н’Ундарун. Глава 1

Дата публикации: 27 Апр, 2011

Страниц: 1

Пролог

 

Сегодняшний день мог решить всю её дальнейшую судьбу. Сегодня она наконец отправляется в Пансион Невест.

Перед глазами встало ослепительное общество, приветствующее её: дорогие фраки юношей и красивые, яркие платья девушек, пышно убранные залы и великолепный оркестр, роскошный сад с множеством уединённых аллеек и мраморных скамей, горы закусок, изысканные вина… И, хотя она была не особой любительницей подобных сборищ, смена обстановки была необходима ей сейчас, как воздух.

Ах, поскорее бы! Теперь для неё начнётся совсем новая жизнь, полная красок и, может быть, картины из прошлого наконец перестанут терзать её… и перестанут сниться кошмары…

Летия отмахнулась от мрачных мыслей: не стоит оборачиваться назад! Ведь всё прояснилось, и нечего больше волноваться. Всё объяснилось просто и естественно, а пророчество… Это всего лишь сказка, чтобы пугать малышей.

Но почему-то обычные доводы сейчас не действовали. Тревожные воспоминания мешали сосредоточиться на сборах.

Летия откинула со лба тёмный локон; придётся прибегать к магии. Девушка встала в центр комнаты, и вокруг неё тут же образовался золотистый шар. В одной руке появилась тяжёлая книга в старинном потемневшем от времени переплёте, а в другой — белый меч, казалось, выкованный из света. Летия резким отточенным движением вонзила меч в центр книги, и из лезвия вылетели четыре цепи, мгновенно опутавшие фолиант.

Книга с мечом в центре развеялась, как дым. Золотой шар исчез. Девушка устало опустила руки. Теперь некоторое время воспоминания не будут возвращаться к ней.

Летия вздохнула и принялась упаковывать вещи. Скоро отъезд.


Глава 1

Пиротехник

 

Она вошла в зал — и зажмурилась от яркого света. По периметру стояли высокие канделябры с огромным количеством свечей; пол был натёрт до блеска — Летия мимоходом увидела своё отражение.

Она была очень красива сегодня. Белое платье плотно облегало её; пышные тонкие кружева на рукавах и на подоле делали её похожей на воздушное пирожное с кремом. На лбу холодной каплей блестела прозрачная слеза из горного хрусталя, а с пояса свисала, теряясь в складках пышной юбки, небольшая изящная шкатулка на тонкой серебряной цепочке. Волосы, забранные наверх, придерживали две нити жемчуга, и только несколько тёмных локонов спадали на открытые плечи девушки, оттеняя белизну её кожи.

Летия прошла вглубь зала, внимательно осматривая собравшееся общество. Всё, как она себе и представляла: разодетые юноши и девушки под музыку кружат по залу. Вокруг стоят длинные столы, ломящиеся от всевозможных закусок. В воздухе витает аромат праздника…

Однако в разряженной в пух и прах толпе выделялся один юноша, столь непохожий на других, что девушка замерла в изумлении.

Он был так же бледен, как и его рубашка. Резкие, заострённые черты лица казались высеченными из камня. Простота его одежды лишь подчёркивала изящество движений.

Однако больше всего Летию поразил его взгляд: чёрные, глубокие, опасные глаза сверкали, как лезвия кинжала, проникая в глубину души, раскрывая самое сокровенное, угадывая мысли и желания.

Он посмотрел ей в глаза столь прямо и открыто, что она испугалась. Но отвести взгляд не могла, очарованная его необычностью и в то же время — простотой. Лицо его было бесстрастной маской, и только глаза жили своей жизнью.

Маг. Сильный.

— Кто это? — в изумлении спросила Летия, обращаясь будто к самой себе.

— Ах, душечка, не засматривайтесь на него, — страшным шёпотом сообщила ей на ухо её соседка, кудрявая светловолосая балаболка. — Это Мизраэль.

Она округлила глаза, будто одно это имя должно было сказать Летии всё.

— Как? Вы не знаете?! — вскричала она, но тут же понизила голос до того же зловещего шёпота, словно боясь быть услышанной. — Он здесь уже давно. Лет пять. Понимаете, ему до сих пор не приглянулась ни одна из невест… Хотя все мы, поголовно все в него тайно влюблены, — доверительно вещала новоприобретённая подруга, обводя женскую половину красноречивым взглядом. — Он красив, высок, строен, загадочен, и, говорят, богат. Что и говорить — привлекательная партия. Ах, только Вы не говорите никому, что я Вам здесь рассказала…

Она продолжала болтать дальше, однако Летия её больше не слушала. Она внимательно следила за красивым, высоким, стройным, загадочным и, говорят, богатым юношей, в которого все были тайно влюблены.

Он вдруг повернулся к девушке, уставившись на неё своими чёрными острыми глазами, и она стойко выдержала его колючий взгляд.

 

Он удивлённо поднял бровь; в этой девушке что-то было. Что-то необычное. Какая-то загадка.

Он подошёл к ней и, чуть склонившись в изящном поклоне, произнёс:

— Разрешите пригласить Вас.

— С удовольствием, — девушка покраснела и улыбнулась, скрывая смущение.

Он отметил, что она очень хороша собой, когда смятение играет на её щеках, заставляя губы приоткрываться в лёгкой улыбке.

 

Он подал ей руку с таинственным выражением на лице; в ту же минуту весёлая полька, словно повинуясь этому жесту, сменилась медленным, неторопливым, спокойным вальсом. Музыка заскользила по залу, и Летия под руку с волнующим воображение незнакомцем плавно и непринуждённо влилась в поток танцующих пар.

— Разрешите представиться, — произнёс он приятным глубоким голосом. — Меня зовут Мизраэль Ольмер.

 

— Летия Арсин, — она очаровательно улыбнулась ему в ответ.

Мизраэль коротко кивнул — и резко развернулся на каблуках, увлекая её за собой.

Музыка продолжала звучать, но блестящее собрание вдруг исчезло, стены зала расступились — и вот уже они танцуют одни посреди пустынной галереи.

Девушка молчала — это было неожиданно, даже учитывая тот факт, что она тоже была магом. Стоило отдать ей должное — она была не робкого десятка.

— Вы — сильный маг, не так ли? — Летия застала его врасплох своим вопросом.

— Многие так считают, — подтвердил он.

— А Вы? — Летия настаивала, будто это было чрезвычайно важно для неё — считал ли он себя сильным магом. — Как Вы считаете?

— Я считаю, что лучше не считать, а действовать, — недовольно произнёс Мизраэль, чуть помедлив.

Вальс смолк, и он предложил девушке руку. Они молча пошли под сводами галереи; лёгкий вечерний ветерок приятно холодил кожу, а шуршание плюща, увивавшего колонны по обеим сторонам прохода, умиротворяло.

Впереди раздался тихий плеск; журчал фонтан. Они присели на белую скамью у мраморной чаши, наполненной чистой прозрачной водой.

— Позвольте спросить, почему это Вас так интересует? — Мизраэль протянул руку, срывая с ближайшей ветви резной листок плюща.

— Мне интересно было узнать Ваше мнение, — Летия одарила его милой улыбкой.

— И Вы его узнали? — рассмеялся Мизраэль.

Он держал на открытой ладони зелёный лист, который постепенно менял свой цвет: жёлтый, красный, фиолетовый…

— Да, узнала, хотя оно было весьма… неожиданным, — Летия сделала почти незаметный жест рукой, и лист вспыхнул ярким пламенем. — Зачем Вы сорвали лист?

 

Мизраэль внимательно взглянул на девушку, проверяя её возможности. Она была достаточно сильна, хотя его несколько удивил тот факт, что он не сразу смог определить уровень её силы. Она была странной, но не лишённой какой-то скрытой привлекательности, одновременно настораживающей и манящей. С этой девушкой хотелось говорить.

— Чтобы подчиниться закону времени, — загадочно ответил юноша.

 

Она представила себе, как листья меняют свой цвет осенью, исчезают зимой и вновь появляются весной.

Девушка провела над листом рукой — и огонь исчез.

— Но ведь законы времени можно обмануть, — Летия, улыбнувшись, взмахом руки вернула лист на его место на лозе.

— Можно, — согласился он. — Но нужно ли?

— Да, нужно, если они касаются нашего мира, — произнесла девушка.

— Почему? — удивлённо спросил Мизраэль. — Неужели Вы недовольны устройством нашего мира?

— А Вы? Вы разве довольны? — негодующе сказала Летия. — Наш мир несправедлив! Наше рождение определяет нашу судьбу. Флагманы правят, Чарующие бездельничают, Чтецы изучают, Трудовые работают… Только Умелые вольны выбирать. А для остальных всё предопределено. Желания магов не учитываются! И каждый считает честью для себя исполнить своё предназначение.

— Почему Вы так недовольны своим положением? — юноша мягко улыбнулся.

Её глаза сияли праведным гневом. Но она молчала.

— Вы — очень необычная девушка, — он склонился над её рукой. — Полагаю, долго Вы здесь не задержитесь, — он обвёл рукой вокруг, будто призывая девушку оглянуться.

— То же самое я могла бы сказать и о Вас, — она в точности повторила его жест. — Однако, похоже, Вы не собираетесь быстро уходить отсюда.

— Что ж, я ещё не нашёл подходящей невесты, — Мизраэль усмехнулся.

— Неужели? — девушка изобразила удивление. — А Вы знаете, какой она должна быть?

— Да, знаю, — ответил Мизраэль. — Она должна быть похожа на Вас.

— Это комплимент?

Он не ответил, но развернулся на каблуках и вокруг Летии тотчас засверкали ослепительные огни. Они вернулись в бальный зал. Юноша провёл девушку, не произнося ни слова, склонился в изящном поклоне и растворился в веселящейся толпе.

Летия растерянно смотрела ему вслед.

— Ах, милая, о чём это Вы с ним так долго говорили? — Летия от неожиданности вздрогнула; у неё за спиной стояла та самая девушка, которая рассказала ей о Мизраэле.

— О законах времени, — многозначительно ответила Летия.

— Да, времени Вы с ним провели много, — её собеседница согласилась скорее со своими собственными мыслями. — Обычно он приглашает новеньких девушек только на один танец. С Вами же он провёл несколько!

— Обычно? — переспросила Летия.

— Ах, ну конечно! — она закивала. — Вы же не знаете! Мизраэль обязательно приглашает всех новых девушек на вальс. Это своего рода традиция. Мы все уже здесь привыкли к этому.

— Интересно, — Летия небрежно раскрыла веер. — А есть здесь ещё подобные… м-м… традиции?

— Нет, — ответила девушка, — таких — нет.

Их разговор был прерван общими аплодисментами; бал подошёл к концу.

— Мы до сих пор не знакомы, — вдруг рассмеялась Летия. — Меня зовут Летия.

— Можете называть меня Сати, — её собеседница улыбнулась в ответ. — Идите за мной. Я провожу Вас, милая, в Вашу комнату.

 

***

 

Она устала. Переезд, бал, новые впечатления — всё это измотало её. Как приятно было наконец снять пышное платье и узкий корсет и прилечь на удобную мягкую кровать. Девушка даже не заметила, когда провалилась в сон. Ей снился ночной сад, наполненный таинственными тенями, и голос, глухо зовущий её…

— Летия… Летия! Проснитесь! Вставайте! Летия!

Она открыла глаза. За окном было ещё совсем темно. Девушка беспокойно оглянулась.

— Что случилось?

Рядом с её кроватью стояла её недавняя знакомая, Сати, в халате, наброшенном прямо на ночную рубашку, растрёпанная и перепуганная. Видимо, её тоже только что подняли с постели.

— Ах, дорогуша, Вы себе не представляете! — вопила она, одновременно пытаясь пригладить волосы. — Опять! Опять эти ужасы повторяются! И имя! Опять появилось его имя на стене! Ох, милая, до чего же всё это ужасно!

Летия молча смотрела на Сати, пытаясь понять, о чём она говорит.

— Что произошло? — растерянно переспросила она. — Я решительно ничего не понимаю, Сати! Что за ужасы? Чьё имя? Какая ещё стена?

— Ах, Вы же ничего не знаете, — Сати, увлечённая рассказом, совсем забыла о том, что нужно волноваться. — Видите ли, милая Летия, кто-то — и смотрители, эти бездельники, до сих пор ещё не выяснили, кто именно, — устраивает бесшумные взрывы или что-то подобное. Он выбирает помещение — и разносит его в щепки. Ещё несколько дней по комнате летают фейерверки, а потом ещё месяц стены светятся. И каждый раз на стене возле места происшествия появляется имя

Сати понизила голос до зловещего шёпота, вращая глазами.

Какое имя? — напомнила Летия, так как её подруга, похоже, погрузилась в собственные переживания и совсем забыла об объяснениях.

— Н’Ундарун!.. — прошептала Сати загробным голосом.

Девушка вздрогнула. Ах, вот в чём дело! Летия покачала головой в ответ на свои мысли. Ведь это же просто легенда! Н’Ундарун… Но неужели опять?

— Никто пока ещё не пострадал, — продолжала объяснять Сати, — но сколько уже пропало мебели, гобеленов и другой утвари! Некоторые вещи просто бесценны, их невозможно восстановить. Ох, уж эти новенькие! Всё вам нужно объяснять с самого начала, — последние слова Сати пробормотала себе под нос, но с таким умыслом, чтобы Летия её услышала.

Волнение начало возвращаться к Сати. Она вновь забегала по комнате, возмущённо размахивая руками и твердя что-то о «бестолковости нынешних смотрителей, не способных даже поймать этого нарушителя общественного порядка». Летия, не разделявшая суетности подруги, молча сидела на кровати, осмысливая новую информацию.

«Итак, где-то здесь бродит шутник, решивший испортить праздник своими небольшими пиротехническими шалостями. И для этого он использует имя н’Ундарун… Что ж, а здесь даже веселее, чем я думала. Интересно, что будет дальше?»

А ещё было бы интересно побывать там, увидеть всё своими глазами.

Летия зажмурилась, мысленно формируя образ двойника. Рядом с ней воздух завибрировал и потеплел; дуновение лёгкого ветерка на коже с едва различимым запахом персика. Под веками мерцал свет — белый, совсем слегка окрашенный в нежный кремовый оттенок. Девушка открыла глаза; двойник был невидим, но его силуэт немного мерцал и подрагивал, как воздух в пустыне.

— Сати, Вы знаете, где это произошло? — неожиданно спросила она.

— Да, знаю, — рассеянно ответила Сати, садясь в глубокое мягкое кресло. — Это недалеко от бального зала, справа от главной лестницы.

Летия закрыла глаза, отсылая двойника туда, куда указала Сати. Потеряться было трудно. В коридоре толпились девушки и юноши, почти все в халатах и лёгких пеньюарах, но в саму комнату никто не заходил.

Двойник Летии, никем не замеченный, протиснулся в чуть приоткрытую дверь. Зрелище, открывшееся глазам девушки, ошеломляло.

В помещении не осталось ничего целого. Обломки мебели на полу кое-где перемежались обгоревшими гардинами. Золотые и серебряные безделушки превратились в оплавленные куски металла. По комнате летали фейерверки всех вообразимых и невообразимых цветов и форм, с потолка сыпались искры разных размеров, а стены светились. Сати не преувеличивала, что, признаться, несколько удивило Летию.

— Хотите посмотреть? — от неожиданности Летия подпрыгнула на кровати, возвращаясь к реальности.

Чары развеялись. Девушка оглянулась. Сати выжидательно смотрела на неё.

— Нет, не сегодня, — Летия улыбнулась и покачала головой. — Думаю, там сейчас много любопытствующих.

— Вы совершенно правы, милая, — Сати вздохнула. — Давайте лучше сходим туда завтра. А сейчас я Вас оставлю. Вы, верно, очень устали с дороги. Столько новых впечатлений!.. Простите меня за вторжение.

Сати поднялась с кресла и направилась к выходу.

— Сати, останьтесь, расскажите мне ещё о Ваших странных обычаях, — попросила Летия. — Я совсем не устала…

— Если Вы настаиваете… — обрадовалась Сати, но тут же покачала головой. — Ах, нет, нет, Вы должны хорошенько выспаться, иначе завтра Вы уснёте прямо за обедом!

И Сати, довольная своей стойкостью и правильностью принятого ею решения, вышла, тихо прикрыв за собой дверь.

Однако спать совершенно не хотелось. Летия завернулась в тёплую шаль; ей необходимо было подышать свежим воздухом. Девушка закрыла глаза, восстанавливая в памяти картинку галереи, где она сегодня гуляла с Мизраэлем, вспоминая запах ветра, шуршание плюща, холод мраморной скамьи.

Летия развернулась на каблуках — и вдохнула ночную свежесть. Она села на мраморную скамью, наблюдая за острыми яркими звёздами на тёмном бархате неба.

Приятно было сидеть вот так в одиночестве, ни о чём не думая и не вспоминая. Летия протянула руку и сорвала лист плюща; держа его на раскрытой ладони, превратила в жёлтый, красный, фиолетовый… Потом лист охватило пламя.

— Зачем Вы сорвали лист? — неожиданно раздалось за её спиной.

Она улыбнулась; огонь стих. Она вернула лист на место.

— Чтобы подчиниться закону времени, — ответила она, не оборачиваясь. — Зачем Вы это делаете, Мизраэль?

Юноша подошёл и облокотился на мрамор фонтана.

— Итак, Вы видели? — с улыбкой на губах начал он.

— Весьма занимательное зрелище, — Летия поплотнее запахнула на груди шаль; ночная прохлада была весьма коварна.

— Я полагаю, Ваша новая подруга Вам рассказала? — Мизраэль обвёл вокруг рукой, и холодный воздух стал тёплым. — Вы заметили мои магические следы? Что Вы знаете об этом имени?

— Вы имеете в виду имя н’Ундарун? — спокойно спросила девушка, хотя внутри у неё всё сжалось, словно её кошмар, от которого она пыталась всё это время сбежать, продолжался. — Только то, что это всего лишь миф, сказка. Н’Ундарун… Это легенда о сильнейшем маге всех времён. Не известно, кто он… когда появится… где… уничтожит или спасёт… «Явится маг, равного которому не будет по силе, и разрушит старый порядок и создаст новый…», — процитировала она.

«… И никому не ведомо, будет ли то мужчина или женщина, взрослый или ребёнок, но приход его станет концом нашего мира и началом нового», — подхватил Мизраэль. — Но это не всё, что Вы знаете, не так ли? Вы почему-то тоже интересуетесь этим именем, — это был не вопрос, а утверждение.

Летия не ответила.

— Вам известно, что это будет молодая девушка… Вот почему я здесь, в Пансионе Невест. Ради неё.

— Но зачем она Вам? — Летия смотрела на него широко раскрытыми глазами. — Ведь не думаете же Вы, что сможете победить её? Пророчество гласит, что равной по силе ей не будет никого…

— Я думал, Вы считаете пророчество выдумкой, — иронично усмехнулся Мизраэль.

 

Он искал её, н’Ундарун. Он звал её. Он не знал, ни как она выглядит, ни где она появится, ни как они встретятся. Но он точно знал, кто она по своей сути, что встретиться им суждено, и что она— его судьба.

Девушке этого знать не надо. По крайней мере пока. Он и сам не понимал, почему открылся ей…

— Так эти пиротехнические чудеса — всего лишь способ привлечь её внимание? — задумчиво спросила Летия. — Не думаете ли Вы, что одного имени на стене было бы достаточно?

— Я провожу Вас до Вашей комнаты, — он предложил ей руку вместо ответа на вопрос, совсем как сегодня во время бала, и легко перенёс из ночной галереи.



Просмотров: 2427 | Вверх | Комментарии (1)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator