19 Глава

Дата публикации: 25 Окт, 2009

Страниц: 1

  – Thiamatis bether‘ver Sai!
  От этих слов Румила пробрал мороз. Время замедлило бег, он видел, как медленно падает клинок темного, и уже знал, куда придется удар. Сердце замерло, предчувствуя боль. Феникс, сраженный рукой одержимого, больше не возродится, принесенный в жертву, он станет пищей темной богини.
  Рукоять невесть откуда взявшегося меча удобно легла в руку, и юноша без раздумий ударил на упреждение. И попал. Пару мгновений смотрел, как Тиаматис отпрянула так, словно светлая сталь обожгла ее. Их глаза встретились, и Румил с удивлением заметил ужас богини. Гнев, непонимание, страх, – как непривычно было видеть на лице Нариса эмоции! Румил, воспользовавшись замешательством, откатился прочь. Вскочил, приняв боевую стойку. Беловолосый не двигался.
  Феникс молчал, не понимая, почему Темная прервала атаку. Больно? Но Белый Волк не из тех, кого останавливают такие мелочи.
  – Нарис? Ты в порядке? Ты очнулся?
  Рана жгла. И боль гасила расплавленный свинец, что тек по венам Нариса. Эльф поднялся – всплыл на поверхность собственного тела, как будто заново появились руки и ноги: его кровь, его нервы, его плоть.
  – …что ты сделал?..
  Эльф вдохнул всей грудью, чувствуя, что петля, сжимавшая горло все эти годы, ослабла. Мальчишка спас его, но как?
  Вкрадчивые слова патокой заструились в его сознание.
  «Спас? Ты ошибаешься, дитя мое… Знаешь ли ты, кто виновен в гибели твоих воинов, мой Нарис?..»
  «Ты, – мысленно ответил он. – Уходи».
  «Ошибаешься, мой Нарис. Он предал тебя».
  Мир померк, мрак поглотил реальность, подменяя картинами прошлого.
  «Мальчишка сидит у костра, поедая завтрак.
  – Эй, парень. А чего это твой хозяин так давно не выходит из кибитки? – наемник. Кажется, его звали Солар.
  – М-м? – Раб поднимает голову, усмехается. – А что мне будет за ответ?
  – Я гляжу, ты парень не промах. Чего хочешь? – тот хмыкнул.
  – Нож. В любой момент, когда попрошу.
  –Хм, а ты действительно парень не промах, – наемник нехорошо ухмылялся. – Ладно, будет тебе нож, ловкач».
  Зрачки беловолосого расширились так, что заняли почти всю радужку.
  Во взгляде – потрясение. Боль. Гнев. Секунда, и все исчезло. По радужке расползся лиловый цвет, точно чернила разлили. Дрогнули губы.
  – Предатель! –– на миг на поверхность всплыл именно Нарис, но потом снова появилась богиня, почти без сопротивления.
  Она шарахнулась от мальчишки. Тело надо было уводить, так что она бросилась прочь, не раздумывая, только лишь получив зыбкий контроль.
  – Стой! – Румил рванулся следом, но понял, что не в силах соперничать с быстротой одержимого. Да и что он может сделать? Как привести его в чувство, как удержать?
  Румил остановился. Перевел дыхание. Как же так? Паучиха отступила, но что пошло не так? Может, попробовать позвать Нариса через связь? Парень сел и попытался успокоить дыхание. Надо найти эльфа.
  «Нарис!» – крик повис в пустоте. Холодно. Никакого ответа.
  Мир вокруг взорвался грохотом копыт.
  – Эр’Риммердин, с вами все в порядке? Вы целы... А где?..
  – Убежал, – Румил открыл глаза, подобрал меч. – Со мной все в порядке… а вот с Нарисом... И зачем я только согласился, чтобы нас разделили? На что надеялся? Тиаматис только этого и ждала!
  –Вы не должны винить ни себя, ни Эр’Лаиро, – Эр’Миэль старался быть дипломатичным. – А где ваш конь?
  – Странно, почему я перестал его чувствовать? Почему он назвал меня «предателем»? Неужели из-за раны…– Румил помрачнел, кусая губы. Да был ли это вообще Нарис? Если бы он не ранил моровен, был бы уже мертв.
  – Эр’Риммердин, вы слышите меня? –– воззвал к нему капитан северян, – Эр’Наиль серьезно ранен, ему нужен уход. Мы не можем вечно гоняться за Ар’Нарисом по лесам.
  – Ты не понимаешь. Я не могу до него достучаться! Нариса надо найти немедленно, иначе все, кто живет в этих местах, окажутся в опасности. Паучихе нужна моя кровь...
  Эр’Миэль покачал головой.
  – Тем более. Устройте передышку. Нужно хорошенько подумать, что делать с Темным. Он сейчас опасен. Мы не можем рисковать вашей жизнью. Надо отступить, – видя, что Феникс все еще колеблется, Эр’Миэль решил использовать последний из аргументов: – Вы же не позволите умереть одному из родичей?
  – Нет, конечно, нет… – досада быстро сменилась стыдом. Эр’Наиль пострадал, защищая его, и было бы черной неблагодарностью бросить родича. – Можем разбить лагерь здесь. В отряде есть лекарь?
  –Нам нужны лекарства, припасы, свежие лошади, ночлег под крышей. Я прошу вас, Эр’Риммердин. Давайте зайдем на постой в одну из долин.
  Юноша молчал. Уйти в долину означало оставить Нариса в сетях темной богини. Но Наиль… он ни в чем не виноват. Имеет ли Румил право жертвовать чужой жизнью ради одержимого? Спасать одного, убивая других. Нет. Так нельзя.
  – Меня ты, конечно же, одного не отпустишь? – Румил поднял взгляд на Эр’Миэля, зная, что ответит ему эльф. – Хорошо. Но что если одержимый нападет на хозяев долины? Надо убедиться, что им ничего не грозит. А едва Наиль окажется в безопасности, я отправлюсь искать Нариса.
  Капитан северян наклонил голову. Несмотря на внутренний протест, он готов был повиноваться старшему в роду. Это было проще, легче. Тем более – Фениксу. Изменений, произошедших с мальчишкой, не заметил бы разве что слепой. Что–то, о чем он предпочитал молчать, пробудило в нем воспоминания прежних Фениксов. Иначе как бы он вспомнил о шраме?
  Эр’Миэль не спрашивал, предпочитая наблюдать и делать выводы. Задумчивость мальчишки, изменившееся выражение глаз, молчание, полное одному ему ведомых мыслей. Полукровка выглядел усталым, притихшим. Он больше не жаждал вспомнить свое прошлое, интересуясь тем, о чем Эр’Риммердин знать не мог.
  Например, вчера он вдруг спросил, когда седе Миэль помирится с женой и дочерью. Размолвке, которой интересовался мальчишка, было больше сотни лет. Откуда молодой Феникс мог знать о семейных неурядицах далекого родича? Сомнений не оставалось. Эр’Риммердин каким-то образом прошел посвящение. И пускай его чела еще не коснулся венец, он – король Фенриста.
  –Как скажете. Я выставлю охрану, и, разумеется, помогу поймать Ар’Нариса.
  Он протянул руку.
  – Садитесь. Искать вашего коня времени нет...
  – Вдвоем? – юноша вспомнил свои поездки с Нарисом и кисло покачал головой. – Это неудобно, седе, я знаю. Может, попробовать найти коня? Вряд ли он далеко убежал.
  – У нас раненый, лучше побыстрее дойти до места, – Миэль хмурился. В некоторых делах Феникс так и остался мальчишкой. Коня ему подавай и обязательно своего!
  Румилу захотелось сдвинуть брови и топнуть ногой. Почему он должен ехать с кем-то еще? Но ограничился недовольной миной, понимая, что его желание – каприз. Думать надо о раненых, но почему, хотелось бы знать, от него сбегает уже второй конь, и он должен ехать пассажиром!
  – Где вы нашли оружие? – поинтересовался северянин.
  – А? – Румил не сразу понял, о чем идет речь. Найденный меч ощущался как продолжение руки. – Не знаю. Если бы не он, я бы сейчас…
  А ведь правда, откуда взялся меч? Юноша рассматривал прямой узкий четырехгранный клинок. Непривычно длинный, предназначенный скорее колоть, чем рубить. Простая гарда, рукоять из темного дерева. Никаких излишеств, лишь смертоносная красота.
  – Странный меч, – Румил взмахнул им несколько раз на пробу. – Словно только что откован… Не заржавленный, нет никакой пыли и потертости. Легкий, длинный, как щепка…
  Вспышкой пришло понимание. Проверяя свою догадку, Румил полез за пазуху. Прута не было.
  – Миэль... это росток Дерева! То, за чем я нырял в Dissal Eatrea…Оружие против Тиаматис!
  – Куда?.. Вы ныряли в Чашу? – эльф решил на всякий случай уточнить, думая, что ослышался.
  – Конечно! Ах да, я не рассказывал тебе… Прости. Я был в храме Раудрама и вынес кое-что оттуда. Назвать его Gleadearlen , как думаешь?
  Эр’Миэль повернул голову, скептически изучая меч. Ну не похож был клинок на божественное оружие – простой, прямой и длинный. И впрямь «Щепка» или даже «Заноза».
  –Так вы нашли меч в Храме? – поинтересовался он, припоминая. – Но вы чуть раньше мне сами сказали, что не знаете, откуда он взялся. Да и не было у вас с собой оружия, я бы заметил.
  – Нет. Когда-то давно в Жемчужине хранилось Зерно, точнее росток. За эти годы он превратился в огромное Древо. Я отломал от него прут, и вот теперь он превратился в меч. Это оружие против Тиаматис, – Румил вспомнил выражение страха на лице Нариса. Эмоции принадлежали богине. Белый волк вряд ли испугался бы пустяковой раны и полукровки-недоучки.
  – Э... а вы уверены, что оружие… то самое?
  – Не знаю. Время покажет.
  – Так вам удалось отбиться от одержимого? – тихо, почти осторожно поинтересовался Эр’Миэль. Тема Нариса, для него неприятная, ко всему прочему была очень деликатной для Феникса.
  – Я его ранил. Случайно, – ответил Румил. – Знаешь, sede, вот что странно. Раудрам спрятал Жемчужину от последователя темной богини. А Светлая посулила Нарису, что в затопленном храме он найдет оружие против Тиаматис…
  Аберовен замолчал, обдумывая. Приоткрывшийся замысел Феникса многое объяснял. Кроме одного. Почему Нарис, проводник Темной, вдруг решил от нее избавиться?
  – Что бы случилось, получи Темная росток. Стал бы он оружием? – Румил разглагольствовал вслух, силясь разглядеть истинное значение того, что попало в его руки. – А если бы стал, мог ли он обратиться против Светлой?
  – А как вы намерены использовать его?.. – благоговение перед Фениксом мешалось с вовсе неуместной симпатией к общительному мальчишке, который бурно по-детски готов обсуждать с ним божественные секреты. Судье следовало держать свои мысли при себе, но не делать же замечание.
  Юноша кое-как приладил клинок к поясу, сделав кожаную петлю, и забрался на лошадь позади Эр’Миэля.
  – Знаешь, седе... Я хочу остановить древнюю вражду. Но сначала…Нарис, – Румил не мог выразить то, что чувствует Феникс. Зато мог сказать, как сам видит происходящее. – Тиаматис душит его... И, когда задушит, получится кто-то вроде Ллирда. Только сильнее, гораздо сильнее.
  – Ты говоришь о моровен из легенды? – Эр’Миэль неожиданно ощутил укол страха. В словах Феникса чувствовалась угроза, сила мрачного пророчества. Он знал, что Ар’Нарис прокатился по Южному материку, словно волна мора, ему не сложно было представить, что случится с оставшимися родами аберовен. А если он вернется на Северный континент…
  – Этого не случится. Мы должны помочь Нарису справиться с ней. Надо освободить его от Темной.
  – Так Ар’Нарис... не желает быть таким?..
  – Разумеется! Любой человек или эльф в здравом уме не пожелал бы превратиться в марионетку в руках темной богини! – возмутился Румил. – А Нарис безумен не более тебя или меня.
  Эр’Миэль слышал об ангмортском Волке всякое. Разное. Иногда даже слишком разное. Сейчас же... начал сомневаться.
  – Говорят, что Темная дает своим одержимым вечную жизнь, – только и нашелся, что ответить.
  – Нет, – покачал головой парень, не собираясь рассказывать о воскрешении Нариса на вторую ночь после бунта наемников. – Ллирд умер. Вечно живут только боги.
  –И Феникс, – поправил Эр’Миэль, улыбаясь посуровевшему мальчишке.
  Румил прислушался к своим воспоминаниям.
  – Нет. Феникс живет столько, сколько успеет, – он грустно усмехнулся. – Столько, сколько его советники жаждут справедливости.
  Эльфу нечего было возразить. Феникс умирал и возрождался сотни раз. И с каждой новой жизнью груз воспоминаний становился все тяжелее. Юношей он уже знал, что значит быть стариком, и помнил все обиды, нанесенные ему в прошлых воплощениях. Вот уж не самая приятная судьба…
  Румила молчание вполне устраивало. Надо было думать, как достучаться до Нариса. Что может удержать его, придать сил, отбросить Темную? Ответы следовало искать в прошлом. Губы дрогнули, беззвучно называя имя Феникса, который знал Князя.

* * *

  На холодном ветру было до отвращения зябко, но показать свое неудовольствие – уронить честь всего Фенриста. Уверяя себя, что озноб – всего лишь дрожь перед ответственным шагом, Феникс наблюдал за приближающейся делегацией.
  Ангмортцы выглядели похожими, как на подбор – статные, черноволосые, но что удивляло больше всего, среди них оказалась одна эльфийка. Необычная хищная красота притягивала взгляд. Он видел множество красивых женщин, но эта…
  Серые глаза усмехнулись, и Крилл поспешил отвести взгляд. Он здесь не за этим. Князь Ангморта. Вот он – одет по-походному просто, но с достоинством. Выправка – не чета фенристской знати, уверенные отточенные движения воина. Истинный князь Ангморта.
  –Я приветствую тебя, Феникс, Эр’Крилл седе Бирс, – глаза внимательные, темно-серые. Не враждебные, не агрессивные... изучающие.
  – И я приветствую тебя, Ар’Нарис тор Ар’Тъелмар ин Ангморт, – память услужливой книгой открылась на нужной странице. Все восемнадцать лет он заполнял, запоминал все, что могло помочь ему стать достойным короны.
  Мальчишка. Для Князя он был совсем мальчишкой. Но ангмортец не заблуждался, силы у этого человечка куда больше, чем у всех жителей Фенриста, вместе взятых.
  –Принес ли ты добрые вести? Чего ждать моровен от твоего правления? – Князь не стал размениваться на дешевые поздравления с восшествием на престол, сразу переходя к делу.
  Крилл перевел взгляд ему за спину. Девушка… неужели та самая? Сестра-близнец? Конечно! Те же черты, линия носа и губ… но мягче, утонченнее. Необычная красота эльфийки завораживала, отвлекая от ритуала. Нет, не сразу можно понять, что эти двое – близнецы. У Князя, как бы величаво он ни смотрелся, можно было найти изъяны в лице – слишком резкий, упрямый подбородок, слишком выделяющиеся скулы, взгляд – неприятный, тяжелый, Ар‘Нарис как будто состоял из углов и резких линий. В его сестру природа вложила больше воздушности, смягчив недостатки брата, придав им женственную невесомость. Да и смотрела она – со смехом и немного с вызовом. Крилл залюбовался тем, как играет нарочито выпущенный из прически локон, как он трогает впадину между ключиц, какой белой выглядят ее кожа в обрамлении черных волос, какими яркими и выразительными кажутся глаза в оправе из длинных ресниц, с уголками, приподнятыми к вискам. Он неслышно выдохнул от восхищения и лишь усилием воли заставил себя вернуться к действительности.
  Можно ответить, как учили Регенты, церемонно отбарабанить давно заученные фразы, но хотелось иначе.
  – Я исполню то, ради чего был послан Раудрамом. Соблюдать равновесие, блюсти справедливость и хранить мир, – голос уже не ломался, Крилл отчаянно радовался новому звуку, не жалуя прежний детский писк. Таким голосом можно говорить достойно о достойных вещах. Жаль только, держаться невозмутимо и спокойно, как ангморский князь, не получится, – все чувства на лице. – Договоренности, как военные, так и торговые, я оставляю в силе.
  Ар’Нарис кивнул. Эльфийка, что стояла позади, приблизилась и обратилась к Князю на моровен так тихо, что невозможно было расслышать. Нарис кивнул ей, на миг проскользнул намек на улыбку – скорее в глазах, чем на лице.
  – Эр’Крилл седе Бирс, я приглашаю тебя посетить столицу моего Княжества. Мой дом.
  Приглашение или это просто любезность? По церемониалу, потомок Ангморта мог прекрасно обойтись без последних слов. Что его заставило? Слова сестры? «Мой дом» – что это значит? Как сложно говорить с собеседником, закованным в ледяную броню невозмутимости! Хотелось верить, особенно той, чья красота спорила со всем, что он до сего дня считал прекрасным.
  Спиной Крилл чувствовал сосредоточенное внимание сопровождающих. Столица куда ни шло, но к себе во дворец? Бывшие регенты, ныне советники, были ошеломлены щедрым приглашением. Моровен не отличались гостеприимством, когда дело касалось людей. Тут поневоле заподозришь подвох. Он понимал чувства своих опекунов, но не отказываться же! Да и эльфийка… Чем-то он ее заинтересовал. Понравился? Интересно, как ее зовут?
  – Благодарю, Князь. Я с удовольствием приму твое приглашение, – Крилл невольно улыбнулся, чувствуя, как вытягиваются лица у его свиты.
  –Едем, – Нарис кивнул, не более того, чтобы выразить согласие и готовность. Эльфийка за его спиной улыбнулась, перехватив заинтересованный взгляд юного Феникса, и коснулась рукава своего брата.
  – Позволь представить тебе мою сестру – Ан’Ллиал тель Ар’Тъелмар син Ангморт, – словно только вспомнив о хороших манерах, сообщил Ар’Нарис. – Следуй за нами.
  Феникс тронул коня и, поравнявшись с князем, поехал рядом. Место, полагавшееся ему по правилам этикета, было именно тут, но было немного не по себе остаться один на один с ангмортцем. Моровен молчал, предпочитая не тратить слов понапрасну, конь эльфийки рысил позади, и Крилл тяготился повисшим в воздухе молчанием. Нет, конечно, не то чтобы так уж мучительно молчать, но все же неуютно.
  –Ангморт первое из княжеств моровен, которое ты посещаешь? – Ар’Нарис попытался начать разговор, ощущая неловкость собеседника.
  – Первое, – для Крилла это было еще и первое путешествие за пределы столицы. Ради его безопасности регенты не позволяли ему выезжать дальше королевских охотничьих угодий. – И я очень рад представившейся возможности увидеть, как живут моровен.
  Разумеется, он заучил все о политике и экономике самого сильного из соседей Фенриста. Родословная княжеского рода Ангморта, связи с другими родами, обычаи и привычки, язык… он знал все и не знал ничего по-настоящему.
  – Я знаю, многие Фениксы бывали в Ангморте до меня, но одно дело помнить чужое, и совсем другое видеть своими глазами...
  Нарис привык говорить, когда есть, что сказать. Поэтому кивнул и замолчал. Эльфийка заставила коня ускорить шаг и поравнялась с Фениксом. Зная своего брата и его нелюбовь к этикету сверх того, что он считал нормой, Ллиал решила поддержать беседу.
  – Все Фениксы посещают наше княжество. Мы с братом видели уже троих.
  – Я знаю,– ответил с улыбкой Крилл, под предлогом внимания к разговору он рассматривал девушку. Ее красота была совсем иной, чем у аберовен. Темные волосы, убранные в косу, открывали острое ушко и высокую линию скулы. – Интересно, каким именно мне откроется Ангморт.
  –Это правда, что каждый Феникс получает память предыдущего? – Ллиал решила, что не станет расхваливать княжество, ведь очень скоро мальчик увидит его своими собственными глазами.
  –Всех предыдущих, – кивнул парень,– Их воспоминания на дне моей памяти. Не самое приятное ощущение, словно в омут ныряешь.
  –Даже не представляю, каково это, – она покачала головой, стараясь не слишком глазеть на Феникса.
  – Ну почему же, эльфы ведь помнят все, что с ними произошло, – юноша глянул на Ар’Нариса, ожидая подтверждения своих слов. – Как плохое, так и хорошее.
  –Только за одну-единственную жизнь, – отозвался Князь.
  –Да, за одну-единственную, – Ллиал посмотрела на него и улыбнулась. – У нас скоро будет праздник, – сообщила она. – Через месяц. Выбор пары.
  – Пары? – в груди всколыхнулось волнение. К чему бы это? – И вы… будете выбирать?
  Они переглянулись: Нарис спокойно и уверенно, она чуть игриво и с улыбкой.
  –Да, выбрать может каждый, кто достиг совершеннолетия, – Нарис улыбнулся, и это было слегка странно, но все же естественно.
  Касания, взгляды... Феникс всмотрелся в обоих. Кажется ... эти двое уже нашли свою пару. Но Ллиал – родная сестра Нариса! Впрочем, у эльфов такое бывало, женились на своих сестрах, но через три поколения! Хотя … красивая и сильная пара получилась.
  Зная моровен, можно сказать – это навсегда. Судьба…
  Что-то похожее на предчувствие кольнуло в груди. Судьба?

* * *

  –Эр’Риммердин, – Миэль произнес имя родича уже в пятый раз, но, похоже, Феникс слишком увлекся своими мыслями. А трясти короля Фенриста – так и до «оскорбления действием» недалеко!
  –А? – юноша мигнул, сощурился, словно от яркого света. Воспоминания были такими яркими, что ему показалось, будто он все еще там, с Нарисом и Ллиал. Еще ничего не случилось, Белый Волк молод и уверен в себе. А его сестра и род процветают… Они собираются пожениться… И что-то еще... что-то насчет судьбы… Он попытался снова погрузится в воспоминания.
  –Эр’Риммердин, вам нужно спешиться. Надо преодолеть мост через ущелье, – терпеливо удержал его эльф.
  –А-а… да-да, – Румил кивнул.
  Юноша не возражал. Спина от поясницы и ниже болела от неправильной посадки. Хотелось лечь, вытянуться, прийти в себя. Пальцы правой руки едва двигались. Стоило слегка шевельнуть ими, как сотни жал разом впились в руку.
  Оглядевшись, он не узнал местности. Здесь они с Нарисом не проезжали.
  Со скал, на которых оказался отряд, открывался потрясающий вид на горную страну. Отсюда поросшие зеленью склоны казались спящими драконами, и, если чуть напрячь воображение, можно было различить мощный хвост и голову ближайшего каменного зверя. У лап зеленого чудовища метался поток, с грохотом стремившийся влиться в несущуюся по дну ущелья реку. Именно его им и предстояло преодолевать.
  Навесной мост, пусть укрепленный несколькими растяжками, казался слишком воздушным, чтобы выдержать вес лошади. Но разведчики, обследовавшие его, утверждали, что переправа надежна.
  Румилу так не казалось.
  Резной камень опор выгладили ветра, а остатки величия покрыл мох. Доски, связанные потемневшими провисшими канатами, не внушали доверия, того гляди разъедутся под ногами. А падать далеко. Стоило глянуть вниз, и голова шла кругом.
  – М.... А другой дороги, я так понимаю, нет? – Румила передернуло, когда он увидел, как первый эльф, обвязав лошади голову, шагает на шаткий мост.
  – Нет, – нервно рассмеялся оказавшийся рядом Миртэлл. – Ладно, хоть наклон вниз, резвее побежим.
  – А как же раненый? – Феникс оглянулся, выискивая взглядом носилки,
  – Его уже переправили разведчики. Не волнуйтесь, Эр’Риммердин, мост крепкий. Старый, конечно, но выдержать должен, – Эр’Миэль прошел мимо. Капитан замыкал шествие, он прежде хотел убедиться, что переправа пройдет нормально. – Держитесь за перила. Смотрите под ноги. Миртэлл, поторапливайся!
  Воин криво улыбнулся, после падения со скалы еще в детстве он боялся высоты.
  Румил смотрел на то, как молодого аберовен потряхивает, и понимал, еще чуть-чуть и он сам окончательно испугается.
  – Давай я вперед пойду. Мне так спокойнее, – предложил Феникс, огибая эльфа и ставя ногу на первую из досок.
  Глазами «вцепился» в противоположный край. Если бы только взгляд мог превратиться в стальной крюк и притянуть каменную стену ближе! Эх... «Смотреть вниз нельзя» – подсказывал кто-то из предыдущих Фениксов. «Внимательнее! Не оступись!» – кричал еще один, сброшенный предателем со стены. «Ты, главное, держись!» – совет, кажется, исходил от Эр’Миэля, но Румил не удивился бы, будь это еще один Феникс. Легко советовать, когда ты мертвый!
  –Цыц! – Румил, переставлял ноги словно чужие, доверяя им свой вес лишь ненадолго. – Рожденный летать – не упадет. А Феникс – это птица!
  Он видел, как медленно приближается край ущелья, и сдерживался, чтобы не побежать. Спокойно. Шаг, еще один. Налетевший ветер дергал зыбкую опору, но юноша вцепился в канат словно клещ. Спокойно. Шаг. Еще шаг. Еще.
  Навстречу протянули руки. Брякнул камень под ногами, и Румил устало привалился к одному из столбов. Оглянулся.
  Вдохновленный Фениксом, словно за путевой звездой, шел Миртэлл.
  – Ничего, дальше дорога уже идет под гору, – ободрил кто-то из стоявших рядом. То ли позабыв, что Феникс им не ровня, то ли жалея несчастного мальчишку, сунул фляжку. – Настойка на травах. Может, выпьете, Эр’Риммердин? Для бодрости.
  Румил глотнул, раз, еще. Напиток разошелся теплом по усталому телу. Разогнал сонливость. А ведь он уже, выходит, третью ночь толком не спит! А Нарис? Почему-то Румил был уверен, Тиаматис не позаботится о нем. Надо продержаться. Надо вернуть Белого Волка, но для этого нужно вспомнить…
  – Спасибо, – последний глоток, и полукровка вернул флягу. – Поесть бы еще…
  Мысли резвыми рыбками унеслись к тому, кто еще не стал Убийцей рода.

* * *

  Отдохнув после дороги в отведенных ему комнатах, Крилл выскользнул из покоев. Целей у прогулки было несколько: избавится от визита советника Эр’Ясина и осмотреться на новом месте. До сих пор Фениксов во дворец приглашали только на празднества, гостей Князя размещали в гостевом доме. А вот в жилом крыле Криллу повезло оказаться первым. Анфилады комнат с множеством дверей, похожие на лабиринты, простор, где стулья и громоздкие кресла кажутся игрушечными. Моровен привыкли к свободе.
  Последняя дверь вывела его на черную лестницу. Рабы – потомки тех, кто когда-то высадился в землях моровен, намереваясь отвоевать себе территорию, поглядывали на него с неодобрением и опаской. Века, проведенные в услужении, сделали их осторожными и трусливыми. Никто не осмелился окликнуть или остановить его. Пусть хозяева разбираются.
  Три витка лестницы, и он оказался на кухне. Жар, чад, толкотня, стук ножей о доски, бульканье котлов и запах чего-то горелого быстро изгнали Феникса вон.
  На заднем дворе крепости проходила тренировка. Ар’Нарис сухо и метко отчитывал молодого эльфа. Тот стоял перед Князем потупясь и тяжело дышал, сжимая в руках короткие парные клинки.
  Все эльфы были красивы по человеческим меркам, а этот юнец выделялся особенно, чертами лица скорее походя на одну из резных фигур, которые украшали залы моровен. Такие высокие плавные линии скул, упрямый подбородок. Нос – прямая стрела, а ресницы – просто чудо, пушистые, длинные и очень густые. Если бы не его фигура – очевидно мужская: широкие плечи, узкие бедра и четкая впадина талии, Крилл принял бы его за девушку. На миг они встретились взглядами – Феникс и не справившийся с уроком ученик, который тут же поспешил уткнуться взором в землю. Парень удивился серебристому мерцанию глаз. Как две далекие звезды, как свет костра, едва различимый в темноте леса. Красивый. Не только внешне, но чем-то, невидимым глазу, ощутимым только на грани подсознания, на грани осязаемого и чувственного. Как будто стоило вдохнуть воздух, стоя рядом с этим юным эльфом, и уже подпадал под его очарование. Редко, но все же и среди людей временами рождались очень притягательные юноши и девушки, но и они не были настолько совершенны. Рядом с такой красотой люди казались лишь жалкой копией ученика с работы великого мастера. Крилл поймал себя на мысли, что любуется поникшей головой, чуть растрепавшейся косой, выступающим – таким беззащитным шейным позвонком, опущенными плечами, раскрасневшимися – то ли от стыда, то ли от запала щеками. И понял, что не только та эльфийка, Ллиал, родная сестра Князя, могла очаровывать одним лишь присутствием.
  –Понял ли ты свои ошибки, Ар’Эстель? – в конце своей монотонно–негромкой, но хлесткой тирады подвел черту Нарис.
  Тот лишь ниже склонился, показывая, что готов тут же исправляться, но Князь Ангморта заметил Феникса и жестом велел ученику сгинуть с его глаз.
  – Ого... Вот уж не думал вас здесь найти! – Феникс улыбнулся, про себя отметив суровость эльфа. Его собственные учителя были слишком добры к жаждавшему воинских подвигов Криллу. – Ангморт славится воинами, думаю, большая роль в этом принадлежит княжескому роду. Вы позволите мне посмотреть?
  –Наши тренировки уже окончены. Солнце в зените и настала пора для других дел, – Нарис почти улыбнулся, посмотрел на парня, раздумывая о чем-то. – Но я готов провести еще одну тренировочную схватку, – для моровен, которые, мягко говоря, не жаловали людей, это был почти подвиг.
  –Я был бы вам благодарен, – Крилл не колеблясь скинул камзол и вытащил меч. Тренироваться на настоящем оружии приходилось считанные разы, ему было немного страшно, но азарт сводил на "нет" беспокойство.
  Темный встал, держа пред собой клинки, признак уважения к противнику. Он мог бы сразу напасть, но предпочел прощупать защиту Феникса. Помимо прочего ему было интересно, чему мальчишку уже успели научить.
  Крилл склонил голову, приветствуя противника. Стойка Ар’Нариса позволяла как атаковать, так и защищаться. Сдвинулся вбок, сделал пробный выпад и ускользнул, едва скрестив клинки. Снова пустился в обход. Моровен быстрее и сильнее аберовен. И у тех, и у других есть сотни лет, чтобы отточить свое мастерство. Человеку никогда не победить моровен. Но как же хочется! Феникс изучал противника, не торопясь завязывать настоящий бой.
  Эльф принял очередную атаку сбоку и неожиданно разразился целым каскадом. Обмен ударами кончился, Крилл попятился. Выпад-защита. Нижний блок. Сменить ногу. Назад. Еще назад. Кошки-мышки, нападение-защита, игра с опасностью. То, что в руках у противника боевой меч, заставляло сердце биться быстрей. Крилл наслаждался этой игрой, с беспечностью юности отбросив страхи прежних своих перерождений. Эх… жаль не выпало родиться эльфом! Жить в Ангморте, пусть даже простым воином, посвятить всю жизнь смертельной пляске... Атака-блок, рука эльфа уходит влево, просвет, сейчас! Крилл шагнул, навязывая более опасный ближний бой.
  Нарис принял три удара на меч и от одного увернулся. Танец внешнего круга плавно перешел во второй круг внутреннего, где удары наносились при согнутых локтях, а защита держалась на умении менять угол наклона оружия. С превосходящим физической силой противником это бы не прошло.
  Шансы сравнялись, теперь главное внимание и скорость. Седе Амаили – наставник фехтования, вряд ли допускал, что его ученик скрестит меч с Ангмортским Князем. Его и учили с неохотой, бережно охраняя юного Феникса от всевозможных мнимых опасностей!
  Блеск стали и ощущение ветра от клинка на коже – сердце пело от переполняющих тело и душу чувств. Жаль, быстрее не получалось. Крилл увернулся от удара и, шагнув в сторону, попытался зайти с другой руки, перекинув меч в левую.
  Нарис встретил атаку блоком и вторым клинком нанес удар по горлу, остановив его в волоске от кожи.
  –Очень и очень неплохо. Только не стоит менять руку. Это замедляет, – он опустил оружие.
  –Ух! – только и сумел выдавить из себя Крилл.– Вот это бой!
  Он искренне был рад и благодарен как совету, так и прошедшему уроку. Секунду назад глупое сердце заходилось истошным стуком от холодящей близости острия.
  –Спасибо! Это был лучший бой за все то время, что мне приходилось держать меч. Вы... просто... Это замечательно.
  Нарис кивнул. Несмотря на малоопытность, мальчишка держался очень неплохо.
  Возможно, если бы Феникс рождался в Ангморте, учить его входило бы в обязанности Князя. Крилл мысленно уже представлял себя учеником сурового моровен и купался в лучах учительского одобрения.
  –Время полдника, – эльф отдал мечи дожидавшемуся его пажу, и зашагал прочь. – Моя сестра, должно быть, заждалась.

* * *

  «Помогите!»
  Феникс закрутил головой, пытаясь понять, что потревожило его слух.
  Было темно. Отряд уже спустился с холмов и ехал вдоль берега озера. Небо, усыпанное звездами, напоминало подушечку для булавок усердной белошвейки. Небесный свет скользил по фигурам всадников, искажал их, превращая в нечто призрачное, ненастоящее.
  – Эр’Миэль, ты слышал? По-моему, девушка кричала, – Румил оглянулся на кавалькаду усталых эльфов, слабо различимых в лесной тени.
  – Это птица, – аберовен вслушался. – Вот, снова поет.
  Где-то впереди, приглушенная расстоянием, прозвучала переливчатая трель. Еще одна.
  И чего бы им не спать в такую прекрасную тихую ночь? Юноша повел плечами, запахнувшись в плащ. Показалось… Хотя чего удивляться, когда вся спина задеревенела, а глаза сами закрываются. Растянуться бы сейчас на мягкой кровати, дать отдых измученному телу. И чтобы никто до обеда не будил…
  Отчаянный крик «Помогите!» заставил юношу встрепенуться. Звон стали, свист, уже однажды слышанный им. Точнее не им, а Нарисом.
  – Слышал? Эр’Миэль, мне не показалось! – Румил мигом позабыл об усталости. – Ты слышал? Там девушка! Надо помочь! Поехали! Нападение!
  Капитан поднял вверх руку, давая сигнал остановиться. Сомневаться в словах Феникса не было никакой причины. Он прекрасно осознавал это. Но идти вслепую?..
  Отряд устал, у них раненый, еще и Феникс. Глава рода строго спросит с него, если с сыном Эр’Ясина что-то случится. Но не помочь родичам... Впрочем, не стоит горячиться.
  – Эр’Ваис, возьми еще двоих и разведай, что происходит.
  – Как? Ты собираешься оставить их без помощи!? – возмутился Румил. – Там же эльфы! Свои! Никаких отступлений! Едем! Это приказ!
  – Нет! – Миэль слышал за спиной ропот. – До выяснения обстоятельств, всем оставаться на местах. Проверить амуницию, быть готовыми отступать к востоку от поселка. Спешиться.
  Подавая пример подчиненным, капитан занялся проверкой своего снаряжения.
  – Слезайте, Эр’Риммердин.
  – Зачем? – Румилу понадобилось несколько секунд, чтобы сообразить, в чем дело. – Ты хочешь оставить меня здесь? Нет!
  – Сначала следует выяснить, что происходит. Я не хочу больше рисковать вашей жизнью и жизнями своих солдат. Вам следовало бы…
  – Но там же женщины! – недовольно прервал его Феникс, скатываясь с коня. – Как можно стоять и ждать!
  – Всех не спасешь. Иногда, чтобы выиграть, следует выждать, понимаете? Поспешность недопустима. Разведчики вернутся, и мы решим, как поступить. Если противник силен, если он превосходит и числом, и вооружением – нам следует отступить, – Миэль расстегнул куртку. Встретился с Фениксом глазами. Он принимал гнев и раздражение мальчишки как должное. Спокойный, уверенный в своей правоте, эльф отвернулся лишь, когда стряхивал с себя кольчугу. – Лишние смерти никому не помогут. Я прошу вас, оденьте это.
  – К Тиаматис кольчугу! Я не позволю вам бездействовать! Я не могу оставить без помощи тех, кто в ней нуждается! – юноша оттолкнул руку эльфа. Он понимал, более того признавал его правоту. Но глупое сердце не соглашалось. – Помогите им – это приказ! А если нет… Я сам пойду!
  – Наша задача охранять вас, – Эр’Миэль знал, чем может грозить прямое неподчинение приказу будущего короля. Но отступать не собирался. – Дождемся доклада Эр’Ваиса, и будем действовать по обстановке. Оденьте кольчугу, я прошу вас!
  Румил нахмурился. Опыт прежних жизней подсказывал – Миэль прав.
  – Не буду. На мне куртка гномьей работы. Одевай обратно, тут ты меня не переспоришь. Ладно, ждем, – парень вздохнул. Опыт опытом, но на душе вовсе было неспокойно. А что, если Миэль решит уйти? Сам он вряд ли много навоюет.
  Глупая угроза получилась. Беловолосый бы и вовсе над ним посмеялся…
  – А если там Нарис? – задал он возникший тут же вопрос.
  – Тогда мы, разумеется, вмешаемся, – успокоил капитан, раздумывая, как уберечь мальчишку. И ведь ринется в первых рядах, уповая на собственное бессмертие, как и всякий новобранец. Разумеется, случись что – Феникс возродится. Но стране без правителя придется еще восемнадцать лет страдать.
  Трое разведчиков выскользнули из теней.
  – В поселке серха. Ворота открыты, на улицах идет борьба.
  – Сколько? – поинтересовался эльф, упреждая вопросы встрепенувшегося Феникса.
  – Я насчитал двенадцать, – сообщил Эр’Ваис. – Туман, сложно разглядеть что-либо.
  Эр’Миэль позволил себе фамильярность, положив руку на плечо Феникса.
  – Ладно. Даже если их два десятка, это немного. Мы можем спугнуть их. Явимся с шумом, обстреляем из темноты.
  Полукровка расцвел. Выражение лица Эр’Миэля вдруг неприятно напомнило ухмылку Темного.
  – Эр’Риммердин, вам я поручаю стрелков и раненого, – приказать Фениксу держаться на расстоянии Миэль не мог. А вот поручить дело, которое позволит ему оставаться в некоторой безопасности, вполне. – В ваше распоряжение поступают Миртэлл, Утэи, Элоит и Нагваль. Организуйте нам прикрытие.
  – Мне нужен лук, – Румил кивнул, принимая назначение. Пусть так, но он поучаствует в атаке. Надо собрать свой отряд.
  Миртэлла никогда не тянуло на подвиги, но и от войны он не бегал. Когда его и остальных отозвал в сторону для разъяснений капитан, он живо сообразил что к чему. Кроме задачи прикрывать спину товарищей, они обязаны охранять Феникса и Эр’Наиля.
  – Всем понятно? Тогда ступайте. Утэи, возьмешь Феникса на лошадь вторым. Нагваль, задержись еще ненадолго.
  Полукровка стоял возле лошадей, прилаживаясь к луку. Тяжеловат, и слишком длинный для его роста. Хотя натянуть его можно. Пускай не быстро, но он сможет стрелять. Жаль, что Лучик пропал, арбалет бы сейчас очень пригодился.
  – Пора, – рядом возник эльф. – Вы поедете со мной, Эр’Риммердин.
  Аберовен тронули лошадей. Едва дорога позволила, они пришпорили лошадей, переходя на рысь. Эр’Миэль, ехавший впереди, вытащил меч.
  – Nad Yarin! – клич подхватили остальные северяне. Земля дрогнула под копытами коней.
  Румил вытянул шею, рассматривая стены поселка. Вокруг клубился серебристый туман, но света факелов и луны хватало, чтобы увидеть, что творится за настежь распахнутыми воротами. Центральная улица стала полем боя, где защитники пытались остановить вторжение. Но, заметив северян, серха ринулись прочь.
  – Даже стрелять не понадобилось! – Утэи тихо рассмеялся. – Быстро мы с ними расправились! Трусы!
  В следующую секунду он содрогнулся от боли, ощутив, как под лопатку входит стрела. Аберовен повалился вперед, закрывая своим телом Эр’Риммердина. Юноша выругался, выронил лук, перехватывая поводья.
  Рядом послышался вскрик боли.
  – Засада! Сзади! – Кажется, он узнал голос Миртэлла где-то рядом.
  – Эр’Риммердин, вы целы? – Нагваль оказался рядом, отбил еще одну стрелу, предназначавшуюся полукровке.
  На дороге, где только что проехали северяне, выстроились стрелки. Судя по вооружению, эти люди вовсе не относились к бежавшим серха. Нападающие заново взводили арбалеты.
  – Эр’Риммердин, сюда! Надо укрыться в поселке! – Нагваль пришпорил коня, спеша загородить Феникса от стрелков, вскинувших арбалеты. – Торопитесь! Dach! Dach !
  Юноша воткнул каблуки в бока коня, гоня его к воротам. Но успел проехать лишь пару метров. Ноги жеребца подкосились, и он с болезненным криком рухнул на колени. Румил вылетел из седла в пыль.
  Коня Нагваля постигла та же участь, но эльфу повезло меньше. Жеребец завалился на бок, прижав его ногу. Пытаясь вытащить ее, он с бессильной яростью наблюдал за тем, как толпа мечников хлынула мимо, торопясь в распахнутые ворота.
  – Риммердин! Беги! – заорал он, заметив, что мальчишка поднимается.
  Юноша со стоном сел. Как же его приложило! Что это за темные фигуры? Нападение! Ну конечно.
  Румил попытался встать, но его тут же сбили с ног.
  – Мальчик?! И-и-х! Откуда, во имя Прекрасной?! Забери его, Фиде, потом разберемся! - голос человека показался знакомым. – И того, что у ворот забери. Красивый раб, дорогой, да!

______________________
Gleadearlen – Щепка (аберовен), Заноза (моровен), слово состоит из 3 простых слов «дерево», «кусок», «рука» – на аберовен и «кожа» – на моровен.
Dach! Dach! – Живо! Живо! (аберовен)


Просмотров: 7650 | Вверх | Комментарии (167)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator