Глава 2: Плачущая Кваннон

Дата публикации: 26 Сен, 2009

Страниц: 1
В этот час Токийская Четвертая автострада у Внешних Садов(1) была забита транспортом - видимо, где-то произошла авария. Наоэ, направляющийся в Синдзюку(2), намертво застрял в пробке.
Любуясь закатом над верхушками деревьев Внешних Садов храма Мэйдзи, он переключал радиостанции. На платформе ярко освещенной станции Синаномачи людей собралось больше, чем обычно: должно быть, на стадионе Дзингу(3) сегодня проходила вечерняя игра.
Длинная цепочка машин все-таки двигалась, однако весьма вяло, и Наоэ смотрел, как мелькают огни автомобилей на встречной полосе - там, на удивление, как раз никаких трудностей с движением не наблюдалось. Наоэ поднес к губам сигарету и зажег ее.
Щелчок зажигалки неожиданно отозвался в нем словами Иробэ.
Мне было интересно, не могло ли тебе стать легче теперь, когда Кагеторы нет больше рядом.
"...легче, а?"
Наоэ думал об этом. Разве он не чувствовал себя свободнее, чем раньше - нынешняя личность, что жила сейчас без Кагеторы? Теперь, когда "давление" исчезло... Получается, он свободен, но ему вовсе не стало легче, нисколько.
"...но это хорошо, правда?"
Наоэ встряхнул головой – отвлечься, не дать себе снова погрузиться в бесконечную спираль самоосуждения. Разве он не устал от сожалений и обвинений, разве не прекратил так упорно пытать себя?
«Это ведь больше не имеет значения?»
...Тебя одного я не прощу до конца вечности...!
Даже после перерождения голос Кагеторы терзал Наоэ, вибрировал в его голове. Наоэ закрыл глаза.
Сигарет в пепельнице становилось все больше... горьких отравляющих сигарет, которые не помогали ничем - лишь щекотали легкие.
Стыд и вина прошлого не отпускали, и в настоящем он никогда не ощущал покой.
Он по сути не чувствовал себя виновным за преступление против Минако. Может быть, он вообще не считал, что совершил какое-то преступление?
Даже теперь он ревновал к ней. Ну почему Минако была тогда столь необходима Кагеторе? Почему от него отказались ради какой-то женщины, которая и силой-то не обладала совсем?
"Это ты виноват, да..?"
Он кое-что понял.
Он не был для Кагеторы тихой гаванью. А тогда Кагетора нуждался только в спокойствии, месте, где он мог бы отдохнуть душой. Нет, в подобном месте он нуждался всегда. Неужели Кагетора и в самом конце не смог найти в своем сердце хоть крупицу прощения для Наоэ?
"Противостояние..."
Если бы он не был таким.
Если бы он не жаждал победить Кагетору, превзойти его; если бы он принял Кагетору таким, как тот есть, и принес бы ему - словно подарок - мир... Да, если бы мог стать похожим на Минако...
Разве он не отрицал старательно ревность и жестокость, поселившиеся в его душе и готовые обрушиться на Кагетору? Когда пошатнулась гигантская сила, что подавляла все на своем пути, он не вмешался. А с другой стороны, кто твердил измученному обессилевшему Кагеторе бессмысленную ерунду - "Побег - это трусость" - тем самым сознательно загоняя его в угол? Наоэ было приятно чувствовать свое превосходство над ослабевшим Кагеторой. Он знал, что Кагетора готов протестовать, но намеренно не обращал внимания. "Подобные мысли мимолетнее росы", - заявил он. Да, он заточил ревность глубоко внутри, однако это не значило, что он не давал Кагеторе никаких предупреждений.
Если Кагетора был не в силах обрести покой - хоть и подчинял всех своим духом - вполне естественно, что он опасался ответного удара. Так почему бы ему не бояться, что Наоэ использует его слабость в своих интересах? Тут уж о спокойствии и речи быть не может.
Выходит, в том, что Кагетора искал «тихую гавань» в ком-то другом - не в Наоэ - не было никакой загадки?
Получается, причина таилась в собственном противоречивом нраве Наоэ... он не имел права винить Кагетору. Это называется "расплата за свои ошибки".
Почему он не мог быть сострадательнее?
Получается, в конечном счете, источником его нынешней боли и всего остального был его собственный эгоизм?
- Это больше не имеет значения, правда ведь? - устало пробормотал Наоэ.
Неважно, сколько он будет мучить себя сожалениями. Кагетора от этого перед ним не появится - так какой смысл? Поможет ли ему покаяние? Как искупить грех?..
" Его больше нет..."
Яростно толкнув руль, Наоэ простонал:
- Я ничего не могу сделать...
...тебя одного до конца вечности...!
Да, он никогда бы не простил.
Та клятва, что снова и снова эхом отзывалась в его ушах - единственное, что произнес Кагетора в последний момент. Слезы, гнев, презрение, ненависть и...
Какой же далекой была его улыбка...
Наоэ, сколько не старался, не мог вспомнить Кагетору улыбающимся. С того дня... о, где же он потерял улыбку?
А кто украл у Кагеторы улыбку? Это Наоэ мучил его. Загнал его в тупик. Столь ужасно его ранил.
" Твоя любовь... ложь..."
Упершись тяжелым взглядом в рой размытых отблесков фар на ветровом стекле, Наоэ смял сигарету в пепельнице.
" Довольно оправданий... Хватит..."
Пусть он сожалениями доведет себя до полусмерти, а подобную вину не загладить.
Стадион окутало пурпурно-алым пламенем заката. От платформы отошла очередная полная электричка, унося жителей пригорода домой.

* * *

Токио, Западный Синдзюку, семь часов вечера. У кирпично-красного отеля, что стоял перед треугольным зданием, выстроились такси.
Конференция недавно закончилась, и из зала в холл хлынули толпы людей.
Наоэ явился в отель за десять минут до назначенного времени. Сегодня его брат Тэрухиро принимал здесь участие в собрании брокеров, и Наоэ договорился встретиться с ним в холле.
Старший сын семьи Татибана возглавлял агентство по продаже недвижимости. Хоть Тэрухиро, подобно двоим младшим братьям, получил хорошее представление о работе монаха (это было единственное требование родителей: только в таком случае дети впоследствии могли заниматься тем, чем сами хотели), он быстро передал храм на попечение среднему сыну, Есихиро, а сам стал риэлтером. Теперь он обзавелся собственной семьей и жил в окрестностях храма с женой и сыном.
Третий сын, Есиаки, обычно сочетал службу в храме и работу в компании брата. Нанимать родственников было удобно, поэтому он выполнял обязанности секретаря и шофера, а порой сопровождал брата в командировках.
Конференция уже закончилась, но брат все не появлялся. Он вышел позже, когда людской поток немного спал.
- Извини, что заставил ждать, Есиаки.
Тэрухиро шел к нему от лифта, высокий, в темно-синем костюме. По росту они с Есиаки казались примерно равными, что касается возраста - Тэрухиро был двенадцатью годами старше. Приятный молодой человек - подобная внешность как нельзя лучше шла владельцу компании.
- Забежал к старому другу, поболтали немного. Извини.
- Теперь можно идти?
- Да, у нас есть работа. Пойдем?
Он похлопал Есиаки по спине и направился к стоянке.
Тэрухиро решил ехать в традиционный японский ресторан в Акасака(4). Брат очень любил этот ресторан, и Наоэ уже бывал там не один раз. Вроде, этим вечером они не собирались говорить до упада о работе.
- Кто-то хочет со мной встретиться? - удивился Наоэ.
Тэрухиро шумно уселся на заднее сиденье и немного ослабил галстук:
- Да. Один мой друг услышал о нашем храме и попросил консультации. Я его выслушал и подумал, что ему будет лучше поговорить с профи, вроде тебя, а не с риэлтером.
- И что? Действительно по моей части?
- Там, видимо, поможет только экзорцизм.
На лице Тэрухиро, отражавшемся в зеркале заднего обзора, застыло довольно робкое выражение.
- Он сказал, дело, возможно, связано с одержимостью злым духом.
- Злым духом?
- Да. Я духов чувствую неважно, так что, если бы он меня попросил, я бы не знал, что делать. Зато у тебя с этим все в порядке, даже отец твоими способностями восхищался. Может, взглянешь? Ему сразу станет легче, хотя бы ты больше ничего не сделал. А потом сможешь решить, нести ли это домой для обряда экзорцизма.
- Нести это домой?.. Это вещь?
- Вроде бы старинное произведение искусства, которое он недавно приобрел.
Тэрухиро посмотрел на Есиаки в зеркало:
- Пожалуйста. Он наш партнер, я не могу просто отказать...
- Связи укрепляешь?
- Прости. Я потом тебя отблагодарю как следует.
Есиаки вздохнул. В семье он подчинялся другим и никогда не противоречил ни родителям, ни старшему брату.
- Ладно, - он повернул руль направо.
- Куда сегодня ходил?
- В больницу, знакомого проведать...
- А, твоего школьного учителя?
Так Наоэ представил Иробэ своей семье.
- Он правда тебе помог?
- Да, добрыми советами...
- Понятно.
Тэрухиро откинулся на кожаное сиденье, глядя из окна на небоскребы и думая о прошлом.
- Это же все благодаря твоему учителю, а?
- Брат...
- Ребенком ты был очень неуравновешенный, и отец с мамой все время за тебя волновались. Я сам видел, ты же знаешь. Я тогда и представить не мог, что ты вырастешь таким спокойным.
Есиаки молчал. Тэрухиро улыбнулся, сложил руки на груди и хмыкнул:
- Он достиг того, чего я не смог за всю жизнь. Однако кто бы подумал, что ты будешь веселиться невесть где целыми ночами?
- Брат...
- Но это хорошо. Отец, мать и я больше не беспокоимся. Все позади. Все замечательно, - пробормотал Тэрухиро.
Он помнил маленького Есиаки - безучастного ребенка, марионетку, чья душа пребывала в трауре. А потом - внезапная попытка самоубийства. Тэрухиро попытался вмешаться в момент, когда мальчик нацелился ножом себе в сердце, и Есиаки нечаянно поранил ему руку. Шрам остался до сих пор. А Тэрухиро никогда не смог бы забыть лицо младшего брата в тот миг: огромные глаза на пустом лице, застывшем в негодовании и тоске. Завидев кровь, Есиаки уронил нож и, обливаясь тихими слезами, упал на колени - просить прощения.
Отец решил, что в школу Есиаки ходить нельзя, так что вместо этого он постигал буддистские учения. Тогда Есиаки было около восьми лет. Вот почему из троих братьев Есиаки был наиболее сведущ в буддизме, ведь он, монах, изучал его дольше всех.
И все же с его эмоциональной неустойчивостью оказалось не так-то легко справиться.
Потом он пошел в школу, а позже присоединился к компании брата...
Родители говорили Есиаки, что где бы он ни был и как бы не изменился, он навсегда останется их сыном, и их любовь к нему не иссякнет. И Есиаки знал, что только поддержка семьи позволила ему стать тем, кем он сейчас являлся.
Тэрухиро издал горловой смешок:
- Как только получил время для развлечений, уцепился за него обеими руками. Как-то не по-монашески выходит, не правда ли?
Есиаки шутливо вытаращил глаза и улыбнулся, прежде чем вновь обратить взгляд на дорогу.
Между зданиями вспыхнул оранжевый свет закатного солнца, в поле зрения появилась Токийская телебашня.

* * *

Вскоре они прибыли в ресторан. Дородная хозяйка в традиционных японских одеждах провела их внутрь и усадила на первое татами.
- Татибана-сан, я крайне сожалею, что вы вынуждены тратить на меня время.
Их гость, мужчина в очках, выглядел лет на шестьдесят. Чуть загорелый, с длинным худощавым лицом, он носил пиджак со слегка смятым воротником. Когда гость открывал рот, неприятно бросался в глаза золотой зуб. Такому человеку, казалось, больше подошла бы фермерская одежда, чем деловой костюм.
- Не стоит беспокоиться. Извините, что заставили вас ждать, - вежливо откликнулся Тэрухиро. - Это мой младший брат, буддийский монах.
- Меня зовут Есиаки. Очень рад встрече.
- Это следовало бы сказать мне, - "фермер" наклонил голову.
Тэрухиро повернулся к Наоэ:
- Есиаки, это Акаи-сан, о котором я тебе говорил. Он владелец поля для гольфа в Ибараки(5).
- Я Акаи, - мужчина снова поклонился. - Для меня большая честь познакомиться с вами.
Судя по небольшому акценту Акаи действительно жил на побережье. С недавней поры стало модно устраивать поля для гольфа в горной лесистой местности, что Акаи, видно, и сделал.
После непродолжительной светской беседы они перешли к делу. Акаи отодвинул свой поднос и поставил рядом с бутылкой обернутую тканью коробку.
- Татибана-сан, вот то, что я хотел бы отдать вам для осмотра...
С этими словами Акаи развернул ткань - на свет показалась деревянная коробка. Он развязал бечеву, крест-накрест обвязанную вокруг коробки, и поднял крышку. Внутри среди обивки что-то лежало, и Акаи осторожно это вытащил.
У Наоэ и Тэрухиро вырвался дружный вздох.
Акаи держал керамическую статуэтку Кваннон(6).
С первого взгляда было понятно, что фигурка старинная: глазурь местами стерлась, а низ некогда белых одежд искрошился. Кваннон сидела на чем-то вроде каменного стула.
- Она держит ребенка
К животу Кваннон прижимала дитя.
- Она, наверное, очень нежная мать.
Наоэ пристально наблюдал, как Тэрухиро осматривает статуэтку. Акаи проговорил, робко заглядывая Наоэ в лицо:
- Что вы думаете?
- Когда вы ее приобрели?
- Примерно год назад, - неуверенно ответил Акаи. - Я увидел ее на складе у друга - он занимается продажей антиквариата в Нагасаки - и купил. Как раз собирался приобрести буддийский алтарь и подумал, что статуэтка Кваннон пришлась бы к нему очень кстати.
Но когда Акаи принес ее домой, стали происходить загадочные вещи.
- Кваннон плачет?
- Да.
Как объяснил Акаи, это всегда случалось дождливыми ночами. Около трех от алтаря неслись звуки, напоминающие человеческие рыдания. Такое повторялось не однажды, и все члены семьи Акаи тоже слышали их.
Однажды Акаи с домочадцами решили узнать, в чем дело. При полном свете плач затих, но при свечах отчетливо различалось, что голос исходит от алтаря.
- Оказалось, что это статуэтка Кваннон.
Тэрухиро и Наоэ пораженно выдохнули:
- Не может быть.
- Нет, правда. Более того, из ее глаз катились слезы.
- Слезы...
Наоэ с сомнением всмотрелся в лицо фигурки. На щеках Кваннон действительно темнели потеки, похожие на следы жидкости. Тэрухиро колебался:
- Свет был неверный. Может, блики...
- Нет, настоящие слезы. Я пальцем потрогал и попробовал: они даже на вкус были соленые. Настоящие человеческие слезы.
Тэрухиро и Наоэ переглянулись.
- Я приводил кое-кого из храма, и он сказал, что статуэтка одержима злым духом. Он пытался его изгнать, ладан жег, но Кваннон все равно плакала. Моя семья боится и требует, чтобы я от нее избавился. И с тех пор, как я ее купил, начались неприятности в управлении моим полем для гольфа и акции упали... Не знаю, что и делать. Вы думаете, что там и впрямь злой дух?
- Есиаки...
Наоэ, который смотрел на Кваннон, вскинул голову:
- Когда вы впервые открыли коробку с Кваннон, там внутри что-нибудь лежало? Не знаете?..
- Внутри? Ну... там было немного земли, кажется... но коробку потом заменили.
- Статуэтка лежала не в этой коробке?
- Да, старую коробку, должно быть, выбросили.
- Это имеет какое-то значение?
Наоэ немного подумал и попросил:
- Вы разрешите нам взять Кваннон на некоторое время?
- Пожалуйста, - незамедлительно откликнулся Акаи: похоже, возможность сбыть хотя бы ненадолго неприятную вещь его обрадовала. Лицо мужчины вдруг просияло. - Если вы проведете над ней службу, то мы согласны с любым вашим решением.
- Ясно, - Наоэ отстегнул от внутреннего кармана жемчужные четки и обернул ими Кваннон, прежде чем аккуратно вернуть ее в коробку. - Я беру ее к себе.
Заметив волнение, с которым Тэрухиро взглянул на него, Наоэ улыбнулся:
- Все хорошо. Она не одержима.
- Да?
- Да. Я просто хочу обследовать ее более тщательно.
- Ладно, - сказал Тэрухиро, и Наоэ кивнул ему.
Благополучно избавившись от статуэтки, Акаи заметно взбодрился:
- Наконец-то можно расслабиться. Спасибо вам, Татибана-сан. Сегодня я плачу за всех, так что давайте веселиться.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Внешние сады - сад, окружающий Мэйдзи Дзингу - самый большой синтоистский храм в Токио. Сад разбит на территории семидесяти акров, включает больше ста тысяч деревьев сотен различных видов, привезенных со всей Японии.
2. Синдзюку - один из двадцати трех особых районов японской столицы (эти самоуправляющиеся муниципалитеты существуют только в Токио). Главный торговый и административный центр. Здесь находится самое высокое здание Токио - Дом Правительства, откуда осуществляется управление городом. Также главный транспортный узел Токио.
3. Дзингу - первый профессиональный бейсбольный парк Токио, открылся в 1926 году.
4. Акасака - большая жилая и торговая область, расположенная в северном Минато, в Токио.
5. Ибараки - префектура на острове Хонсю, там находится одноименный город, в окрестностях которого много полей для гольфа.
6. Кваннон - также известна как Канзеон или Каннон, Куан Си Инь в Китае, Авалокитесвара в Индии. Имя этой богини и бодхисаттвы милосердия означает "внимающая звукам мира".


Просмотров: 1411 | Вверх | Комментарии (1)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator