скажу «можешь уйти».
-С чего вдруг я стану слушаться тебя? – отвернулся от него Фантомхайв, устало закрывая глаза.
-У меня есть один козырь в руках, – он заметил, как Сиэль кинул вопросительный взгляд на него. Тренси усмехнулся. – Я тебе покажу его, если сыграешь со мной партию в шахматы, – блондин знал, что это любимая игра Графа и то, что он не откажется сыграть — тоже.
-Ладно, – буркнул Фантомхайв и пошел на выход, Алоис поспешил за ним, взяв того за руку, заулыбался и потащил в библиотеку.
Войдя в книжный мир, Сиэль пришел в ступор. Его собственная библиотека в тридцать с лишним шкафов битком забитыми книгами казалась ничтожной в сравнении с этой. Глазами пробежавшись по стеллажам, что находились почти впритык с входом, он был шокирован их размерами. Если два рослых человека встанут, вытянув руки, то возможно они смогут дотянуться до краев полок. Алоис повел его вглубь комнаты, казалось, она безгранична, и тут до Графа дошло, что все это напоминало ему один большой лабиринт из стеллажей. Осматриваясь по сторонам, он замечал кое-где пыль, видимо слуги сюда не допускались, либо они совсем разленились. Пройдя довольно долгий путь, они пришли к одинокому столику с двумя стульями, видимо центр «лабиринта». Множество путей исходило из этого кусочка комнаты. Огромное окно освещало всю комнату, не смотря на ее размеры, и в отличие от спальни, здесь висели тяжелые занавеси из бархата вишневого цвета. Подойдя к столику, на котором красовалась шахматная доска с уже расставленными фигурами, Фантомхайв сел в кресло рядом с черными шахматами, Алоис, напротив, собрался играть белыми. Улыбнувшись еще раз «противнику», Тренси сделал первый ход.
Они играли час или два. Никто точно не знал, ведь для каждого минута длилась как три. На доске осталось четыре фигуры, короли и две побочные, остальные валялись на полу, Тренси лично скидывал их в порывах азарта, непрерывно смотря на Сиэля. Из черных шахмат остались только король и конь, а из белых – пешка и король. Ход у черных фигур. Фантомхайв конем «съел» пешку, но Алоис разгромил «лошадь» королем. В итоге остались только главные шахматы. Оба знали, что это значит, подняв друг на друга глаза, мальчики произнесли только одно слово:
-Ничья…
Сиэль встал с кресла и протянул руку Тренси, тот недоуменно посмотрел на Графа.
-В нашем роде люди при победе, или же проигрыше, вставали и жали друг другу руки в знак уважения, и так же выражали благодарность за игру, – усталость упала на плечи Фантомхайва тяжелым камнем. После этих слов Алоис, как ошпаренный, подскочил с кресла и пожал руку «сопернику», Сиэль удовлетворенно улыбнулся. Юный Граф вышел из-за столика и направился к той дороге, по которой они сюда пришли.
-Стой, ты забыл про козырь? Если ты уйдешь сейчас, обещаю, я прикажу убить ее! — Тренси пытался сделать все, чтобы Фантомхайв остался. Слово «ее» заставило Графа остановиться, кого он имеет в виду? Мейлин? Или…
-Лиззи?! – Сиэль гневно обернулся и зло посмотрел на все так же ухмыляющегося Алоиса.
-Кажется, именно так ее и зовут, – блондин приставил палец к губам. — Ты ведь хочешь ее увидеть?
Фантомхайв только нервно сглотнул.

А в этот момент, там, в подвалах поместья, находилась она. За черной обшарпанной решеткой находилась девочка. Ее белесые волосы, привычно собранные в два высоких хвоста, сейчас в беспорядке лежали на плечах, на полу. На концах они были вымазаны в грязи, кое-где торчали зеленые травинки. Ее тащили по земле? Она не помнит. Зеленые глаза впервые не выражали абсолютно ничего, и в свете тусклой лампы, казались серыми. Они покраснели от непрерывных слез, которые даже сейчас стоят в глазах. Нет, она уже не плачет. Из нее как будто высосали всю жизнь, и ей уже было все равно. Милое платье нежно розового цвета сейчас испачкано в земле, а подол весь изорван и висел лохмотьями. Она сидела, обняв руками ноги, уткнувшись носом в расстояние между коленками.
Приближающиеся шаги заставили ее навести взгляд на дубовую плотно закрытую дверь. Через несколько секунд ее распахнул запыхавшийся Сиэль; он бежал, чтобы увидеть ее, чтобы спасти. Граф подлетел к решетчатой двери и открыл ее ключом, который дел ему Алоис. Девочка подняла на него взгляд, глаза едва высохнув, вновь наполнились слезами. Войдя в клетку, он присел рядом с ней и обнял за плечи. Она вся дрожала, обмякнув в его руках.
-Лиззи! – он прижал ее к себе сильнее, но вдруг отпрянул, посмотрев, не ранена ли она. Но на девушке не было следов крови, она просто изнеможенна.
-Сиэль, – тихо проговорила она. Улыбнувшись, Мидлфорд, посмотрела ему в глаза. – Почему ты здесь? – Ей не было интересно, почему ее заточили в клетку, нет, важнее было знать, почему Сиэль находился сейчас рядом. Он толком не ответил на вопрос, только произнес одно слово:
-Алоис…
Для нее было уже понятно, кто все это затеял; она могла и сама догадаться, будь у нее силы на размышление. Несколько часов без еды были тяжким испытанием для юного организма.
-Теперь ты тоже узник, как и я? – с печалью в голосе спросила она, положив свою кисть на его ладонь. Фантомхайв отрицательно покачал головой, казалось, маленькая мечта Мидлфорд разбилась на тысячи осколков. – Тогда почему…?
-Алоис вчера начал капризничать, и одним из его желаний стало то, чтобы я объявился здесь, и не уходил пока он не скажет. Ты же – козырь, чтобы я не сбежал или не предпринял что-то подобное. Одно неверное движение и он.… Убьет тебя, – последние слова дались ему с большим трудом. Он заметил страх в глазах Лиззи и сразу поспешил добавить. – Но ты не бойся, я без тебя не уйду, он не посмеет что-либо сделать с тобой.
-Сиэль, я люблю тебя. И я сделаю все, чтобы ты был счастлив. Если ты сможешь бежать, то пусть… — она остановилась на полуслове, как Сиэль дал ей пощечину. Держась за красную щеку рукой, Лиззи посмотрела на него с ужасом. Дыхание Фантомхайва участилось, он еле сдерживал злость.
-Не смей больше такого говорить. Я найду способ выбраться, с помощью Себастьяна или нет, – он произнес это таким холодным тоном, что у Мидлфорд пошли мурашки по коже.
-А где Себастьян? – словно ничего и не было спросила Элизабет. Но Сиэль не успел ответить, как в подвал вошел Алоис, пафосно скрестив руки на груди.
-Посиделки закончились, Сиэль, идем! – он тряхнул белыми волосами и посмотрел на Лиззи язвительным взглядом.
И это козырь? Что в ней такого, что нравится Сиэлю?
Фантомхайв поднялся с колен, кивнув в знак согласия, взял руку кузины, лежащую на ее колене. Несколько секунд подержав тонкую ладонь, он все-таки отпустил кисть и вышел из клетки. Еще раз кинув печальный взгляд на Лиззи, Граф вышел из подвала.

«Прошло несколько дней, а Себастьян так и не появился. Так же я заметил, что в поместье Тренси не хватает горничной. Ханна. Кажется, так ее звали, интересно, куда она делась? Целыми днями мы с Алоисом играли в шахматы, ходили по магазинам, заходили в различные пекарни и занимались прочим бездельем. А с вечера до поздней ночи я сидел с Лиззи и разговаривал с ней. Я даже и не могу вспомнить, о чем, но разговоры продолжались очень долго, и часто на одну и ту же тему. Алоис же справлял вечера у себя в кабинете. Когда я случайно прошел мимо, я слышал, что он разговаривает с Клодом, но о чем, я так и не смог разобрать. Да и не придал этому большое значение. Печать почти исчезла с глаза, означает ли это, что контракт расторгнут? Тогда почему я до сих пор чувствую его присутствие? Наверное, мне уже не хватает этого взгляда и голоса с язвинкой…»
Сиэль лежал на своей постели, положив руки под голову. Вроде бы все нормализовалось, за исключением пропажи Себастьяна и то, что никто из поместья, кажется, и не пытался найти Фантомхайва. Но в голове сейчас метались совершенно другие мысли, и об этих проблемах он частенько забывал, а вспоминал под утро, когда засыпал.
От приваливших мыслей его оторвал стук в дверь.
«Вроде рановато для обеда, ведь только недавно завтракали»
Но вместо привычного Клода, открыл дверь Алоис. Граф сел на заправленной кровати, блондин застыл на месте, но спустя секунду-две уже сидел рядом с Сиэлем. Обстановка стала накаляться. Оба молчали, нет, ждали от другого хотя бы слова.
-Ты ведь знаешь, почему я здесь? – спросил Тренси, посмотрев на Фантомхайва с надеждой, что он ответит.
-Увы, но нет… — в сердце блондина что-то кольнуло. Юный Граф как будто поставил диагноз.
-Мне надоело, что ты постоянно ходишь к… этой! Ты здесь не для этого! – заявил ревностным тоном Алоис.
-Так объясни мне, почему? Я пятый день здесь нахожусь и до сих пор не знаю, зачем я понадобился тебе, – бесцветно пробубнил Фантомхайв, отведя взгляд от собеседника.
-Ты хочешь знать, почему ты здесь? – светловолосый мальчик тяжко втянул в себя воздух, будто готовясь к чему-то. Заметив слабый кивок в ответ, он приблизился к Сиэлю, тот только недоуменно посмотрел на него. Нервно сглотнув, Тренси сократил расстояние между ними, что-то невнятно прошептав, он урезал дистанцию между губами до двух сантиметров. Слегка замешкавшись, он все-таки нежно коснулся уст Графа. Он первый, кто сделал это. От прикосновения к мягким губам по телу пробежало пьянящее чувство. Привкус напоминал Мерло, аккуратно всколыхнутое в бокале; когда-то Алоис попробовал его у одной знакомой женщины, только тогда оно ему не очень понравилось, но сейчас, весь букет цветов раскрылся и предстал перед ним в новой гамме красок. Сладкий терпкий привкус, Тренси не мог и представить, что одни губы могут доставлять столько удовольствия. Блондин робко придвинулся еще ближе, слегка углубляя поцелуй, как ни странно, но Сиэль не сопротивлялся, что только обрадовало Алоиса. Мгновение, и Фантомхайв неохотно оторвался от губ и, немного покраснев, отвернулся. Обоим казалось, что они целовались не секунду или десять, а вечность. Самую сладкую и яркую вечность в их жизни.
-Я люблю тебя… — смотря на ровную спину Графа, Тренси будто выдавил это из себя, причем с нежеланием. Фантомхайв, онемев от таких слов, несмело обернулся и посмотрел в голубые глаза, полные отчаянья.
«Зачем? Ну, зачем я это ему сказал?»
Казалось, что Алоис сейчас расплачется, как маленький ребенок, у которого отобрали любимую игрушку или конфету. Сиэль не собирался кричать или уходить, нет, он поднял голову светловолосого за подбородок и, слегка нахмурившись из-за выражения лица, впился ему в губы. Не как в первый раз - нежно и мгновенно, а жестко, страстно, долго. Он будто пытался высосать душу через рот, насладиться, вздохнуть ею и больше не отпускать и не отдавать никому. Тренси аккуратно, не прерывая поцелуя, уложил Графа на спину и, слегка вдавливая его за плечи в кровать, расположился сверху.
Небрежно нащупав пальцами на шее Фантомхайва алый бант, блондин содрал его и отшвырнул в сторону. Алоис спустился ниже, расстегнул одну-две пуговицы на атласной рубашке, поцеловал покрасневшего Сиэля в щеку и вновь вернулся к брошенному делу. Вскоре все пуговки были содраны, привстав на локтях, Граф сам стащил с себя ненужный предмет одежды, тем самым оголив свое тело по пояс. Тренси только ухмыльнулся.
«Он тоже этого хочет»
Блондин начал осыпать грудь поцелуями, легкими, нежными, как прикосновение бабочки. Вдруг, переметнулся на плечи, страстно укусил одно, но потом извинительно зализал покрасневшую кожу. Сиэль не смог удержаться и застонал, томно и продолжительно. И плевать уже было, сбегутся слуги или нет, существовали только они и никто другой. Они и их личный мир, личный Эдем, который с радостью делили друг с другом.
Спустившись к животу, Алоис стал выводить языком мокрые дорожки, тем самым больше возбуждая Графа. Тот мог лишь извиваться, подобно змее и стонать, как можно громче, чтобы все слышали, чтобы слышал Он и наслаждался этим. Он знал, что Тренси не позволит ему проявить инициативу, поэтому довольствовался тем, что есть.
Светловолосый опустился к шортам юного Графа, не глядя тому в глаза, он с силой дернул их со стройных ног и кинул в дальний угол, где рядом валялась рубашка. На тонких бедрах остались красные полосы, учитывая то, что Сиэль даже не вскрикнул, только дернулся. Алоис кинулся зализывать, просить прощения за предоставленную боль. Покончив с покраснениями, он аккуратно стянул оставшуюся деталь гардероба – трусы, тем самым полностью раздев Фантомхайва. Дыхание Тренси участилось, как давно он ждал этого момента – распростертый на простыни, бывший цепной пес королевы Англии лежит перед ним полностью обнаженный! Проведя кончиками пальцев по бедру, он заставил еще раз глухо застонать Фантомхайва.
-Перевернись на живот, – попросил блондин, шепнув Сиэлю на ухо. Тот послушался приказа, нежели просьбы, и через секунду уже лежал спиной к Алоису. Усмехнувшись, Тренси быстро стянул с себя всю одежду и приподнял его за бедра, приставил свой член и медленно вошел в мальчика. Граф чуть не поперхнулся собственным стоном, выгнувшись как кошка, двинулся ему навстречу полностью насаживаясь на плоть белобрысого. Тут уже застонал Алоис, невольно поморщившись от приятных ощущений, подождав, пока Сиэль привыкнет к тому, что его пронзила доселе неизвестная боль, он постепенно начал движение. Сначала медленное, томящее, но потом нарастил темп до изнемогающего. Фантомхайв стонал, просил не останавливаться, извивался, как мог, даже не подозревая, что он унижается в глазах Тренси, хоть тот и любил его. Но правдивым ли было признание?
Совершив еще пару поступательных движений, мальчики кончили. Первый оргазм в их жизни. Выйдя из Сиэля, Алоис устало рухнул на подушку рядом с ним, переводя дыхание, он взглянул на возлюбленного и закрыл глаза, погружаясь в объятия Морфея.
Фантомхайв подождал минут десять, пока не убедился, что Тренси точно спит, встал с кровати и пошел одеваться. Так как с рубашки были сорваны пуговицы, он с наглым спокойствием одолжил одну у Алоиса. Спустя секунд пять он вышел из спальни для гостей и направился в подвал, где находилась Лиззи.
За окном темнело, уже первые звезды появились на небе, но там, рядом с горизонтом, до сих пор горело алое солнце. Легкий ветерок приятно обдувал, а опавшие листья заставлял кружиться в вальсе. Сиэль любил такую погоду, именно тогда можно переметнуться из душной библиотеки в сад, на лавку, и спокойно почитать книгу или же поиграть в шахматы.
Открыв дубовую дверь в подвал, юный Граф заметил, что Элизабет уснула, мирно свернувшись в калачик на полу. Белое платье из шелка, что дали близнецы, очень шло ей, а грязные волосы, которые были у нее в первый день пребывания в поместье, теперь аккуратными кудрями лежат вокруг девочки, словно, обрамляя ее. После того, как узнали, что Лиззи – ценная пленница, братья Тончинкан подмели пол, поставили в клетку койку и столик с парой книг для проведения досуга, а так же, они иногда играли с ней, когда Сиэль задерживался.
Фантомхайв отворил железную дверцу, вздохнул, что все, наконец, кончилось, взял кузину на руки и пошел прочь из поместья. Ему было уже все равно, что скажет Алоис на то, что они так просто покинули имение. Выйдя со двора через калитку около главных ворот, через которые когда-то сбегала Анна, он прошел метров десять, как застыл на месте. Там, где стыкаются небо и земля в красных лучах солнца виднелась темная фигура улыбающаяся Графу.
-Где ты был, Себастьян…?

Страниц: 1
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator