Останься со мной

Дата публикации: 1 Окт, 2009
Название: Останься со мной
Автор(ы): Jizell (kamea1985@mail.ru)
Бета-ридеры(ы): не проверено
Жанр: романс, яой
Фэндом: Bleach
Пейринг: Сюхей/Ичиносе
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: герои принадлежат автору аниме Блич, я просто немного позабавилась.
Предупреждение: возможен неканон, но у Кубо Тайта и у самого нестыковки в аниме на этот счет. Я просто воспользовалась.
От автора: Написано по мотивам манги на тему этого пейринга
Описание: Это наглое и хулиганское развращение невинного парня. Так вот.

* * *

Останься со мной

- Ага! - победно произнес Хисаги Сюхей, - То есть вот, значит, у кого след от моего кидо на плече!
Тот, к кому он обращался, вздрогнул при этих словах, и попытался закрыть рану ладонью, но, понимая, что уже поздно что-либо делать, медленно опустил руку и смущенно наклонил голову.
Сюхей не видел его лица, потому что тот сидел спиной к нему, в деревянной кадке, наполненной почти до краев теплой водой.
Злорадно улыбаясь, он прошлепал босыми ногами по мокрому деревянному настилу студенческой бани и приготовился выплеснуть свое негодование на провинившегося сокурсника.
- Попался?! – спрашивал он, стоя за его спиной, - Чего молчишь? - Сюхей пнул кадку ногой, глядя на мокрую черноволосую макушку, - Попался?
Несчастный, пойманный почти с поличным, вздохнул и немного повернул к нему голову, собираясь произнести слова извинения. Он уже было открыл рот, чтобы начать, но Сюхей, мгновенно узнав в нем старосту группы, перебил его возгласом удивления.
- Что?! Это ты?!!!

* * *

Неделю назад у второкурсника Хисаги Сюхея выдался особенно сложный день. Это была пятница, после занятий почти все обитатели студенческого общежития разъезжались по домам, и на местах оставались только те, кому ехать было некуда, кто не имел уютного дома с родителями, и кого никто не ждал.
По большей части это были руконгайские сироты и бывшие беспризорники, для которых Академия синигами была почти единственным местом, откуда они могли стартовать в настоящую, достойную жизнь. Хисаги Сюхей был как раз одним из таких студентов.
Пообещав товарищу по комнате, что справится с его частью общественной работы, он, как обычно, отпустил его домой пораньше. Тот никогда не оставался в накладе и привозил для Хисаги много вкусной домашней еды, а по праздникам еще и подарки.
Все бы было хорошо, но на этот раз работа заключалась в заготовке дров на зимний сезон, поэтому Сюхею пришлось очень несладко.
Совершенно вымотанный под конец дня, он даже не смог дойти до бани. Наскоро обмылся во дворе из ведра, доплелся до комнаты и, полумертвый, рухнул на футон.

* * *

Сначала ему показалось, будто это сон. Кто-то осторожно провел кончиком языка по его губам, и Сюхей даже ответил на поцелуй, чуть приоткрывая рот. Но когда чужие губы обхватили его более страстно, а по волосам прошлась чужая ладонь, считать происходящее сном стало уже невозможно.
Сюхей открыл глаза и увидел, как кто-то нависает над ним в темноте. Разглядеть лица он не мог - незваный гость находился слишком близко, но оказать сопротивление было вполне в его силах. Он негодующе застонал сквозь поцелуй и уперся ладонями в грудь наглецу, отталкивая его.
К удивлению Сюхея, тот не стал настаивать на продолжении, резко отпрянул, развернулся, и, ловко подскочив на ноги, рванул к седзи. Он бы так и исчез за ними, не будучи узнанным, но, к счастью, у Сюхея была отличная реакция, поэтому он успел выпалить кидо в спину убегающему. Вот только не было возможности толком прицелиться, но Хисаги успел заметить, что попал ему в левое плечо. Заметил он и бело-голубую студенческую форму.
«Вот козел! - выругался Сюхей, понимая, что не может преследовать его в одной повязке, - я тебя все равно найду, не спрячешься».
Заснуть сразу ему не удалось. Но даже и тогда, когда он провалился в черноту, сон все равно был беспокойный, взбудораженные мозги только и делали, что прокручивали способы розыска обладателя этих нахальных губ.
Сюхей уже с утра проснулся недовольный, зная к тому времени, откуда начнет поиски.
«Не так уж много студентов осталось с пятницы, - рассуждал он, - попробую найти его в бане».

* * *

К разочарованию Сюхея, нарушитель его сна так и не был пойман на выходных.
«В город, что ли, ходит мыться?» - думал он.
Городские бани были не то, чтобы очень дорогими, но полунищие руконгайцы предпочитали не тратить на них и без того скудные средства. Предполагая же, что вторженец был выходцем именно из Руконгая, (иначе что бы ему делать в общежитии на выходных), Сюхей на прекращал поиски, надеясь что рано или поздно тот пощадит собственный карман и объявится в студенческих парилках.
Но и будничная неделя не принесла положительных результатов, несмотря на то, что Хисаги дежурил в банях с момента их открытия, и до тех пор, пока вода не остынет настолько, что мыться станет некомфортно. Ему приходилось отсиживаться в душной атмосфере по шесть часов кряду, на пятый день это стало просто невыносимо, но Сюхей не отступал.
«Еще неделя у меня есть, пока его рана не заживает окончательно, - думал он, - если не найду, значит, ему крепко повезло».
В следующую пятницу большая часть студентов снова разъехалась по домам, и Хисаги воспрянул духом. Все-таки находится в банях, когда они под завязку забиты народом, большая часть которого явно была вне подозрений, оказалось тяжело. Отследить же виновника среди нескольких десятков руконгайцев было гораздо проще. К тому же он, вероятнее всего, должен был частично потерять бдительность, а на это Хисаги рассчитывал особенно сильно.
В первые три часа он его и не ждал – пока вода в бане была хорошо разогрета, студентов было гораздо больше, поэтому его подозреваемый вряд ли появился бы там. Скорее всего, он придет тогда, когда почти никого уже не останется, ближе к вечеру.
Хисаги затаился в парной, которая начинала понемногу остывать и тем самым упрощала разморенному парню его задачу.
Он сидел, прислушиваясь ко всем звукам, доносящимся из раздевалки и общего отделения, но какое-то время ничего не мог уловить. Казалось, что желающих вымыться уж не осталось, и вероятность того, что кто-то может появиться, крайне низка.
Тем не менее, спустя еще полчаса Хисаги услышал какие-то звуки, доносящиеся из помывочной, и насторожился. Понимая, что разглядеть след от кидо будет проще, если на обнаженном теле не будет мыльной пены, он ждал, пока вошедший закончит свои дела и далее проследует либо заново в раздевалку – и тогда бежать за ним придется стремглав, пока он не успел одеться, либо в парные, и тогда у Хисаги еще оставалось время. Если, конечно, это вообще тот парень, который ему нужен.
«Та-ак, - думал Сюхей, слыша приближающиеся шаги, - отлично, в парилку пошел».
Он спрятался за одну из больших кадок, откуда его не могли обнаружить со стороны входа, и затих. Дождавшись, пока потенциальный виновник зайдет в воду и устроится там, да предоставив ему еще немного времени, чтобы он успел расслабиться, Хисаги осторожно выглянул из своего укрытия, и, убедившись, что тот сидит спиной к нему, бесшумно поднялся и на цыпочках направился в его сторону.
«А вот и след от кидо, - с удовлетворением отметил про себя Сюхей, глядя на полузаживший ожог на голом плече, - поймал я тебя, гад».

* * *
А рыбка-то попалась жирная! Староста группы, Ичиносе Маки, благополучный сын офицера Готей-Тринадцать, и лакомый кусок, на который не первый месяц заглядывались многие студенты обоего пола.
И зачем ему-то это понадобилось – тайком прокрадываться в ночной тишине, и, рискуя ввязаться в неприятности, целовать своего одногруппника? Такие, как он, могут получить все это гораздо менее серьезными усилиями. Ведь стоило ему одним лишь намеком показать Сюхею свою заинтересованность, как тот и сам бы расстарался, чтобы заполучить его в свою постель. А, может, и не только в постель.
Так нет же – крадется в темноте по коридору, наверняка озираясь при этом по сторонам, черт знает как, но открывает запертые седзи, заходит, наклоняется над бесчувственным, сонным телом, которое, не понимая, кто в этот момент находится рядом, даже не может ему достойно вернуть поцелуй. И что в результате? Получает кидо в спину! И это вместо страстной ночи, которая была куда как более желанна!
Сюхей решительно не понимал этого парня.
Тот сидел, заливаясь краской, но все же высказал ему свои извинения, когда Хисаги обошел кадку и сел с другой стороны на ее гладкий размокший край. Он всматривался в смущенное лицо одногруппника, и пытался понять, что же могло заставить Ичиносе поступить таким невероятным образом. Но по лицу парня все равно нельзя было ничего прочитать, кроме жгучего стыда.
Сюхей отвернулся.
- Не люблю, когда что-то тайком делают, - проворчал он, - Спросить было трудно?
К его удивлению тот негромко подал голос:
- А ты бы разрешил?
Сюхей поджал губы и повернул к нему голову.
- Может, и разрешил бы, - с упреком произнес он и снова отвернулся.
Наступила тишина. Один сидел в воде, стараясь не шевелиться, чтобы всплесками не создавать шума, потому что готов был провалиться сквозь пол, второй просто не знал, что ему сказать. По-хорошему, надо было бы и дальше возмущаться, но Сюхей вовсе не хотел отпугивать своей агрессией симпатичного одногруппника. И даже совсем не прочь был бы сам поцеловать его. Но в Маки, как назло, заговорила совесть, и он вовсе не спешил давать ему повод к этому.
Сюхей несколько раз поворачивал к нему лицо, но, убеждаясь, что в глазах Ичиносе нет даже намека на призыв, снова отворачивался.
А желание-то усиливалось. Он представлял себе его губы, раскрывающиеся навстречу, свой язык, проникающий в теплый влажный рот этого парня, и через какое-то время был вынужден положить скрещенные руки в область паха, чтобы прикрыться.
Ни повернуться, ни встать, чтобы уйти, в таким виде было невозможно.
Может, ничего этого и не случилось бы, но Сюхея подстегивала мысль, что парень тоже хочет его, а, значит, эта манящая близость была так возможна!
Делая вид, что все еще недоволен, но уже готов простить, он снова повернулся к нему, продолжая закрываться.
- Ну и как? – спросил он, - понравилось со мной целоваться?
Тот мельком взглянул на него, раскраснелся еще больше, и снова отвернулся.
«Ну надо же, скромник какой! – досадовал Сюхей, - откуда таких только набирают в Академию?»
Но Хисаги не был бы руконгайцем, если бы так просто отступил. Видя замешательство парня, он решил сам быть смелее.
- Хочешь, поцелую? – предложил он, чуть разворачиваясь к нему и приготовившись плюхнуться в кадку.
Маки тут же взглянул на него расширившимися от удивления и надежды глазами, но не осмелился что-либо произнести.
- Хочешь? – переспросил его Сюхей, чуть понижая голос и подаваясь ему навстречу.
Тот снова ничего не ответил, но убрал ноги, чтобы освободить ему место, и немного напрягся в ожидании.
Сюхей осторожно залез в кадку и опустился перед ним на колени, расплескивая воду с краев. Он крепко обхватил руками его мокрую шею и впился в раскрытые губы, чувствуя, как тот подается навстречу и тоже обнимает его.
Страсть между ними вспыхнула сразу же, будто несколько часов пронеслись за один миг. И тут же вскружила им голову, заставляя воспринимать реальность, как что-то фантастическое.
Поцелуй получился долгим и любовным, никто из них не хотел первым его прекращать, губы были трепетными, языки нежными, они вцеплялись друг в друга, не желая выпускать из объятий. После такого взрыва обоим потребовалась короткая передышка, во время которой что один, что второй боялись отстраниться, чтобы не дать другому возможность уйти, и сжимали ладони сильнее. При этом ни одного из них, казалось, не смущало, что события развиваются так стремительно.
Маки, все же немного ошалевший от неожиданности, все еще старался прийти в себя, а Сюхей опомнился первым, и стал ласкать его стройное тело, прохаживаясь по плечам, спине, пояснице.
- Ты так хотел?– шепотом спрашивал он, чуть пощипывая пальцами его соски и касаясь губами мокрых волос, - нравится со мной?
Тот ничего не отвечал, только тихо постанывал от наслаждения.
Сюхей снова захватил его губы, но уже немного смелее, поскольку видел, да и чувствовал животом, что парень горячо желает его.
Целуя своего дрожащего от сладострастия любовника, сам он тоже начинал нетерпеливо поскуливать, и тянулся ладонями к его паху, чтобы начать ласки. Но стоило ему несколько раз слегка провести пальцами по набухшей до предела плоти, как тот застонал, заухал и повалился ему на плечо, умоляя продолжать. Сюхей немного удивился, что его простые действия вызвали такую бурную реакцию, но пошел ему навстречу, и даже чуть отстранился, чтобы иметь лучший доступ.
Видя, что парень совсем теряет голову, он набрался храбрости и зашептал, не прекращая гладить его:
- Пойдем ко мне…я один сегодня, - он уже предвкушал, как будет нежить в ладонях разгоряченное тело, и без конца зацеловывать его, а потом…потом может случиться то самое, к чему все и шло, а этого Сюхей тоже очень хотел, - пойдем, Маки…там хорошо будет…

* * *

Он чуть удивился и улыбнулся про себя, обратив внимание, что тот не размотал повязку прежде чем лечь с ним на футон.
«Вот странный какой, - подумал Хисаги, - мы же, вроде, в бане голые сидели!»
- Иди ко мне, - интригующе произнес он, притягивая парня за плечи.
Маки подался к нему, априори дрожа от желания, и сам явился инициатором очередного долгого поцелуя. Сюхей, пока тот лежал на боку, протянул руку и попытался развязать ему узел, но тот остановил его, отрицательно застонав сквозь занятые губы.
Хисаги начинала забавлять эта ситуация. Он-то твердо вознамерился зайти сегодня ночью так далеко, как обычно заходят все любовники. Но для Маки это, похоже, не было таким уж очевидным. Он жадно прижимался к Сюхею, хватал его губы, желание сквозило во всех его ласках, но сдаваться он не хотел.
Они снова целовались, поочередно наваливаясь друг на друга, стонали, и временами, чтобы отдышаться, чуть отстранялись и сбивчиво высказывались о своих впечатлениях.
- Так здорово! Да? – упоенно говорил Сюхей, глядя в темные карие глаза.
Маки кивал и гладил его лицо.
- Мне тоже нравится…
Немного приходя в чувство, они снова сцеплялись в объятиях и блуждали ладонями по телам друг друга. Сюхей сгорал от вожделения, притягивая к себе упругие ягодицы и упираясь готовым разорваться членом в рельефный живот. Он все-таки не выдержал и забрался Маки под повязку, повалив того на спину и продолжая целовать. Когда его пальцы скользнули по слегка пружинящей бархатистой поверхности, он почувствовал еле уловимое секундное замешательство, а вслед за ним раздался приглушенный поцелуем стон удовольствия, который после стал отрывистым, но уже не прекращался.
Сюхей продолжал гладить его, и, дождавшись, когда стыдливый любовник снова потеряет голову, чуть притянул его к себе, чтобы завести вторую руку ему за спину и развязать, наконец, давно ставшую лишней повязку.
Маки только тихо сдавленно ахал, когда Сюхей, не останавливая ласк, снимал ее, но не противился. Он ненадолго открыл глаза, чтобы заглянуть в его лицо, и встретился с чуть насмешливым и одновременно полным сладострастия взглядом. Пользуясь его бессилием перед удовольствием, которое он ему доставлял, Хисаги делал с ним все, что хотел. Неискушенному Маки он напоминал ему сейчас юного руконгайского разбойника – испорченного, дерзкого, но очень ласкового.
Он застонал и снова закрыл глаза, позволяя тому гладить себя дальше.
Сюхей, продолжая одной рукой двигаться по члену любовника, второй скользил по его телу, временами сжимая ладонь то на плечах, то на пояснице, то на бедрах. Сдерживать свои желания ему было трудно, тем более что Маки стонал очень призывно. В какой-то момент ладонь Сюхея скользнула между его ягодиц и слегка сжалась, вызвав у того настороженный стон. Он отпустил его, но спустя пару минут снова сделал попытку прорваться к желанному месту, на этот раз немного протолкнув пальцы внутрь.
- Что ты делаешь? – возмущенно прошептал Маки, вырываясь из его рук и стараясь отстраниться.
Сюхей убрал пальцы и снова притянул его к себе.
- Ну ладно- ладно…тихо… - успокаивал он парня, прижимаясь и целуя его брови, - я не буду больше.
И, разумеется, он понимал при этом, что нагло врет ему. Понимал ли это Маки, он не знал, Сюхею поведение того казалось немного нетипичным.
Постепенно его начинали посещать кое-какие подозрения, и он решился, наконец, задать вопрос, чтобы либо развеять их, либо подтвердить.
- Скажи, Маки, - осторожно прошептал он ему на ухо, - ты когда-нибудь был с парнем?
- Нет, - невозмутимо ответил тот, - а ты разве был?
«Святая наивность, - думал Сюхей, - этот благовоспитанный парень даже и не подозревает, наверное, о масштабах разврата, творимого на территории общежития. Скажи ему сейчас, что каждый второй его одногруппник уже затянул на футон своего товарища, или же сам был им затянут, так и не поверит!».
Он погладил волосы своего невинного любовника, с интересом и даже каким-то азартом заглядывая в его глаза.
- Так ты мальчик, да? Еще мальчик? - спрашивал он его.
Маки нахмурился.
- Я не мальчик, - возразил он, - у меня были женщины.
- А-а-ай, - не обращая внимание на его слова, сказал Сюхей, - это не то.
Он повалил его на спину и принялся зацеловывать немного смущенное лицо.
- Ма-альчик... - повторял он сам себе, пытаясь привыкнуть к этой новости
Сюхея снова охватила сладкая дрожь при мысли о том, что он дальше с ним сделает, чтобы в конце концов заполучить парня. Он скользнул вниз по его телу, языком лаская по дороге его грудь и живот. Когда он оказался в самом низу, Маки поднялся на локтях и растерянно посмотрел на растрепанный затылок своего возлюбленного. В следующую секунду его глаза расширились от удивления, но не успел он даже толком во всем разобраться, как почувствовал, что тот ласкает его губами, обхватывая и нежно сжимая.
От накатившего блаженства Маки чуть было не потерял сознание.
- Сюхе-ей, - простонал он и снова повалился на спину.
Далее тот с удовольствием слушал его сдавленный, почти мучительный скулеж, догадываясь, в какой трепет повергает своего любовника. Постепенно, по мере ласк, он продвигал ладони все ближе к заветной цели, не встречая при этом никакого сопротивления. Он сдавливал его губами, моментами немного засасывал, скользил по напряженной до крайности плоти, доводя дрожащего от наслаждения парня до полного повиновения. Когда Сюхей почувствовал, как тот стал чаще сжимать его коленями, он оторвал от него ладонь, осторожно, почти не разжимая губ, облизал пальцы и вернул их на прежнее место, теперь уже немного проскальзывая внутрь.
Маки немного дернулся, стал перебирать ногами, стонать сильнее и чаще, но не вырывался, и позволил ему зайти чуть дальше.
Впрочем, Сюхей не проталкивался слишком сильно, зная, что это особо ни к чему. Зато уж там, где находились его пальцы, он ласкал очень активно, стараясь не выпускать его, и не давая сжиматься.
Когда тот начал сильно биться и неистово стонать в его руках, Сюхей стал двигать языком упорнее, и вскоре, почувствовав легкую пульсацию плоти у себя во рту, понял, что отстраниться уже не успевает.
"Да и ладно, - думал он, пытаясь не закашляться и не сорвать удовольствие своему любовнику, - зато ему так больше понравится".
Он аккуратно отпустил его и лег рядом, боком к парню.
Маки тяжело дышал и какое-то время даже не обращал на него внимания
Сюхей терпеливо ждал, когда тот придет в себя, и просто смотрел на него, приподнявшись на локте.
Тот повернул к нему голову и посмотрел затуманенными глазами.
- Ты сумасшедший... - еле выдохнул он, и уперся лбом в его грудь.
Сюхей обнял его.
- Хорошо тебе было?
Маки из последних сил повернулся к нему и закинул руку на тонкую поясницу возлюбленного, изображая на лице слабую, вымученную улыбку.
Немного отлежавшись, и успокоившись, он тоже решил задать вопрос:
- А ты ведь был с мужчинами, да?
Сюхей улыбнулся про себя и качнул головой.
- Был, - ответил он, краем глаза присматриваясь к реакции Маки на свой ответ. Тот особо не удивился, и так догадываясь об этом после того, что с ним вытворил любовник.
- А когда первый раз? – осторожно поинтересовался он.
- У-у-у, очень рано, Маки, - он прижал его к себе, запустил пальцы в шелковистые волосы и несколько раз поцеловал парня, - извини, не отвечу. Просто травмировать тебя не хочу. Но в Руконгае с этим не затягивают.
Тот погладил Сюхея по спине и на некоторое время о чем-то задумался. Потом снова спросил:
- Тебе в первый раз понравилось?
В ответ раздался тихий короткий смех, а после шепот:
- У меня был хороший любовник. Взрослый. Так что мне повезло с этим.
Маки испытывал жгучий интерес к этому разговору и не желал его прерывать.
- Расскажешь мне?
Сюхей снова засмеялся и повалил его на спину, сам при этом забираясь сверху и надавливая на него бедрами.
- Это лучше показать, - жарко произнес он, глядя ему в глаза, - давай лучше покажу, Маки.
- О-оу! – наморщился тот, смутившись, и отвернулся.
Но Сюхей не отступал. Не видя серьезного сопротивления, он обхватил руками его шею и принялся покрывать поцелуями лицо любовника.
- Соглашайся, Маки, - шепотом уговаривал он его, - я осторожно буду…
Тот, чувствуя между бедер его напряженную плоть, сам понемногу начинал ощущать, как в самый низ живота накатывает знакомая тяжесть, но решиться ответить согласием пока еще побаивался, пугаясь неизвестного.
Сюхей, понимая, что парень вот-вот сдаться, не прекращал подталкивать его к этому.
Он снова принялся засасывать его губы, упоенно стонать и перебирать гладкие волосы, одновременно ритмично нажимая на него бедрами. Тот понемногу заводился, опьяненный горячими ласками, и сильнее прижимался к нему.
- Не бойся, Маки, позволь мне, - завораживающим шепотом искушал его Сюхей, - я тебе такую потерю невинности устрою – закачаешься!
Тот стонал, сдавливал его коленями, но пока еще разрывался между желанием согласиться и страхом перед возможной болью. Напористость возлюбленного с одной стороны отпугивала его, а с другой - именно она и кружила ему голову.
- Давай просто попробуем, совсем чуть-чуть, - Сюхей делал вид, что идет на уступки, чтобы дожать его, - если не понравится, я перестану.
Очередную просьбу он подкрепил легкими движениями пальцев по его члену, пробравшись ладонью между их животами.
Его ласки и уговоры все-таки довели Маки до предела, он уже тяжело дышал от возбуждения, и раскраснелся.
- Хорошо, - услышал Сюхей его сдержанный шепот, - только не слишком сильно, ладно?
«О-о! Наконец-то!» – удовлетворенно подумал он, слезая с любовника и переворачивая его на живот.
Маки все время встревожено оглядывался назад, но Сюхей решил еще немного поласкать его прежде, чем начать. Он сел между раскинутых ног и попытался подтянуть к себе его бедра, чтобы поставить того на четвереньки и основательно вылизать, но почувствовал сопротивление, после которого Маки вновь оглянулся и осуждающе посмотрел на него.
Сюхей прекратил свои попытки, снова лег сверху и принялся целовать его шею.
- Почему не хочешь? – шепотом спрашивал он его, лаская покрытые испариной плечи, и слегка улыбаясь, - поза развратная, да?
Тот покраснел и уткнулся лбом в сложенные ладони.
- Ладно, не буду, - успокоил его Сюхей, - лучше прямо так, верно?
Он еще немного погладил его, одновременно нашаривая под футоном смазку, потом, чуть приподнявшись, быстро прошелся ею по собственному члену, но не решился забраться скользкими пальцами между ягодиц любовника, чтобы не вызвать очередного приступа высоконравственности со стороны того.
- Не сопротивляйся слишком сильно, ладно? – шептал он ему, протискиваясь упругим членом к нужному месту и начиная слегка напирать.
Далее перед ним встала дилемма. С одной стороны нельзя было начинать движения самому – это почти гарантированно причинило бы боль его любовнику. С другой – тот упорно не хотел подаваться навстречу, ожидая его инициативы. В итоге ему все-таки пришлось начать первому.
Сюхей старался чутко прислушиваться к своему парню, и совершать легкие качки только тогда, когда ему казалось, что тот готов идти дальше. Но это все равно не помогало. Иногда Маки подвывал, жалуясь на боль, и старался уйти от нее, вдавливаясь в футон.
- Сюхей…ч-черт… - запоздало сожалел он о своей уступчивости.
- Ну прости…прости, - шептал ему тот, не прекращая надавливать бедрами и еле уловимо покачиваться, - я так хочу тебя…
- Давай прекратим это… - просил Маки, когда ему показалось, что становится невыносимо.
Но для взведенного до крайности Сюхея это было уже невозможно. Он понимал, что не отпустит его, даже если тот будет умолять о том, чтобы он из него вышел.
- Нет…пожалуйста… потерпи немного, - сочувственно просил он его, целуя взмокшую спину, - вот увидишь, потом понравится.
Маки морщился, но терпел и дальше, впиваясь пальцами в футон. В итоге ему все-таки пришлось вынести все творимое над ним, и впустить настойчивого возлюбленного до конца.
- Как ты? – обеспокоено поинтересовался Сюхей, останавливаясь и прижимаясь к нему.
Тот тяжело дышал.
- Уже лучше… - ответил он, все же расстраиваясь из-за того, что проникновение так его разочаровало.
Не отрывая от любовника бедер, Сюхей аккуратно перевернулся на бок и увлек его за собой. Еле-еле начиная двигаться, он обхватил его член ладонью и принялся медленно ласкать. Больше они уже не разговаривали, потому что спустя какое-то время стало не до этого.
Сюхей решил во что бы то ни стало добиться того, чтобы Маки понравилось с ним. Он его прекрасно понимал – пресловутый «первый раз» чаще всего вызывал преимущественно отрицательные эмоции, особенно если все было жестко и заканчивалось слишком быстро. Это знал и тот, с кем Сюхей сам впервые разделил ложе, поэтому и поджаривал его на медленном огне. В итоге получилось предельно нежно, но захватывало и доставляло неимоверное блаженство.
Все это Сюхей вспомнил сейчас, когда под ним лежал такой же неискушенный парень, каким он сам был несколько лет назад. И решил проделать с ним то же самое, надеясь, что у него получится.
Он стал двигаться очень медленно и неторопливо, временами почти останавливался, замирал, в то время как пальцы его скользили по напряженной плоти так же неспешно.
Через какое-то время Маки в свою очередь тоже перестал ощущать какой-либо дискомфорт, успокоился и привык к чувству заполненности. Под тягучими ласками Сюхея на него уже начинало накатывать наслаждение, на первых порах охватывая только незначительную область, где находились пальцы его возлюбленного. Спустя несколько минут оно прокатилось по бедрам, потом он почувствовал, как дрожь охватила соски и продвинулась еще дальше, постепенно увлекая его в пьянящую нереальность.
Со стороны все выглядело совсем не зажигательно, было очень спокойно, они просто лежали, сцепившись, и незаметно двигались в очень слабом ритме, но головы у обоих были вскружены медленным погружением в удовольствие.
Быстрее не хотелось ни тому, ни другому. Это было невероятное состояние бесконечного возбуждения, которое не угасало, но и не росло, а поддерживалось на одном уровне, доводя обоих по потери соображения. Их слабые протяжные стоны звучали почти в унисон, две пары ног переплелись и слегка терлись, стараясь передать друг другу нежную дрожь.
Сюхей упивался от мысли, что этот красивый парень все-таки стал принадлежать ему, и, судя по всему, они будут вместе и дальше, а Маки дурманила мысль, что его так дерзко завоевали и вовлекли в запретные отношения. Он был рад, что сдался, уступил, теперь уже понимая, что по-другому и не смог бы. Он хотел Сюхея чуть ли не больше, чем тот его, но если бы не настойчивость пылкого возлюбленного, ничего могло бы и не случиться. И, находясь сейчас вне здравомыслия, он был благодарен ему за эту несдержанность.
Оба двигались, потеряв голову от искрящегося блаженства, сладострастно ухали и стонали, даже не замечая, что невольно ускоряют темп. С какого-то момента возврат в тихое наслаждение стал невозможен, и обоим потребовалась развязка.
Ощущая, как в паху нарастает мелкая вибрация, Сюхей принялся ласкать своего любовника быстрее, и, когда почувствовал, что ноги того вырываются из сцепки, да вдобавок тот лающе стонет, сам снял с себя ограничения, и начал совершать уверенные толчки внутрь его тела.

* * *
- Добрался до меня все-таки, - с еле уловимым укором говорил Маки лежащему на нем возлюбленному, - волченок нетерпеливый…
- Знаешь, как хотелось! – отвечал Сюхей, обнимая ладонями его лицо и игриво заглядывая в глаза, - ты сам виноват, зачем дразнил меня? - он поцеловал парня в раскрасневшиеся губы и погладил его волосы.
Его все еще не покидала радость оттого, что Маки находится рядом. Он то и дело целовал и гладил его, а иногда и сильно прижимался, задыхаясь от избытка чувств.
Тот, будучи по натуре более сдержанным, реагировал спокойнее - просто улыбался и притягивал его к себе. В конце концов Сюхей тоже успокоился и улегся ему на грудь.
- Останешься со мной на выходные? – спросил он парня, и потянулся губами к его ладони, которая лежала рядом.
- Хочешь – останусь, - ответил тот, чуть повернув голову, чтобы хоть как-то разглядеть его лицо.
Сюхей обрадовался, прижался сильнее и несколько раз удовлетворенно вздохнул.
- А насовсем останешься? – осторожно поинтересовался он, боясь поднять голову, и прислушивался к дыханию любовника.
Маки неслышно усмехнулся, потом подумал и крепко обнял его.
- Могу и насовсем.
Удовлетворившись ответом, Сюхей довольно промурчал, устроился поудобнее и закрыл глаза.

Страниц: 1
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator