н’Ундарун. Глава 4

Дата публикации: 28 Апр, 2011

Страниц: 1

Глава 4

Дуэль

 

Летия вошла в комнату — и попала в самый разгар ожесточённого спора. Мизраэль стоял напротив напыщенного розовощёкого юноши в парадной одежде, настолько яркой, что он слегка походил на попугая.

— Что ж, похоже, Вам не по силам сразиться с настоящим Флагманом, — презрительно сощурился юноша.

Флагман. Маг.

— Кто это? — прошептала Летия на ухо Сати, стоящей неподалёку и внимательно следящей за ходом словесной перепалки.

— Это Вайль, — ответила Сати, тоже шёпотом. — Один из самых известных магов страны. Флагман. И вечный противник Мизраэля.

Летия смотрела на двух юношей. Один — бледный, во всём чёрном, раздражённо осматривал толпу, сгрудившуюся вокруг. Второй надменно взирал на соперника.

— Не по силам? — Мизраэль зло уставился на собеседника. — Могу ли я считать это официальным вызовом?

— Дуэль? — усмехнулся тот, кого Сати назвала Вайлем. — Если Вы настаиваете…

Он протянул Мизраэлю руку. Вокруг рукопожатия заплясали языки пламени. Магическое соглашение было заключено.

— В полночь, в Малом Зале. Свидетели по желанию, не больше двух, — заключил Вайль и высокомерно удалился.

 

Чёрт! Флагман… И как только его угораздило?!

Мизраэль шагал по коридору, напряжённо обдумывая варианты.

Продержаться в прямой стычке с Флагманом, даже не обладающим большой силой, для Чтеца было довольно сложно. Разные категории силы. К тому же у Вайля большой опыт боевых действий. И высокий уровень силы. Кому, как не ему, об этом знать!.. А чем всё закончилось в прошлый раз… лучше об этом даже не вспоминать!

Хотя… была одна возможность. Слияние Сил.

Мизраэль не использовал раньше это заклинание, поэтому не знал точно, как оно должно действовать. Однако в общих чертах он изучил его магическую формулу — сила одного мага сливается с силой другого, достигая невероятного уровня. При этом магия вытягивает из первого мага все силы, чтобы отдать их второму. Эта магическая формула часто использовалась во время Великих Войн Второго Круга, когда нужно было увеличить на короткое время силу воина. Чаще всего ценой жизни его жены. Наверное, именно поэтому заклинание осуществлялось столь странным образом…

Оно было слишком опасно в случае потери контроля… Или неверного расчёта… Оно может стоить магу жизни… Но противник был Флагманом. А он не может проиграть этому самоуверенному наглецу… Не должен!

 

***

 

— Вам не стоит идти на эту дуэль. Мизраэль?

Юноша молча разглядывал её, хмуря тонкие брови. Глаза сверкали сомнением. Он будто взвешивал её силу: выдержит ли она испытание, что он ей готовит?

Складка на лбу стала глубже; он решился. Юноша быстро шагнул к Летии и притянул её к себе с силой, неожиданной в его худощавом теле. Он помедлил ещё секунду, и к решимости примешалось что-то ещё — её горячее дыхание, матово поблескивающие зубы, мягкость кожи. Губы — нежные, манящие — опалили его обволакивающим, робким коварством.

Почему раньше он не замечал её привлекательности? Предстоящая опасность показалась ему несущественной, как и сложность магической формулы, которую он собирался сейчас произвести, и только где-то совсем далеко старинные часы отмеряли огромными стрелками оставшееся время.

Её тихий вздох вернул его к действительности. Он притянул её к себе, и вокруг них тотчас вспыхнуло голубое мерцание и, закружившись в безумном хороводе искр, заключило их в облако пламени. Он целовал её яростно, жадно, будто понимая, что, как только закончится дикая пляска синих молний его заклинания, он вынужден будет её отпустить. Это острое сожаление делало поцелуй ещё ярче, сладостнее, а магию вокруг — сильнее. Он отдавался захватившему его чувству полностью, ощущая под объёмными складками её белого платья живое, трепещущее тело, отвечающее на каждое его прикосновение покорной безропотной дрожью.

Однако внезапно что-то оттолкнуло его от неё, желая разорвать чары, кружащиеся вокруг них в воздухе. В упорядоченный хаос его мыслей ворвалось какое-то новое чувство. Вина острым осколком резко вклинилась в его тщательно продуманные планы, разбивая их вдребезги, делая прежние цели недостижимыми, да и ненужными.

Зачем ему эта дуэль?.. Победа… поражение…

Она смотрела на него глазами, полными изумления — и чего-то ещё. Может ли это быть?..

Он оглянулся, ожидая увидеть красные огоньки, разрывающие магическую формулу, но синие искры уже пропали. Магическая связь была установлена, и порвать её теперь можно было только обратным действием.

Дьявол!

Он попытался приблизиться к ней, чтобы немедленно исправить ошибку, которая могла стоить ей жизни.

Однако часы вдалеке пробили полночь; прозвучал последний удар. Связанный магическим обещанием, юноша в отчаянии отстранился.

Нет! Только не это! Невозможно…

Не хватило времени, чтобы разрушить чары. Он чувствовал, что растворяется, перемещаясь из одной комнаты в другую. Ответ на вызов, скрепленный магией, не давал возможности не явиться на дуэль.

Очертания окружающих предметов растаяли. Мизраэль стоял посреди Малого Зала, освещённого одним-единственным канделябром.

Без маски.

Он щёлкнул пальцами — из тьмы по углам комнаты потянулись быстрые чёрные нити, сплетаясь в маску на его лице. Ещё один щелчок — и на его плечи опустился тяжёлый чёрный плащ, сотканный из мрака. Белая рубашка медленно превратилась в чёрную. На боку появилась шпага — скорее как дополнение к традиционному дуэльному костюму, чем реальное оружие.

Мизраэль закрыл глаза, прислушиваясь к новой силе, жаждущей вырваться наружу. Неужели эта магическая формула настолько сильна?! Он попытался собрать в ладони небольшой шарик света, не формируя заклинание вслух. Вспышка получилась такой яркой, что ослепила его. Юноша беззвучно выругался, изумлённо рассматривая свою ладонь. Да ведь он не способен контролировать такую огромную силу!

Чёрт!

Эти чары, должно быть, усиливают полученные от другого мага способности, расширяют их…

За его спиной бесшумно материализовался его противник — розовощёкий, в пышном выходном костюме, пёстрой маске и настроенный весьма решительно. За спиной  маячили два его вечных спутника.

— Брах, Цефер, — Мизраэль холодно кивнул свидетелям противника.

О свидетелях он совсем забыл. Эти двое тоже были Флагманами, только более слабыми. Прихлебатели.

Зачем Вайль взял их с собой? Неужели он так боится остаться наедине с Мизраэлем? Боится того, что произошло между ними почти пять лет назад? Боится правды?

Мизраэль чувствовал, как в полутьме светятся его пальцы; огромная сила будоражила кровь.

— Вайль, Вам лучше отказаться от дуэли, — спокойно сообщил он.

— Отказаться? Мне? — Вайль побледнел от гнева. — Это ещё почему?

— Это совет, — Мизраэль чуть отвернулся, будто собираясь уйти. — Или, может, стоит хотя бы немного отложить её.

— Что?! — воскликнул Вайль. — Если Вы думаете, что я попадусь на эту уловку, то Вы ошибаетесь! Дуэль состоится здесь и сейчас, а иначе завтра весь Пансион узнает, что Вы — трус, который умеет только болтать!

— Прекрасно! Если Вы настаиваете… — Мизраэль бесстрастно пожал плечами.

Вот болван! Он же убьёт его! Или Летию… Как же контролировать столько магии сразу?

У Вайля в руках засветился огненный шар — типичное оружие Флагманов. Мизраэль выставил перед собой руку, пытаясь создать как можно более слабый Щит.

Однако первый круг Щита получился настолько мощным, что соперника Мизраэля вместе с его свидетелями отшвырнуло к дальней стене.

От Мизраэля расходились уже более слабые концентрические круги.

— Дьявол, что это было? — Вайль с изумлением поднялся; шар в его руках рассыпался на тысячу мельчайших осколков.

За его спиной шевельнулся Брах; Цефер лежал, не двигаясь.

Мизраэль ужаснулся. Неужели мёртв? И всего-то Щит!

Тем временем Вайль успел прийти в себя.

— Вы не только трус, но ещё и мошенник! — вскричал он. — Вы начали атаку без предупреждения!

— Какая это атака, болван! — мрачно проговорил Мизраэль. — Это был Щит!

— У Щита нет такого действия! — голос Вайля сорвался почти на визг. — Вам меня не одурачить! Защищайтесь!

В Мизраэля полетела синяя молния; он увернулся.

Применять Щит опять было опасно. Нужно придумать какое-то слабое заклинание, чтобы просто вывести противника из строя — и закончить дуэль одним ударом.

Ещё одна молния просвистела у Мизраэля над ухом. Теперь он едва успел отскочить в сторону, чтобы его не задело.

Времени было мало. Однако в памяти, словно нарочно, всплывали только сильные магические формулы.

В грудь юноши вдруг ударилась одна из молний, сбив его с ног. Вторая скользнула по щеке.  По всему телу пробежали голубоватые искры.

Вайль чуть изменил свойство оружия — теперь молнии отбивались от стен, поэтому уворачиваться приходилось в два раза быстрее. Именно одна из таких молний попала в Мизраэля — ослабевшая после удара о стену.

Мизраэль приложил руку к груди, останавливая кровь, а второй рукой остановил мечущиеся молнии. Удивительно быстро и легко, почти не задумываясь…

Теперь он знал, что нужно делать. Юноша вскинул руку, нацелившись не на противника, а чуть в сторону. По залу прокатился грохот — огромная огненная стена смела всё на своём пути.

Вокруг не уцелело почти ничего. По всему залу кружились маленькие смерчики пламени — отголосок заклинания. Из угла в угол тянулась борозда, оставленная основным ударом.

Мизраэль стоял над бессознательным, но живым противником. Дуэль была окончена.

 

***

 

Юноша материализовался на том же месте, где исчез — хмурый, сосредоточенный, напряжённый. Он бросил цепкий взгляд вокруг. Летия лежала в трёх шагах от него. У Мизраэля потемнело в глазах: неужели он истратил сил больше, чем у неё было?

Она была бледна и холодна, как лёд. Мизраэль осторожно подхватил её на руки. Взбегая по белой лестнице, ведущей в его комнату, он думал лишь о том, чтобы успеть.

Юноша заботливо уложил её на свою кровать. Одним нетерпеливым жестом развязав плащ, тяжело упавший на пол и тут же растворившийся, он склонился над девушкой. Она приоткрыла глаза.

Мизраэль стиснул зубы: он знал, что нужно сделать, и он не колебался ни минуты, но… Хватит ли у неё самой сил?

Медлить больше было нельзя. Он сорвал с лица маску и наклонился к ней так низко, что она видела только полные заботы и теплоты глаза.

— Поцелуй меня, — тихо приказал он.

Она потянулась к нему, и он мгновенно вызвал чары. Вокруг запорхали яркие синие бабочки. Он чувствовал, как слабость наполняет его, лишая сил, но только теснее прижал свои губы к её, отдаваясь этой слабости, снимая все барьеры на её пути, пуская её внутрь себя.

Магия вокруг растаяла; Летия вздрогнула. Мизраэль медленно, тяжело выпрямился. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами.

Юноша вздрогнул. Рубашка превратилась в белую. В том месте, куда его ударила молния противника, стремительно расползалось кровавое пятно; рана на скуле кровоточила.

— Простите меня, — хриплым голосом пробормотал Мизраэль и, пошатываясь, направился к двери. — Прошу, уходите. Никто не должен Вас здесь видеть.

Она молчала, не выказывая ни удивления, ни страха. Её взгляд светился грустью. Мизраэль судорожно вздохнул, как-то неуклюже качнулся, будто хотел опереться о дверь, и повалился на пол.

 

***

 

Он пришёл в себя почти сразу. Странное чувство разливалось по его телу. Острая боль в ранах утихала, сменяясь жгучим теплом и приятной слабостью. Облегчением.

Мизраэль чуть приоткрыл глаза. Он лежал на кровати, Летия сидела рядом с ним и легко касалась тонких прямых ран на его груди. Светящиеся золотые лучи лились из кончиков её пальцев; раны на глазах затягивались. На коже оставались лишь тонкие, едва заметные полоски шрамов.

Он открыл глаза чуть шире, изумлённый её мастерством. Такие магические формулы были под силу только самым искусным Чтецам. Он сам едва справлялся с ними, да и то они почти полностью лишали его сил. Летия же делала это без видимых усилий — только сосредоточенно сдвинула брови и плотно сжала губы.

Девушка быстро взглянула на него, будто почувствовав, что он за ней наблюдает. Лёгкий взмах руки в его сторону, короткое глубокое «Спи!» — и он почувствовал, как тёплая тяжесть расползается по телу, мысли затуманиваются, краски вокруг тускнеют… Последним, что промелькнуло в его голове, была далёкая мысль о том, что Сонные чарытак не действуют. Так быстро. Так эффективно. Так естественно…

 

***

 

Юноша проснулся так резко, будто кто-то толкнул его. Комнату заливал солнечный свет: штора на окне была аккуратно приподнята.

Он попытался понять, что произошло. Последнее, что он помнил — это как Летия лечила его… но это должен был быть сон. Она не могла, у неё бы не получилось! Это слишком сильная магия для неё… да и не категория силы Чарующих.

Мизраэль откинул одеяло; по его груди бежали белые, едва различимые шрамы. Он изумлённо провёл по ним рукой. Неужели она?..

Юноша вскочил на ноги; необходимо было её найти. Он решительно шагнул к выходу, но, как только он коснулся холодного металла ручки, дверь осторожно открылась.

Летия стояла на пороге, держа в руках поднос с дымящимся чайником, парой чашек и вазой с воздушным печеньем.

Она укоризненно посмотрела на него.

— Зачем Вы встали, Мизраэль? — тихо спросила она. — Вы ещё слишком слабы.

— Нет, я здоров… благодаря Вам, — последние слова он произнёс шёпотом, будто боялся, что она испугается и убежит.

— Я всего лишь… ускорила заживление, — она скромно пожала плечами, проходя мимо него в комнату и ставя поднос на низкий столик у кровати.

Летия обернулась. Мизраэль молча смотрел на неё. Со страхом.

— Это ты? Кто ты? — проговорил он, болезненно хмурясь, будто этот вопрос доставлял ему страдания; она опять была в белом и, стоя в лучах солнечного света, ослепляла.

Девушка слегка побледнела.

— Рано, — тихо ответила она. — Слишком рано. — Летия, не поднимая глаз, пошла к выходу. — Выздоравливайте. Вам нужен покой.

Она подняла голову, посмотрев ему прямо в глаза, и чуть приоткрыла рот, словно собиралась что-то добавить. Но передумала, развернулась и быстро вышла из комнаты.

Дверь за ней бесшумно закрылась. Мизраэль бессильно рухнул на кровать.

Двойное дно. Вот угораздило.

Скверно.



Просмотров: 1119 | Вверх | Комментарии (1)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator