Мнимые Аналогии.

Дата публикации: 30 Сен, 2010
Название: Мнимые Аналогии.
Автор(ы): Ivolga
Бета-ридеры(ы): Annerel
Жанр: слэш, пародия, психология
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: моя прелесть.
Размещение: запрещено.
От автора: первая часть посвящается Sata Lisat, вторая – Kamoshi, а третья – SF.
Описание: Иногда человек является совсем не тем, за кого себя выдает. И не только в общепринятом смысле. А иногда ему просто кажется, что он - вовсе не то, чем привык себя считать, и еще не факт, что он ошибается.
Страниц: 1

* * *

Рассказ первый. Кролик Кристофер.

 

Кролик Кристофер носил длинные пушистые ушки и мог похвастаться столь же пушистым хвостиком. У Кролика Кристофера были мягкие лапы, и если он хотел подойти к вам, вы замечали его только тогда, когда он своей лапкой трогал вас за руку. Кристофер передвигался бесшумно, он не любил, когда на него смотрели те, кто ему не нравился.

 

Кролик Кристофер любил морковку. Он вообще много чего любил с ней делать, но чаще всего он ее ел.

 

Кролик Кристофер любил людей, забывая то, что они сделали ему. У Кролика Кристофера была мечта, и ее он тоже очень любил.

 

Никто не мог сказать точно, о чем думает Кристофер в тот или иной момент – глаза его всегда выражали одно и тоже – полуприкрытые веками, они с какой-то отчужденностью смотрели на мир, загораясь только тогда, когда Кристофер замечал Человека, к которому он хотел подойти. Он откладывал морковку, опускался на пол всеми четырьмя лапами и медленно «шел» по узкому коридорчику между терновыми кустами.

 

Кролик Кристофер был очень пуглив – когда Человек заговаривал с ним, он разворачивался и убегал, а когда Человек хотел прикоснуться к нему, он кусался.

 

Кролик Кристофер был Хорошим Кроликом – так говорил его лечащий врач.

 

 

 

Кролик Кристофер иногда позволял себе снять ушки и хвостик – под водой они намокали, и Кролику это не нравилось. Кролик Кристофер никогда не смотрелся в зеркало. Кролик Кристофер не помнил очень многого из своей жизни. Кролик Кристофер знал, что он – Кролик, и ему это нравилось. *Знать*.

 

Очень редко, в те моменты, когда игры с морковкой надоедали ему, он возвращался в свою палату. Он лежал в темноте под одеялом, подтянув колени к подбородку и зажав ладони между ног. Иногда он плакал во сне – всегда беззвучно. Кролик Кристофер никогда не разговаривал, но отсутствие языка не пугало его – врач понимал Кристофера и без слов.

 

Кролик Кристофер любил свою жизнь, посетителей, и все, что возможно было полюбить. Его не беспокоило отсутствие памяти – он просто жил, грызя свою морковку.

 

У Кролика Кристофера не было ничего, кроме ушек, хвостика, рубашки и морковки, но ему и не нужно было ничего другого. Только вот если бы посетители почаще смотрели на Кролика – да, тогда он был бы счастлив.

 

Его лечащий врач говорил ему, что он уже идет на поправку, и скоро сможет *вспомнить*. Кролик Кристофер не хотел *вспоминать* – того, что он видел в своих снах было достаточно, и поэтому один раз он чуть не свернул Человеку шею, когда тот хотел убрать кусочек морковки с его губ.

 

Его лечащий врач говорил ему, что Кристофера можно вылечить.

 

Кролик Кристофер не хотел, чтобы его лечили, поэтому все колюще-режущие предметы были надежно спрятаны, а когда Кролик подходил к посетителю, рядом дежурили санитары.

 

 

 

У Кролика Кристофера был вырезан язык, отрублены верхние фаланги пальцев на руках, и на груди с левой стороны было выжжено клеймо в форме сердца.

 

Кролик Кристофер каждый раз искал в Человеке Того Самого – он уже давно простил его. Он просто хотел тоже показать ему, что он *любит* его – возможно, отрезать уши или веки. И обязательно подарить морковку.

 

Кролик Кристофер знал, что ему уже ничто не поможет, поэтому он каждый день был Кроликом и смотрел на врача стеклянными глазами.

 

 

 

Но, тем не менее, Кролик Кристофер был хорошим человеком.

 

 

 

 

Рассказ второй. Санитар Фамке Янссен.

 

Санитар Фамке Янссен был одним из тех людей, кто следил за Кроликом Кристофером. Каждый день его можно было заметить стоящим у стены или выглядывающим из-за колонны, в то время как Кролик, сидя на земле, грыз свою морковку.

 

Санитару Фамке Янссену нравился Кролик. Или ему нравилось смотреть на него. Как бы то ни было, но Янссен мог с уверенностью заявить, что ему нравится все, что тем или иным образом связано с Кристофером. Например, морковка.

 

Когда Фамке смотрел на Кролика, иногда его посещала одна мысль – кто мог сделать с этим человеком *такое*? Санитар Фамке Янссен сочувствовал Кристоферу в такие моменты, даже жалел его. Но всегда подсознательно боялся подойти *ближе*.

 

Он часто думал о том, что было бы, если бы он подошел. Возможно, он бы поцеловал Кристофера. И целовал бы долго-долго, пока не кончился бы воздух. Возможно, он бы поцеловал его ладони и то, что осталось от его пальцев. А, возможно, сделал бы что-то большее. Фамке Янссену было трудно определиться со своими желаниями – ему хотелось всего и сразу. И откуда-то он знал, что, если что-то и произойдет, это что-то оправдает его ожидания.

 

 

 

Однажды Санитару приснилось, будто бы он и в самом деле сделал это. Но не сейчас. Раньше. Он видел свои руки, держащие длинную металлическую жердь с маленьким раскаленным сердечком на конце. Видел, как Кролик хочет что-то сказать, но без языка ему было сложно сделать это, да и срезы на «кончиках» пальцев еще не совсем хорошо затянулись, чтобы можно было пользоваться кистью. Фамке Янссен этой ночью так не смог уснуть, он сидел, сжавшись в комок, все смотрел на свои руки. «Это не я. Я не сделал бы этого с тобой» — повторял он, стараясь убедить себя в этом самого себя.

 

А потом, когда он смотрел на Кролика Кристофера, он подумал о еще одной вещи. И она была гораздо страшнее всех предыдущих. Он смотрел на глаза любимого, полуприкрытые веками, из-за которых он *не видел* ни зрачка, ни радужки. «Доделать».

 

После этого Санитар Фамке Янссен стал считать себя сумасшедшим, он старался скрыть это и просыпался он лишь с одной мыслью – только бы врач не узнал об этом.

 

На самом же деле Санитар Фамке Янссен был психом, который возомнил себя санитаром. Который считал, что у него есть *странности*, которые нужно скрыть.

 

А его лечащий врач знал о Фамке все, поэтому каждый день во время обеда он незаметно подсыпал Янссену в еду лекарство.

 

Он отмечал каждый его шаг, не запрещая Янссену смотреть на Кролика, но готовый в любую секунду остановить Фамке, если тот захочет что-нибудь сделать. Если решится что-нибудь сделать.

 

А Санитар Фамке Янссен просто выполнял свою работу, и все *знали* об этом. Он ведь любил Кролика. Он думал, что Кристофер любит его тоже.

 

Через несколько дней Санитар Фамке Янссен стоял у колонны, подпирая ее плечом, и не помнил ни о сне, ни о том, как странно посмотрел на него персонал, когда он набросился на врача, когда тот пытался оттащить его от Кролика Кристофера, ни о том, как этот самый врач вколол ему успокоительное вместе со снотворным.

 

Он просто смотрел на Кролика Кристофера, и ему опять нравилось это. Он просто мечтал о том, как когда-нибудь решится и все-таки поцелует его. Это ведь все же тот самый человек, которого он любит, несмотря на его уродство и то, что он считает себя Кроликом. «Кто сделал это с ним?» — один раз спросил он врача, но так и не дождался ответа.

 

 

 

Он надеялся, что врачу и в голову не придет то, что Санитар Фамке Янссен влюблен в пациента психбольницы.

 

В конце концов, он же Санитар. А Санитара не должны подозревать в *таких* мыслях.

 

Он просто будет делать свою работу. Любить Кролика. Мечтать о нем.

 

И никогда больше не будет этих страшных снов. И никогда он не подумает о Кристофере плохо.

 

И никто ничего не узнает. *Ник-то*. *Ни-че-го*.

 

 

 

Санитар Фамке Янссен был девушкой. Он думал, что врач не узнает и об этом тоже.

 

 

 

 

Рассказ третий. Практикующий Врач Пеетер Минк.

 

Практикующий Врач Пеетер Минк имел очень и очень вредную привычку анализировать все и вся.

 

После сотен пациентов, которые обитали в больнице и которых он должен был просто посетить, и тех, кого поручили лично ему – Санитара и Кролика, у Минка к вечеру голова шла кругом, и он уже не был уверен в том, что Врач Пеетер Минк – Настоящий Врач.

 

Сегодня Кролик Кристофер опять разглядывал людей, изредка подкрадываясь к ним сзади, а Фамке, то и дело шепотом повторяя «я не сумасшедший» рассказывала о том, как хорошо она присматривает за Кроликом и отлично выполняет свою работу Санитара. К концу этого разговора в столовой Пеетер Минк подумал было о том, чтобы сделать фразу Янссен своей мантрой – уж больно убедительно это звучало.

 

 

Может быть, это все – лишь плод его больного воображения? Минк не был параноиком, но порой ему *действительно* казалось, что он – не тот, кем привык себя считать.

 

Пеетер Минк всегда рассуждал логически. И каждый раз, думая о дне, проведенном в психбольнице, он все больше и больше запутывался в сетях собственной логики.

 

 

Его подсознание могло сотворить с ним и не такую шутку. Начать хотя бы с того, что Пеетер Минк *понимал*, что думают и чувствуют его пациенты, и дело было даже не в диагнозе.

 

Кролик. У Пеетера в детстве действительно был кролик, и он назвал его именно Кристофером.

 

Свихнувшийся Санитар. Фамке Янссен была певицей, и, когда она находилась еще в своем уме, Минк просто с ума сходил по ее голосу.

 

Все это имело свои связи с настоящим, в которое Врач Пеетер Минк имел несчастье вляпаться. Он вполне представлял себя точно таким же психом, с которым что-то произошло, после чего он, Пеетер Минк, стал считать себя Врачом, присматривающим за Кроликом Кристофером, который вовсе и не кролик, и за Санитаром Фамке Янссен, которая вовсе и не санитар.

 

Нередко Минк видел сны, в которых Кролик Кристофер был его домашним кроликом, а Фамке Янссен – мужчиной-санитаром, который присматривал за Пеетером.

 

Иногда Пеетеру Минку становилось по-настоящему *страшно*. Он боялся, однажды проснувшись, убедиться во всех своих подозрениях, оказаться по-настоящему больным. Но еще больше Минк боялся другого – того, что он абсолютно нормален, и его могут уволить из-за этой паранойи.

 

Вот в этом смысле он и понимал Санитара Фамке Янссена – будучи санитаром, то не хотел, чтобы его «раскрыли», на самом же деле являясь психом.

 

Или Пеетер Минк снова что-то путает? Ведь наличие Фамке как пациента доказывало наличие Пеетера как врача.

 

А отсутствие Минка как Врача доказывало отсутствие Янссен как пациентки.

 

В такие моменты Пеетеру Минку отчаянно хотелось застрелиться.

 

Или посетить психиатра.

 

Практикующий Врач Пеетер Минк активно занимался самообманом, доводимый за день стычками Санитара и Кролика.

 

А, может, это – просто плохой сон, и когда Пеетер проснется, он займется обходом своих пациентов? И, да, он опять задумается о своей ненормальности, но только уже вечером. Или она ему еще раз приснится.

 

Кролик, заметив еще одного Человека, опустился на четвереньки. Фамке, как врач видел из окна своего кабинета, сделала шаг из-за колонны, пожирая глазами Кристофера. Персонал больницы насторожился, а Кролик Кристофер потерся щекой о штанину мужчины, к которому подошел. Санитар Фамке Янссен, как и вчера, кинулся к ним, и, как и вчера, был пойман.

 

Кролик Кристофер медленно отполз назад, взял морковку, поднялся, посмотрел наверх. Помахал рукой Пеетеру, и, прыгая, скрылся в больнице.

 

Фамке Янссен, проследив взглядом за Кроликом, тоже увидела в окне Минка, улыбнулась, не обращая внимания на держащих ее мужчин.

 

Завтра никто из них двоих ничего и не вспомнит. «Можно подумать, что Кристофер *понял*, что произошло, чтобы ему было, что вспоминать» — подумал Пеетер.

 

У Пеетера Минка не было тайных желаний. У него были только тайные страхи, которые он безуспешно старался скрыть.

 

А если задуматься – не были ли страхи Пеетера напрасными?

 

Или Минк все-таки *прав*?

 

 

 

И если бы Пеетер Минк и в самом деле наблюдался у врача, будучи ненормальным, он бы задал эти вопросы именно ему.

 

Или Практикующий Врач Пеетер Минк уже получил ответы на свои вопросы?

 

 

fin

 

Страниц: 1
Просмотров: 3100 | Вверх | Комментарии (3)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator