Часть первая: Paper

Дата публикации: 18 Июл, 2011

Страниц: 1

Paper #1

 

Все началось с недоразумения. Я как раз заканчивал статью об участившихся случаях самоубийств в районе Керр, когда прозвучал этот звонок. Ставший истинно судьбоносным..

- Да? – я был очень занят собственными мыслями и потому не сразу расслышал эти тихие слова.

- Придите, прошу Вас, - пауза и приглушенный всхлип. – Прошу…

- Что? – от удивления я выронил сигарету, и она приземлилась прямиком в чашку с недопитым кофе.

- Я…

- Скажите точнее, - я начинал злиться, я всегда бесился, когда сталкивался с чем-то проблемным. – Где вы? Чем я могу помочь?

- Прошу…

И трубку бросили. Не знаю, что на меня нашло, но этот звонок довел меня до состояния тихого бешенства. Я уже проклял и этот день и звонившего вкупе, вдохновение, как и заинтересованность в статье бесследно улетучились.

- Дерьмо, - прошипел я, мельком отмечая, что руки дрожат.

Не стоило так бурно реагировать. Я быстро набрал номер помощника, не успел прозвучать первый гудок, как голос Тима бодро провозгласил:

- Привет, босс!

Это его «босс» страшно бесило.

- Найди информацию о звонившем.

- Секунда.

Я услышал, как он защелкал на клавиатуре. Тим – настоящий бог среди поисковиков, его еще никто не мог обойти, он находил кого угодно.  Я с грустью посмотрел на затопленную в кофе сигарету – последнюю на сегодня, потому что решил бросить курить и для этого сделал первый шаг – решил выкуривать строго определенное количество.

Часы показывали ровно десять вечера.

- Босс, его зовут Нерей, живет с опекуном – старшим братом, - тут Тим остановился, и в его голосе появились беспокойные нотки. Удивляюсь парню – работаю с ним уже два года, а он до сих пор волнуется каждый раз. – Выезжаете?

- Да, - уже догадался, какой вопрос последует за этим.

- Я с Вами, можно? – он ожил, не почувствовав сопротивления. – Можно, да? Я не буду мешать, честно!

Иногда Тим вел себя как сущий ребенок.

- Ладно.

- Я мигом! – связь прервалась, а через минуту в кабинет ворвался высокий – выше меня, хотя я не низкий (около 177 сантиметров), парень, на ходу натягивающий темно-синюю куртку. Тим часто дышал, на лице светилось предвкушение.

Я улыбнулся. Вид встрепанного помощника заметно поднял настроение.

- Босс, отвратительно выглядите! – объявил он с широкой улыбкой на веснушчатом лице.

- Из-за того, что весь день принимал звонки от психически неуравновешенных людей, которым требовалась помощь, - я принял скорбный вид, демонстрируя самую наивысшую степень жалости.

- От начальства что - ли? – Тим расхохотался. – Вы не стандарт, босс, Вас до смерти любят!

- Нет, что ты, - я потянулся, разминая затекшие мышцы. – Они и после смерти меня будут любить не меньше, а то и больше.

Усмехнувшись, переобулся и оделся.

- Со своими очками, прилизанными волосами и серым пальто Вы как офисный работник.

- Конспирация.

Тим фыркнул и запер входную дверь.

Я работал в одной из многочисленных точек Службы Экстренной Помощи, разбросанных по всему городу. Головной офис распределял поступающие вызовы таким образом, чтобы он поступал к ближайшей точке, экономя силы и средства. Таким образом, до дома Нерея мы добрались за десять минут.

Я не привык мяться у двери, поэтому решительно нажал на кнопку вызова.

- Кто?

- Вызывали, - влез Тим.

Домофон пиликнул, впуская внутрь.

На десятом этаже нас уже встречали. Плохой знак.

- Вы долго, - из темноты вынырнул Фрей, старший брат Нерея.

Что-то было не так. Перемену фона я ощущал очень четко, это походило на то, если бы я сначала плыл в мирном и тихом океане, а теперь попал в бурную реку. Ничего приятного.

Не говоря больше ни слова, Фрей исчез в дверном проеме. Мы пошли за ним.

Едва я переступил порог, в нос ударил запах лекарств. Особенно четко выделялась вытяжка рокаконга. Меня передернуло от отвращения. Эта вытяжка – самое дурно пахнущее лекарство от «зелени», и применялось обычно крайне редко.

- Сюда, - позвал Фрей, материализовавшись прямо перед носом. Его темные глаза просверливали дыру в моем усталом мозге. Кошмарный день.

Тим держался позади, предоставив мне полную свободу действий. Спасибо, что не путался под ногами.

В комнате, где находился больной, было нечем дышать. Я чуть не рухнул, торопливо зажимая нос фильтром и постепенно адаптируясь. Если честно, с таким я еще не сталкивался и был несколько выбит из колеи.

- Сюда, - повторил Фрей, тенью скользнув к кровати.

От увиденного в горле встал ком. Я много раз выезжал на вызовы, но до сих пор не избавился от чрезмерной чувствительности.

Даже во мраке, кожа Нерея казалась болезненно белой. Он сжался в позе эмбриона, положив ладони под голову, светлые волосы растрепались по подушке, прерывистое надрывное дыхание сотрясало его истощенное тело.

- Выйдите.

Очень не хотелось, чтобы кто-нибудь, даже родной брат Нерея, наблюдал за процессом диагностики. Это не очень приятное зрелище, скажу я вам. Когда дверь тихо захлопнулась, и я остался наедине со спящим больным, то меня вдруг настигла неуверенность. Что-то было не так. Взбаламученный фон не давал покоя. Будто не упокоенный призрак витал над головой и уговаривал отступить.

- Вот дерьмо, - выдохнул я сквозь зубы.

Обычно не выражаюсь, это день особенный.

Я склонился над парнем и, сделав над собой усилие, глубоко вдохнул. Для входа в транс было необходимо полное погружение. Именно поэтому лучше, чтобы никто лишний этого не видел. Единицы останутся спокойными, глядя на то, как незнакомый мужчина прижимается к больному и обнюхивает его словно собака.

У каждого работника нашей службы своя специфика. Некоторым достаточно одного прикосновения для диагностики, но зато необходимы дополнительные инъекции больному, чтобы завершить процесс; другие используют аппараты от и до; а есть сумасшедшие, работающие на чистом резерве внутренних сил. И, к большому моему сожалению, я относился к последним. Это означало, что каждый вызов выматывал на полную катушку. И никто тебе не помощник.

Я вжимался в тело Нея, словно хотел слиться с ним в одно целое. Так оно и было, но на энергетическом уровне. Он заметался на постели, но эти дерганные движение больше походили на бесполезные попытки бабочки вырваться из паутины, потому что чем больше он сопротивлялся, тем уязвимее становились его ослабленные силовые линии. И я проникал в его душу профессиональным маньяком, ловко обходя защиту и отводы.

Море. Я захлебывался в море. Этот парень решил топить меня. Волны захлестывали сознание, но это был последний рубеж, и я стремился поскорее преодолеть его. Раскинув руки, поддался потоку. Голова пошла кругом, я забарахтался на поверхности его сознания и резко ухнул в глубину души. Нерей сдался.

Это был первый этап. На редкость сложный, давно мне так не сопротивлялись. Ней оказался сильным.

Меня встретил ад. Я не понял, как Нерей еще жил при той мерзости, что опутала душу. Я бы не смог. Наверняка не смог.

Боль, адская боль ворвалась в энергетическое поле. Злорадно окружила меня и жадно вгрызлась. Но я – мастер и маньяк дела. И этот номер не прошел. Я не в гости зашел, а лечить. Концентрированная сила заструилась в истощенное и открытое тело. Мерзость сначала отступила от меня, а потом спряталась глубоко в душе Нея, выбрав самый дальний уголок. Но, спрашивается, зачем я взламывал охрану? Чтобы эту пакость вытащить откуда угодно. И я рывком погрузился в душу парня.

Он конвульсивно затрясся и взвыл. Его тонкий надломленный голос прозвучал подобно грому в больничной тишине квартиры. Я прижимал Нея к себе, насквозь промокший от пота и чувствующий, что мышцы напряжены до предела, а от усталости звенит в голове. Отвратный привкус на языке говорил, что я, вдобавок, дышал через рот, и буду вонять рокаконгом еще несколько дней.

Ней распахнул глаза, вполне осмысленно глядя на меня. Он удивился. Ну, предположим, я бы тоже удивился, если бы проснулся и обнаружил, что на мне сидит потный задыхающийся от усталости парень. Но то, что Ней сделал потом, выпало из всех рамок и привело меня в шок. Он подался вперед (откуда только силы взялись!), обвил тонкими руками мою шею и присосался к губам.

Я сошел с ума. Это глюк. Пока я пытался собрать мозги в кучу и принять решение, Ней разошелся, обхватил ногами талию и прижался, голый, к моему мокрому телу. Обнаженному. Потому что перед работой я снимал рубашку. Не осознавая этого, я отвечал на его жадный поцелуй до тех пор, пока дверь не распахнулась, и в комнату не ворвались Фрей и Тим.

Один рывок и я на ногах, обтираюсь рабочим полотенцем, а потом торопливо натягиваю рубашку. Ней растерянно посмотрел сначала на меня, потом на Фрея, который присел рядом и внимательно разглядывал брата.

Я бросил прощальный взгляд на Нея, надел очки, накинул пальто и вышел.

- Перевод на счет службы! – крикнул Тим и побежал вслед за мной.

 

- Что это было?

Помощника разъедало любопытство. Но я ничем не мог помочь.

- Не знаю.

- Как не знаешь?

Он опередил меня на пару шагов и развернулся лицом, преграждая путь.

- Ты целовался с парнем, - его глаза хитро блестели, а на губах играла плутовская улыбка.

- И что?

Проще строить из себя твердолобого дурака, чем откровенно говорить. С Тимом нельзя делиться чем-то интимным.

- Тебе понравилось?

И что за странное любопытство? Или…

- Ты гей?

Тим от такого вопроса выпучился на меня, а потом расхохотался. Выглядело это необычно, его смех разносился по пустой ночной улице и заполнял эхом округу. Когда он успокоился, я уже начал считать звезды.

- С чего ты взял? – хрипловатым от хохота голосом спросил он.

- Нездоровое у тебя любопытство.

- Обычное, - я услышал, как он подавил смешок. – Для того, кто застал своего босса с другим парнем за отнюдь не деловым занятием.

Я решил промолчать. Ночь всегда благотворно действовала на мои нервы, и Тим это знал. Поэтому тоже заткнулся, и оставшийся путь мы проделали молча.

Ночевал я в офисе. Как всегда.

 

Paper #2

 

Вы знаете, что такое отчет в Службе Экстренной Помощи? Нет? Спешу просветить. В конце недели, а конкретно в субботу, происходит поднятие ада на грешную землю. К нам обязаны явиться все клиенты за неделю и заполнить целую стопку документов. Я работал на данной должности уже три года, но до сих пор едва сдерживался, чтобы в конце рабочего дня не напиться.

Но эта суббота должна стать самой лучшей за последний год. У нас было всего пять клиентов, три из которых женского пола, другой пожилой человек и Нерей. Нерей…

Так, что-то я отклонился от темы.

Тим бешеной пчелой носился в соседнем кабинете, стремясь откопать в бардаке нужные документы. Но, что следовало из возмущенных воплей, безуспешно.

- Генри! - он так устал, что позвал меня по имени. Прогресс, однако. – Где эти чертовы бумаги?! Я рехнусь, прежде чем их найду! Ты слышишь меня? Эй!

Я поморщился. Помочь или нет? Придя к решению, медленно потянулся и потушил в пепельнице первую на сегодня сигарету.

- О, - кабинет моего верного помощника был в полном разгроме. Там и до этого был далеко не порядок, но…

- Босс, скажи, я плохо работаю? – он сделал такую умильную мордаху, которая в сочетании с его немаленькой комплекцией смотрелось забавно, и я его простил на два года вперед.

- Конечно, - не стал подвергать сомнению такое смелое заявление.

Тим на это хмыкнул и опустился прямо на усеянный листами пол. Обреченно повесив голову, он провыл:

- За что?...

Я присел на корточки и окинул комнату профессиональным взглядом.

- А, вот и они, - подцепив двумя пальцами, я выудил из груды желтую папку. – Держи.

Тим ловко поймал ее и принялся сортировать документы прямо на месте. Было так спокойно, из звуков комнату заполняли только шелест листов, гул кондиционера и тихое бормотание трудолюбивого помощника. 

Стоит вспомнить. Можно помечтать.

 

Девять лет назад.

- Я Генри.

- Верган,  - пожилой человек крепко стиснул мою ладонь. – Приятно, что в нашу службу попадают такие привлекательные кадры.

Я внутренне передернулся, но все же выдавил приветливую улыбку. Начальник.  Как только Верган прочел длинную лекцию о высшем долге и священной миссии, я отправился на свое первое место работы. Простым помощником.

Говорили, что его подчиненные дохнут как мухи. Говорили, что он страшен, как исчадие ада. Говорили, что он не пропускает ни одной юбки. Говорили, что он сумасшедший. Правдой оказалось только то, что он был жутким бабником и… немного сумасшедшим. Натан.

Я нервно поправил очки и постучался. Никто не торопился открывать. Никаких признаков жизни. Я жутко нервничал, даже если внешне казался спокойным как танк. Застыв статуей на пороге офиса, я стоял около двадцати минут.

- Ты кто? -  в приоткрытую дверь  на меня недоуменно уставились глаза цвета кофе.

- Агентство…

- А-а…  - дверь полностью открылась, предъявив моим несчастным глазам вид обнаженного мужского тела. Длинные волосы ведь не считаются, правда? – Ты Генри.

- Да, - я рассеянно смотрел ему за плечо и давил растущее раздражение.

Но нет, я себя старательно настраивал, прежде чем подавать заявку. Я знал все слухи о Натане и был готов к чему угодно, кроме полного равнодушия. А именно его он продемонстрировал, захлопнув дверь перед самым носом.

В удивлении я простоял еще несколько минут, а потом из офиса, случайно толкнув меня в сторону, вылетела растрепанная девица и убежала прочь.

Я отметил галочкой это происшествие, ставшее началом моего тайного хобби под названием «Понять Натана». И все те шесть лет нашего сотрудничества я исправно подмечал особенности его характера, привычки… Это было на редкость интересно. И никак не вписывалось в мою личность.

Натан мог быть неотразимым, невыносимым, вульгарным, истеричным, мерзким, великодушным, интеллигентным и совершенным хамом. Меня восхищал его темперамент.

Ему нравились и девушки и парни, но меня он предусмотрительно в круг своих интересов не включал. Наверно только благодаря этому мы смогли столько лет вместе проработать. У меня была девушка. Была.

Но…

 

- Босс, ты чего, заснул? – Тим тряс меня, вцепившись в плечи, и выглядел встревожено. – Тебе плохо?

 - Нет, все в порядке, - я привстал, разминая затекшую шею. Все-таки сидеть на полу, прислонившись спиной к стене - не самое лучшее времяпровождение. – Задремал просто.

- Тогда ладно, - Тим еще хмурился. – К нам первые посетители.

 

Как и думал, раньше всех пришли женщины. Они хотели быстрее разделаться со всем, поэтому мы с Тимом управились за три часа. Они уходили с выражением вселенского наслаждения на лице. Что-то мне подсказывает, что впредь услугами Службы эти дамы остерегутся воспользоваться. 

Следующим пожаловал старичок. Он долго мялся, путал бумаги и доводил нас до состояния тихого бешенства. После четырехчасовых мучений у Тима от злости тряслись руки, а я выкуривал уже пятую лишнюю сигарету.

 Но вот и с ним было покончено. Мы дружно перевели дыхание и расслабились. Часы намекали на поздний обед. Четыре. Но остался еще клиент, и мы принялись нетерпеливо ждать, попивая чай с мясным пирогом.

- Может они не придут? – Тим явно хотел домой, к любимой девушке.

- Придут.

- А…

- Здравствуйте, - невероятно вежливо произнес Фрей и тенью скользнул в помещение.

За ним гораздо более расслабленно вошел Нерей и приветливо улыбнулся.  Младший брат, казалось, светился изнутри от удовольствия.

- Присаживайтесь, - Тим поднялся с дивана и вышел из кабинета.

Ней бросил взгляд на брата и, получив одобряющий кивок, устроился на месте Тима. Фрей сел рядом.

Я оценивающе разглядывал своего бывшего пациента. Тот ничуть не смущался, продолжая улыбаться, даже небесно-голубые глаза приобрели довольный блеск. Ему нравилось мое внимание. Нерей не выглядел ребенком, несмотря на, казалось бы, хрупкое телосложение. Я его лечил и знал, что на этом теле гораздо больше тренированных мышц, чем кажется. А его сильная душа уже чуть не утопила меня.

- Рад, что ты в полном порядке, - я позволил улыбке появиться на лице, стерев искусственное выражение дружелюбия.

- Я никогда еще не чувствовал себя так хорошо!

Фрей недовольно зыркнул на брата, но тому было все равно.

- Как будто Вы провели там генеральную уборку, - рассмеялся Ней и подмигнул мне.

Я опешил. Слава Богу, в этот момент зашел Тим и принес стопку документов.

- Вот, - со злорадным удовольствием объявил помощник. -  Кстати, босс, там к Вам…

Тим не успел договорить. За дверью послышались громкие шаги, а потом в кабинет ворвался некто, одетый как якудза. Стильный черный костюм, черный же плащ, медные волосы, зачесанные назад и солнечные очки. На такое был способен только один известный мне человек.

- На…

- Генри! – приветственно воскликнул он и через мгновение был уже напротив. – Рад меня видеть?

Он оперся о стол затянутыми в перчатки руками и белозубо улыбался.

- Так рад?  - тихо переспросил Натан.

Зря он сомневался. Безусловно, я был рад, но не стоит забывать эффект неожиданности.

- Рад, конечно, - я перевел ошалевший взгляд на клиентов. – Но…

Фрею было все равно, а вот Ней испытывал бурю эмоций. Он прищурился, глядя на Натана, и о чем-то сосредоточенно размышлял.

- Ничего, я подожду, - Натан стянул очки и уселся в свободное кресло у двери.

Он был, как всегда, в своем репертуаре.

И потекли минуты постоянного напряжения. Воздух словно загустел от негативных эмоций. Но только я знал, что Натан недоволен. Все остальные полагали, что он терпеливо ждет. Ней злился, Фрей равнодушно смотрел в окно, Тим бегал туда-сюда, таская и копируя нужные бумаги.

А меня клонило в сон.

- Все! – объявил Ней, чем прогнал дремоту.

- Правда? – я сонно поморгал, приводя организм в действующее состояние.

- Да, мы закончили, - бывший пациент пристально всматривался мне в глаза. – Больше ничего?

- А, нет, - я махнул рукой, - Тим вас проводит.

- Генри, - вдруг негромко произнес Ней и поднялся с дивана.

Он подошел к столу, не отрывая взгляда от моего лица, нагнулся. Мне казалось, на дне его глаз плещется океан, поэтому не мог пошевелиться или как-то отреагировать. Он усмехнулся у самых губ и нежно поцеловал. Секундный поцелуй, и Нерей уже исчез из офиса, утащив старшего брата.

- Вот поганец, - ошарашено выдохнул я, приходя в себя.

- Да уж, - согласился Натан.

Он встал и поправил плащ.

- Генри, пойдем, выпьем.

Я не смог отказать. 

 

- Тебе, оказывается, нравятся маленькие мальчики, - хихикал пьяный Натан, хлопая меня по плечу.

- Да-да, - не спорь с Натаном, когда в нем больше литра алкоголя. Святой закон.

- Значит теперь ты… гей? – он расхохотался, согнувшись пополам.

- Конечно.

- Я неправ? – он еле выдавливал слова между приступами веселья. – А… Бедная… Тина…

- Да.

- Но знаешь, - сказал Натан более менее связно. – Я не прочь испытать… Какой ты…

- Что? – этот день продолжает преподносить сюрпризы.

- Поцелуу-уй, - широко улыбнулся Натан, глаза пьяно сверкали.

- Тебе оно надо?

- Ну, Генри-и…

- Отвали.

 

Дорогу до дома Натана я знал наизусть. Я не пил совсем, поэтому вел машину. Было время, когда он звонил мне только затем, чтобы я отволок его невменяемое тело домой. Острая ностальгия. Теперь он мирно спал на заднем сиденье автомобиля, свесив руку и ногу. Не изменился. Такой же, как прежде.

Добравшись, я покопался в его карманах и нашел ключи. Безумно устал за день и еще почти нес на руках взрослого мужчину метров триста, я был без сил.

Он не менял планировку, поэтому я успешно уложил его на кровать  и даже стянул ботинки. Уже собравшись уходить, я остановился у кровати, внезапно задумавшись о причине, которая привела бывшего босса в мой офис. Она определенно должна быть. 

Натан пошевелился, в темноте сверкнули желтоватые глаза.

- Генри, - он резким движением схватил меня за руку. Голос абсолютно трезв. – Нам нужно поговорить.

 

Paper #3

 

- Что?

- Останься, говорю, есть разговор.

Я знал эту интонацию. Она означала, что Натан мертвой хваткой вцепится, будет ныть, ругаться и драться, только заставит сделать то, что он хочет.

Также это говорило о том, что мой бывший начальник вновь одинок. Он или его бросили?

Без лишних слов я сел на край кровати и приготовился слушать исповедь. Натан раньше часто так делал.

- О чем думаешь, Генри? – кофейные глаза масляно поблескивали в свете ночника.

- О том, что ты напился до поросячьего визга и сейчас в состоянии сотворить любую глупость.

- Да… Как давно это было… Делать что-то безумное ради того, чтобы у кое-кого от злости ехала крыша…

- У тебя всегда было много подружек и… друзей. Что изменилось, Натан?

Главное – голос. Нейтральный, спокойный, доверительный. Определенное удовольствие – иметь силу освободить душу старого друга от тяжести.

Он пошевельнулся и резко вцепился в мою руку.

- Я хочу вылечиться.

- От чего?! – Натан не был пьян. – Ты здоров, я чувствую…

Он до боли резко потянул за руку и опрокинул на постель, нависая сверху.

- Значит, твои рецепторы сломались, Генри. Я болен, - он положил мою руку на свой живот, напрягшийся под тонкой рубашкой. Даже сквозь ткань я ощутил жар.

- Ты…

- Я никуда не ходил! – Натан впился взглядом в мои глаза. – Ждал тебя! Думал, ты поймешь, что мне плохо и спасешь меня! А ты… Ты забросил связь, чтобы легче жить! Чтобы не испытывать лишних волнений! Эгоистичный подонок!

Он шипел проклятья сквозь зубы и трясся от злости. Мышцы пресса перекатывались под моими пальцами и… тьма.

- На…

Он стал лихорадочно расстегивать пуговицы на моей рубашке, продолжая тихо ругаться.

- Ты вылечишь меня, сволочь, никуда не уйдешь…

- Натан, - он не откликнулся, продолжая раздевать. – Натан! Ты понимаешь…

- Я все знаю! Знаю, слышишь! Я старше тебя, мнительный ублюдок!

- Причем тут возраст? Я не могу касаться тебя, потому что…

- Знаю! – взорвался Натан. – Гребаная девка испоганила тебе жизнь, да? Взяла с тебя обет, да? Заставила поклясться на крови, да? Знаю! Я все знаю, идиот!

Его руки дрожали, тело горело огнем… Натан был болен.

- Тина не виновата…

- Конечно! Она ведь была сущим ангелом! Но почему-то отняла у тебя возможность стать счастливым и без нее! – и добавил шепотом, с надрывом: - Сучка.

Я лежал на шелковой простыне, с раскинутыми в стороны руками и ждал… Когда горячие ладони коснутся шеи, медленно сползут по груди и протиснутся под спину, прижимая тело к телу.

- Генри, если ты вылечишь меня, то избавишься от клятвы и обета, - на ухо, нежно и проникновенно.

- Что?!

- Я… я нашел главных носителей. Один из них – в моем теле, - он замер, ожидая моей реакции.

И она последовала.

- Ты совсем рехнулся?!

- Это было сложно. Они прячутся среди других, маскируются под средних, а потом почти убивают исподтишка. Но… я нашел…

- Ты рехнулся, - слов не стало. Этот упертый… - Ты себе подписал смертельный приговор, Натан. Еще никто не оставался живым после лечения.

Что за черт? Почему мир опять совершил немыслимый кульбит, и друг решил пожертвовать своей жизнью, ради… Совершенной глупости?

- Я выживу.

Наши глаза встретились. Что-то произошло, какая-то физико-химическая реакция. Его кофейные глаза словно вспыхнули пламенем, сравнявшись цветом с шевелюрой, а я подался вперед. Когда соприкоснулись губы, меня уже захватил огневой вихрь и понес в глубины подсознания больного. Моего бесценного друга.

 

Пепелище. Выжженная пустыня, дождь из пепла. Нестерпимое пламя преисподни. Кого ты впустил в свою душу, Натан?

 

Он хохотал. С хрипом, булькающим кашлем и подвываниями. Неистово кусался, до крови впиваясь зубами в шею. Его энергетическое поле то раскалялось добела, то обжигало красными молниями, пронзающими до глубины души. Он не изгонял, как Ней, не отпугивал, просто… Просто раскрывался как взрывная волна от бомбы.

- Тихо. Тихо, успокойся Натан! – я оттолкнул его, чтобы раздеть и самому освободиться от одежды..

Это оказалось непросто сделать – одежда прилипла к телу и он сам сопротивлялся, как дикий кот изворачиваясь в немыслимых позах. Языки пламени плясали на коже, волосы дымились. Он был… невероятно прекрасен.

- Генри, - выдохнул он на ухо, проведя языком по мочке и слегка прикусив ее, - хочу… хочу… хочу тебя…

- Тссс… Успокойся, Натан. – я аккуратно отстранился, позволив ему оседлать мои бедра.

Он выглядел жаждущим. Больным и жаждущим. Откинувшись на горячие подушки,  я молча ждал его действий. Все было очевидно: кого бы Натан не впустил в свое тело, сейчас это нечто полностью захватило его и управляло всеми чувствами. Но кое-что контролировать невозможно.

Был один ключик от души Натана, который я узнал благодаря совместной работе. Сокровенный и хрупкий ключик. Нечестно и подло им пользоваться, но другого выхода я не видел.

- Полностью в твоей власти, Натан, - четко выговаривая каждое слово, громко. – Потому что я тебя люблю.

Да. Смертельно оружие - всего лишь чистосердечное признание.

Вспышка. Раскаленная волна оторвалась от ауры Натана и устремилась ко мне. Быстро подняться, обхватить друга за ягодицы и прижаться. Пальцы скользили по влажной коже, сердце билось в ритуальном ритме, а Натан… Выл диким зверем и царапался.

- Тихо…

Его язык скользнул мне в рот и затянул в долгий поцелуй. Он что-то мычал, трясся. Но без толку. Горячка уходила в небытие. Дальше следовала самая сложная часть.

Я ничему не удивлялся. Во время лечебного транса я вообще не склонен анализировать собственные чувства и ощущения. Они просто были, и все.

Энергетическое поле Натана на несколько драгоценных мгновений стабилизировалось, и я скользнул внутрь.

 

Песок плавился под ногами, из ниоткуда вырастали громадные дюны. Какой контраст: мир Нея и мир Натана. И средства спасения, конечно же, разные.

- Хей! – крикнул в пустоту.

Это стандартная процедура в «тихих» мирах. Обычно никто не откликается.

- Здравствуй, - безупречно вежливо ответили мне, и перед глазами из удушающего жара сплелся сгусток тьмы. – Долго ты…

- Фрей…

- Удивлен?

Удивлен? Разве это то чувство, что возникло во мне, когда все стало ясно? Разве оно? Нет. И близко не стояло.

- Нет, - сам себе ответил парень, оказавшийся демоном. – Ты взбешен. Ты ни черта не понимаешь и…

- Зачем? – перебил его я. – Главным носителям совсем не обязательно захватывать души, тогда зачем? Отвечай!

Воздух всколыхнулся и обвил мое тело тесным коконом.

- Зачем мне отвечать? – усмехнулся демон. – Ты прекрасно сам все знаешь. Ней… Он неприкосновенен, понимаешь? Вылечив его, ты оказал хорошую услугу, за это сможешь уйти живым.

 

- Неприкосновенен… Ты о чем? – кокон сжимался, буквально выдавливая из внутреннего мира. – Или… - догадка сверкнула в мыслях. – Он - якорь?

- Браво! – еще одна кроткая улыбка истинного джентльмена. – Я поражаюсь вашему уму! Так быстро сообразить, что к чему! Но я рассчитывал на более короткое время, неужели переоценил?

Это было нелепо. Жутко глупо. Главные носители не обычные демоны. Их невозможно просто «вытащить» из тела. Чтобы изгнать кого-то вроде Фрея требуется огромный внутренний резерв или непрерывный доступ к источнику. Второе отпадает – я так не работаю, а первое… Я был уже истощен, действовал на пределе.

Что же делать?...

Кокон сжался еще чуть-чуть, заставив содрогнуться от усилий.

- Ну? – Фрей стоял на месте, в двух шагах. – Что ты решил, экзорцист?

- Натан…

- Умрет.

Что же делать?

 

Paper #4

 

Прыжок. Перебежка. Зацепиться. И вновь прыжок…

Ней чувствовал тревогу и мчался как ветер, спеша к незримой беде. Фрей в последнее время вел себя очень странно. И дело не в обострившейся до нелепости опеке. Тут что-то другое.

В мыслях мелькнул встревоженный образ Генри. Вот оно.

- Только этого не хватало.

Ночной воздух бил по лицу, но не остужал разгорячившегося от гнева молодого человека. Невозможно… если этот демон только посмеет… Ней пообещал самому себе, что оторвет Фрею голову.

Еще одна крыша и вот уже можно уловить слабый аромат Генри. Нея часто удивляло и забавляло то, что обычные люди слабо воспринимают запахи. Но сейчас его собственная чувствительность на руку, и Ней, сосредоточившись на тонкой пряной ленте запаха, больше не отвлекался на посторонние факторы. И едва успел увернуться от голубя, не вовремя встретившегося на пути.

Пасмурное небо – идеальная погода. В отсутствие света звезд и луны город казался огромным сгустком тьмы – неудивительно, что Фрей отправился на дело именно в эту ночь.

Еще прыжок. Жаль, что у Генри нет балкона. Хотя… Стоп! Это вовсе не его дом! От окон змеем полз запах костра. Это…

- Прикончу нафиг!

Фрей умудрился подгадить гораздо больше, чем предполагал его хозяин. Поэтому в данный момент, трясясь от злости, Ней уцепился за оконную раму и рассматривал происходящее в комнате, пытаясь придумать план действий.

Плохо. Все очень плохо. Мало того, что Нея взбесил знакомый рыжеволосый парень, прижавшийся к Генри, так еще и…

- Пора сворачивать этот дурдом.

Несколько манипуляций и окно беззвучно распахнулось. Ней тут же зажал нос – тяжелый запах буквально забил легкие. Спрыгнув на пол, он задумчиво осмотрелся, только потом подошел к постели.

- Генри, - позвал Ней, ласково прильнул к обнаженной сгорбленной спине и прикрыл глаза. – Давай, не прячься…

В горле встал ком. Генри не отзывался – глубоко-глубоко затерялся, был истощен и едва цеплялся за жизнь. Ней усмирил вспыхнувший вновь гнев, приберегая его на потом.

 

- Ты еще дышишь?

Какой глупый вопрос. Но Фрей издевался, поэтому вполне естественно, что он не прочь говорить глупости. Я равнодушно покосился на кровавые раны, пересекающие грудь.  Как объяснить этому демону, что я не собирался отступать? Боли было уже столько, что я перестал ее бояться. Кровь… Я на ней сидел, был ею покрыт словно второй кожей… Куда еще то?

- Хочешь, помогу вытереть лицо?

Еще один вопрос из разряда: правда, я добрый? … Я поднял на него ничего не выражающий взгляд и, собрав оставшуюся наглость, усмехнулся. Это была уже не истерика, а так, юмор смертника.

- Давай, - прохрипел я.

- Всегда «пожалуйста».

Он мгновенно оказался рядом и присел на колено, чтобы быть на одном уровне. Пепел кружил вокруг его смоляных волос и оседал на черной, без единой лишней складочки, рубашке. Я почувствовал, как что-то горячее стало стекать со лба. Когда это что-то добралось до рта, то я слизнул немного и поморщился. Кровь…

 Он улыбнулся, наклонился и провел языком по виску. Медленно, смакуя.

- Ты очень вкусный, волшебничек, - он закусил губу и задумчивым взглядом проводил еще одну кровавую дорожку, сбежавшую по плечу.

- И куда подевался джентльмен? – с сарказмом спросил я через силу.

- У демонов много лиц, знаешь ли, а Ней не поощряет разврата.

Ясно – обделенный демон решил оторваться на мне. Замечательно.

- Ну, давай, - ухмыльнулся он и еще раз ударил когтями по груди. Я вскрикнул от боли и склонился к раскаленному песку – демон связал мне руки. Хлынула кровь. Да сколько же ее?! Я дымился, вонял кровью и жженой кожей, потому что в этом мире была почти идеальная реализация.

- Все-таки решил спасти друга, да? – склонив голову на бок, демон, не мигая, смотрел мне в глаза. – Но ты знаешь, как относятся к самопожертвованию выжившие? Те, ради кого обычно совершаются героические поступки, обычно страдают больше всех. Винят себя, не хотят жить… С Натаном будет то же самое, Генри. Из-за твоего решения он будет мучиться всю оставшуюся жизнь.

Не понять этого демона. Я умирал – это точно, еще несколько минут ничего не решали, но он стал говорить о последствиях, когда сам же и создал проблему. Это не то же самое, что случилось с Тиной.

- Ты просто хочешь прикончить Натана, но условия контракта не позволяют.

- Как я уже говорил – ты довольно догадлив. Но это не все…

Он хотел продолжить, но внезапно воздух задрожал, пепел поменял направление полета и стал подниматься вверх, песок остывал.

- Фрей!

Звонкий голос взволновал этот мир, и в шаге от демона материализовался стройный парень. Лишь спустя пару мгновений я опознал в нем Нерея. Он неуловимо изменился. Стал то ли выше, то ли его так преобразила серьезность.

- Фрей, я тебя у…

Тут его взгляд скользнул вниз и наткнулся на меня. Я видел, как расширились его зрачки, а на лице появилось странное выражение.

- Убью, - холодно закончил он.

Фрей застыл в ожидании, правда, страха в нем я не усмотрел.

- Какого… ты делаешь с НИМ?! – Ней проорал последнее слово, отчего демон отступил на шаг, а потом и вовсе попытался раствориться.

- Ну уж нет! – Ней вытянул руку и ухватил демона за край рубашки. – Ты сейчас будешь объясняться.

 

Как только Ней закончил промывать мозги собственному демону, тот навел порядок во внутреннем мире Натана. Адская пепельная пустыня стала просто пустыней.

- Исчезни, - устало приказал он, и демон растворился. – Ты как?

Сил не прибавилось, но процесс умирания застопорился.

- Никак, - честно ответил я, сделав попытку улыбнуться.

Наблюдать за бесплотными попытками привести меня в порядок оказалось забавным зрелищем, но Ней продолжал тревожиться – у него подрагивали руки.

- Прости, - пробормотал он. – Я очень сожалею, что так получилось. Этот демон за все заплатит. 

- Все в порядке.

- Ничего не в порядке! – вскинулся Ней. – Ты… Ты… Ты хоть посмотри на себя! Сколько времени потребуется, чтобы залатать все дыры!

- В порядке, - повторил я, искренне улыбнувшись.

От присутствия Нея становилось очень хорошо, спокойно. Он скривился, глядя на мое довольное не к месту лицо, и вдруг прильнул к губам. Нежно провел языком по засохшей крови и просунул его во внутрь.

Энергия хлынула потоком. Прирученная горная река вливалась в энергетическое поле и заживляла раны, уносила с собой страхи и боль. Что ломала, сминала…

Я застонал от облегчения и прижал Нея ближе, жадно целуя и запуская руки под рубашку.

- Эй-эй-эй, - вырвался парень. – Умерь пыл.

Я посмотрел на тело и обнаружил, что все раны затянулись и растерянно поблагодарил, на что Ней только отмахнулся.

- Как отсюда выбраться?

- Как? – я огляделся по сторонам и пришел к единственному выводу: – Закрой глаза и оттолкнись от песка.

- Поможет?

- Если нет – мы тут застряли.

 

Натан мирно спал, подложив руки под голову. Я сидел в кресле и тоже был не прочь заснуть, но мешал Ней, устроившийся рядом и постоянно ерзающий.

- Успокойся.

- Не могу, - яростно прошипел он. – Это было мое первое путешествие во внутренний мир, понял?

- Ты попал туда только из-за меня.

- Ну и что? Разницы никакой, – он поднял голову, глаза, казавшиеся синими в темноте, блеснули. – Ты обязан мне жизнью. Пока не расплатишься – не уйдешь.

Я вздохнул больше весело, чем обреченно. Ночное небо очистилось, луна светила в открытое окно, серебрила волосы Нея, внушала надежду.

- Мы с тобой связаны, - пробормотал он, засыпая.

- Ага, знаю.

Шепот рассыпался в тишине, затерялся в пыльных полках. Я помассировал виски – голова жутко разболелась, и обнял прикорнувшего Нея. Да, мы с ним были связаны…

Обет сломлен.



Просмотров: 2212 | Вверх | Комментарии (7)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator