Manslaughter. Часть 2.

Дата публикации: 4 Авг, 2010

Страниц: 1

Мэнди и Бобби сидели в классе, как зомби. Как обычно, на последнем ряду, между ними психовал Стив.

- Чего вы беситесь, я не понимаю?! – возмутился он, неприязненно на них глянув.

- Это ты бесишься, дебил, - фыркнула Мэнди, парень удивленно на нее уставился. Никогда девица себе такого раньше не позволяла. – Ты достал уже всех. Ты виноват, так что заткнись и лучше исчезни, - буркнула она, одарив его взглядом, достойным озлобленной собаки.

- Подумаешь, какой-то Гейдж, - Стив еще старался бодриться, но получалось все хуже и хуже.

- А Лайла?! – Бобби чуть не плакал. Он все утро был в ступоре. Сначала орал, когда его родителям во второй раз позвонили родители Лайлы, а потом у него был просто шок.

- Ну… Ну это ты виноват, я-то тут причем?! – Стив сразу отбрехался. – Ты же ее не проводил, а не я. Вот ее и сожрал какой-то медведь!

Весь класс уже знал об этом, так что не прислушивался к разговору троицы.

- Медведь?! – Мэнди трясло от возбуждения, у нее дрожали руки, она периодически стискивала зубы и таращила глаза. У нее дергался край рта, и девица пялилась в пустоту. Хихикнула. – Думаешь, медведь расстегнул ей куртку, снял кофту, но почему-то оставил лифчик, задрал юбку, порвал трусы и сожрал?! – она опять начала срываться на хриплый визг.

- А кто?! – Стив захохотал истерично, на него покосилась Линда, которая в силу своего религиозного воспитания искренне скорбела. И вообще, Стив ей не нравился.

- Чего уставилась? – мрачно уточнил он, подняв брови и глянув на девушку, та отвернулась, не собираясь вступать в дискуссию. Парень наклонился к собственной девчонке и почти успокаивающе обнял ее рукой за плечи. Заговорил уже в самое ухо. – Не думаешь же ты, что это Гейдж, его величество, восстал из мертвых и загрыз дуру Фицхен?

- Она не дура! – рявкнул Бобби, услышав.

- А кто тогда?.. – зашептала Мэнди, повернув лицо и глядя прямо на Стива. Ответа на этот вопрос у него не было.

- Ну… Я не знаю, черт возьми. Но он либо сдох вчера, либо нам это все приглючило, понимаешь же?! Мы же дунули после школы, мало ли, что привидится! А Лайла… Она всегда была шалавой, - он шептал уже совсем тихо, чтоб Боб не услышал. Мэнди ухмыльнулась, она любила, когда Стив так говорил. – Ты же лучше всех. Вот с тобой же все в порядке. А она поперлась в лес, да еще пьяная… Мало ли, как все было. Может, она трахнулась с кем-то и уснула, а медведь ее нашел и сожрал?

Стив сам радовался, что нашел объяснение.

- Ты прав. Да, наверно ты прав, - Мэнди успокоилась.

До звонка оставалось всего ничего, первым уроком была религия. Самый ненавистный урок для Стива, Оливера и Мэнди. Бобби относился к этому равнодушно, Лайла всегда была готессой, Клиф смиренно слушал и игнорировал, а Линда была просто счастлива на этих уроках. К тому же, вела их молоденькая учительница, настоящая послушница монастыря, что был в соседнем городе. Монахиней она становиться не собиралась, но предпочитала быть где-то на грани.

И всегда бесила Оливера своей показушной целомудренностью.

Сейчас он и Клиф стояли у самой двери школы, Клиф ждал, пока Гейдж изволит зайти, а тот медлил. Ему было страшно. Вдруг Мэнди и Стив начнут что-нибудь трепать про вчерашнее? Хотя, что они могли сказать? «Мы же тебя вчера убили!»? Вряд ли.

- Ну? – Клиф выгнул бровь.

- Гну, - опять раздраженно глянул на него Оливер и толкнул двойные двери. Аллард со вздохом вошел следом, подтолкнул одноклассника, напомнил ему. – Сейчас религия, Пейдж обидится, если мы опоздаем, - ему нравилась милая и добрая учительница. Она была такая… Хорошая.

Оливер хмыкнул.

- Обидится… Хрен с ней, пусть обижается. Тебя от нее не тошнит? – он уточнил, будто надеялся на положительный ответ.

- А должно? – Клиф смотрел не на парня, а на девиц, что столпились у шкафчиков. И его безумно удивило, что все эти девицы смотрят именно на Гейджа. Не на него, Алларда, который каждый день старается выглядеть настоящим мачо, а на дурацкого Гейджа, который вообще на них сейчас внимания не обращает.

Да он и не привык, что девицы на него пялятся.

- Она обыкновенная потаскуха, которая делает вид, что обалдеть, как просветлилась в этом своем логове лесбиянок-маньячек. Господи, да меня блевать тянет, - у Оливера к горлу подступила тошнота при мысли об этом.

- Потаскуха? – Клиф опешил. – Она вообще ни с кем…

- И никогда, - перебил его Оливер. Он наткнулся на пятиклассницу,  бедняга чуть не свалилась и схватилась за шкафчик. Раньше Гейдж молча прошел бы мимо, проигнорировав, но теперь он возмутился.

- Ну, ты очень критично… - начал было Клиф, но остановился. – Чего ты?

- Подожди, - Оливер поднял руку и обернулся к девице, которая потирала лодыжку, чуть не вывихнутую на высоком каблуке. – Ты ничего не хочешь мне сказать? – он прищурился, а девчонка остолбенела.

«Вау…» - пронеслось у нее в голове, ладони мигом вспотели, щеки покраснели, а глаза заблестели. Слова на тему «сам смотри, куда прешь!» и «ну прости» застряли в горле. Взгляд запнулся за чужой, такой ровный и уверенный в себе, снисходительный. «Новенький?» - у нее будто помутился рассудок. Они каждое утро встречались в коридоре этого корпуса, так что она усилием воли вспомнила. «Нет, это же Гейдж. Кажется, Оливер…»

- Оглохла? – он пощелкал пальцами перед ее лицом.

Девица вздрогнула и открыла рот, но вырвался какой-то невыразительный хрип. Она опять покраснела и отвернулась.

- Ты ее обидел, - сообщил Клиф, тронув парня за плечо прежде, чем тот успел ляпнуть еще что-нибудь.

- Да ладно? – Оливер весело усмехнулся. – Окей.

Ему стало интересно, а вернуть расположение дурочки получится?

Он тронул ее когтем за плечо и заранее улыбнулся.

Девица обледенела и медленно развернулась, обещая себе, что ни за что не будет тупить, как минуту назад.

Стоило увидеть длинные ресницы, голубые глаза и нежную, плотоядную улыбку, как разум снова попрощался.

- Извини, что накричал. Настроение с утра не очень, это я тебя толкнул. Мир? – он повел плечом и протянул ей руку ребром.

«Из крайности в крайность», - вздохнул Клиф и отвернулся. Нет, вот почему он бьется над имиджем годами, а Гейджу стоит только улыбнуться, и девица уже сиропом растеклась перед его ногами?! Что сегодня случилось, мир сошел с ума?!

- М-мир, - заикнулась девица и протянула ему свою ладошку.

«Волнуемся-то как», - фыркнул мысленно Оливер, почувствовав, какая эта ладошка влажная. У него рука была просто обжигающая и совершенно сухая. Никакого волнения.

- Пейдж идет!! – Клиф дернул его за плечо, и парни быстро метнулись к двери кабинета, чтобы успеть до учительницы.

Стив обомлел сначала, когда увидел вбежавшего Оливера, который рухнул на свой  стул. В этом кабинете парты были обыкновенные – стол и два стула. Так что они с Клифом уселись возле двери, как всегда, Оливер ближе всех к выходу.

- Т-ты тоже это видишь? – Бобби прошептал еле слышно другу на ухо. Стив вздрогнул и придал голосу столько уверенности, сколько вообще возможно было. – Конечно. Я же говорил вам, мы вчера просто обдолбались. Эй, Гейдж! Как там твоя шлюшка-мачеха?! – крикнул он через весь класс.

Оливера отпустило, он выдохнул расслабленно. Обошлось, они решили, что просто видели вчера страшный сон. Он хотел промолчать, но точно так же, как в коридоре, что-то заставило его обернуться.

- Просто класс, Стив, а твоя? - отозвался он с такой сладкой улыбкой, что Стив побелел. Улыбка-то была сладкая, а вот глаза не двигались вовсе.

- Да ты… Как ты?! – он вскочил было, но в кабинет уже вошла учительница, улыбнулась сразу.

- Здравствуйте, класс, - она почти сделала реверанс и прошла к своему столу. Оливер подмигнул Стиву, мол, ну и что ты мне скажешь? Парень хотел показать ему кулак, но не решился. Все же, это было страшно – видеть сегодня Гейджа в классе, хотя вчера он уверен был – Оливер мертв.

Клифу было не по себе, он обожал уроки религии и ненавидел их в то же время, потому что сидел буквально вплотную с Гейджем. И чувствовал даже тепло его тела. Сейчас это тепло зашкаливало, так что Клиф беспокойно покосился на соседа, решив, что у того температура.

- Ты нормально себя чувствуешь? – уточнил он машинально, опять не надеясь на ответ.

- Лучше не бывает, - не посмотрев на него, отозвался Оливер и демонстративно отвернулся от учительницы. Это было просто – между его половиной парты и учительским столом было огромное пространство.

- Сегодня у нас первый в этой четверти урок религии, - начала Пейдж, а парень уставился в стол, опустив голову, так что волосы опять завесили лицо. Клиф невольно почувствовал, как стало душно в классе, а Сюзи, сидевшая за ним, покосилась на Оливера. Она видела его бок, плечо, руку, ногу. И видела бы лицо, если бы он убрал волосы за ухо. Почему-то на девушку напали странные мысли, ей никогда не нравился Оливер. В конце концов, он даже не был в ее вкусе. – И я бы хотела проверить, не забыли ли вы, что такое религия в широком понимании этого слова. Кто-нибудь хочет ответить? – класс молчал, вместо «леса рук» была одинокая березка в исполнении Линды и спокойные пеньки вокруг.

- Линда? – Пейдж невозмутимо улыбнулась и поправила свою косу, чтобы не свисала с плеча.

Оливеру безумно хотелось пошалить.

Он держался из последних сил, он даже чувствовал, как не любит его учительница, как не хочет снова вступать с ним в спор, который Гейдж обязательно начнет.

Он даже не смотрел на нее, чтобы не сорваться.

- Религия, мне кажется, это вера многих людей во что-то одно, - улыбнулась Линда с надеждой, что ответила правильно.

- Я думаю, ты права, - Пейдж кивнула и приличнее некуда села за свой стол. Так, что никто ничего не видел, кроме ее черного пиджака, белой блузки под ним, застегнутой на все пуговицы. И, конечно же, очков, которые она носила, чтобы казаться умнее.

- Значит, религия может быть любая?

Оливеру так сильно хотелось пошалить, что слова вырвались сами.

«Начинается», - подумал Клиф. Сюзи не могла отвести взгляда от одноклассника, ее соседка Натали тоже на него уставилась. На его затылок, на волосы странного цвета. То ли русого, то ли каштанового. Может, даже с коньячным оттенком. На плечи, обтянутые зеленой футболкой, на лопатки, на отличную фигуру, даже не смотря на то, что парень сутулился сейчас и продолжал  смотреть на свои руки, сложенные на парте.

- Ты имеешь в виду разные религии, Оливер? – Пейдж с надеждой пыталась купировать начинающийся поток чужого сознания.

- Нет, я имею в виду, раз человек во что-то верит, то это уже религия? Вы ведь так сказали? Значит, может быть, к примеру, религия топора?

Стив и Мэнди опять захихикали гнусно. Вот что они любили в Гейдже, так это его логику.

- Это не смешно, Оливер. Правда, - Пейдж вздохнула. – Есть разные религии, но топоры тут ни при чем. Ты католик?

- Атеист. Но теперь, благодаря вам, я осознал, что у меня тоже есть религия. Знаете, в топор я верю больше, чем  в какого-то теоретического Бога.

- В этом и выражается твой атеизм, - вздохнула девушка.

- А разве я не прав? Если подумать, то как можно верить в то, чего не видно, не слышно? Нельзя потрогать, понюхать, попробовать?

- Вера не обязательно основывается на материальных доказательствах, - выдала умную фразу Линда, это ей недавно высказал отец. – Зато она помогает.

Оливер улыбнулся, хотя, правильнее сказать – ухмыльнулся, поднял взгляд сначала на Пейдж, а потом на Линду.

- Допустим, - он хмыкнул. – На тебя в темном переулке напали пятеро отморозков, типа Мартинсона, - он прекрасно знал, что Бобби ему ничего не сделает. – И вот, они наступают на тебя, окружают. Собираются сделать, сама понимаешь, что, - он говорил это таким сладким тоном, что Клиф не сомневался – сам Гейдж тоже не отказался бы присоединиться к тем пятерым. – И у тебя есть выбор – либо молиться, либо взять топор, который рядом лежит. Что ты выберешь?

Класс замолчал, Стив фыркнул. Как ни противно признавать – Гейдж был прав. Молитва может и поможет, но топор надежнее.

- Все равно нет шансов, - возразил вдруг Клиф. – Их же пятеро.

Оливер на него глянул – как плетью хлестнул.

- Тебя не спросили, -  мрачно напомнил он. – Но это неважно. Выбрала бы ты все равно топор. Так почему бы не верить в него? Он точно поможет. А Бог помогает только тем, кто сам себе помогает, уж поверь, я-то знаю, - парень опять глянул на учительницу.

Возразить она не смогла, ведь прекрасно знала, что случилось с родителями противного ученика. С чего бы ему после этого верить во что-то?

Но еще больше Пейдж не понравилось то, что на секунду (если не на две) она поверила ему и начала сомневаться в собственной вере.

- Я думаю, мы закончим спор на тему «что можно считать религией», - предложила она с достаточной дозой строгости в голосе, чтобы все снова притихли. Давайте откроем учебники и прочтем четырнадцатый и пятнадцатый параграфы. А к концу урока я хочу увидеть у себя на столе ваши тетради с пятьюдесятью строчками о том, что для вас – вера в Бога.

- Одним словом можно? – Оливер опять посмотрел на нее паскудно.

- Если оно отражает правду – можно, - кивнула девушка.

Гейдж решил, что в его тетради будет только одно слово. «Бред».

И даже не стал ругаться с Пейдж на тему «А почему вы не ведете урок, мы сами что-то читаем, целых два параграфа учебника, который представляет собой просто толстую брошюру, пропагандирующую католицизм? Зарплату-то вы получаете не за то, что мы самостоятельно учимся?»

Он открыл учебник и, завесившись волосами, принялся делать вид, что увлеченно читает.

- Ты разошелся, - Клиф сообщил ему, подперев голову левой рукой, так что учительница видела только его плечо, часть спины и затылок. Парень уставился на соседа, а тот покосился на него сквозь завесу волос.

- А ты меня бесишь, - отозвался он. – Не пойду к тебе сегодня.

- Ты же…

- Ничего не обещал, - закончил за него Оливер. В конце концов, это его право – отказаться. Ведь не он жаждет пригласить Клифа, а наоборот.

Клиф понял, что забылся, что потерял совесть и преувеличил свои возможности. С утра Оливер был душкой, но сейчас он стал опять сатанеть, счастье от вечерних посиделок сдулось, как и сами посиделки.

Но через пять минут Гейдж снова подобрел, ему нравился поток каких-то странных флюидов, полных симпатии. Он не стал оборачиваться, но знал, что там сидят Натали и Сюзи. Кудрявая темноволосая Сюзи с мордашкой, как у пекинеса, и хитренькая Натали, светловолосая и похожая на сиамскую кошку. Он пошевелился, засучил длинные рукава футболки, Клиф покосился на его предплечья и подумал, что они какие-то странные. Не понял, правда, почему, но заметил.

Сзади уронили карандаш, Сюзи кипела от странного чувства. Если бы она не сидела на уроке и не была уверена, что никогда не влюблялась в Гейджа, она бы подумала, что не на шутку завелась от одного взгляда на одноклассника.

Оливеру, уже которую минуту пялившемуся в угол страницы, пришла в голову гениальная мысль. Он сложил в уме странное поведение Ханны с утра, девчонки в коридоре, Сюзи и Натали за партой, что за ними. Пейдж, правда, не сильно подпадала под его теорию, да и Линда тоже… Но на Пейдж он почти не смотрел, не концентрировал внимание, а Линда просто психованная девственница и отмороженная дурочка.

Его губы растянула улыбка.

Ему снова захотелось пошалить.

- Эй, Аллард, - позвал он шепотом соседа, тот отвлекся и недоверчиво уставился на парня.

- Что? – не выдержал, заинтересовался.

- Мне что, орать, чтобы все слышали? – ехидно уточнил Гейдж, и Клиф наклонился, подвинулся. Оливер заправил волосы за ухо, так  что Сюзи наконец увидела его профиль и вздохнула с вожделением. А сам парень повернул лицо чуть-чуть, так что Клиф моментально смутился. Очень уж близко.

«Неужели на мужиков тоже действует?» - удивился Оливер, но он просто не знал, что нравится Клифу и без всяких сверхспособностей.

- Как думаешь, если я, попрошу, как следует, Пейдж разденется? – он шепнул ему в ухо, кончиком носа касаясь его щеки. Будто целуя в серьгу.

Шок и веселье сбили все смущение Клиффорда, он хмыкнул.

- Она не разденется, даже если ее директор попросит.

- Спорим? – Оливер положил левую руку на парту и растопырил пальцы.

Клиф подумал пару секунд, сомневаясь, потому что Гейдж никогда не спорил, если не был уверен в чем-то. И положил свою правую руку рядом, мизинцем зацепил чужой мизинец и кивнул.

- Спорим. Но очки и все такое не считаются, - сразу уточнил он.

- Да она сделает, все, что пожелаешь, - заверил его Оливер, они подняли руки на уровень плеч и сжали в кулаки, не расцепляя мизинцев. – Давай, на что спорим?

- Если не разденется, ты ко мне все-таки придешь.

- А если разденется, ты исполнишь любое мое желание, - Оливер брал по-крупному.

- Окей, - Клиф улыбнулся невольно. Он и без всяких споров исполнил бы любое его желание.

Они усмехнулись и, тряхнув руками, расцепили их.

Пейдж чувствовала себя вполне уверенно сейчас, когда сидела за столом и изучала учебник одновременно с учениками. Хотя она-то эти параграфы уже не раз и не два читала.

Ей было так спокойно и комфортно, пока не стало немного душно. Воздух вокруг стал почти ощутимым, таким, что его чуть ли не рукой можно было трогать.

Она вдохнула глубоко, выдохнула, надеясь, что это ее остудит. Странно даже, в кабинете не может быть жарко, ведь на улице холодно, а центральное отопление еще не подключили. Только гудит в конце класса отопитель. Клиф на нее смотрел исподтишка, чтобы не сильно светиться, а Оливер – наоборот, глаз от учительницы не отводил. Правда его лицо закрывали опять свесившиеся пряди, и он наклонил голову, чтобы не было заметно ухмылку. Неужели получится?..

Пейдж посмотрела на Линду, сидящую перед ней и упорно читающую учебник. Линде было хорошо – на ней было легкое светлое платье. А вот на Пейдж, которая вдруг разозлилась, был дурацкий костюм, который хотелось снять. Под юбкой были чулки, но не потому, что она была такой уж потаскухой, какой считал ее Гейдж, а потому, что это была школьная форма для учителей.

Самое отвратительное – Роклинг тоже такую носила.

Об этом Оливер старался не думать, чтобы не сбиваться с мысли. Становилось все сложнее, но он прикрыл глаза и вспомнил максимально подробно, что происходило ночью, с огромным удовольствием воспроизвел в мыслях каждую деталь секса с Лайлой.

Сюзи взяла тетрадку и принялась обмахиваться, парни этого не заметили. Натали посмотрела на подругу и уточнила шепотом: «Тебе тоже жарко?»

Та кивнула, продолжая обмахиваться. Потом отодвинула воротник футболки и дунула на саму себя. Стало еще жарче.

Пейдж заерзала на стуле. Ей стало немного стыдно, потому что блузка прилипла к спине, очки почти запотели, а дышать стало сложно. И ей казалось, что все ученики и ученицы в классе это видят. Стив тоже видел, хотя он парился больше за Мэнди, которая вдруг скинула рубашку, закрывающую ее короткий топ.

- Ты рехнулась? Дубак жуткий в кабинете, - он уставился на нее, а девица недовольно пожала голыми плечами.

- Тебя глючит, жарко же.

- Вот больная, - парень отвернулся, глянул на Боба. – Вот тебе жарко?

- А? Нет, - Бобби удивился. Он покосился на Мэнди, потом на Сюзи, на Натали. Остальные девчонки тоже начали оголяться как-то резко, будто всем сразу стало душно. Даже Линда немного заволновалась.

- Ты уже готов сдаться? – своим высоким, глубоким голосом уточнил Оливер у Клифа, открыв глаза.

- Им просто жарко, - фыркнул Клиф, но как-то неуверенно.

- Им? – Гейдж удивленно поднял брови и оглянулся. Если бы он не был Оливером, у него отвалилась бы челюсть – все одноклассницы начали буквально сходить с ума.

Самое страшное, после того, как он на них посмотрел, резко поняли, почему их так трясет. Оливер Гейдж просто прекрасен сегодня, так хорош, что хочется на него не просто смотреть, а сидеть вплотную. Почему рядом с ним сидит мерзкий Аллард?! А Сюзи и Натали?! Почему они ближе к Оливеру, чем остальные?! Каждый его вздох, каждый взгляд, любое движение. А как он на них глянул!!

Парень с удовольствием улыбнулся и вернулся к занятию, уже намного более уверенный в себе. На него напал азарт, раздеть учительницу стало не просто делом принципа, а главной его целью и заветным желанием. Оливер облизнулся только кончиком языка и снова глянул на девицу из-за занавеса волос. Томно, потому что глаза заволокла какая-то странная, сероватая дымка.

Пейдж взяла какую-то открытку со стола и тоже принялась обмахиваться. Посмотрела на часы. Осталось тридцать пять минут до конца урока.

«Ужас, так долго», - она загрустила. И внесла предложение.

- Может, откроем окно? – улыбнулась, уже почти поднявшись.

- Да! – девчонки ее поддержали, а недовольные парни недоуменно заворчали.

- Вы с ума сошли? И так холодно!

«Понятно, на мужиков точно не действует», - с легким оттенком разочарования понял Оливер.

- Ну ладно, значит, просто включим вентилятор, - выдала Пейдж, решившая не сдаваться. И правда, пусть отопитель греет парней, в большинстве сидящих на задних рядах. А у доски пусть стоит вентилятор, потому что девчонкам точно жарко. – Оливер, Клиф вы не против? – она глянула на парней с надеждой и споткнулась взглядом о взгляд Гейджа. Тот сразу сделал вид, будто рассматривает какую-то таблицу на стене.

- Не против, - пожал плечами. Сюзи стало плохо, она представила, как же выглядит Гейдж без этой футболки, если даже простое движение плечами отдает такой тигриной грацией. Нет, он изящнее, чем какая-то огромная кошка, намного изящнее.

Клиф просто покачал головой, удивленно глядя на учительницу. Та прошла по классу к вентилятору, стоящему возле двери, прямо рядом с их партой, и включила его. Ленточки, приклеенные к прутьям, сразу вытянулись в сторону учительского стола и парт, где сидели девчонки. Они вздохнули облегченно, но ненадолго. Пейдж прислонилась к столу бедром, чего раньше никогда не делала, неуверенно помучилась еще пару минут и расстегнула верхние пуговицы на блузке. Сняла очки и отложила их на стол.

- Фух, жара какая, -  с улыбкой пожаловалась она, парни сидели в шоке, не понимая, почему все бабы вдруг чокнулись. А девчонки понимающе захихикали.

- Просто совпадение, - буркнул Клиф, толкнув Оливера плечом. А тот улыбнулся краем губ и нервно прикусил коготь на указательном пальце. Стало совсем сложно, но он старался изо всех сил, тем более, Пейдж сама невольно помогла ему.

Запах волос, кожи, сигарет, которые он курил, благодаря вентилятору доносился даже до Линды. Та совсем смутилась, а Сюзи закрыла глаза и втянула носом воздух. Невероятно сильно захотелось оказаться прижатой Гейджем где-нибудь в школьной спортивной раздевалке. Очень и очень.

Оливеру было плевать на всех, кроме учительницы. Еще чуть-чуть и он надерет Клифа просто мастерски.

Пейдж снова психанула и села за стол, нарочно сдвинула ноги, прижав колени друг к другу. Сняла пиджак, повесила его на спинку стула, и стянула резинку с волос, распустила косу, так что светлые локоны рассыпались по плечам. Щеки покраснели, глаза заблестели. Она постаралась не дышать, чтобы не приходили эти кошмарные мысли о собственном… Ученике. Какой ужас.

А Оливер уже понял, что она не из тех, кто, как Сюзи или Натали, тащится по «сильным мужским рукам».

Клиф глазам не верил – белая блузка прилипла к телу учительницы, так что видно было лифчик, в расстегнутом вороте блестела влажная матовая кожа. Аккуратные, не слишком выпирающие ключицы. Пейдж нервно вертела в руках карандаш и пыталась сосредоточиться на учебнике, как и остальные особи женского пола в кабинете.

Она никогда раньше не распускала волосы на работе, это было пределом мечтаний даже для Стива. Он вообще сидел, закинув ногу на ногу, качаясь на задних ножках стула и выгнув одну бровь. Сложил руки на груди и рассматривал это безобразие с таким видом, будто попал в сумасшедший дом.

Мэнди то и дело бросала на него такие похотливые взгляды, что парень был в шоке.

Пейдж все же рискнула попросить Оливера выключить вентилятор, потому что от него стало еще хуже.

- О… - она запнулась, уставившись на парня. Он ей сладко улыбнулся, уже не скрываясь. Зрачки будто растеклись, превратив глаза в черные дыры. И в этих нефтяных лужах Пейдж отчетливо видела собственные фантазии на тему полного доминирования над одним очень и очень непослушным учеником. Как он достал ее своими богохульными высказываниями и дерзким взглядом! А уж эта ухмылочка…

Пейдж готова была кнутом и пряником сделать из него идеального человека, не смеющего и слова сказать ей поперек. Он бы ей ноги целовал, ошейник с шипами носил! Да она бы на цепь его посадила!!

У Гейджа и так всегда вид голодной озлобленной шавки, которая лает на всех подряд и рычит не по делу. Ах, если бы только он попал к ней в руки, в коварные лапы сексуальной госпожи Пейдж. Он бы мигом из дерзкого подонка стал просто паинькой.

Клиф уставился на этот «безумный контакт двух сознаний». Училка так и замерла на своем стуле, ноги у нее начали разъезжаться в стороны. Слава богу, видно это было только с их парты, которая была четко по диагонали. У Пейдж приоткрылся рот, а взгляд стал бессмысленным. На Оливера Клиф вообще смотреть боялся, потому что тот сидел – само воплощение разврата. Встрепанный, расхристанный. И странно улыбающийся, как всегда. Коготь он продолжал кусать от нервов и старания, но выглядело это двусмысленно, будто он нарочно то и дело касался пальцем губ, проводил по ним.

- Сдаюсь, - Клиф шепнул ему, решив, что еще чуть-чуть и Пейдж вообще рехнется.

- Подожди, сейчас будет совсем весело, - пообещал Оливер, глянув на него, и Клиф вздрогнул. Гейдж моргнул, и парень решил, что ему показалось. Да, у Оливера же светлые глаза, очень светлые, льдисто-голубые. Никак не черные, совсем не черные.

Но на мгновение показалось, что они лишены и белков, и радужек.

- Чего? – Клиф уставился на него с подозрением.

- Вот честное слово, всегда было интересно, насколько развратные существа – женщины… Как думаешь, она согласится показать нам маленькое шоу? – Оливер хмыкнул.

- Ты сбрендил, - констатировал Аллард.

- Может быть, - парень пожал плечами. – Ладно, посмотрим. Знаешь, в каждой женщине живет проститутка, просто она не всегда вырывается.

- А в каждом мужике живет кобель, судя по всему, - Клиф просто заступился за женщин.

- Так ведь мужики-то и не отрицают, - хмыкнул Оливер и встал. – Пейдж, - протянул он гласную в ее имени. Они всегда обращались к молодой учительнице без фамилии. – Мне вот непонятно, что это значит… Ты же специалистка по религии, можешь объяснить?

- Д-да, иди сюда, - она поманила его пальцем, а Стив округлил глаза. Со стороны это выглядело просто ужасно. Гейдж, с видом послушного мальчика заискивающий перед училкой, и она, в полурасстегнутой блузке, с распущенными волосами, манящая его пальцем к себе.

Оливер подошел вплотную, встал рядом с ее стулом, привалившись к столу бедром и наклонившись. Взял карандаш и наугад обвел абзац в ее открытом учебнике.

Пейдж чуть не умерла от разрыва сердца. Как же от него прекрасно пахло…

«Ммм…боже, просто идеал…» - подумала она, прикрыв глаза и втянув носом воздух. Хотя ничего такого необычного и не было.

- Где?.. – нарочно сделала она вид идиотки. И Оливер наклонился еще ближе, так, что учительница чуть не потеряла сознание. Каких-то сантиметров шесть, и его губы так близко.

Она облизнулась нервно, вдохнула, выдохнула, пытаясь вернуть сознанию ясность. 

- Вот тут, - левую руку он поставил на стол, а пальцем правой показал на абзац.

Сюзи чуть не зашлась в истерике. Как могла эта престарелая мерзавка захватить все его внимание?!!

Пейдж было всего двадцать два, она была всего лишь практиканткой, которая никак не решалась преподавать по-нормальному, оставаясь в статусе «недоучительницы».

И сейчас у нее ехала крыша, хотя она не понимала, что происходит.

Волосы Оливера свесились, загораживая обзор, так что она отодвинула их, еле решившись протянуть руку. И как только коснулась, чуть не завизжала от восторга. Такие мягкие, пушистые!!

- В общем… Ну… Тут…

Она с горем пополам объяснила парню то, что ему, в общем-то, и не было нужно. Он сосредоточенно внушал ей все это время, пока стоял рядом, что будет в безумном восторге, если она при всем классе займется ничем иным, как самым обыкновенным самоудовлетворением.

И ведь внушил.

- Спасибо, Пейдж, - шепнул он и разогнулся, улыбнулся ей.

«Спасибо скажешь, когда мою шпильку оближешь своим острым языком», - буркнула она мысленно. Эта идея привела ее в восторг. Да уж, Оливер отлично смотрелся бы ее личным, персональным рабом. Он бы не смел и слова молвить, и шагу сделать к ней, вынужденный просто наблюдать за тем, как госпожа развлекает саму себя.

Оливер сел за парту, а Клиф мучительно покраснел и уставился на учительницу, которая с совершенно экстазическим выражением лица опустила одну руку со стола себе между ног. Юбка задралась на добрые сантиметров десять.

- Ну что, тебе весело? – хихикнул ему в ухо Оливер. – Она красотка, когда не строит из себя целку-невидимку, да? – он промурчал все буквы «р», которые были во фразе. Клиф вздрогнул.

- Что она делает?.. – уточнил он просто затем, чтобы быть уверенным – ему не кажется.

- Дрочит, - пожал плечами Оливер и принялся собирать вещи в сумку, даже не глядя на Пейдж.

А та прикусила губу, закрыла глаза. И, судя по недвусмысленным движениям руки, занималась именно тем, о чем Оливер шепнул Клифу.

- О, боже! – Аллард просто в шоке был.

Он обернулся, но увидел ту же самую картину – Сюзи и Натали мучительно покраснели. Блондинка наклонила голову, смущенно кусая губы, а кудрявая брюнетка голову наоборот запрокинула, чуть ли не постанывая.  И их руки были у них под партой. Парни даже не собирались поднимать панику, а просто хихикали, думая, что девчонки либо свихнулись, либо устроили это шоу специально для них.

- Ты чего сидишь?! Верни все, как было!! – Клиф толкнул Оливера, заметив, как Стив трясет Мэнди за плечи, хотя та уже запустила руку себе в джинсы и собиралась заняться тем же, чем и все.

- Сейчас прозвенит звонок, и думаю, все будет нормально, - пояснил ему Гейдж, показав пальцем на большие часы над дверью.

Раздалась противная трель, оглушившая всех. Девчонки вздрогнули и уставились сами на себя. Пришли в ужас. Глянули друг на друга и покраснели. А Пейдж так ужаснулась собственному поведению, что просто вскочила с места, схватила пиджак, очки, портфельчик с учебником и выбежала из класса первой.

- Ну вообще больные, - Бобби покачал головой. – Вы дуры что ли?

- Пошел ты! – Сюзи толкнула его. Она сама не знала, что с ней произошло.

- Урок религии, называется… - Стив заворчал. – Вот сказать завучу, что Пейдж извращенка, так ее попрут моментально!

- И наймут какую-нибудь старуху в монашеской рясе, - захихикала Мэнди. Стучать на Пейдж Стив передумал, но все равно решил, что сегодня начался конец света.

- А ты чего молчишь, сидишь?! – он озлобился на сидящего возле двери, как пай-мальчик, Оливера.

- На тебя любуюсь, - улыбнулся парень.

- Господи… - Стив передернулся и вышел. Оливер тоже поднялся, Клиф стряхнул учебник и тетради в сумку.

- Ну ты дал, - оценил он наконец, глянув на Оливера. А тот забрал куртку из конца кабинета и напомнил.

- С тебя желание.

- Ты только будь осторожнее как-то с этим… - Клифу и в голову не пришло, что способность управлять женщинами – вещь немного странная и не свойственная обыкновенным людям. Он счел это чем-то, типа ясновидения. Не все могут, но у кого-то получается.

- Почему? – Оливер искренне удивился.

- Ну мало ли… Вдруг Роклинг тоже… Кхм… Перевозбудится, - Клифа одновременно затошнило и потянуло смеяться от этой мысли. Оливер сначала вздрогнул, а потом тоже улыбнулся.

- Да, ты прав. Мало ли…

* * *

К последнему уроку, как и вчера – физкультуре, Мэнди со Стивом опять разошлись, борзометры у них начало шкалить.

Бобби все еще был в полной депрессии от утренней новости. И он сам был уверен, что не сможет смириться с этим еще долго.

- А я не собираюсь два дня подряд торчать в одной команде с этим рохлей! – Стив возмущался возле учительницы, а та взирала на него с выражением лица, как у королевы, к которой обратился слуга.

- Ладно. Стив, Мэнди – на левую сторону, Кайра и Джеки – на правую.

Кайра с Джеки застонали. Правая сторона не была особо сильной, прилично в ней играли только Бобби и Клиф. Оливер и правда часто был рохлей, но скорее от собственной лени. Про оставшихся Линду и Натали просто можно было молчать.

- Какое счастье, шлюхами стало меньше вонять, - Оливер поморщился и помахал ладонью перед своим лицом.

- Урод! – сообщила ему Мэнди, но в ответ получила только средний палец.

Что-то нашло на Гейджа, это было заметно. Глаза у него целый день сверкали, ноги будто пружинили, а пол, как и землю, он чувствовал так, будто всю жизнь был настоящим хищником, привыкшим кого-то догонять.

- Гейдж, волосы забери, мешать будут, - свистнув, напомнила учительница и отошла к деревянной трибуне всего в шесть рядов. Села, заранее сунула свисток в рот и кивнула Клифу, чтобы он подавал мяч.

- Сам ты рохля… - Аллард услышал, как хмыкнул Оливер в адрес Стива и отошел на заднюю линию, негласно поменявшись с Натали местами. Снял с запястья резинку, сунул ее в зубы, запустил руки в волосы и забрал их в хвост, связав получше, чтобы не распустились. Несколько дурацких прядей все равно остались мешать, но его это не сильно волновало.

Пару минут игра успешно проходила и без его участия, потому что Натали, как оказалось, неплохо отбивала хитрые подачи Мэнди, которые норовили упасть на пол сразу за сеткой. А потом Стив решил поиздеваться и шепнул подружке: «А Гейдж-то спрятался». Взял мяч, подкинул и с силой отправил как раз в сторону Оливера, надеясь, что тот отскочит, как обычно. Была у парня такая дебильная привычка – шарахаться от мяча, летящего с силой снаряда.

- Ну! – Бобби не выносил, когда его команда проигрывала, поэтому бесился, что из сильных осталось только двое – он и Клиф.

Оливер отреагировал резко, но скорее рефлекторно, сам того не поняв – подставил запястье под мяч, и тот отлетел к потолку, ударив лампу так, что посыпались искры.

Мэнди вытаращила глаза на потолок, Стив поймал мяч, а Оливер сделал вид «Я случайно».

- Гейдж, осторожнее как-то! – предупредила учительница. Он кивнул и подумал, что силу надо рассчитывать.

Игра шла странно. Если еще вчера это был обычный урок физкультуры, то сегодня – настоящее соревнование. И Бобби почему-то хотелось выиграть у своих «закадычных друзей».

Клиф подал, да так, что Стив просто не успел, а девица на заднем ряду отпрыгнула от мяча, как от змеи. Стив на нее начал наезжать, а Мэнди с видом проститутки-неудачницы отдала мяч снова Клифу.

- Аллард! – учительница свистнула, когда счет сравнялся, парень обернулся. – Дай мяч Гейджу, а то он ворон считает.

Клиф отдал ему мяч и попросил.

- Ты уж постарайся.

 Оливер улыбнулся ему, взглянув так ласково, что Клиф споткнулся.

- Конечно.

Взял мяч и, расставив ноги на ширину плеч, наклонился.

- Ой, сейчас что-то будет, - фальшиво испуганно сообщил Стив и даже отвернулся, не особо волнуясь. Оливер усмехнулся, Мэнди это не понравилось. Она все еще не хотела связываться с Гейджем, так странно приснившимся им всем вчера.

Гейдж вдохнул, закрыв глаза, почувствовал очередной прилив сил. Почуял неуверенность дурочки Мэнди, самонадеянность Стива. Отчаянную надежду Бобби и недоверие Клифа.

Левой рукой он подкинул мяч вверх так высоко, что все на него уставились, гадая – врежется опять в потолок или нет? Когда он уже снова начал падать, оказавшись в полуметре над сеткой, злость у Оливера пересилила. Он интуитивно подскочил, размахнулся и чуть не сломал запястье, вбив мяч в пол прямо перед ногами Стива. Тот отшатнулся и упал, на полу осталась вмятина – доски выгнулись, кое-где треснув.

Учительница засвистела в свой свисток, и все обернулись, даже шокированный Бобби.

- Я не нарочно, - выпалил Гейдж сразу же. Очень не хотелось вызова Ханны в школу из-за того, что он чуть не пробил пол.

На него махнули рукой, мол «Заткнись».

- Победили, - учительница кивнула на команду Бобби. – Проиграли, - покосилась на разочаровавших ее Стива и Мэнди. Бобби показала большим пальцем на дверь. – Дуйте в раздевалку.

- А мы?! – возмутилась Мэнди.

- А вы еще три круга по залу, потом пойдете, - фыркнула дамочка и пошла к трибунам, чтобы забрать спортивную куртку и журнал.

* * *

- Ну… ты все же придешь? – Клиф ненавидел унижаться, честное слово, но он никак не мог отвязаться от мысли, что Гейдж обязан сегодня быть у него. Ведь это знак судьбы! Даже мать сегодня останется на ночную смену, никого в доме, кроме них двоих!!

Это же просто… Чудеса.

- Не знаю, - лениво отозвался Оливер, прислонившись плечом к прутьям калитки у своего дома. – Может быть, - он глянул на Клифа кокетливо. Точнее – просто попробовал так глянуть, а Аллард потерял дар речи. Никогда раньше не думал, что Гейдж умеет так смотреть.

- Ну… Бет сегодня на ночную смену, так что можешь прийти, когда захочешь, - Клиф сразу его заверил. – Буду ждать.

- Ладно, - Оливер хмыкнул и прищурился. – Ты только спать не ложись, а то вдруг проспишь мой приход?

- Так уж и быть, - отплатил ему той же монетой Клиф и сделал шаг назад по дорожке. – До вечера, - развернулся и пошел к себе, а Оливер с улыбкой открыл калитку и отодвинул ветви куста. Все же, жизнь наладилась.

- Ханна, - позвал он мелодично, кинув сумку на кровать в подвале. – Я сегодня буду ночевать у Алларда, - сообщил, выглянув.

- Да? – мачеха не просто удивилась, она очень сильно удивилась. Оливер ненавидел ходить в гости, а уж ночевать где-то вне дома… Да уж, что-то с ним творится. – А, ну ладно… Я рада, хоть пообщаетесь. Ты обедать будешь? – предложила почти ласково.

Оливер подумал, что ему никакого удовольствия не доставит хлебать безвкусный суп, а потом говорить, что все очень круто.

- Нет, не хочется, - повел он плечом и ушел снова вниз. Ему было немного не по себе от голода, но голода не того, что был раньше.

Того, что был ночью, когда он случайно убил Лайлу.

Кружилась голова, подташнивало, а во рту периодически, как призрак, появлялся соленый вкус крови.

Парень не выдержал и сел на кровати, включил свет, хотя пытался успокоиться в темноте. Закрыл лицо руками и решил думать о чем-то другом, но получалось либо о крови, либо о сексе.

О сексе даже больше, он сам не понимал, почему ему постоянно так Хочется. Неважно, в каком виде, и с кем.

Мимо двери подвала по коридору прошла Ханна, Оливер услышал не только ее шаги, но и стук сердца, пульсацию жилки на шее. Почуял запах ее медового шампуня, магнолиевых духов, крема для рук.

Вздрогнул, открыл глаза и почувствовал, что на нижнюю губу давят верхние клыки. С ужасом подскочил к зеркалу и уставился на зубы, открыв рот – клыки и правда выдвинулись, но не слишком сильно.

Он постарался их втянуть обратно усилием воли, потому что физически это было то же самое, что пытаться шевелить ушами, если ты этого не умеешь.

- Ты будешь мороженое, или я твое съем?! – в подвал вломился Мэнни, держась ручонками за перила и свисая над лестницей.

- Упадешь, балда! – Ханна его схватила и поставила нормально.

И из-за этого не заметила, как Оливер испуганно и в панике шарахнулся от зеркала, вообще отступил к ванной.

- Ешь, я не хочу, - выдавил он еле-еле, боясь, что не выдержит такого напора.

- Все в порядке? – Ханна наконец увидела, что он нервничает – взгляд мечется, как у загнанной собаки, а ноздри, как у кокаинщика, то раздуваются, то сужаются.

Оливер незаметно поцарапал когтями дверь ванной, к которой уже стоял вплотную, в поисках ручки.

- Да, все отлично, - улыбнулся он вымученно, не в силах оторвать взгляда от тоненькой шейки братца. Он же маленький, кожа совсем нежная, тонкая, кровь свежая, ароматная.

Парень опять передернулся и уставился уже на Ханну. – Я… Пойду… Прогуляюсь, наверно, - выдал он наконец.

- Ну ладно. Пойдем, сладкоежка, положу тебе вторую порцию, - обрадовала мачеха Мэнни и потащила на кухню, за вазочкой с мороженым.

Оливер  чуть не заплакал, стиснул зубы, скрипнув ими. И почувствовал, что участился пульс, что десны болят, потому что он уже силой удерживал дурацкие клыки.

Ему хотелось есть и пить, пить горячую кровь и, если повезет, закусить теплой печенью.

Он сполз по двери на пол, так и не повернув ручку, закрыл лицо руками. Еще ночью это казалось сном, бредом сумасшедшего. Кто-то убил Лайлу, а он тут ни при чем. Он просто стал симпатичнее, почему-то женщины готовы бросаться под машины от одного его взгляда, а ударом руки он вбивает мяч в пол так, что гнутся доски.

А теперь он чуть не бросился на мелкого братишку, готовый вырвать голыми руками его внутренности и от души перекусить.

Как хорошо, что он сегодня ночует у Клифа, тот не будет против, а дома оставаться нельзя. Надо просто потерпеть до вечера, осталась пара часов. А потом можно будет прийти к Алларду и пожаловаться, признаться во всем.  В конце концов, если Клиф испугается, он никому ничего не сможет доказать – Лайлу Фицхен задрал зверь с огромной пастью, а не какой-то Оливер Гейдж. А если Клиф не испугается – вполне возможно, что сможет помочь. Он же умный. А если не умный, то упертый, это тоже хорошо.

У Оливера задрожали руки, дышал он по привычке, не осознавая, что может этого просто не делать, так что и дыхание было сбивчивым, сиплым.

Разум куда-то ускользал, здравая мысль «запереться в ванной до вечера, а потом пойти к Алларду и попросить посадить меня на цепь» испарилась. Если бы Оливер увидел себя со стороны – не поверил бы, что этот красивый парень с совершенно истеричным видом – он. Зрачки расширились, руки перестали дрожать, десны ныли, уговаривая выдвинуть клыки.

Он поднялся, обтершись спиной о дверь, проведя по ней рукой. Надо уйти, причем срочно. Прогуляться где-нибудь, а потом уже идти к Клифу. Просто Оливеру пришла в голову мысль – если он такой голодный явится к соседу в гости, совсем не факт, что сможет удержаться и не порвать его вместо Ханны или Мэнни.

- Я ушел! – крикнул он уже из прихожей, схватив куртку и закрыв дверь.

На улице было еще светло, но солнце садилось за школу, так что за спиной Оливера темнело, у него начиналась депрессия. Суровая и жестокая, причем делящая место в его разуме со зверской злостью. Почему это все происходит именно с ним?!

Он сунул руки в карманы и опустил голову, слегка ссутулившись по привычке, пошел в сторону школы, но зачем-то свернул на Дэйли-стрит, припоминая, что там живет Стив. Оливер просто услышал музыку, орущую из динамиков в комнате его когда-то любимого одноклассника.

Музыка вовсе не была такой громкой, но обострившийся слух различал каждое слово очередного рэпера, поющего про секс, кровь, деньги и тюрьму. Гейдж прислушался изо всех сил, пытаясь уловить голоса родителей Стива, Мэнди или Бобби. Но Мартинсон сидел дома, Мэнди ушла к тетке в гости, а предки Стива уехали в соседний город на пару дней.

Парень дико психовал, полуголым расхаживая по дому и от души пиная мебель. Без футболки, с еще влажными после душа, зачесанными назад волосами. И почему эти долбанные друзья бросают всегда не вовремя?! Бобби – идиот, грустит по своей шалаве, хотя она, видать, дала кому-то и сама во всем виновата. Мэнди ушла к тетке, нет бы со своим парнем побыть!

Но предков тоже нет, так что можно есть пиццу, пить пиво бесстыже, не выходя на улицу и не прячась. И слушать рэп, открыв окно в спальне.

Когда в дверь позвонили, Стив не захотел признаваться себе, что обрадовался – неужели кто-то понял, что нельзя его бросать, такого красивого и классного? Но заставил себя вспомнить о гордости, медленно спустился по лестнице и лениво подошел к двери.

Ему даже в голову не пришло посмотреть в глазок или уточнить: «Кто?» Это было бы слишком глупо и по-девчачьи.

Зато разумно, учитывая, что на пороге у него оказалась не Мэнди и даже не Боб, а сам Гейдж.

- Господи… - Стив закатил глаза и поставил руку на косяк, чтобы Оливер не дернулся в сторону входа. – Чего тебе, Гейдж?

- Тебя, дорогой, - улыбнулся ему Оливер так сладко, что Стив растерялся. Это было так искренне, так нежно, что даже со слюнями Мэнди не сравнилось бы.

- В смысле? Ты стебешься опять, придурок? – Стив на всякий случай окрысился. А у Оливера с лица сползло выражение влюбленного идиота, которое он и нацепил-то ради прикола.

- Пригласишь, или так будешь держать?

- Постоишь, - фыркнул Стив негостеприимно.

- Простынешь, - сообщили ему заботливо, глянув на влажные волосы, голый торс и босые ноги.

- Не беспокойся, - Стиву это нравилось все меньше, ведь и он сам вчера был уверен, что Гейдж – самый настоящий труп. Красавчик был трезвее всех, а после неудачной шутки протрезвел окончательно, но до сих пор убеждал себя, что это был сон или укуренный глюк.

- Мамочка и папочка дома? – Оливер спокойно, легко, будто пушинку, отодвинул его руку и прошел в гостиную. Осмотрелся.

- Ты не оборзел ли?! – начал возмущаться Стив, но выталкивать одноклассника не стал. В конце концов, еще вчера он готов был на коленях ползать перед Оливером, извиняясь за все, лишь бы тот был жив.

- Значит, не дома. Так и знал. Музыка – дерьмо, кстати, - сообщил парень и скинул куртку, сел на диван. Стив уставился на его руку, лежащую на подлокотнике – пальцы постукивали по темной коже, серые когти смутили окончательно.

Что за шуточки?..

А еще у Оливера на руках были кожаные перчатки без пальцев, но они от холода явно не спасали, что печально.

- Я тебя не звал, - напомнил он, встав перед Оливером и отодвинув ногой журнальный столик.

- А я устал ждать приглашения, - пожал плечами парень, улыбаясь. Развалился поудобнее, спиной прижавшись к спинке дивана, глядя на Стива так, будто у них намечался интимный вечер. И Стив списал его расширенные зрачки, блестящие глаза и встрепанный вид на то, что Оливер пьян.

- Ты нажрался? – уточнил он удивленно, но даже не сомневаясь.

- А похоже?

- Дыхни, - Стив наклонился к нему с видом шерифа.

На него дунули, красавчик почуял только запах сигарет.

- Тебе лучше встать и направить свои ходули домой, - сообщил он. – А то опять нарвешься.

- На неприятности? – сладко уточнил Оливер, встав и оказавшись к нему вплотную. Стив вдруг обнаружил, что разницы в росте у них нет никакой.

- Какой ты догадливый, - фыркнул он.

- Я уже нарвался вчера, - пожаловался Оливер обиженно. – На четырех идиотов, которые решили неудачно пошутить. Пошутить ведь? – он выгнул бровь.

- Ты живой, так что кончай выделываться и строить из себя жертву, - Стив хотел его толкнуть в грудь пятерней, но не получилось, Оливер не шелохнулся.

- А знаешь, Фицхен понравилось, я думаю. Она сама на меня прыгнула, разделась и давай уговаривать – ну трахни меня, Оливер, я так хочу тебя! А потом даже не пискнула, когда я ее сожрал. Ты же знаешь об этом, да, Стиви? А как считаешь, Мэнди тоже согласится со мной трахнуться, или у нее какие-то моральные принципы?

Красавчик на него уставился с ужасом, но ненадолго.

Просто понял, что вчерашнее – вовсе не сон, в остальное мозг отказывался верить.

- Что ты несешь, кретин?! Ее загрыз медведь, ты-то тут причем?! Пугать меня пришел, да? – Стив хмыкнул, но веселиться становилось все сложнее – мешал веселый оскал Оливера, который смотрел на него, как на интересную зверушку, ожидая, когда же Стив перестанет.

Он и правда перестал, отдышался и опять решил завестись, но уже сильнее.

- Да ты бесишь меня, Гейдж! Проваливай отсюда, я тебя не звал и вообще, ненавижу я педиков, никогда ты мне не нравился и понравиться не можешь, потому что страшный ты, как смерть!! – выдал он злобно, надеясь ударить побольнее, хотя последнее заявление было откровенной ложью. Сейчас уже даже Стив не считал Оливера страшным. Возможно, он бы даже согласился попробовать… Но нет, принципы – дело святое.

Гейдж продолжал молчать с видом: «Ты закончил?»

- Боже… Глаза б мои тебя не видели, - вздохнул Стив, подумав, что в этот момент подражает матери. Она тоже так часто вздыхала.

Он отвернулся и отошел на пару шагов, а Оливер остался стоять на месте, глядя на то же место, где Стив стоял. В мозгах что-то щелкнуло, отключилось, веселье только началось, а парень решил – раз Стив чего-то так страстно желает, почему бы не исполнить его мечты?

- Ну, ты же понимаешь, Стиви… Что для меня это – потеря потерь, я так люблю тебя… Каждый твой вздох, каждый взгляд, каждый жест – это все заставляет меня сходить от тебя с ума. Ты снишься мне каждую ночь, я тебе прощу, все, что хочешь. Но если все так безнадежно, - Стив даже не заметил, что Гейдж просто издевается, это звучало так натурально. – Разреши мне хоть раз тебя поцеловать? Пожалуйста. Даже не в губы, просто в щеку? Можно? – Оливер сделал жалобную мордашку и тронул парня за плечо. Стив обернулся, вздохнув.

- Один раз и ты свалишь отсюда, забудешь мой адрес, и больше никогда не будешь пялиться, как кретин! Яс…- «но?» он не договорил, Оливер врубил его в стену так же, как вчера вжал в дерево Лайлу. И голос моментально охрип, став каким-то сюрреалистичным, как у ведьм из кино.

- Ясно, как день, - заверил он и взял лицо красавчика в чашу из ладоней. Пальцы нежно коснулись щек Стива, так что он закрыл глаза и решил подчиниться судьбе хоть раз. Ведь это всего лишь чмок в щеку?

Оливер его обманул, прижавшись сильнее и наклонив голову, мягко поцеловав именно в губы. И кончиком языка провел между этими губами, уговаривая их приоткрыться.

Стив дернулся, чтобы врезать ему, но не вышло – он будто примерз к месту, а конечности не слушались. Парень испугался и вытаращил глаза, замычал, хотел вскрикнуть, открыл рот, и в него все же скользнул чужой язык.

Стив зажмурился и снова открыл глаза, дико ими вращая, потому что ему в язык и десны впилось что-то острое. Это было так больно, как никогда не было даже в кабинете дантиста.

А Оливер с удовольствием продолжал его целовать, то и дело поворачивая лицо поудобнее и впиваясь клыками глубже, так что по подбородку Стива потекли тонкие струйки крови, челюсть онемела.

«Какого черта ты делаешь?!» - хотелось заорать ему во все горло, но не вышло.

«Глаза б мои тебя не видели», - всплыла в голове у Оливера недавняя фразочка. Он погладил большими пальцами скулы Стива, и кончики когтей надавили сначала на нижние веки, а через секунду, когда Стив вытаращил глаза от ужаса, когти плавно вошли ему в глазницы.

Глазные яблоки лопнули с тихим чпоком, когти погрузились в мягкую теплую массу, как ножи в масло, Стив зашелся наконец, боль пронзила его так сильно, что тело отмерло. Он забился в настоящей агонии, ничего не видя и чувствуя только безумный жар в глазах, которые медленно вытекали, вместе с бордовой, густой кровью сползая по щекам.

Оливеру было хорошо, он убрал руки, вдыхая запах крови, и экстазически прикрыл глаза с дрожащими ресницами. Тихо урчал, как кот, чувствуя чужую боль, как свою. Это было так похоже на секс с Лайлой – она так же билась, как сейчас вырывался Стив.

Парень перестал трепыхаться, просто сходя с ума, а когда Оливер отстранился, отпустил его прокушенные губы  и разорванные десны, Стив завыл, заорал в голос, прижавшись затылком к двери. Чуть не сполз по ней, но Гейдж его подхватил, вытирая окровавленные когти и пальцы о голый торс одноклассника. Языком провел по его испачканной щеке, слизывая кровь, загустевшую от массы, вытекающей из глазниц. Как львицы облизывают львов, приглашая заняться чем-то интересным.

- Да ладно, от этого еще никто не умирал… Может, конечно, грязь занесешь случайно, умрешь от заражения крови, - Оливер шептал ему в ухо, балдея от того, как содрогалось чужое тело. – Мне нравится, как ты кричишь, Стиви, как ты плачешь. Вот только плакать тебе больше нечем, да? – он хихикнул ему в ухо.

Стив ни на что не реагировал, отказываясь понимать, верить и чувствовать, он только всхлипывал. Слезные железы еще, конечно, работали, они-то не были повреждены, но слезы смешивались с кровью, и выглядело это ужасно.

- Ищи во всем свои плюсы, ты меня теперь никогда не увидишь, - Оливер поцеловал его сначала в челюсть, потом в шею. Ткнулся в артерию носом, вдыхая запах. А потом просто открыл рот, выдвинул клыки, приноровившись делать это так же быстро, как можно научиться сгибать верхние фаланги пальцев.

Стив дернулся, но только раз, потом ослабевая и сползая по двери, но его по-прежнему легко поддерживали.

Она была невкусная, кровь Стива, какая-то приторная. Будто вино с перцем, но Оливеру и этого было достаточно. Он был голоден, а месть еще и приправила «ужин» своей остротой.

Есть расхотелось совсем, в горле плескалось, температура спадала, а тело Оливер отпустил. Сел рядом на пол и уставился на одноклассника. Он все такой же красивый, как был, даже окровавленное лицо и дыры вместо глаз не портили его. Как сломанная кукла, безвольная и не поддающаяся контролю. Рука неловко согнулась, и кисть торчала под странным углом, голова наклонилась к плечу.

Оливер вздохнул, потом всхлипнул и заревел всерьез. Ну почему Стив такой дурак?.. Неужели нельзя было просто не издеваться, не говорить гадостей?..

Сентиментальность сдуло, как ветром, когда Гейдж вспомнил, кто придумал вчерашнюю забаву, кто виноват в его несостоявшейся смерти больше всех. Лицо, искаженное грустью, вернуло себе прежнее выражение – сладостно-злобное. Он подполз к парню вплотную и наклонил голову в ту же сторону, что труп – чтобы смотреть было удобнее. Испачканный подбородок, по которому все же стекла кровь, смотрелся ужасно, капли пятнами оставались на зеленой футболке.

- Значит, я заберу его у тебя мертвого, - выдал он вдруг, и когти вспороли грудь Стива слева, рука дернула и выломала три ребра, вытащив их и откинув на пол. Косточки стукнулись о паркет. Вырванный кусок легкого Оливер даже на вкус пробовать не стал – противно было. Сердце уже не билось, и Стиву в этом ужасно повезло, ведь чувствовать, как твое сердце хватает жесткая рука и выкручивает, отрывая все связывающие его с организмом сосуды – то еще ощущение.

«Кулак» с клапанами Оливер сунул в карман джинсов, а сам накинул куртку и глянул в зеркало. Сначала ужаснулся, а потом решил, что умываться времени нет, мало ли, вдруг предки Стива вернутся раньше, чем собирались?

Да и на улице уже стемнело, холодно, никого нет. Кто заметит его? Никто, как и вчера.

* * *

Клиф уже заждался, понял, что никто не придет, и рявкнул на всю комнату.

- Чертов Гейдж!! – пнул кровать и схватился за ногу. Сел за ноутбук и зарылся в порносайт, поставив левый локоть на стол, а пальцы запустив в волосы.

На улице давно стемнело, Бет уехала на работу, а его планы не спешили сбываться. Черт побери, он же даже не просит слишком много, он хочет просто немного побыть рядом с дурацким Оливером Гейджем, просто посидеть и почувствовать его дыхание рядом со своим.

Звонок в дверь стал настоящей неожиданностью, Клиф вздрогнул и снял наушники, не поверив, что это не галлюцинация.

Звонок повторился, кто-то явно жал на кнопку и злился.

Парень встал, натянул джинсы, футболку и щелкнул выключателем лампы над кроватью. Особого света она не дала, но все же сделала темную комнату уютнее.

В дверь ударили ногой несколько раз, Оливер выругался, постоянно оборачиваясь. Он и так звонил, завернув кисть в рукав куртки, чтобы не запачкать стену и кнопку. А дебил Аллард еще и не открывает.

Когда он открыл, слова «Неужели ты решил прийти?» застряли в горле. Оливер толкнул его, вошел и захлопнул дверь, закрыл ее на щеколду.

- Не говори ничего, - приставил палец к губам Клифа, и тот почувствовал запах крови. Посмотрел на этот палец и шарахнулся назад. Все так же молча, не смея и слова молвить.

- Значит так, - Оливер прислонился спиной к двери, так что занавесочка оказалась у него на плече. Он вздохнул, у него нервно приподнялся угол рта. – Не ори, я тебя  прошу, - сразу приказал Клифу.

Парень все же протянул руку к однокласснику и тронул его щеку пальцами. Посмотрел на кровь.

- Очень смешно, Гейдж, - Клиф хмыкнул. – Так и знал, что ты придумаешь какой-нибудь кретинизм. Хотел меня напугать, да? – он лизнул пальцы. – Что это? Клюквенный сок? Краска? Вино?

Оливер молчал, но не ехидно или самоуверенно. Он просто не знал, что сказать, а Клиф уронил руку, так что она повисла плетью вдоль тела. Вкус крови от сока, краски или вина он отличить мог. А еще заметил, как сипло и порывисто дышит одноклассник, как он дрожит, какие у него глаза. Безумный взгляд, все же становящийся постепенно человеческим.

- Какого черта?.. – Клиф сделал шаг назад, Оливер – шаг вперед, чтобы схватить парня, если что, и зажать ему рот. – Не подходи ко мне, черт подери!! – Аллард отшатнулся и отскочил за диван.

- Подожди, - Оливер выставил руку вперед, растопырив пальцы и уговаривая не паниковать. – Я все тебе объясню. Клиф, - он позвал по имени, надеясь, что это поможет доказать – он еще не псих.

- Что это? Кровь? Откуда? Чья она?! – Клиф задавал очень много вопросов, но отвечать ему на них не собирались. В то же время парень был в шоке – ему не было страшно, был просто ступор. Но ужас тоже никуда не делся, он холодил где-то в солнечном сплетении.

- Стива, - решил не врать Оливер. -  Я убил его, - выпалил он шепотом.

- Что ты сделал?.. – Клиф недоверчиво округлил глаза, но понял – Гейдж не шутит.

Парень молчал. Потом вытащил из кармана сердце и протянул его на ладони Клифу, так что тот сначала не понял, что это, а потом присмотрелся и схватился за рот рукой.

- Господи!! – вот теперь началась настоящая паника, он метнулся к телефону, но Оливер шепотом крикнул.

- Не надо! Не звони никому! Клиф, умоляю, не вынуждай меня… - он сделал еще один маленький шаг к парню, а тот отшвырнул трубку и отскочил к лестнице.

- Не подходи, псих! Стой, где стоишь, или я за себя не отвечаю! – он зашарил рукой в поисках хоть чего-то, чем можно врезать однокласснику и успокоить его надолго.

- Ладно, ты же сам меня позвал, - напомнил Оливер, все быстрее приходя в себя. Теперь у него уже не было звериного испуга, который заставил чуть ли не со слезами броситься к соседу за помощью. – Я все тебе объясню, только дай мне сказать, окей? – Клиф заметил, что на глаза у него навернулись слезы, так что замер и решил больше не дергаться.

- Давай. Две минуты, потом я вызываю полицию, - сообщил он.

- Думаешь, она успеет? – усмехнулся Оливер неожиданно, Клиф побелел, а парень спохватился. – Я не то хотел сказать! Подожди… Я с ума схожу, Клиф, умоляю, помоги мне… Я не хотел его убивать, я хотел просто поговорить… Просто попробовать… Его крови. Немножко! – он сразу уточнил, когда увидел вытягивающееся лицо Алларда. В кулаке по-прежнему сжимал сердце. – Но он… Он разозлил меня, он сказал, что я страшный, что он никогда и ни за что не стал бы встречаться со мной… И я выколол ему глаза. А потом выпил кровь. И вот, я знал, что ты мне не поверишь, - он снова показал сердце. – Я серьезно, я не шучу, Клиф.

- Я верю, мать твою! – рявкнул парень и поднялся, не глядя, куда идет, на две ступеньки.

- Я не сделаю тебе ничего плохого, - уговаривал Оливер. – Честно.

- Чего тебе от меня надо тогда?! – парень на него заорал, а Гейдж поморщился и сделал шаг назад, закрыл рот свободной рукой.

- Я не знаю, что мне… Что мне делать, - слезы сами потекли. – Я не знаю, что происходит, Клиф… Ты не понимаешь, как это!! – он тоже заорал в ответ, но шарахнулся снова назад, когда парень спустился с лестницы.

И правда, это всего лишь Гейдж. Кого бы он ни убил, он сейчас адекватен, и ему нужна помощь. И он сам его пригласил, так что не может просто так выгнать и вести себя, как козел.

- Ладно, только успокойся, - еле выдавил Клиф, тоже выставив руки вперед, будто пытался Оливера поймать.

Парень его будто не слышал, он дрожал и смотрел куда-то сквозь Клиффорда, редко моргая.

- Я… Они убили меня, - выдал он и улыбнулся нервно. – Правда. Вчера я не пошел к тебе. И пошел на стройку. А они пришли туда и сказали… Что сломают мне позвоночник. А я испугался, как дебил, и упал.

- Откуда упал? – Клиф наконец подошел к нему совсем близко и, переборов животный ужас, взял за предплечья, притянул к себе. Обнял в конце концов, отобрал дурацкое сердце и оставил его на столе, рядом с которым Оливер стоял. Парень сразу поставил подбородок Клифу на плечо, руками крепко схватил за футболку, но дрожать не перестал.

- Со стройки. Со второго этажа, я просто шатнулся, а М-мартинсон меня не поймал. И я… Я упал со второго этажа. А эта дура Мэнди и Лайла, и Стив стояли внизу и см-смотрели… - он заикнулся и опять начал всхлипывать, но Клиф погладил его по волосам, как маленького. Потом по спине, успокаивая.

- И ты решил за это Стива убить?.. – уточнил он, стараясь не разозлить.

- Н-нет… Я не просто упал, - парень опять нервно хихикнул. – Там прутья, железные штыри были, под пристройку. И я на них свалился. И они меня… насквозь проткнули, представляешь? Мне было так страшно, Клиф, - он вздрогнул и заплакал в третий раз в жизни. Первый был, когда мать умерла, второй – вчера ночью, а третий – вот сейчас.

Клифу казалось, что одноклассник сошел с ума и бредит, а судя по тому, какой он горячий – у него еще и температура. Может, это и правда бред?

- Как же ты мог упасть на штыри, если ты тут? – тихо спросил он.

- П-подожди. Я упал, а этот козел всех потащил оттуда, потому что надо было меня бросить и бежать, а то их поймали бы. А потом… потом какой-то шизик ко мне подошел, он спросил что-то, типа «Отдашь мне свою смерть?» или вроде того. И я…  Я конечно сказал «да», а он укусил меня. Как вампир, за шею. И снял с этих прутьев. А потом сбежал, ты мне веришь? – он замолчал, даже перестал всхлипывать и замер. Клифу стало страшно. Судя по тому, что у Гейджа внезапно появились странные способности, нарисовались такие когти… И он принес сердце, а все щеки и подбородок у него вымазаны кровью – он не шутил. И на отговорку, придуманную впопыхах история похожа не была.

- Верю, - заверил он Оливера и опять погладил по спине, шушукнул ему в ухо, коснувшись губами, поверх волос, так что парню стало тепло. – Верю, конечно. И что?.. Ты вернулся домой и, как ни в чем ни бывало, пошел в школу?.. – это звучало так глупо. Сам бы Клиф на его месте точно не пошел.

- Я хотел, чтобы они думали, будто это сон… - совершенно с детской интонацией пояснил Оливер. – Ведь я не умер, а если бы исчез, они подняли бы панику. А еще я убил… Лайлу, - он шепотом добавил, боясь, что Клиф опять начнет орать.

Парень же наоборот – потерял дар речи.

- Все же говорят, что ее медведь задрал?..

- Медведи уже спят, - Клиф услышал улыбку, а не увидел, и понял, что парень прав. Холодно, медведи уже в спячке, а полиция просто списала все на зверя.

- Но… Там же… Вообще, говорят, тело не опознать?.. – Аллард нервно сглотнул, а Оливер вцепился в него еще крепче, пряча лицо.

- Я не знаю, как так вышло. Я просто шел. Шел и шел. А потом услышал, как Мартинсон с ней разговаривает. Он оставил ее… На перекрестке оставил, а я пошел за ней, я почему-то хотел есть. А потом не знаю, что случилось. Я трахнул ее, - он это выдохнул, даже не прошептал. – Никогда не хотел, но зачем-то… И когда кровь почуял… Это глупо звучит, да? – он отстранился и посмотрел на Клифа, уже почти успокоившись. Поняв, что на него не объявили охоту с серебряными пулями.

- Нет. Не представляешь, как это ужасно, - покачал головой Клиф. – Но не глупо. Ты не шутишь?..

- Нет, черт возьми! – Оливер рявкнул, топнул ногой. – Ты думаешь, я могу шутить?! Я трахнул ее и сожрал, меня полночи потом выворачивало, а Ханна думает, что ей это приснилось!! А сегодня я чуть ее не загрыз, чуть Мэнни не схватил… - он опустился на пол, Клиф не успел его подхватить. Оливер обнял колени и прижал их  к груди. – Что со мной, Клиф?.. Я с ума сошел? Вампиров же не существует?..

- Ты уверен, что это был вампир? – последнее слово Клиф выдавил с недоверием, но только потому, что это звучало невероятно в обычной жизни.

- Он был такой красивый… И у него клыки были. И он укусил меня и пил мою кровь. Это точно был вампир, - нервно захихикал Оливер, раскачиваясь вперед-назад и глядя перед собой.

- Господи… Дурдом… Дурдом… - повторил Клиф, закрыв ладонью глаза и вздохнув. – Значит так. Сиди здесь, никуда не уходи, я сейчас вернусь, - он попросил, но Оливер не отреагировал.

Аллард наклонился и тронул его за подбородок, поднимая лицо, чтобы Гейдж посмотрел ему в глаза.

- Понятно? – уточнил. Оливер кивнул так послушно, будто Клиф был всемогущим и решал, что будет дальше, что надо делать.

Парень взял пакет, завернул в него чертово сердце и вышел из дома, пошел к мусорным бакам на другой стороне улицы, а не к серым «бочкам» у почтового ящика. Посмотрел по сторонам и выкинул пакет, пока никто не видит.

Бегом вернулся назад, но к своему облегчению нашел Оливера на том же месте, никуда его псих не делся.

- Вставай, - Клиф поднял его, а парень даже не сопротивлялся. – Иди в ванную, по лестнице, первая дверь направо, в ней еще дверь. Понятно?  - похоже, это придется уточнять каждый раз.

Оливер кивнул и пошел по лестнице, как зомби, но не спотыкаясь. Клиф на бешеной скорости схватил тряпку, швабру и привел пол и стол в порядок. Все кровавые пятна оттер и тоже пошел наверх. Скинул футболку, испачканную на плече кровью, и зашел в ванную. За занавеской шумела вода, виден был силуэт, но Клиф тут же смутился и отвернулся. Кинул футболку в стиральную машину, вымыл руки по самые локти. Плеснул холодной водой и в лицо на всякий случай, чтобы проверить – вдруг это сон?

Помолчал, еще посмотрев на занавеску. И вышел, достал из шкафа еще одну футболку, но надевать не стал, повесил в ванной на крючок.

Сел за ноутбук и решил, что это правда – сумасшедший дом. Он всего лишь пригласил Гейджа к себе, а получилось так, что этот Гейдж в полной панике поплакался ему в плечо, обнимая и не делая попыток нахамить. Рассказал жуткую небылицу, но подтвердил отвратительными доказательствами. И сейчас плещется у него в душе.

Плещется в душе.

В душе.

Гейдж в душе.

Клиф закрыл лицо руками и опять мучительно покраснел.

«Нет, я знаю, что мечты иногда сбываются… Но что с такими дополнениями?!» - он был в шоке. С другой стороны, если взять за аксиому, что Оливер вчера чуть не умер, вампир превратил его в себе подобного, Гейдж убил двух их одноклассников, но знает об этом только Клиф…

Стало страшно. Оливеру ничего не стоит и его точно так же убить. Хотя, не стал бы он рассказывать обо всем ему только затем, чтобы потом загрызть?..

Вывод был прост – надо молчать. И постараться сделать вид, что все в порядке, все, как было, как надо. Никто ничего не узнает, в конце концов, друг он Гейджу или нет? Нужно сделать так, чтобы он снова был нормальным. Чтобы никаких убийств и сумасшествий.

Но с этим было совсем сложно, мозги уже кипели, так что Клиф решил подумать об этом когда-нибудь потом.

Дверь открылась, из ванной повеяло жаром.

- Я кинул шмотки стираться, - сообщил Оливер и сел на кровать Клифа, держа в руках пачку своих сигарет и зажигалку. Аллард обернулся и вздохнул.

Да, черт возьми, мечты сбывались одна за другой. Гейдж, в его футболке, оказавшейся больше, чем нужно, в черных, почти не похожих на мужские, трусах сидел на его кровати, поджав одну ногу, а вторую поставив на пол. И закуривал с таким видом, будто все окей, не он только что истерил на кухне.

- Ничего, если я покурю тут? – уточнил он, заметив взгляд.

- Ничего, - эхом отозвался Клиф. Все равно уже поздно было, так что он просто потянулся и открыл окно.

- Я переночую у тебя?.. – опять же скромно попросил Оливер, забираясь на кровать с ногами и подвигаясь к изголовью. Вытянул ноги и прислонился спиной к стене, чтобы не намочить подушку пока еще влажными, но сильно потрепанными полотенцем волосами. Они пушились и начинали виться, но выглядело это так мило…

- Я же приглашал, - Клиф пожал плечами с видом «Что за вопрос». А сам встал, прошелся по комнате, закрыл дверь на защелку и вернулся к окну. Прислонился к подоконнику, уставился на странно улыбающегося одноклассника, который то и дело шмыгал носом, но уже не плача, а просто по инерции.

- А можно вопрос? – уточнил он.

- Да, конечно, - Гейдж поражал своей послушностью.

- Ты… Ты СЕЙЧАС не хочешь есть?.. – у Клифа было такое лицо, будто ответь Оливер «ну, есть немного», Аллард без вопросов выкинется в окно.

- Нет, - Оливер покачал головой, выдохнул дым и все же лег, выправив волосы, чтобы не лежать на них. Уставился в потолок. – Хотя у Стива кровь отвратительная…

- О, боже… - Клифа начало мутить.

- Мне хватило. Да даже, если бы я дико хотел есть, я бы ничего тебе не  сделал, - вдруг выдал Гейдж, сам себе наконец веря.

- Да ладно?

- Серьезно. Я тебе ничего плохого не сделаю. Мне на тумбочку пепел стряхивать? – уточнил он вдруг. Клиф подал тарелку, которая стояла на столе с обеда.

- Я избранный? – хмыкнул он, не веря, что набрался наглости и выделывается с монстром. Пусть и знакомым, но не менее от этого опасным.

- Нет, просто ты мне ничего плохого не сделал. Почему я тебе буду делать?

- А если сильно захочется? – Клифу было просто интересно.

- Не знаю. Вообще, лучше всего будет, если ты меня пристегнешь кандалами где-то у себя в подвале.

- У меня в подвале нет кандалов, но там есть морозильник с мясом, куда Бет постоянно кидает сосиски.

- Печально… - улыбнулся Оливер и задавил окурок в тарелке. – Можно я просто полежу, а ты пока займешься чем-нибудь другим?..

- В смысле? – Клиф сдвинул брови, не поняв.

- Не тянет пока общаться, - пожал плечами Гейдж. – Хочу прийти в себя. Можно? – он поднял брови.

- А… - Клиф сразу растерялся. Как всегда, когда Оливер с ним разговаривал. Ну вот, момент признания и истины прошел, он вновь холоден и недоступен. – Да… Конечно. Чувствуй себя, как дома. Пить не хочешь?

- Крови нацедишь? – он просто не удержался, а Клиф помрачнел обиженно.

- Я просто спросил.

- Извини. Не хочу. Спасибо, - Оливер выполнил церемонию благодарности и вежливого отказа, закрыл глаза и решил просто полежать. Успокоиться.

Клиф подошел ближе к кровати. Так тихо, как только мог, но он не знал, что Гейдж его прекрасно слышит. Клифу было просто интересно, он посмотрел на голые ноги одноклассника, на его руки. И понял, что с ними не так – не было волос. Вообще не было.

Он глянул на плоский живот и замер. Нет даже «блядской» дорожки от пупка вниз.

«Странно. Вампир, да уж. Может, спросить, есть ли у него клыки?..

Нет, спасибо, когтей достаточно».

Клиф отошел и сел за ноутбук снова. Лениво пошарил по интернету, прогулялся по сайтам, зашел в фэйсбук, поскучал. Включил какой-то фильм, чтобы развернуть его в большое окно, если Оливер проснется. А сам снова включил тот самый порносайт. В наушниках, не переставая, звучали чьи-то стоны и визги-вскрики.

Он не слышал, что Оливер полежал-полежал, потом перевернулся на живот, покачал ногами, как гламурная девица. Причесался пятерней, запутав руку в волосах. Посмотрел по сторонам, выкурил еще пару сигарет. И, покосившись на Клифа, на экран с порнухой, улыбнулся. Прикусил губу и осторожно выдвинул ящик тумбочки.

Клиф заметил краем глаза какое-то движение, но вскакивать не стал. Просто сделал вид, что ничего не случилось. И потом, чего стесняться, если Гейдж тоже парень?

Из ящика Оливер достал, как и ожидал, пачку презервативов. Лег поперек кровати и принялся пачку рассматривать. Почитал текст мелким шрифтом на обратной стороне. Еще были четыре картинки, он усмехнулся, увидев их. Неужели кто-то не знает, как пользоваться резинками?..

Взгляд на Клифа не помог. Это действовало только на девчонок. Оливер обиженно насупился, свесив голову с края кровати и согнув ноги в коленях. Все было вверх ногами, Клиф на стуле тоже. И телки-парни на экране.

- Эй, Аллард, - позвал он наконец.

Клиф подумал, что показалось, и наушники снимать не стал.

- Клиф, - снова позвали его, но уже громче.

- А? – парень обернулся, сняв наушники и оставив их на шее. Посмотрел на валяющегося с видом «Я тебя раскусил» одноклассника и встал со стула, отобрал у него фиолетовую упаковку. Оливер отдал не сразу, еще подергав в свою сторону.

- Кто тебе разрешил шарить в моей тумбочке? – Клиф решил быть строгим.

- Ты же сам сказал, чтобы я чувствовал себя, как дома. Помнишь?

Клиф смутился.

- Давай трахнемся?

Вопрос-предложение прозвучал так неожиданно и так странно, что Клиф опешил, уже почти снова сев на стул.

Так и сел, обалдев.

- Что, прости?..

Оливер поднялся рывком и сел, почти подпрыгнув на пружинящем матрасе. Уставился в упор на Клифа.

- Давай трахнемся? Или тебе я тоже не нравлюсь? – последнее было сказано ехидно, Клиф даже не хотел думать, что было бы, скажи он «ага, не нравишься».

Но это было бы ложью. Поэтому врать он не стал.

- Нет, почему… Нравишься, - осторожно выдал он.

- Ну давай, - улыбнулся Оливер. – Тебе же хочется. Я вижу, что хочется. И я ничем на тебя не влияю, честно, это действует только на девок. Ты давно трахался?

Клиф помолчал и посмотрел в стену за его плечом.

- Месяца два назад, - скромно ответил. Оливер вытаращил глаза, так жалостливо глядя на одноклассника, что тому стыдно стало.

- Бедный… Ты же меня не боишься? Я не кусаюсь, - он уговаривал изо всех сил.

А Клиф не верил ни ушам своим, ни глазам. Об этом он не смел даже мечтать и фантазировать, а тут – Гейдж сам предлагает… С ума сойти.

- Ты такой странный, - фыркнул Аллард наконец и встал со стула. Оливер тут же сделал кокетливое выражение лица.

- Я знаю. Почему на этот раз?

- А если я извращенец какой-нибудь?  - Клиф прищурился, намекая на садизм и все такое.

- Так даже интереснее, - его схватили за руку, а руку эту положили Оливеру на бедро. – Чувствуешь? Мне жарко уже, неужели ты мне откажешь?

Клиф побагровел, он просто не мог поверить. Он всегда боялся даже заговорить с Оливером лишний раз, а уж прикоснуться…

- Не откажу, - хрипло вырвалось у него, в штанах все так быстро ожило. – Но…

- Но? – Оливер прищурился, встав на колени и положив руки Клифа себе на подвздошные косточки. А потом его же руками, положив свои сверху, принялся медленно, но верно стягивать с себя трусы. Приспустил слегка и остановился.

- Ты же знаешь, что… Ну… - Клиф вообще застеснялся, невольно зацепив все же милую деталь одежды и чуть сам не спустив ее.

- Не понимаю, - Оливер прекрасно понимал, но хотел над парнем поиздеваться.

- Ты же… Ну…Парень. Тебе будет… Ну, немного, конечно… Но больно, - он выдал факт, но так, чтобы не спугнуть.

Спугнуть Оливера было сложно.

- Не будет, - заверил он «заботливого» Клифа и стянул футболку через голову, откинул куда-то на пол. У Клиффорда дыхание перехватило, он нервно сглотнул.

- Ты серьезно? Нет, подожди, ты серьезно? Не шутишь?

- Да давай уже, представь, что я девчонка, стяни с меня трусы, уложи и трахни. Мне плевать, как. Можешь нежно, можешь грубо, давай, - Оливер взял отложенную Клифом упаковку и показал ему еще раз.  – Что нам мешает? Бет дома нет.

- Завтра в школу.

- О, ну, раз такое дело… - Гейдж сделал вид, что сейчас начнет одеваться, Клиф его быстро схватил за руку.

- Нет, подожди. Плевать на школу. Давай.

Он расстегнул джинсы, так что Оливеру представилась возможность полюбоваться на чужое достоинство. Именно полюбоваться – все было так прилично, что Гейдж понял, почему малолетки и ботанички тащатся от Клифа.

Было даже не смешно смотреть, как Клиф с умным лицом натягивал презерватив. Оливер усмехнулся и повис у него на шее, потому что, сидя на кровати, был намного ниже. Потянул на себя, укладывая сверху, вслепую нашел губами губы и принялся без слов уговаривать открыть рот. Клиф открыл, закрыв глаза, не веря, что все реально.

- Ты раньше-то когда-нибудь делал это с парнями? – уточнил Оливер, когда с него скромно стащили оставшуюся деталь одежды и устроились между ногами. Ненавязчиво так задирая их, коленями почти прижимая к плечам.

- Ну… нет, - Клиф вздохнул и признался.

- Откуда тогда ты знаешь, как мне будет?.. – парень подозрительно прищурился и поднял руку к выключателю над кроватью. Щелкнул им, стало темно.

Клиф промолчал, смутившись, зато получил время примериться и морально подготовиться в бурной реакции.

Откуда-откуда. Читал, блин. Интернет для этого создан, а когда целыми днями мечтаешь о собственном однокласснике, надо быть готовым в любой день получить исполнение своего желания. Вот, как сегодня. Не ожидал, а получил.

Оливер понял, что Клифу он не просто нравится, а даже очень. Это воодушевило, так что он решил не сильно буйствовать.

- Последний вопрос, - Аллард не удержался.

Снова щелкнул выключатель, свет включился, Оливер уставился на него. Такой спокойный.

- Какой?

- Если тебе не понравится, ты меня не убьешь?.. – Клиф смущенно уточнил. Кому как, а ему это было безумно важно.

- Господи, Аллард, да вставляй ты уже, не волнуйся! – Гейдж хмыкнул  и погасил свет. – Но врезать могу, если ч…

Договорить он не смог, сжавшись машинально и схватив ртом воздух. Руки вцепились в прутья изголовья кровати, сжались в кулаки.

Клиф сам испугался раза в три больше, чем он, замер и побоялся даже шевельнуться.

- Очень больно?.. – дрожащим шепотом уточнил он.

В ответ послышалось только ехидное хихиканье. Клиф ушам не поверил, сам включил свет и уставился на ехидно улыбающегося соседа. Тот лежал, будто не под парнем, а на подушках в гареме, прикусив коготок на указательном пальце и глядя шаловливо.

- Поверил, да?

- Вообще-то да! – Клиф нарочно двинулся назад и снова вперед, вбив его в подушку, но Оливер только прикрыл глаза от удовольствия.

- А я ни-че-го не чувствую… Мне только приятно, - сообщил он. И не ожидал, что его схватят за пояс и вздернут из такого удобного положения в неудобное сидячее. Круглыми глазами уставился на Клифа, держась за его плечи.

- А так? – Клиф прищурился, погладил его одной рукой по бедру.

- Просто класс, - заверил его Оливер, начиная чувствовать все острее. Как и с Лайлой, чем дальше – тем лучше. Аллард осмелел и взял его за волосы, дернул вниз, так что юному монстру пришлось запрокинуть голову, подставляя шею.

- Что ты чувствуешь, когда кровь пьешь? – шепотом спросил Клиф, примеряясь зубами к его горлу, представляя, что бы было – прокуси он его. Чисто из интереса. У Оливера вкусная кровь?..

- Удовольствие, - без ехидства ответили ему чуть сипло, парень закрыл глаза и сходил с ума. Ощущение чужой власти на время перебило ощущение собственной. – Будто забираешь всю силу, она просто льется в тебя.

- А на вкус?

Оливер замолчал, не зная, как это объяснить. Тем более, что чем сильнее Клиф двигался, злобно стараясь сделать побольнее, тем Гейджу было приятнее.

А вот Алларду стало страшно – чужое тело быстро нагревалось, температура повышалась. Ему показалось, что уже дошло до сорока, если не выше, даже рукам стало горячо, а уж внутри тела температура совсем зашкалила.

Еще несколько толчков Оливер пережил спокойно, только вздыхая, глухо постанывая. Только потом он опять начал тихо рычать, чувствуя, что десны гудят.

Клиф побледнел от ужаса, увидев, что одноклассник уже в панике прикрывает рот ладонью. Он отпустил его и замер.

- Все нормально?

- Лучше свяжи меня, - с дозой юмора посоветовал Оливер, глянув на него, и Клиф увидел те же безумные и не совсем вменяемые глаза, что были у Гейджа на кухне.

Он медленно отстранил его и вытащил из расстегнутых джинсов ремень.

- Повернись, - кивнул Оливеру, тот развернулся, сам заведя руки за спину и подставив запястья.

- И постарайся не пораниться, - хмыкнул он напоследок, уже чуя запах вен под кожей Клифа. Парень в ужасе сделал лишнюю дырку в ремне, чтобы затянуть совсем туго. Дернуть руками Гейдж теперь не мог. Но и сопротивляться тоже было бы сложно, его потянули на себя, усаживая, как в кресло.

- Боже, как классно, - он простонал с рычанием, вырывающимся из груди. Откинул голову на плечо Клифа, руки оказались прижаты к его животу, ноги широко раскинуты. Клиф не стал шевелиться, просто почувствовал прилив дикой нежности и любви к парню, погладил своей широкой ладонью его выгнутую шею, слушая сбивчивое дыхание. Опустил руку на грудь, провел ниже, по плоскому, напряженному животу. Оливер будто палку проглотил, но в то же время прогнулся, чтобы было удобнее.

Застонал, когда чужая рука обхватила стояк, трогая и лаская так, как это делал бы он сам. И откуда Клиф такой умелый взялся?..

Вторую руку Клиф отставил назад, упираясь в матрас. С извращенным удовольствием рассматривал повернутое к нему лицо Оливера. Такое красивое, идеальное. Длинные ресницы, вздернутый нос, приоткрытые губы, из-под верхней торчат кончики клыков. Круглые скулы, красивые брови.

Не удержался – поцеловал, случайно забыв, что Оливер говорил про Стива. Клыки целоваться не мешали и даже не впились, как только в рот Гейджа скользнул чужой язык. Клиф снова начал медленно двигаться, зная, что никуда парень не сбежит и не соскочит, что ему не больно, а только приятно. Тело было влажным и горячим,  волосы Оливера спускались теперь уже по спине Клифа, грея его и заставляя постоянно шевелиться, потому что было щекотно.

- Давай сильнее, - Оливер попросил вдруг таким странным голосом, не похожим на свой.

Клиф сначала затормозил, но решил – раз уж просит. Почему бы и нет?..

Тем более, это было удобно – обхватив Гейджа поперек живота, с силой, со злостью его иметь. Не размашисто, но жестко, каждый раз выбивая вскрик.

Вскрики у Оливера были не протяжные и жалобные, как у Лайлы, а короткие, громкие и полные мазохистского удовольствия.

Когда он в очередной раз открыл рот, чтобы вскрикнуть, его тут же закрыли, прихватив губами губы, будто слизав сливки с эклера, еще раз, снова. Так что Гейдж сам распалился и потянулся целоваться нормально, жалея, что руки стянуты ремнем.

Если бы они не были стянуты, он бы Клифа уже на тысячу клочков порвал от возбуждения и ярости. Кайф разделился с обидой на то, что какой-то Аллард, нытик и неудачник сейчас имел над ним полную власть. И был так глубоко внутри, что каждое движение заставляло вздрагивать и создавало впечатление, что пробьет насквозь.

Клиф наклонился вперед, чтобы уже не опираться рукой о кровать, наклониться пришлось и Оливеру, все так же повернув голову и подставляя рот под чужие губы.

- Нравится? – уточнил Клиф скорее из принципа, чем из интереса.

- Очень, - прошептал Гейдж и снова откинул голову ему на плечо, вскрикнув. – Ты мне еще должен одно желание, - напомнил он, морщась. Боль наконец пришла вместе с жаром, который захватил все тело и обжигал даже Клифа.

- Какое? – Аллард снова похолодел. Такой темп и положение позволяли долго и изощренно мучить парня, не боясь кончить раньше времени. И было так тесно, так узко, что не опозорился бы он в любом случае.

- Дай мне. Хоть капельку, а? – попросил Оливер, открыв глаза. Встретившись с Клифом взглядами и облизнувшись. – Пожалуйста.

- Нет, - Клиф чуть не испугался. – Ты рехнешься. А я еще жить хочу.

- Ты обещал! – Оливер зарычал, прищурившись. – Я делаю это просто так, а ты не хочешь даже обещание выполнить?!

- Ладно-ладно!  Как ты себе это представляешь?

- Хотя бы из пальца. Тебе же кололи пальцы в больнице?.. – Оливер улыбнулся, а Клиф вздохнул. Чмокнул его напоследок еще раз в губы, а потом поднял свободную руку, которой не держал чужое тело, и развернул за подбородок к себе. Большой палец погладил Оливера по нижней губе, он закрыл глаза и приоткрыл рот, позволяя издеваться над собой. Клиф с интересом провел пальцем и по верхней губе, чуть нажав, так что коснулся зубов. Тронул выступающий клык и вздрогнул от ужаса, в то же время дернувшись, так что Оливер вздохнул, почувствовав очередной толчок внутри себя. И нарочно, чтобы Клиф не успел испугаться, сжал зубы.

- Черт!! – Клиф убрал руку и уставился на палец – не насквозь, но рана впечатляющая, большая, алая капля крови выступила быстро и норовила капнуть на голое бедро Оливера. Клиф глянул на парня и прибалдел – Гейджа будто экстази накачали, он тяжело дышал, приоткрыв рот. Окровавленный клык он уже облизнул и чуть не сошел с ума – кровь Алларда оказалась такой бесподобно вкусной. Как вишневый сок, смешанный с водкой, пьянящий и сладкий.

- Не смей меня сожрать, - Клиф предупредил и провел снова по его губам, размазывая каплю по ним. Оливер потянулся за пальцем, облизываясь, и парень просто не стал его убирать.

Вампир застонал, чувствуя все оттенки крови, выгибаясь, сжимая пальцы рук в кулаки и распрямляя их. Вырваться все равно не получалось, но поцарапать Клифа он смог, в то же время умоляя не убирать руку.

Парню стало больно, так что палец он отобрал.

Оливер обиженно рыкнул и уставился на него пьяными глазами.

- Давай я тебя немножко кусну? – двинувшись сам вверх и снова вниз, предложил он. – Ты даже ничего не почувствуешь, давай?.. Тебе понравится. Один глоточек… - он просто горел от желания.

- Ну уж нет, - Клиф фыркнул. – Знаю я твои «глоточки». Дай тебе волю – ты бы мне палец отгрыз, - он хмыкнул и высунул язык, не касаясь им губ Оливера. Парень высунул свой, так что целовались они, не соприкасаясь ртами. А потом Гейдж попытался тяпнуть его за язык, но Клиф его вовремя убрал, зубы щелкнули вхолостую. – Вот видишь. Маленький лжец, - он взял его за шею и сжал руку.

- Обещаю, всего лишь глоточек, - Оливер чуть не заплакал. – Ты же проиграл, ты обещал все, что я захочу!

Он и сам понимал – съешь он Клифа, и вкусной крови больше не будет. Каких-то пять литров и все. Лучше пить ее понемногу…

- Один, - Клиф сжал его горло. – Понятно?

Оливер быстро и согласно закивал. Аллард смирился, помолился и наклонил голову к другому плечу. Услышал звук, будто меч достали из ножен – выдвинулись клыки. Почувствовал горячее, порывистое дыхание на своей коже. Обледенел от ужаса, но не успел испугаться, как следует, артерию уже пробили два клыка.

Оливер солгал, как Клиф и подозревал. Он сделал не один, а добрых три глотка, но потом оторвался и лизнул эти ранки, так что они начали затягиваться сразу же.

- Козленыш, - Клиф дал ему легкую пощечину, а потом толкнул вперед, из удобного «кресла» кинув на четвереньки. Схватил за волосы и намотал их опять на кулак, дернул – Оливеру пришлось выгнуться. Вскрикнуть от такого напора. Руки были по-прежнему за спиной, так что в подушку он упирался плечами и грудью.

А Аллард психанул. Он тут, понимаете ли, жертвует кровью, рискует жизнью, а этот гад его еще и обманывает! Хорошо, хоть раны затянул.

В таком положении самому Клифу, разозленному и распаленному хватило и нескольких движений, чтобы позорно кончить первым. На его счастье – Оливеру тоже много не надо было, особенно после хорошей дозы вкусной крови. Он зарычал одновременно со стоном Клифа и в прямом смысле слова отключился.

Клиф очнулся через несколько секунд, когда комната перестала вертеться перед глазами, когда он перестал прижимать Оливера к кровати, навалившись на него сверху. Чернота из глаз постепенно пропала, так что он дернул за ремень, расслабляя его и стягивая с натертых запястий парня. Нежнее некуда отстранился, чтобы Оливер ничего не чувствовал (откуда ж Клифу было знать, что парень сейчас не почувствует, даже если по нему грузовик проедет?)

Он пошел в ванную и злобно выкинул использованную резинку в ведро под раковиной, наклонился к зеркалу. Посмотрел на шею – остались только два белых пятнышка вместо глубоких дырок.

«А если он меня заразил?..» - подумал он вдруг с ужасом. «Стив и Лайла не заразились только потому, что умерли. Но если бы они были живы, вдруг тоже стали бы… О, боже».

Ему поплохело. Слюна Оливера попала в ранки. Мало ли, что теперь могло случиться.

Когда он вернулся в комнату, там уже горел тусклый свет, Оливер натянул скинутые шмотки и лежал на животе, закуривая. Довольный, как сытый кот. Клиф же наконец поправил и застегнул сползшие джинсы, сел рядом с ним в позу лотос.

- Понравилось? – ехидно осведомился, погладив парня вдоль позвоночника.

- Конечно, - своим (какое счастье) голосом ответил Оливер и перевернулся на спину, подставляя  под его руку живот. Мол, погладь, мне приятненько.

Когти, между которых он зажал сигарету, стали будто еще длиннее и жестче, волосы кое-где спутались.

- Слушай… - Клиф посмотрел на него и замолчал. Оливер, судя по внимательному взгляду, слушал. – Ты не мог меня заразить?.. – уточнил он.

Оливер опешил. Ему это в голову просто не пришло.

- Не знаю, - он сел и покачал головой. Задавил недокуренную и до середины сигарету в тарелке и потрогал шею Клифа. – Он тогда сначала пил мою кровь, потом напоил своей и только после этого укусил.

- Уверен? – Клифу стало не по себе, в груди холодило.

«Но он поил меня своей кровью, чтобы передать жизнь. Алларду жизнь передавать не надо было. О, господи».

- Нет, - он виновато прикусил губу.

- Мать твою… - Клиф закрыл лицо руками.

- Зато теперь ты меня точно не сдашь, так ведь? – Оливер нашел силы пошутить и обнял его. Клыкастый рот оказался как раз рядом с ухом Клифа. – Либо мы вместе вылечимся. Либо вместе сдохнем, - прошептал он. «Если вообще сдохнем, конечно», - подумал про себя.

 



Просмотров: 11477 | Вверх | Комментарии (50)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator