Пенелоп и его Одиссея. Часть 5.

Дата публикации: 28 Июл, 2010

Страниц: 1

Навиэль мучился и мучился, пытаясь заснуть и не понимая, куда делся Лесли. Если бы Миллиман был здесь, он бы хоть смог сказать другу, что делать. Пойти к Муту или не надо?

Очень хотелось, просто тянуло, как магнитом. Костюм наложницы Вудс уже снял, он лежал на стуле, а вот теперь блондин мучился и мучился. Настоящая пытка – пойти или нет.

В конце концов, он Расселу, кажется, нравится. Так почему бы и нет в таком случае?

«Да ну тебя нафиг, Миллиман», - решил он и вскочил с кровати, нашарил сандалии, натянул юбку и рубашку. Если даже учитель его и прогонит, то не будет обидно, что он упустил свой шанс.

А совесть можно будет успокоить фразой: «Я сделал все, что было в моих силах».

Рассел думал как раз о нем и ни о ком другом, сидя на кровати в собственной спальне. В руке у него до сих пор был пузатый бокал с вином, из которого Мут периодически отпивал. Подумаешь, какой-то слащавый старшеклассник… Мечтать не вредно, он такой наивный и глупый, что никогда ни на что не согласится.

Особенно на то, чего хочется Расселу. А желание какое-то иррациональное. Нет, у него был опыт с парнями, но именно с тех пор он ненавидит геев. Его бывший, которого он бросал раз восемь, так его достал истериками и криками «Ах ты козлина дикий!!!», что у Рассела ехала крыша. Бывший был рыжим, ярким и эффектным. Чокнутым и богатеньким стервецом.

Навиэль на него вроде был не похож, он отличался спокойствием и какой-то изнеженностью, его хотелось обнять, прижать и защитить.

Вудс подкрался к двери учителя и затаил дыхание. Наклонился, заглянул в замочную скважину.

«Не спит!!!» - понял он, увидев силуэт у окна. В комнате горел торшер, распространяя мягкий тусклый свет по помещению.

Он достал изо рта черничную жвачку и прилепил под столик, на котором стояла ваза. Поправил воротник рубашки, одернул юбку. Наклеил на лицо сексуальное выражение, потом передумал, убрал его. И наклеил выражение лица капризной дуры. Опять передумал, наклеил выражение лица смущенной девственницы.

Вот, самое то. Супер просто.

- Мистер Мут? – он постучался и приоткрыл дверь, заглянул.

Рассел чуть бокал не уронил, но поставил его на стол и быстро пришел в себя.

- Да? Ты… Что-то хотел, Вудс?

- Зовите меня просто по имени, - парень зашел и закрыл за собой дверь, прислонился к ней. За резинкой его чулка мирно покоилась пара шелестящих квадратиков с презервативами. Это было так расчетливо, что Навиэль сам себе не верил.

- Так что ты хотел? – Рассел поднял брови удивленно, рассматривая ученика не более заинтересованно, чем тушу в мясной лавке.

- Я хотел кое-что вам сказать… Но я знаю, что вам это не понравится, поэтому просто скажу и уйду, окей?

- А зачем мне это знать, если мне это не понравится? – Рассел хмыкнул.

- Просто не могу больше… Ну… Молчать, - Навиэль отчаянно играл во влюбленную идиотку. – Я… Я понимаю, что мы слишком мало знакомы, но… Мне кажется, что я…

Он отвел взгляд красиво, учителя немного затрясло. Неужели этот одуванчик сейчас скажет что-то такое?!..

Мужчина шагнул к нему ближе и оказался почти вплотную.

- Говори быстрее, я уже устал, так что извини.

«Вот блин…» - подумал Навиэль. «Устал он, видите ли…»

- Мне кажется, я вас люблю. Влюблен. Вы мне очень нравитесь, я не знаю, как это еще назвать, - он жалобно посмотрел на Рассела и слегка сполз по двери ниже. Голосом изобразил такой надрыв, будто он сейчас заплачет. – Я просто хотел это вам сказать. И спросить еще кое-что, - он куснул нижнюю губу. – Я могу на что-то надеяться или это совсем бесполезно?..

«Ты не можешь!!! Не смей! Он же твой ученик, ему всего семнадцать!!! Господи, да ты ему жизнь сломаешь!!!» - выл где-то на задворках сознания голос совести. Ангел опять вмешался.

«Все ты можешь прекрасно, вот он, перед тобой. Не хотел бы, не пришел. В юбке, между прочим! И опять в чулках… Ты проверь просто, что это у него там шелестит?!»

«Не смей прикасаться к ребенку!!! Он же просто влюбился в тебя, ты красавец, но нельзя этим пользоваться!»

«Да какой ребенок?! Он уже давно не ребенок, сам же пришел! Ну ты посмотри на него, как такой может быть девственником?!»

Рассел в этот раз решил послушаться демона, потому что был уже изрядно под градусом, а от Навиэля так приятно пахло чем-то сладким. И его шея была так заманчиво видна в расстегнутом вороте рубашки.

- И что ты хочешь, чтобы я тебе ответил? Или сделал? – Рассел фыркнул. – Что можешь надеяться? Ну да, можешь. Теперь уйдешь? – он усмехнулся недоверчиво, глянув на Навиэля. А тот просто подался вперед и положил руки учителю на плечи, прикрыл глаза и вдохнул запах. От Рассела пахло одеколоном, немного вином и чем-то еще таким мужественным.

Мужчине поплохело, он тоже чуть не закрыл глаза, но заставил себя остаться в адеквате, просто смотрел на красивую мордашку Вудса, на дрожащие ресницы и на шевельнувшиеся губы, когда парень ответил.

- Не хочу уходить, хочу остаться с тобой, Рассел, - он мягко, осторожно прикоснулся своим торсом к его, будто заражая своим возбуждением и желанием. – Мне больше никто не нужен, только ты, разреши мне сегодня быть твоим?.. – теперь его губы уже коснулись уха учителя геометрии. Мужчина неумолимо таял, удивляясь, каким нежным может быть парень. Ведь он не девица. И речи-то какие сладкие, просто из любовного романа, «Песнь девственницы», что называется.

- А завтра чьим? – он нашел в себе силы ядовито уточнить.

- Что? – Навиэль опешил.

- Ну, сегодня моим, а завтра чьим?

Навиэлю очень хотелось рявкнуть: «Да заколебал ты ломаться!» – и самому толкнуть мужика на кровать, без лишних разговоров совратить.

Но он вздохнул мысленно и старательно наполнил глаза слезами, так что прозрачные капли задрожали.

- Я… Я не понимаю, о чем ты, - он шатнулся назад, наткнулся спиной на дверь и выразительно зашарил рукой в поисках ручки. – Я так и знал, что ты не поймешь, - он всхлипнул и разрешил себе пореветь всласть.

- Перед кем ты концерт разыгрываешь, а? – Рассел понял, что это хороший спектакль, и сунул руку парню под юбку, вытащил шелестящие квадратики и показал блондину. – Это обязательно для простого признания?

Навиэль закатил глаза, вытер слезы и сделал вид: «Ну и что теперь?»

- Ну, не хочешь – как хочешь. Тоже мне… - он хмыкнул, и отвернулся.

- Да ты не торопись. Раздевайся, устраивайся поудобнее, - Рассел уже понял, что изначально ошибся насчет этого парня, а вот Фолбаут был явно прав.

Но все же, Навиэль был просто обалденно красив, так что за это ему можно было простить ветреность.

- А, последний вопрос, - блондин остановил его, когда уже снял юбку и рубашку.

- Что еще? – Рассел скинул пиджак.

- Ты же не увлекаешься садизмом?..

- Может, придушу немного, - заверили его. – Не более.

Очередной комментарий шокированного Вудса Рассел заткнул ему обратно в рот, прижавшись своими губами к его. Навиэль растаял и решил, что пусть хоть насмерть душит, все равно.

* * *

С утра Эверетту было плохо… Не от того даже, чем он занимался ночью, а от того, сколько он выпил. Он поморщился, проснувшись в час дня, глянул в уже закрытое окно. Снег, никакого солнца. Прелесть. Тело не болело, но гудело, особенно гудела определенная его часть, но на ужасную боль это было не похоже.

Луиса-Люси и след простыл, как и следы страшных вещиц. Свечи, все испарилось.

«Волшебство», - подумал он ехидно, усмехнулся. Но было не айс, что Люси не оказалось рядом.
Он сел, прислушался к ощущениям. Странно, все в порядке, только двигаться лучше медленно.

И надо завалиться в душ, навести красоту, это точно.

* * *

- Зачем вы хотели меня видеть? – Люси нервно уточнила у директрисы, сидящей за своим столом. У нее за спиной стояла скромная библиотекарша.

Дамочка вздохнула, ей и самой было не смешно после вчерашнего праздника. Но сегодня она решила наконец поговорить с этой ушлой девицей в мужском прикиде.

- Я знаю, что вы девушка, мисс Рэйтон, - выдохнула она, а Люси обледенела. У нее даже глаза не полезли на лоб, но выдавить хоть слово не получалось.

Мадам Плуф сразу замахала руками.

- Но ты не думай, мы не собираемся тебя наказывать!

- И исключать тоже не собираемся, - кивнула директриса, внимательно девицу рассматривая.

Потом улыбнулась, вздохнув, отвернулась. – Я просто хочу спросить у тебя, как это вам удается? И зачем?

- Нам?.. – осипшим от ужаса голосом уточнила Люси, но откашлялась и повторила. – В смысле «нам»?

- В школу Хоули не раз попадали девушки, но их быстро вычисляли. Были случаи, конечно, когда школу они заканчивали, так и не признавшись, но это редкость… Я просто хочу узнать, зачем это нужно тебе? Ты хочешь учиться здесь? Просто для этого?

- Нет, - Люси покачала головой машинально. – Я… Мне просто нечем было заняться…

Обе женщины смотрели на нее в упор, не понимая.

- И мы с подругами решили попробовать. Я сама не знаю, как так вышло, что никто не понял, - Люси смотрела себе на руки, сложенные на коленях.

Мадам Плуф умилилась. Все же она была права, Луис Рэйтон – никакой не парень. Хотя и она, и директриса до последнего боялись, что ошиблись.

- Как тебя зовут на самом деле? – уточнила директриса.

- Люси, - мрачно буркнула девица.

- Понимаешь, Люси… Это все очень смешно, забавно. Мы знаем, что ты не нарушала правила школы, что у тебя хорошие оценки… Но если ты будешь учиться здесь, ты не сможешь закончить собственную школу. Диплом на имя «Луис Рэйтон» тебе не нужен, он никуда не пройдет, - пояснила директриса, а мадам Плуф озабоченно кивнула. – Это ты понимаешь?

- Я уже закончила школу, - Люси расслабилась немного и усмехнулась.

- Сколько тебе лет? – директриса удивленно подняла брови.

- Восемнадцать. Скоро будет девятнадцать. Понимаете, после школы у меня еще целый год оставался до университета. А туда не берут до девятнадцати, поэтому мы и решили… Как бы это сказать…

Мадам Плуф продемонстрировала осведомленность в молодежном сленге.

- Приколоться?

- Типа того, - Люси кивнула. А потом вспомнила, что ни за какие пряники отсюда не уедет, ведь Эверетт… Она же его обожает. – Вы правда не будете меня исключать? И никому не скажете?

Обе дамочки переглянулись. Женская солидарность взяла верх.

- Понятно… Но тебе не слишком сложно? Это же… Не представляю, как ты полгода притворялась юношей, - директриса покачала головой. – Тебе разве не хочется быть самой собой?

- Я такая и есть, - Люси пожала плечами. – Мне удобно, все в порядке. Можно мне закончить этот год?

- Экзамены у тебя сданы хорошо, я не могу тебя исключить. Да если бы и могла, не хотела бы, - директриса думала и думала. Библиотекарша наклонилась и кое-что шепнула ей на ухо.

- Вы вроде как… Близко общаетесь с Эвереттом Карлетто?

- Ну да, - максимально равнодушно ответила Люси, мысленно заливаясь бордовой краской.

- Это небольшая проблема, видишь ли… Вся школа говорит, что вы «встречаетесь»… Ты собираешься и дальше его обманывать? Просто это немного… Некорректно, - директриса изо всех сил подбирала правильные слова. – Или ты собираешься признаться уже на выпускном? Пойми, его это очень ранит.

Мадам Плуф еще раз подумала о парне, который так с ума сходил осенью и не понимал, что с ним. Жалко будет, если он разочаруется.

- Он знает, - выпалила Люси и опустила взгляд, тараща глаза. Мол, «боже, я сказала это».

- Знает?! – хором воскликнули обе дамочки.

«Но он же… Он же…» - директриса пыталась понять, зачем же такой… Женственный, мягко говоря, мальчик встречается с девушкой, зная о том, что она девушка.

А библиотекарша удивилась меньше.

- Кхм, - многозначительно кашлянула директриса и подвинулась к столу ближе, наклонилась через него и уточнила у Люси. – Прости, что спрашиваю… Но насколько близко вы общаетесь? В том смысле, что… У вас все серьезно? Или это просто так, увлечение?.. – она закрыла один глаз, улыбнулась извиняясь. Не любила говорить на эти темы с учениками, чувствуя себя дурой и смущаясь.

- Честно? – Люси подняла брови, а женщины в очередной раз подумали, что она реально похожа на парня.

- Если возможно, - на нее не стали давить.

- Все серьезно, - кивнула она, сглотнув нервно.- В смысле… Хех… Понимаете ли… - теперь уже девица не могла подобрать нужные слова.

- Вы уже…

- О боже, Маргарет, - библиотекарша смутилась и отвернулась, а директриса побагровела.

Люси делала вид, что она облачко. Маленькое и незаметное. Неощутимое даже.

- Типа того, - каких это стоило усилий, просто представить невозможно. Сначала она вздохнула, вспомнив, как стеснялась, пока была «снизу». А потом осклабилась с липким взглядом, вспомнив, как вопил и рыдал Эверетт. Какой это был кайф.

Директриса и библиотекарша смотрели на нее с плохо скрываемым ужасом.

- Люси. Я хотела бы… Чтобы ты на весенние каникулы поехала домой, - все же решила директриса, а мадам Плуф уставилась на нее в ужасе. Они же договорились, что исключать девицу не будут?!

- Что?! – девица крикнула уже чисто по-мужски, но закрыла рот быстро. – Извините. Почему? Вы же сказали, что можно закончить год?!

- Ты закончишь год, ты отучишься второй триместр, а потом съездишь на каникулы домой. Некоторые ученики уезжают на каникулы, многие остаются здесь. Но я хочу, чтобы ты побывала дома. Вот честно, я не могу представить себя на твоем месте, я бы умерла уже, скрывая свой пол. Все равно все бы поняли. Но я думаю, что лучше будет, если ты две недели побудешь с подругами, с родителями.

- Зачем? – Люси буркнула недовольно. Хорошо, хоть, не сейчас выгоняют, не отправляют домой резко. Эверетт бы убил ее.

И сам бы умер, но об этом Люси не знала.

- Да не обижайся ты на меня, на нас. Мы хотим, как лучше. Просто здесь все дело не в ваших девчачьих шутках, задумках, приколах. Вы же всерьез, ты сама сказала, с Эвереттом… А ты девушка. Это сейчас тебе еще удается быть как бы «парнем». Но это вынужденно.

- Нет, не вынужденно, - стала спорить Люси. – Я всю жизнь занимаюсь спортом, всю жизнь играла в мужских командах. На своем выпускном я танцевала с подругами и была одета в костюм. Понимаете? Несложно мне, мне так намного лучше! – на глазах уже выступили слезы.

- Я не заставляю и не прошу тебя сказать этому всему «нет», Люси! – директриса пыталась ей объяснить изо всех сил. – Просто пойми, если ты вдруг передумаешь на выпускном, Эверетту будет очень больно. Я его знаю четыре года, он очень хороший, хоть и строит из себя не пойми что, - она вздохнула.

- Я не передумаю! – буркнула Люси. – Я выберу тот же университет, что и он, хочу быть с ним дальше, чем эта ваша школа, - страстно заверила она, психуя.

А дамочки опять переглянулись. Не ожидали такой искренности. Даже порадовались за Эверетта.

- Это ты сейчас так говоришь. Возможно, что через полгода или через год ты будешь думать: «А что было бы, если бы я осталась девушкой, такой, как все? А что было бы, если бы я нашла себе другого парня?»

- Вы хотите сказать, что я буду мучиться, что не могу надеть платье? Или накраситься? Нет, не буду. А с другой стороны, почему я не смогу? Спокойно смогу. Точно так же, как и он сможет быть обычным парнем.

- А ты у него спросила, хочет ли он этого?.. – тихо уточнила директриса.

- Да вы же должны понять, вы же взрослые, - Люси глянула на них с улыбкой почти. – Я люблю его. Мне все равно, какой он, он по-любому лучше всех. И если он думает так же обо мне, то какая разница?

Дамочки вздохнули. Это было так трогательно и мило.

- Все же… Съезди. Всего две недели, а потом вернешься. Но за эти две недели ты хорошенько подумаешь, стоит ли отказываться от всего того, что могло бы быть, и оставаться именно с… - они замолчали.

«Они имеют в виду, стоит ли отказываться от накачанных уродов и оставаться с Эвереттом. Очень смешно. Они просто не знают, что в Спрингфилде что ни парень, то педик. И гораздо более ужасный педик, чем Карлетто. Он-то, хоть и сам не знает, вполне бисексуален, кстати», - она ухмыльнулась, а женщины не поняли почему. Но понадеялись, что это хорошо.

- Ладно. Но если вы думаете, что я не вернусь в школу или вернусь, но скажу Эверетту, что передумала, вы ошибаетесь, - заверила она. – Я просто пережду эти две недели и вернусь сюда. И все будет так же, как было, и никуда я не сбегу.

«Слава богу. Это будет просто прекрасно», - одна и та же мысль пронеслась в головах женщин.

- Мы надеемся на это. Но не будем мешать тебе самой решать. И, да… Лучше не ходи сейчас в главный зал… - директриса поморщилась, потерла рукой шею и улыбнулась виновато, глянула на Мадам Плуф. Та вздохнула. Она-то помнила, как вчера, под конец вечера директриса собственной персоной отплясывала с мистером Даблти. Зал был разнесен в пух и прах.

- А подарки? – Люси уточнила скромно-скромно.

- А они в гостиной, елку перенесли туда, так что иди, смотри. У тебя их много, я думаю, - директриса ей улыбнулась. – Ну, мы договорились? И скажи о том, что уедешь на весенние каникулы, Эверетту. Вдвоем подумаете, надо вам это или нет.

«Мне точно надо. А его я заставлю. Он же телка. Его надо заставлять», - мысленно хихикнула Люси.

- Окей, - она кивнула. – Все, могу идти?

- Да-да, - обе дамочки покивали, и «Луис» быстренько смылся. Его поймала библиотекарша, когда «парень» только вышел из душа, одевшись и почувствовав себя новым человеком.

Девица закрыла дверь кабинета, вздохнула, потянулась сладко и вслух сказала.

- Гос-с-споди, жизнь охрененная штука…

Это было классно. Через два с половиной месяца они с Эвереттом слезно расстанутся, она целых две недели будет мучиться без него, без его карикатурной мордашки и надменного голоска. Без шуточек и подколок… Но в то же время она будет с Ким, Анжелой и балбеской Матильдой. Расскажет им все лично, во всех подробностях.

* * *

- Б-блин… - Навиэль проснулся, чувствуя, что в горле у него пустыня, глаза слипаются от туши, а вообще, тело приятно ноет. Он глянул на лежащую перед ним спину… И вытаращил глаза, резко сев.
«О боже…»

Он резко все вспомнил. Вспомнил все, что было после того, как он разделся. Они уговорили вдвоем бутылку вина и занимались такими извращениями, что вспомнить стыдно даже Навиэлю. Особенно ему запомнилось, как круто кончать, когда тебя немного душат. А Рассел явно балдел от того, что парню было фиолетово на стыд, он делал все так откровенно, как только мог.

Учитель проснулся, когда блондинчик уже натянул юбку, рубашку, танкини, а чулки скомкал и держал в руках.

- О, ты… Привет, - сонно и похмельно выдал Мут. Приподнялся на локтях, потряс головой, проснулся и прищурился. Усмехнулся. – Уже уходишь?

- Да-а-а, - Навиэль хихикнул. – Классно оторвались, - он напялил на ноги сандалии и пошел к двери.

- Только не избегай меня теперь, окей? Мне понравилось, - заверил его Рассел, рассматривая его задницу. «Места, где я побывал». Хотелось этот ярлык приклеить Вудсу на ягодицу.

- Не надейся, - Навиэль подскочил напоследок к столу, плеснул в бокал вина из второй, едва начатой бутылки и опрокинул в себя. – Еще увидимся, - улыбнулся и убежал, хлопнув дверью.

«Вот это я понимаю, классный секс… Классное Рождество», - подумал Рассел, закинув руки за голову, улыбнувшись и закрыв глаза.

* * *

Лесли с Клейтоном сидели за столом и молчали. Но молчали по-доброму, хорошо так молчали. Завтракали и молчали. Навиэль ввалился забавно, топнув наконец мужскими туфлями, еле вписавшись в поворот, и улыбаясь. На нем были подаренные родителями штаны, он уже распаковал подарки, которые все растащили из-под елки (Луис сейчас как раз ковырялся в своих, фигея от их количества. Подарки от предков ей переслали подруги, а от них самих было столько всего, что с ума сойти можно). Навиэль был идеален, но навеселе. То ли еще, то ли уже.

- Все прекрасно? – пропел Лесли, глянув на него. Навиэль глянул на парня, сидевшего за их столом, он убрался с понимающим видом, и блондин уселся, довольный. Лесли подвинул к нему чашку с какао, и Вудс к ней без вопросов припал.

- Все обалдеть, - заверил он, зажмурившись. Даже Клейтон проникся его кайфом и решил его не портить.

- А где Луис? – Миллиман поднял брови.

- Не знаю, скоро придет, наверно, - Клейтон пожал плечами. Он знал, что Люси зачем-то вызвала директриса, но решил, что все поймет по взгляду, когда Люси заявится в столовую.

Она заявилась с довольным выражением лица, в новом белом пиджаке и обтягивающей черной майке. Маскировочную она кинула в стирку, но пиджак все выгодно скрывал.

- Вау, тоже хочу такой, - завистливо протянул Навиэль, осмотрев шмотку. Луис сел рядом, напротив Клейтона и Лесли, сделал умное лицо.

- А где Эверетт? – не понял «он». Ведь Люси же смылась из комнаты Карлетто вместе с ужасами прошлой ночи, чтобы парня не нервировать. Бутылку из-под виски она тоже убрала.

- Отсыпается, наверно, - улыбнулся странно Клейтон. А Лесли кашлянул в кулак, пряча смешок. Саймон глянул на них из-за соседнего столика и тоже усмехнулся. – Как ночь прошла? – ехидно уточнил Хомфри у девицы.

- Супер, - заверила она голосом «кобеля неисправимого».

Дверь столовой скрипнула, стукнул по полу каблук, потом второй. Эверетт зашел, глядя в пол, на ощупь закрыл дверь, прислонился к ней спиной и посмотрел на всех. Улыбнулся машинально, так что второкурсники и третьекурсники удивились даже. Длинная бордовая юбка с черными кружевами по подолу, черная кофточка с длинными рукавами, но открытой шеей. Он был в своем репертуаре, но что-то определенно изменилось.

Эверетт наконец увидел всех, прошел к ним так пафосно, как только мог, но сам этого не заметил. Все получалось на автомате: и походка с расправленными плечами, и шикарный взгляд на пару третьекурсников тоже.

- Вам не кажется, что Карлетто как-то… Симпатичнее стал, что ли… - Навиэль задумчиво уточнил. Лесли кивнул, тоже глядя на транса.

- Доброе утро, - выдал он, садясь рядом с Луисом, а «он» замер. Вот это да. Вот это перемены в человеке после секса. Девица взгляда оторвать от него не могла. Не верилось, что эта суперзвезда вчера не только ее самозабвенно имела, но и так же самозабвенно позволяла иметь себя.

- Луис вчера увлекся, - кашлянул Вудс, намазывая тостик медом. Все покосились на шею Эверетта, который тоже потянулся за тостиком, но решил сделать его не с медом, а с мармеладом. Шея была в жутких бордово-сине-красных пятнах.

«Зря я на него обиделась тогда, когда он про раструб пылесоса сказал», - подумала Люси удовлетворенно.

- Мне бы так, - мечтательно заявил Лесли, но поймал шокированный взгляд Клейтона и притих. – В смысле… В общем… кому надо, те поняли, - он заткнулся, а Эверетт наконец решился посмотреть на Люси. Только он повернулся, как его тут же поцеловали. Так романтично, как только можно было, сидя в столовой и держа в руке стакан с соком.

Вся скромность и неуверенность вместе со стыдливостью пропала, Эверетт растаял. А уж когда Люси  шепнула ему: «А я тебя люблю». Он вообще поплыл. Хмыкнул нарочно.

- Как будто это новость.

- Эй?! – она возмутилась и пихнула его в плечо, все втихушку захихикали, а Эверетт сделал умное лицо.

- Да ладно… Я тоже очень тебя люблю, - шепнул он «парню» в ухо, наклонившись поближе.

«Романтично как…» - подумали почти все. Клейтон подумал о своем: «Вот извращенцы».

* * *

Идиллия в Хоули длилась недолго. Все каникулы, разумеется, прошли в играх в снежки, развлечениях. У кое-кого даже был увлекательный секс…

Лесли все так же мечтал о Клейтоне, который дико себя убивал и уговаривал перестать голубизной заниматься, но все равно не мог сдержаться, когда видел Миллимана. Хотелось его поцеловать и нежно обнять, это было ужасно. Ужасно хотелось.

Но весенний триместр был слишком коротким, и ближе к экзаменам раздался дикий крик.

Люси пожалела о том, что не сказала Эверетту про отъезд с самого начала.

- Да я всего на две недели! – уговаривала она, преследуя его, а парень носился по комнате от стены до стены и орал. Визгливо, надо сказать, орал, то и дело срываясь в «да ты меня не любишь!» или «тебе плевать на меня, надо было раньше сказать, а не ставить в известность!» или «я знаю, я надоел тебе, я не хочу жить!!!»

Люси задолбалась его ловить, потому что после каждого раза получала звонко по роже. В конце концов она просто уселась на кровать и закрыла глаза. Привалилась спиной к стене и раздвинула ноги, сунула руки в карманы.

- Ты еще и не слушаешь меня!!! – Эверетт заорал, топнув ногой так сильно, что каблук чуть не сломался.

- Я слушаю, просто жду, когда ты замолчишь, - ответили ему спокойно. – Мне еще раз повторить, что так сказала директриса? Не я решила, а она сказала! Просто на каникулы съезжу и вернусь.

- А потом что?! – Карлетто опять взвыл. – Потом ты вернешься, и что?! Думаешь, тебе после твоих баб каких-то еще захочется поступать куда-то?!

- Не куда-то, а в твой чертов Гарвард, - она закатила глаза. Ким передавала ей в последний раз, что письма пришли и из Уортингтона, и из Гарварда, и из Йэля. Хоть какой университет выбирай. А Эверетта точно по блату устроили уже в Гарвард. На год раньше, ему-то не придется ждать, как некоторым.

- Это если ты вообще вернешься! – Эверетт схватил со стола стакан с минералкой, глотнул, посмотрел на стакан недоверчиво. Пресный какой-то вкус у воды был.

- А почему бы не вернуться?! – удивилась Люси.

- Потому что ты не любишь меня ни хрена! Не надо мне объяснять, что тебе нужно подумать, лучше сразу скажи, что просто пе-ре-ду-ма-ла! – он уставился на нее так злобно, что Люси захотелось поржать.

- Возможно… - она сказала это нарочно, в тот же момент уже четко решив, что вернется, чего бы это ей ни стоило. Хоть миллиарды пообещают, но она вернется в Хоули на третий триместр, а потом поедет в поместье Карлетто, чтобы признаться его предкам, пообщаться с ними. А осенью отправиться в Гарвард.

Эверетт после ее  «возможно» сначала моргнул два раза недоверчиво, а потом топнул ногой в который раз, взвыл с рыком, так что это похоже было на «Ы-ы-ы-ы-ыр-р-р-р!!!» и выдал:

- Я не могу с тобой разговаривать, когда ты так себя ведешь!!!

- Ты истеричка, ты знал об этом?.. – вкрадчиво уточнила Люси, уже поняв, что он ее простил, но еще едет на веселом коньке психоза.

Она зажмурилась, когда стакан с остатками минералки разбился о стену, оставив на ней мокрое пятно, осколки звонко разлетелись по полу, а Эверетт вылетел из комнаты, шарахнув дверью.

«Вот и поговорили», - решила Люси, вздыхая.

* * *

Когда «Луис» уехал после экзаменов, Хоули погрузилась в депрессию. Карлетто уничтожал своим мраком всех, сидел и нарочно хамил всем подряд, переживая, что «Чертова психопатка» не вернется. «Потому что она баба и променяет его на лифчики и качка какого-нибудь».

Клейтон попробовал его как-то раз развлечь, но получил такой подробный отчет о том, что он, Хомфри, полный импотент, и что его «парень», которым Лесли еще так и не объявили официально, скоро сдохнет от самоудовлетворения. А еще Карлетто посоветовал им хоть раз нажраться, взять пачку презервативов, смазку и повеселиться.

Клейтон покраснел, Лесли тоже, но ничего ему в ответ на это не сказали. Потому что Эверетт был прав. Он сидел и рычал на всех, зверствуя особо сильно.

- Вот, что секс делает с человеком, - вздохнул Хомфри, покосившись на него однажды в гостиной. Эверетт злостно жевал зефир, закинув ногу на ногу и покачивая той, что была сверху.

После Рождества Эверетт и правда изменился. Стал намного женственнее, истеричнее, капризнее, вреднее… И психованнее. И полюбил сладкое, то и дело начинал рыдать или смеяться, впадая в истерики. А когда Луис уехал, это перешло в масштабы катастрофы, даже капризы Навиэля померкли по сравнению с ним.

- Или его отсутствие, - хихикнул ему в ухо Лесли, парни засмеялись тихо, одновременно смущаясь. Хотя говорили-то они о трансе, можно было не смущаться.

- Запретный плод – такая штука, - фыркнул Конни, услышав их. С Фолбаутом у  старшекурсников отношения наладились, наверно, причиной тому стало плотное общение Конрада с Аланом. Это его расслабляло и веселило, так что гот уже не был таким угрюмым.

- Какая штука? – Лесли усмехнулся. Конни выглянул за окно, рассматривая грязь и лужи во дворе. Пояснил.

- Пока он не трахался, он был просто психованной стервой. А когда начал трахаться, стал просто конченой истеричкой.

- Что ты сказал, Фолбаут?.. – Эверетт обернулся, услышав, Конни тут же округлил глаза, заикнувшись. Эверетт встал, опрокинув вазочку с зефиром, вышел из-за кресла.

Лесли сделал шаг назад, Клейтон его машинально обнял рукой за талию и оттащил подальше. А Эверетт сначала сделал шаг в сторону Конни, выставив вперед руки и скрючив когтистые пальцы.

- Я просто пошутил, - гот шарахнулся к окну, но не успел убежать, Эверетт бросился на него, как злобная кошка, с визгом опрокидывая и стремясь расцарапать лицо.

- Сейчас ты сдохнешь со своим запретным плодом! Сам истеричка!!! – Конни вырывался, но безуспешно, он еле успевал перехватывать руки транса, чтобы он его не цапнул. Клейтон бросился оттаскивать взбесившегося Эверетта, обхватил его за пояс и потащил назад. Так потащил, что приподнял над полом, держа в воздухе, а Эверетт все еще пытался дотянуться до гота руками или лягнуть ногой.

- Чего лежишь, прячься лучше, - посоветовал Лесли, пялясь на разъяренного Карлетто.

Фолбаут вскочил, одернул задравшуюся кофту и побыстрее свалил из гостиной.

- Все, успокоился? – уточнил Хомфри, все еще держа припадочного. А Эверетт вдруг успокоился, повернулся в его объятиях и спрятал лицо у Клейтона в шее, обнял его и всхлипнул пару раз. А потом уже заревел.

- Почему он меня бесит, а?.. Я же сижу и его не трогаю, почему он меня бесит? ОН НАРОЧНО, ДА? – он стукнул кулаком Клейтона по плечу и опять зашелся рыданиями. Клейтон неловко погладил его по содрогающейся спине, обнял и сообщил.

- Ну, ты не расстраивайся так… Восемь дней всего осталось, Луис приедет…

Эверетт отодвинулся от него, уже хохоча и вытирая слезы руками.

- Ты смешной, Хомфри, как будто я парюсь из-за этого… Я…

- А из-за чего ты паришься? – Лесли не вовремя спросил, и Эверетт тут же помрачнел снова, руками закрыл лицо и выбежал из гостиной с визгом.

- Потому что меня никто не любит!!!

Он пронесся мимо как раз входившего в комнату Навиэля, блондин обернулся, посмотрел ему вслед и помахал на себя рукой.

- Жарко тут у вас.

- Опять ревет и смеется, - вздохнул Лесли.

- Если бы я не знал, что он парень, я бы решил, что… - Навиэль замолчал и захихикал, Лесли понял не сразу, но захохотал громко. Клейтон не понял, о чем они.

- Ты где был, кстати? – уточнил он у Вудса. Блондин порозовел, сверкнул глазами.

- А вот, - сел на диван, закинул ногу на ногу.

Клейтон с Лесли переглянулись, и Хомфри ушел от них со вздохом, а Лесли сразу пристал к другу с темой «рассказывай!!!»

Вудс принялся хвастаться тем, что Рассел сегодня вообще заговорил о серьезных отношениях. Что просто намекнул, но все же серьезно, что с Навиэлем классно было бы жить. Что он совершенно не конфликтный, не обижается ни на что, подаркам радуется, ласковым словам тоже. Да и более-менее хозяйственный.

Рассел спросил у него, где Навиэль собирается учиться после школы, а тот ответил, сев и обмотавшись простыней, что учиться не собирается вообще. Что будет, вообще-то, работать на телевидении, так что все уже красиво. Возможно, сыграет в паре фильмов, если папочка расщедрится.

Мут усмехнулся и поцеловал его в плечо. В шутку (а может, и нет, Навиэль не знал) сказал, что если особых планов нет, то он, Рассел, совсем не против с ним общаться и после выпускного Вудса.

Навиэль растаял, а Рассел расслабился. Мужчина просто даже не смел надеяться, что парень согласится. Он мигом представил себе, что будет, если они хотя бы попытаются жить вместе – придется Навиэля приковывать кандалами к стене, чтобы доступ был только в душ и в кровать. А горничных нанимать, чтобы они носили ему «Рафаэлло» и развлекали. А то Вудс точно пойдет гулять по рукам. Или не только рукам.

Лесли заверещал вместе с другом, радуясь. А потом пожаловался, что от Клейтона таких заявлений не дождаться. Клейтон этого, слава богу, не слышал, но он бы возразил. Серьезно возразил, потому что почти решился уже поступать с Миллиманом в один университет, а там уже смотреть дальше, что они будут делать. Зачем торопиться? Торопятся только такие горячные и эмоциональные, как Карлетто и Рэйтон, а он перебьется без адреналина. Да и Лесли – не вулкан страстей, все равно не согласится на что-то «ТАКОЕ».

* * *

Конни постучался в дверь комнаты другого корпуса. Алан и его дружки замерли, как пойманные на месте преступления воры, уставившись на экран ноутбука, где красовалась нехилая порнуха.

- Кто? – деланно лениво отозвался Алан.

- Я-я-я, - проныл Фолбаут возмущенно.

Парень округлил глаза и уставился на друзей. Быстро выключил ноутбук и открыл дверь, оттуда сразу вывалились пять человек, Конни на них удивленно уставился. Поправил немного растрепавшуюся косу, глянул на Алана томно, как всегда.

- Привет, - третьегодник поставил локоть на стену и навис над готом.

- Ты так и будешь меня на пороге держать? – осведомился Конни, вскинув брови.

- А, нет… Прости… Да, проходи… Просто тут бардак немного, - Алан отшатнулся и принялся резко прибираться, запихивая то, что валялось на полу, под кровать. Конни сел на край другой кровати, осмотрелся. Наткнулся взглядом на плакат с совершенно голой актрисой.

- Твое? – усмехнулся.

- Нет, Джейка.

- Ясно… Я вам не помешал? У вас тут, кажется, был маленький междусобойчик… - хмыкнул Конни, отклонившись назад и отставив руки на кровать, глянул на Алана.

- Нет, конечно, нет… Я же всегда рад тебя видеть, - парень просто ковриком стелился перед готом. Не то, что Луис. – А что, если не секрет, случилось?

- Карлетто взбесился и чуть не убил меня, - равнодушно пояснил Фолбаут и взял с его тумбочки рамку с фотографией. Рождественские каникулы – они вдвоем сидели в сугробе, а у Конни в кои-то веки было веселое выражение лица. Мило. Он поставил рамку на место.

- Он тебя точно не… поцарапал? – третьегодник все же ухмыльнулся, вспомнив когти этого трансвестита.

- Нет, но он старался, - заверил Конни, протягивая к нему руку. – Сядь со мной?

Алан не понимал, к чему парень клонит. Сел, взяв эту протянутую руку, уставился на Конни непонимающим взглядом и опешил, когда гот медленно пересел к нему на колени и улыбнулся.

- Не тяжело? – уточнил ласково, почти мурлыкая.

Алан лишился дара речи и просто покачал головой. Конни толкнул его в плечи, укладывая поперек кровати, а сам уселся поудобнее.

- Ты… Ты серьезно? Или шутишь опять? – сразу спросил Алан, чтобы не попасть в глупое положение, как в прошлый раз, когда Конни его просто дразнил.

- Может, и шучу. А может, и всерьез, - парень подмигнул ему и наклонился, прижался к его торсу своим телом и поцеловал в шею под ухом. - Нравится?

- О…Очень, - Алан заикнулся и закрыл глаза, обнял Фолбаута за талию, прижимая к себе ближе. Неужели и правда не шутит?..

* * *

- Ты серьезно? Или шутишь? – Анжела уставилась на Люси, бегающую по собственной комнате и собирающую вещи в огромную сумку. Больше той, с которой она приехала из Хоули.

- Она прикалывается, - Матильда хихикнула.

- А по-моему, нет, - Ким округлила глаза.

Все четыре подруги были у Люси дома, родители решили не мешать собираться в поездку. Она сказала, что сначала поедет в тур по Франции, проведет лето у подруги, а потом сразу отправится в Гарвард, письмо из которого уже приняла и ответила. Пообещала позвонить из университета, а сейчас носилась и потрошила шкафы.

- Ты реально собираешься закончить еще один триместр, а потом… Потом поехать к ЕГО ПРЕДКАМ и сказать, что ты БАБА? Ты реально думаешь, что они не спятят, что «парень» их сына оказался девкой?!

Анжела была в шоке.

- А почему они спятят? – хмыкнула Ким. – Прикинь, круто как. Они извращенцы, уже смирились, что сынок тоже извращенец, а тут – на тебе, и девушка. Круто же. Они рады будут, я думаю.

- Я о том  же, - Люси искренне на это надеялась и подтвердила, чтобы поверить до конца.

- А женские шмотки зачем? – уточнила Матильда, заглядывая в сумку. Чего там только не было.

- Мотя, ну, черт возьми… Я не только закончу год в Хоули, но и все лето проживу у них. Может, мы еще куда-то съездим, может, в тот же тур по Франции! – Люси закатила глаза. – Я же не вечно буду в штанах, а он не вечно будет в юбке!

- А, вы типа меняетесь ролями? – хихикнула Анжела пошло, а Ким усмехнулась. Люси легкомысленно махнула рукой.

- Типа того... – и запихала в сумку несколько пар босоножек, туфель. Юбки, топики, лифчики. Куча глупостей, в общем. Это помимо новых мужских шмоток, накупленных Анжелой.

- А ты нам так и не рассказала, как прошло Рождество. Просто орала, что было круто, и все, - напомнила Ким, крутясь на офисном стуле.

- О, это было божественно, - заверила ее Люси, сделав указательным и большим пальцами кольцо и прикрыв глаза. – Сначала он меня трахнул, так что я прибалдела, даже сама не ожидала. А потом я его, так что крики было слышно на всю школу, судя по тому, как на нас утром смотрели.

Она продолжила собираться, а девицы с квадратными глазами остались смотреть на ее спину.

- Абзац, - выдала Анжела. – Тоже так хочу. И что, он типа не злится на тебя за то, что ты его…

- Он? Нет… Мне даже намного больше понравилось, чем когда он меня. Кайф ловила… УХ!

- Я реально тоже так хочу, - заныла Анжела. – Найдите мне парня гея, я тоже буду его… Того. Как он пожелает.

- Да выйди на улицу, там их толпы, - посоветовала Ким с усмешкой.

- Так мне-то девственник нужен, чтобы он не сориентировался еще… - вздохнула блондинка и откинулась на подушку. – Да… Везучая ты телка.

- Ты мне еще «хаммер» обещала, помнишь? – напомнила Люси, ухмыльнувшись.

Анжела замерла с открытым ртом, а Ким осклабилась. Матильда хихикнула.

- Точно-точно!

- Но я копила СЕБЕ на машину!

- Мне пофиг, - подвигала бровями Люси. – Или можешь просто перечислить деньги на мой счет. Я же выполнила план. Я совратила гея-ц-ц-ц!

- Но не бросила! – торжествующе крикнула Анжела, садясь резко.

- Окей, половину суммы перечислишь и все, - помрачнела Люси. Но не сильно. – Помогите застегнуть, а? – она кивнула на жуткий шкаф в тряпочном варианте. Девицы уселись на сумку, а Люси принялась ее застегивать со стонами и рыком.

- И ты даже совсем не сомневаешься?

- О чем ты? – Люси с красным от усилий лицом уставилась на Ким.

- Ну, типа… Ваша директриса же давала тебе эти каникулы, чтобы ты подумала? Типа, вдруг ты расхочешь с ним быть?

- Да какое «расхочешь» к хренам?! – Люси захохотала. – Я его ОБОЖАЮ. Люблю, на руках носить готова. Он меня того, я его того, мы тащимся друг от друга, о чем еще мечтать?! И потом, ему юбки больше, чем мне идут, а я их никогда и не любила. Класс, - она заверила их со зверским лицом.

- Хех… А если ОН уже забыл тебя и нашел кого-то другого?

Люси замерла. Эверетт снился ей каждую ночь, и она даже предположить не могла, что он ее разлюбит за долбанные две недели.

- Убью соперника и пожарю кишки на ужин, - пожала она плечом, улыбнулась и уселась на кровать. Откинула челку со лба и хихикнула.

- Как все серьезно… - выдала Ким машинально.

- Поженитесь? – Матильда разулыбалась.

- Чего? – на нее уставились все сразу.

- Ну… Вы же… Парень и девушка… Почему бы и нет?..

- О, я представляю его в свадебном платье, - фыркнула Анжела.

- А ты не смейся, ему пойдет. Ему платья вообще идут. Ты лучше меня представь с бабочкой, с зализанными назад волосами и со щетиной на щеках.

- Щетиной?.. – Ким подняла брови.

- Наклеим, - махнула рукой Анжела.

- Короче, все будет классно, - заверила их Люси. – Главное, чтобы он и правда не нашел себе кого-нибудь другого. Я его тогда…

* * *

- Не приедет она. Не при-е-дет, - выдал Эверетт, обнимаясь с подушкой. Он лежал, так и не раздевшись, на кровати и депрессовал. А Клейтон не мог его оставить, ну никак не мог. И Лесли тоже.

- Да приедет. Может, поезд опаздывает? Или такси. Мало ли, - Миллиман его утешал, как мог. Эверетт наконец отключился, и парни втихаря ушли, чтобы ему не мешать.

Навиэль был занят с Расселом разборками на тему «почему ты подмигнул тому третьегоднику?!» и сам уже не был уверен, что хочет прожить с учителем не то, что жизнь, а хотя бы пару месяцев после выпускного. Подумаешь, секс у них был. И не раз. Так у Навиэля с кем только его не было же.

- Да ты… - Мут просто не выдержал, он сейчас был не учителем геометрии, а просто мужчиной.

- Я? – Вудс хмыкнул.

- Ты просто шлюха, прости, ради бога, - выдал Рассел с усмешкой. – Тебя не исправить. Тебе постоянно нужно чье-то внимание, а только моего не хватает, - сообщил он.

Навиэль поднял брови, мол, «правда, что ли?»

- А тебе, значит, нужен кто-то послушный и навек к тебе прикованный? – уточнил он скромно. – Ты даже пытаться меня исправить не собираешься?

- Зачем мне это? – Рассел глянул на него снисходительно, думая о том, что со временем гламур, привлекающий в этом блондинчике, тает и обнажает его истинную натуру – просто потаскуху. И так же просто, как он согласился спать с ним, учителем, Навиэль согласится спать с кем угодно.

- О, ну окей. Значит, я не буду тебе больше досаждать, - Навиэль хмыкнул и вылетел в коридор, резко открыв дверь. Саймон еле успел отскочить и рухнул на пол. Вудс не заметил, быстрым шагом удалившись в другую сторону, а вот Рассел услышал сдавленные ругательства и выглянул.

- О, Грант… Привет.

- Здравствуйте, - буркнул парень.

- А чего ты так поздно тут?.. – Расселу было интересно, слышал ли парень их разговор.

- Вообще-то, я шел спать, но не дошел, как видите. Вудс нынче в бешенстве. Не знаете почему? – Саймон поднялся, оказавшись на одном уровне с учителем. Отряхнулся и сделал вид, будто он ничего не понял.

- Понятия не имею, - пожал плечом Рассел. – Ты не ушибся?

- Нет, все нормально, - заверил его парень. – А у вас? – вдруг спросил.

- Могло быть лучше, - закатил глаза Мут.

«Если бы я не повелся тогда на этого кретина».

- Мне жаль, - улыбнулся Саймон ободряюще. – Надеюсь, все улучшится. Я пойду? -  уточнил он вежливо.

- Да, иди… Спасибо, - Рассел улыбнулся неловко. – Спокойной ночи, - выдал напоследок, уже в спину старшекурсника.

- И вам, - ответил Саймон.

* * *

Феерической картины «ОН ПРИЕХАЛ!!!» не получилось, потому что Люси и правда приехала ночью. Сначала шипела, пока перла сумку от поезда до такси, потом шипела, пока перла ее от такси до ворот школы. Позвонила, вдавив большую кнопку возле калитки. И не спящая директриса взметнулась. Недоверчиво глянула в окно и охнула. Неужели эта девица и правда вернулась?! Надо же… А то бедняга Эверетт уже совсем извелся.

А на улице дождь…

Она быстро отправила охранника забрать сумку и отнести ее в комнату, а сама встретила Люси уже на крыльце.

- Ты вернулась! – выдала она, бросившись вдруг обнимать ее. – Мы все скучали. Не поверишь, без тебя здесь все так переругались… - она сообщила голосом сплетницы.  – Я не думала, что ты приедешь. Как доехала?!

- Отпад, - хихикнула Люси. Она покачивалась, как листик на ветру.

- А, ну ты устала, наверно… Иди спать, все равно уже никто не выйдет сегодня. Я безумно рада твоему приезду, - Люси чмокнули в щеку и отпустили. Сначала она все же навестила Клейтона в собственной комнате, он не поверил, что это не сон, и отреагировал слабо.

Потом «Луис» зашел в горячий душ, балдея после поезда и дождя. А потом девица решила, что не сможет подождать до завтра, и метнулась к комнате любимого транса. Тихо, чтобы не скрипнуть дверью, вошла, увидела, что еще светит маленькая лампа на тумбочке… Эверетт спит, не раздевшись даже, обняв подушку, а на щеках у него серые потеки, вся красота размазана вокруг глаз.

Она не то умилилась, не то разозлилась, что он тут без нее еще и ревел. Выключила ночник и осторожно залезла на кровать, легла между стеной и свернувшимся в клубок Карлетто. Просунула руку, обняв его поперек живота, прижала к себе, так что Эверетту во сне пришлось распрямиться. Его руки машинально схватились за ее руку и обняли ее, как плюшевую игрушку, а Люси уткнулась носом ему в плечо.

Опять долбанные духи, которыми прет на всю комнату. Надо же, за две недели она уже отвыкла от этого слащавого запаха. Надо привыкать.

* * *

- Он… Он бросил меня-я-я!!! – Навиэль сначала всхлипнул, потом заикнулся, а потом просто завыл в голос.

- Да ладно тебе, другого найдешь. Ты это умеешь, - Лесли сидел рядом с ним на кровати и гладил друга то по плечу, то по спине.

- Нет, не найду… Он сказал, что я потаскуха, он сказал, что меня не исправить, и что он даже не хочет пытаться! А я разве виноват, что мне нравится, когда на меня смотрят? А трахаюсь я с ними только для того, чтобы удержать, а то они же не выдержат меня долго… Ты же знаешь мой характер?! – он уставился на Лесли, тот с жалостливым видом погладил блондина по волосам и обнял. – Меня никто не любит…

- Ты прям, как Эверетт уже! «Меня никто не любит», а у самого парень вот-вот приедет.

- По-о-о-о-офиг… Почему Карлетто шалава, а ему такой парень достался?! А?! Я же красивее в сто раз! – Навиэль зашелся плачем, его прервал только грохот двери, которую распахнул Клейтон. Он очнулся, увидел огромную сумку в комнате, кинутые на кровать шмотки и понял: Люси реально приехала.

- Парни, Луис вернулся! – выдал он, сделав дикие глаза.

- Правда?! – Лесли удивился, а Навиэль замедлил свою истерику.

- Угу… Хотя, я думаю, он уже сами знаете где, - Хомфри фыркнул, представив эту слащавую картину «он приехал». – Что случилось? – кивнул на Навиэля, а тот моргнул пару раз и снова зарыдал.

Лесли пихнул ему в руки наконец найденную банку с шоколадным мороженым и столовую ложку.

Типа «На, лечись».

А на вопрос Клейтона ответил жестами. Показал на потолок, потом провел большим пальцем по горлу и руками сделал крест. Клейтон понял – Рассел отшил Навиэля. Все ясно, будет трагедия на несколько дней.

- Не парься, - выдал он, тоже сев на кровать. Блондин не успевал всхлипывать, пока пихал ложки с мороженым в рот.

- Вам-то хорошо говорить, у вас вон, как все круто! – обиделся Вудс. Но не стал скандалить.

* * *

Эверетт проснулся с утра и не поверил, что это все – реальность. Уставился на руку, которую обнимал, недоверчиво потрогал ее. Потом почувствовал, что кто-то дышит ему в затылок. Медленно обернулся…

- Ты приехала!!! – он не хотел так орать, конечно. Надо было держать имидж, но все же вырвалось. Он обалдел, а Люси проснулась с перепугу и села.

- Господи… Да, приехала… Ты, кстати, ужасно выглядишь, вся рожа в пятнах, - сообщила она. Эверетт глянул в зеркало. Да, красота неземная, тушь потеками. Он расстроился было, но Рэйтон тут же схватила его и стиснула в крепких обнимашках. – Я шучу, бестолочь. Я по тебе так соскучилась! – выдала она, а Эверетт просто обнял ее за шею, зажмурился и решил, что больше ни на какие каникулы не отпустит. А то чуть не спятил.

* * *

Последний триместр прошел куда лучше, чем эти жуткие весенние каникулы. Луис с Эвереттом вместе, Клейтон с Лесли неразлучны. Конни руководит Аланом и попутно вытирает об него ноги, как о коврик, но коврик от этого даже тащится. Саймон все чаще и чаще замечает на себе взгляды учителя геометрии, который сам не понимает, почему же Грант его стал так притягивать.

А вот Навиэль совсем помрачнел. Стал грустным и закрытым, никаких юбок и чулок, никаких туфель. Все адекватно. Но по-прежнему красиво и шикарно.

Уже на выпускном он подумал, что только ему одному не повезло из всех старшекурсников. Ну и пусть, подумаешь… Все они стояли за занавесом, на сцене перед трибуной стояла директриса, произносившая речь для всех собравшихся учеников. Для младших курсов и для третьегодников, которые наконец закончили Хоули. Их объявляли недавно.

По одному из-за занавеса начали выходить старшекурсники, директриса говорила примерно одно и то же, вручая диплом и поздравляя с выпуском. Что ее убило, так это то, что никто не надел черную мантию выпускника, все были в том, в чем хотели. Но она решила, что не стоит портить им настроение.

За занавесом остался только «Луис», которого она решила оставить на потом. Люси просто хотела признаться, чтобы больше никто не заблуждался. Она стояла, выглядывая между занавесом и стеной, и ждала, пока назовут ее имя. Директриса медлила, рассказывая о том, что в школе Хоули часто происходят странные вещи. Народ хихикал, а Эверетт парился не меньше, чем сама Люси.

И тут ее кто-то тронул за плечо, девица чуть не заорала, но просто обернулась и вытаращила глаза.

- Вы что тут делаете?! – она уставилась на Ким, Анжелу и Матильду.

- Мы тебе шмотки приперли! КЛАССНЫЕ, - заверили девицы и втащили ее подальше за занавес, принялись раздевать.

- Меня сейчас уже позовут!

- Не позовут, мы болтали с директрисой. Мы тебя сейчас переоденем, - сообщила Анжела, застегивая на почти не сопротивляющемся «Луисе» лифчик со вставками (ну надо же, чтобы бюст как-то больше казался). – И выпустим. А ты признаешься, что ты телка.

- А это зачем?! – Люси трогала надетую на нее мини, ужасный топ. И лифчик тоже.

- Они не поверят, что ты баба, подумают, что шутишь. А так – точно поверят, - пояснила Ким. – Осталось лицо, - они принялись рисовать ей красивые глаза и четкие губы.

- Они меня убьют, скорее, - мрачно решила Люси.

- Гнилых помидоров у них с собой точно нет, так что не закидают. Ну, может, твой бывший разик врежет тебе, но не более.

- Утешили, - фыркнула девица, немного кружась, когда ее отпустили. Теперь она могла сойти даже за модель из-за роста и фигуры. – Что мне сказать?

- Неси что хочешь, импровизируй. Главное – их не разозлить, а то точно прикончат… На, натягивай! – Ким сунула ей мантию выпускника, Люси ее накинула, так что мантия скрыла все тело, весь прикид.

- Окей, я пошла, - вздохнула она, когда Анжела шепнула директрисе, что пора. Просто высунув голову, так что парни удивились, откуда тут девчонка.

- Не забудь потом нас с ними познакомить! – напомнила Матильда. Вечно о своем.

- Луис Рэйтон, - громко позвала директриса, и Люси на подгибающихся ногах вышла.

Встала перед трибункой, взяв диплом и выслушав поздравления.

- Я… Я хотел бы признаться вам всем, особенно выпускникам… - выдала она низким голосом Луиса. – Что весь этот год я вас обманывал.

Парни вытаращились на него. Клейтон ушам своим не верил, он не знал про признание.

- На самом деле, мне не семнадцать лет, мне уже почти девятнадцать. И зовут меня не Луис, а Люси… - она кашлянула и заговорила уже своим голосом. В зале начался шум, Лесли уставился на Клейтона.

- Он - девка?! – воскликнул он.

Клейтон молча кивнул.

- Ты знал?! – Миллиман опешил.

Клейтон опять кивнул.

Девица молча вышла из-за трибунки, сняла мантию и оставила ее лежать на полу. Саймон едва поймал челюсть, увидев бюст в лифчике, мини-юбку, каблуки.

Конни стало плохо, он начал ожесточенно махать на себя дипломом.

- Не может быть, - выдал тихо.

- На самом деле… Я не хотела ни над кем прикалываться, я просто хотела учиться в этой школе, чтобы понять, каково это – быть парнем в мужской школе. Сначала это было сложно, да, - Люси скромно хихикнула. – Но потом я привыкла, и вы даже ничего не заметили, - тут уже похвасталась.

- А ты знал?! – Лесли уставился на Эверетта. Тот сделал лицо, типа «ну да…»

- Но… Но вы же… На Рождество! Мы же слышали, как вы… Но это же ТЫ вопил! Как вы… Боже… КАК?! – у Миллимана пропал дар связной речи.

- Миллиман, заткнись, - попросил Эверетт, краснея.

Парни молчали.

- Я бы хотела извиниться перед Конни Фолбаутом, - выдала Люси в конце своей речи. – Конни, прости меня за то, что я не сказала тебе с самого начала. Именно поэтому я вынуждена была с тобой расстаться.

Парень чуть сознание не потерял, не веря ни глазам, ни ушам.

- Вот. Мне очень жаль, - выдала Люси, поставив микрофон на место и сделав невинный вид.

Зал молчал, три подруги за занавесом молились, скрестив пальцы, чтобы Люси не убили на месте.

- Она охрененна, - выдал Навиэль скромно, негромко, но это прозвучало на весь зал. Блондин хихикнул. – Получается, я на Хэллоуин целовался с девчонкой?..

Люси улыбнулась, мол, простите.

Директриса кивнула глянувшему на нее Расселу (тоже шокированному, надо казать), и он перехватил инициативу, громко выдал:

- Церемония вручения дипломов закончена, праздник в честь выпускного начнется через пару минут в зале!

Малолеток и третьегодников со второгодниками сразу как ветром сдуло с мест. А вот старшекурсники остались. Посидели, помолчали. И разом метнулись на сцену, Люси метнулась за занавес, они за ней.

- Подожди, как это… Как ты целый год изображала парня?! – Лесли уставился на нее в шоке. Он никак не мог привыкнуть к тому, что Луис – девушка. Но «его» бюст помогал.

- Сама не знаю, - хихикнула нервно девица.

- Это мы ей помогали! – решив, что представлять их никто не собирается, выдали Ким, Анжела и Матильда. Мотя искала среди выпускников натуралов, Ким нашла брата и болтала с ним. Лесли понял, что это его сестра, судя по внешности. А вот Анжела, как заколдованная, уставилась на Вудса, который смеялся вместе с Люси.

- Значит, я теперь бисексуал, - фыркнул он, вспомнив, как целовался с «Луисом» на Хэллоуин.

Конни прикусил губу и все же улыбнулся, подойдя к девице.

- Прости, что я тогда… - он смутился. – В общем, я просто не знал. Я бы никогда не ударил девушку, - ему было стыдно за выходку с пощечиной.

- Да ладно, это я виновата, - Люси его давно простила.

Эверетт стоял за Люси, чуть слева от нее, как и полагается «девушке». А Ким шепнула Матильде.

- А в жизни он и правда хорошенький, - Матильда кивнула. И толкнула сестру, которая тупила и пялилась на блондина.

- Куда смотришь?

- Охрененчик… Я вообще… - выдала Анжела, машинально вытащив из кармана шоколадную конфету и сунув за щеку. Чтобы успокоиться. – Красота какая… - шепотом выдала она.

Познакомить всех со своими подругами Люси догадалась только на празднике, уже в главном зале.

Эверетт шепнул ей в ухо.

- Они такие же больные, как ты?

- Только блондинка. По крайней мере, она так говорит, - пожала плечами Люси и усмехнулась.

- Она на Вудса запала, - сообщил Эверетт и «случайно» толкнул блондинку. Сразу извинился, но она на него даже не глянула, в упор пялясь на Навиэля.

- Вот видишь, - снова шепнул Карлетто.

- А ты прав, - задумчиво выдала Люси.

Анжела сунула руку в вазочку и сообщила Ким на ухо.

- Как думаешь, ему СОВСЕМ-СОВСЕМ не нравятся девушки? Или, может, как этому Карлетто?..

- Не знаю… Будем надеяться, что немного нравятся.

- Угу… Буду исключением, - усмехнулась Анжела.

И замерла, наткнувшись на чью-то руку. Обернулась, поняла, что это рука Навиэля опять наведалась в вазочку с конфетами. Он глянул на нее и улыбнулся, извиняясь. Хотел отойти, но Люси поймала его и развернула.

- Забыла вас представить. Ким, сестру Клейтона, вы уже знаете… Это – Матильда, а это – ее сестра, Анжела. Это – Навиэль Вудс, - она оставила блондинов друг перед другом, а Анжела судорожно сглотнула. И вернула себе самообладание.

- Очень приятно, - протянула парню руку ребром вверх. Навиэль  тоже протянул правую, хотя он был левшой, и было не особо удобно.

- И мне, - кивнул.

Анжеле захотелось похихикать,  и она неожиданно перевернула его руку, превратив это из рукопожатия в истинно джентльменский жест – приложилась губами к тыльной стороне его кисти.

Навиэль сначала замер, а потом засмеялся, смутившись. Шепнул Эверетту.

- Теперь я тебя понимаю, - Эверетт передразнил его и хмыкнул.

- Думаешь, он такой же идиот, как я? Согласится на такое? – Карлетто недоверчиво обратился к Люси.

- Всякое может быть, - она пожала плечами.

 



Просмотров: 11999 | Вверх | Комментарии (94)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator