Часть вторая: Endless pages.

Дата публикации: 18 Июл, 2011

Страниц: 1

Page№1

Он никогда не чувствовал себя цельным. Уродливым, сломанным, неполноценным – каким угодно.  Даже когда железные спицы проходили сквозь ладони или из груди торчал собственноручно воткнутый нож – он не был собой. Ни боли. Ни смерти. Раны стягивались после недолговременного обморока - и ни следа неудавшегося самоубийства. Родители давно перестали его спрашивать о самочувствии и пытаться повлиять на его жизнь. А жизнь ли?

Глядя на отражение в зеркале, он замечал лишь опустошенные глаза болотного цвета и темно-фиолетовые круги под ними. Тень самого себя.

- Томи…

Мать робко заглянула в приоткрытую дверь ванной и тут же скрылась, встретившись глазами с сыном.

Том плотно зажмурился, на мгновение представив, что способен исчезнуть лишь по желанию сердца. Счастливая иллюзия. Потом глубоко вздохнул и вышел в коридор.

- Томи, ужин готов, - мать замерла, с опаской ожидая реакции.

- Хорошо.

Расслабившись, она засуетилась, накрывая на стол, и натянуто улыбаясь. Том тут же ощутил чувство вины, которое всегда начинало мучить его в обществе других людей. От него было ни сбежать, ни скрыться.

На вилке болталась макаронина, поблескивая маслом.  Том едва сдержал приступ тошноты. Младшая сестра весело болтала с отцом и неприязненно косилась на брата, передавая глазами сообщение: «Лучше б ты не выходил из туалета, урод». Но Тому было наплевать, что она думала.

- Мам, почему ему позволяется так себя вести?

- Лора…

- Почему, мам? Ты даже ответить не можешь, а если он решит продать свой компьютер или мобильник? Если он колется или занимается проституцией? Ты только посмотри…

- Лора! – отец жестко одернул ее, и Лора насупилась.

- Вы такие… такие… такие наивные!

Она выскочила из-за стола и бросилась в свою комнату, громко хлопнув дверью. Только взметнулись волной красно-каштановые волосы, собранные в высокий хвост, и сверкнули гневно глаза. 

- Томас… И правда, почему ты так изменился в последний год? Что-нибудь случилось?

- Ничего, мам.

Он медленно поднялся, подобрал брошенную в прихожей сумку и вышел из квартиры. Никто не пытался его остановить, не поинтересовался, куда он ушел.

А он бесцельно петлял по парку, провожая равнодушным взглядом перелетающих с дерево на дерево птиц. И придумывал еще и еще способы, чтобы покончить с собой.

Из старого, но не опробованного оставалось… Броситься под поезд. Выбрав задачу на этот день, Том спокойно заковылял к станции.

Это был прохладный день. Ветер пробирался сквозь толстовку и проскальзывал в воротник. Том засунул руки в карманы джинс и поежился.

- Ней, прости меня!

- Отвали!

- Я уже целый месяц пытаюсь загладить вину, а в ответ получаю…

Мимо пронеслась интересная парочка. Высокий брюнет, одетый во все черное, и парень на голову ниже, с очень светлыми волосами, в синей куртке. Заметив невольного свидетеля ссоры, они тут же замолчали. Но Том успел увидеть, что темненький извинялся перед другим, а не наоборот.

- Глупо, - Том усмехнулся.

До станции оставалось пять минут пешком, а он остановился и смотрел на медленно удаляющуюся компанию. А потом решил изменить маршрут.

Стены, разрисованные граффити, навевали тоску по чему-то неясному. Том нырнул в переулок, где обычно скрывались разные отбросы общества. Его не трогали, так как считали своим за затравленный взгляд и убитый вид. 

Том медленным движением достал из кармана опасную бритву, небрежно бросил на землю обертку и несколько секунд любовался металлическими переливами. Смертельная красотка. «Привет, подружка, сегодня ты удостоишься чести войти в мою плоть».

Он подтянул рукав на правой руке до локтя и сделал на открывшемся участке кожи надрез крест-накрест.  Из него тут же начала сочится бордовая жидкость. В связи со своими особенностями Том сомневался, что это – кровь.

Проследив, как темная дорожка добирается до пальцев, Том растянул губы в мечтательной улыбке, так несоответствующей  его внутреннему состоянию, что становилось действительно смешно от такой клоунады.

- Вперед.

Кровавый путь через целый переулок. Черта за чертой. И неровные мазки превращаются в нечто узнаваемое. Том рисовал свою мечту.

- Ух ты – ух ты! – воскликнул кто-то за его спиной. – Твой талант поразителен. Даже, я бы сказал, является новым направлением в искусстве.

- Меня больше удивляет, что хватает жидкости, - ответил Том.

- Да, удивительно.

Том обернулся, даже не пряча руку, покрытую кровью. В паре метров от него стоял представительный мужчина, нет, даже молодой человек, в черной кожаной куртке и черных джинсах. Он казался знакомым.

- Мы виделись в парке.

- Да? – Том вздрогнул, но не подумал уходить.

Как знать, вдруг это шанс исполнить его желание. Вдруг…

- Да, - незнакомец улыбнулся.

От этой улыбки что-то перевернулось глубоко в душе Тома и встало на место, но немножко не так, как прежде.

- Ты собирался броситься под поезд?- парень с интересом рассматривал картинку на стене.

- Собирался.

- Уже нет?

- Нет, - Том покраснел и сам не понял, почему.

Незнакомец подошел ближе, с той самой улыбкой, и тихо рассмеялся. Но этот смех не взбесил Тома, как любой другой, а успокоил.

- Почему?

- Э-э… Не знаю.

- Неужели? – почти прошептал парень.

По коже Тома пробежали мурашки предчувствия.

- Ты ведь…

- Что?

- Ты ведь меня…

- Ну?

- Ты ведь меня убьешь?

От волнения у Тома пересохло во рту, сердце гулко стучало о грудную клетку, а бросив быстрый взгляд на порезанную руку, он не нашел там следов недавних ран.

Незнакомец расхохотался, запрокинув голову.

- Умничка, быстро соображаешь.

- Правда? – Том чувствовал невероятное умиротворение.

Вот он, нашелся, тот, кто его убьет. Единственный, желанный больше всех.

- Конечно, убью, - незнакомец склонился в церемонном поклоне.

- Что это? – недоуменно спросил Том, растерявшись от такого жеста.

- Уважение к добровольной жертве, - ответил тот с долей иронии. – Для меня неясна причина, по которой ты хочешь умереть, но я в силах исполнить это желание.

- А, понятно.

Том приободрился и преодолел расстояние,  разделявшее их, сделав парочку торопливых шагов.

- Ну, тогда давай, сделай это.

- Ты хочешь побыстрее, чтобы не передумать?

- Нет.

- Почему же спешишь?

- Я так давно об этом мечтал, что устал.

Незнакомец усмехнулся, потрепал Тома по черным крашеным волосам и предложил:

-  Может, для начала познакомимся?

Том удивленно поднял брови и тут же нахмурился.

- Незачем тянуть, а имя для вас неважно.

- Если я попросил, то значит важно. Я начну – меня зовут Фрей, малыш.

- Том, - нехотя выдавил он. – А мне было необязательно знать имя убийцы, к твоему сведению.

- Как жестоко, - Фрей покачал головой. – Сейчас дети такие грубые, что даже страшно.

- Так ты убьешь меня или нет? Сколько медлить-то собираешься?

- Ты странный ребенок, Том. Тебе это когда-нибудь говорили?

- Убей меня и дело с концом! Что за маньяк странный!?

- А если я не маньяк?

- Тогда было приятно познакомиться, - бросил Том и решительно развернулся, собравшись уходить от этого бесполезного типа.

- Стоять! – Фрей ухватил мальчишку за локоть, невольно развеселившись. – Я же не сказал, что не собираюсь отнимать твою жизнь, не кипятись.

- Тогда к чему подобные дискуссии, а? Единственное, чего я хочу – это умереть, а не слушать твою болтовню.

- Понял-понял. Идем.

Этот непонятный парень тащил Тома по узким улочкам, проводил по подвалам и небольшим рыночкам, раскиданным по городу. Все дальше и дальше, на неизвестную территорию. Тому было без разницы, где умирать, поэтому он не сопротивлялся, позволяя увести себя в самую глушь. Радостный трепет проносился по телу будоражащими мурашками, щеки горели огнем.

А Фрей все шел, ни разу не оглянувшись на жертву. Он тоже радовался, рассудил Том, не часто попадаются люди, упрашивающие себя умертвить.

Нервный смех клокотал в груди, а потом выплеснулся наружу, согнув пополам. И пока он пытался прийти в себя, успокаивая разбушевавшееся не ко времени веселье, Фрей стоял рядом, а на его губах блуждала легкая улыбка.

- Это твое место умерщвлений?

Том с любопытством рассматривал квартирку, больше похожую на неблагоустроенный чердак. На истершемся паркете были заметны следы крови, которая так въелась, что уже не отмывалась никакими средствами; на единственном окне висели пыльные темно-красные шторы; на полу в углу валялся спальный мешок неопределенного цвета. Также на кухне слышалось жужжание работающего холодильника, а в ванной капало из крана. На этом все.

- Ну и слово. Но, по сути, так и есть.

- Что-то не густа обстановочка, хотя я ожидал похуже.

- Не радуйся, тебе положено дрожать от страха, а не от предвкушения, - укоризненно высказался Фрей

Том улыбнулся и уселся посреди комнаты на пол.

- Приступай, мой убийца.

Page№2

- Придется подождать, Томас. И, пока я готовлюсь, подумай над тем, как хочешь умереть.

Фрей уже хотел удалиться в другую комнату, но в дверях его догнал голос мальчишки.

- Знаешь, для того, чтоб наверняка, лучше расчлени меня. И выброси части тела в разные места, - он замялся, неловко пожал плечами на собственные мысли и добавил,- а то я живучий…

Демон подумал, что нынешняя жертва не в себе. Но это к лучшему: намного проще   лишать жизни сумасшедшего, чем полностью нормального человека. Это словно хищник ловит потенциально больное животное. Фрей усмехнулся. Именно так.

Скальпель, клеенка, нитки и иголка. Сегодня демон планировал оторваться по полной, а потому с довольным видом сгреб все в пакет и направился к жертве. Том сидел, опершись руками о пол, и запрокинул голову, рассматривая потолок со смесью брезгливости и задумчивости.

- Эй.

Мальчик встрепенулся. Хотя… не совсем и мальчик. Что-то было в нем, что заставляло воспринимать его как зрелую личность. Пусть и покалеченную.

Том нежно улыбнулся, а Фрей предположил, что он, демон, первое создание в мире, к которому мальчишка не испытывает неприязни. Фрей отбросил эту мысль подальше.

- Что в нем? – Том заинтересованно пялился на пакет с изображением черной зеленоглазой кошки.

- Инструменты.

- А…

Фрей уже подошел вплотную и прикидывал с чего начать. Взгляд зацепился за расстегнутую верхнюю пуговицу рубашки, поэтому демон присел рядом и аккуратным, почти трепетным жестом, оттянул воротник, открывая доступ к тонкой шее. И остановился на мгновение, любуясь выражением лица жертвы.

Нечасто, да почти никогда, на него не смотрели так. Темные, болотного цвета глазищи, томно поблескивали; из-за освещения длинные ресницы бросали тень на щеки; рот, с полноватыми бледными губами, чуть приоткрыт; дыхание участилось. Демон мог поспорить на собственное бессмертие, что мальчишка получал удовольствие.

А когда окостеневшие ногти оставили длинную полосу на тонкой коже шеи, то он вздрогнул и подался к демону, закусив верхнюю губу.

Фрей осклабился и вытащил из пакета скальпель. У мальчишки расширились зрачки, и перехватило дыхание. «Началось» - говорили его глаза. А демон ловил кайф от каждой реакции жертвы.

Рывок и пуговицы разлетелись по комнате, с перестукиванием ударяясь о паркет.

- Любишь рубашки? – прошептал Фрей на ухо замершему парню.

- Да…

- Умничка.

Легко приподняв Тома, демон постелил клеенку. Парень улегся, раскинув руки  и выпрямив ноги.

«Такой хрупкий, - подумал Фрей с долей восхищения. – Не то, что Ней». 

 

Кровь уже давно заполоняла не только клеенку. Ведь прошло несколько часов. Красная жидкость заливала большую часть пола и разукрашивала встрепанного Фрея.

На демона было жалко взглянуть. Вид он имел недоуменный и растерянный, что необычно не только для конкретного представителя их рода, а для всех демонов. Их вообще редко можно вывести из состояния полнейшей гармонии с окружающим миром.

Он недоуменно смотрел на лежащее перед ним тело, которое несколько проклятых минут назад было похоже на выпотрошенную тушку с отрезанной рукой и пришитой на место грубыми стежками. Да и нога тоже была оторвана и приставлена на место, ради целостности. А сейчас кроме ниток, оставшихся на коже, ничто не напоминало о произошедшем.

И это было уже несколько раз. Сколько Фрей не кромсал тело тощего мальчишки, все возвращалось на место непостижимым образом, доводя бедного кровожадного демона до состояния похожего на отчаяние.

Затрепетали ресницы и приоткрылись глаза жертвы.

- М-м…я жив?

- Жив, - рыкнул демон. – Непонятно почему.

Том, дрожа от слабости, приподнялся и закрыл лицо ладонями. Посидел так минуту, а потом сделал попытку встать. Что, к еще большему недоумению Фрея, ему удалось вполне успешно.

- Как глупо… - Том шатался, поскальзывался на собственной крови, но упрямо шел к двери. – Я уж было подумал, что это возможно… Как глупо…

- Стой, - Фрей вскочил.

Он не хотел отпускать этого странного человека просто так, ничего не выяснив, и еще не давала покоя задетая гордость. И интерес. Внезапное любопытство.

Мальчишка обернулся. Перекосившая его лицо улыбка, заставила Фрея застыть на месте. Но демон должен был спросить.

- Ты кто?

- Если б я знал! А ты кто?

- Демон, - Фрей и сам не понял, зачем сказал правду.

- Чего?! Д…Д…Демон?! Что за шуточки?!

Том рванул к выходу, но дверь оказалась заперта.

- Ты… Ты! Открой дверь!

- Для начала, живучий малыш, мы попытаемся кое-что прояснить.

- И что же?

- Когда я решил тебя убить, ты действительно радовался, не так ли? Да? Это так важно для бессмертного – умереть?

- Ты ничего не понимаешь…демон, - брезгливо бросил Том и отвернулся. – При моих особенностях становится проще верить в существование таких… как ты. Поэтому, можешь считать, что я тебе верю. А теперь выпусти меня, все равно никто не узнает.

Фрей молча разглядывал это создание и никак не мог решить, что делать дальше. Запереть? Убить? Очень смешно. Это окровавленное обнаженное тело, подрагивающее в шаге от него, желало свободы. И смерти.

- Отпусти.

Почти мольба. Но в глазах неожиданное упрямство.

Решение пришло само.

 

- Ты будешь моим рабом. Работенка непыльная, заодно будешь искать средство умереть.

- Я сам справлюсь, - Том уткнулся носом в дверь и сжал зубы.

- У тебя нет тех связей, которыми обладаю я.

Если мальчишке действительно хотелось уйти из жизни, то Фрей получит отличного раба, если же нет…

- Согласен… Только дай мне… что одеть…

- Не беспокойся, малыш. У тебя будет все для комфортной и беззаботной жизни, - ехидно подколол демон. – В течение дня перетащи необходимые вещи в эту квартиру. Вот  ключ.

Связка звякнула у лица Тома. Он поморщился. Но это был шанс, который неудачливый самоубийца не мог упустить. И поэтому он смело протянул руку к металлу, стараясь вычеркнуть из памяти семью, вспоминая о которой, он всегда чувствовал вину и невыразимую тоску.

В чужой одежде, всего на размер больше необходимого, которую отыскал в квартире демон, Том чувствовал себя странно, почти уютно. Настораживающий факт.

Родная квартира встретила тишиной и пустотой. Наверняка Лора гуляла с парнем своей мечты – байкером из соседнего района, а родители ушли в театр. Никто не препятствовал Тому собирать сумку, беспорядочно разбрасывать лишние вещи и яростно материться. Что он и делал, придумывая еще более оскорбительные и нелепые сравнения, выкрикивал их так, что по квартире расходилось эхо.

Ведь никто не услышит. Никто не узнает, куда он ушел.

Если бы хоть раз, один единственный раз, кто-нибудь поинтересовался у него, действительно обеспокоившись… Но все их вопросы были формальны и не несли заботы или волнения…

- Пошло все к черту!

И почему его это задевало? Притом, что сама жизнь для Тома ничего не значила, семья оставалась центром души, ее нерушимым основанием. Которое стремительно покрылось трещинами и обрушилось пеплом… И не осталось ничего, кроме боли и тоски.

Действительно ли он хотел умереть? Или это следствие одиночества?

Как жаль, что Том давно запутался в собственным мотивах и просто плыл по течению.

 

- Это он?

Том поднял взгляд. В дверном проеме, скептически хмурясь и сверкая голубыми глазами, стоял смутно знакомый парень.

- Он, - подтвердил Фрей, вынырнувший из темной кухни. – Что-то не так, Ней?

- Да нет, все нормально. Проходи и заноси багаж, живчик.

Том кивнул и рассеянно прошел в квартиру. Он вспомнил этого блондина, но теперь совсем растерялся и не мог понять, что происходит.

- Я его хозяин, - пролил свет на ситуацию Ней. – Или, вернее, его якорь.

- Это как? – любопытство победило.

- Без меня он исчезнет из этого мира – вот как.

Том задумчиво хмыкнул и стал торопливо распихивать одежду в пустующий шкаф, прислушиваясь к беседе в соседней комнате.

- С каких пор ты заводишь починенных, не сообщив мне? Ну и наглость, Фрей. Ты иногда забываешься.

- Я же молчу о любви всей твоей жизни, можешь и ты отнестись к моим капризам с большим пониманием?

- Тебя волнует моя личная жизнь? И какие капризы! Это – раб, Фрей. Трата чистой энергии! Что в нем…

- Вот об этом я и хотел тебе рассказать, но не успел.

- Слушаю.

- Он фактически бессмертный.

- Невозможно. И в чем выражается его бессмертие?

- Я его убил шесть раз, разными способами. Даже яд в кровь впрыскивал – бесполезно. Это свидетельствует о повышенном уровне регенерации и еще тьма знает о чем.

- Так значит это еще и любопытство.

- Отчасти. А разве тебе не интересно, почему он такой необычный?

- Возможно…

- А, да… Вся твоя голова забита мыслями о конкретном человеке. Поэтому предоставь исследование демону высшего уровня и отдыхай.

- И собирался. Клановые разборки и личная жизнь съедают все свободное время, поверь. Я пойду, и больше никаких незапланированных убийств, Фрей, а то поплатишься.

Хлопнула дверь, и в квартире остались только двое: демон и странный человек.

Что будет дальше?

Том сдул паутинку, прилипшую к пальцам, и улыбнулся. Что-то интересное.

Page№3

- Чем дольше я с тобой общаюсь, тем больше понимаю, насколько ошибочным было первое впечатление.

- М-м?

- Пожалуйста, Ней, слезь с меня и дай нормально работать.

- Бросай эту дурацкую работу, - Ней усилил объятия.

- С чего бы? – Генри устало вздохнул, но оставил попытки насильно спихнуть с колен это недоразумение.

- После нее ты уставший, злой и не способен сделать ничего извращенного.

- С какой стати мне делать что-то извращенное? И тем более с тобой? – Генри представлял, какой ответ получит, но вопрос сам сорвался с губ – Ней продолжал его удивлять.

- Потому что ты – мой.

Точка. Дальше Ней никогда не рассуждал, предпочитая вжиматься в тело и мурлыкать под нос всякую ерунду. Его светлая макушка устроилась на плече Генри, мягкие волосы щекотали шею. Руки парнишка просунул под подмышками и сцепил на спине, ноги подогнул под стул. Не знающий о текущих делах этой парочки, увидел бы идиллию. Как бы ни так.

- Босс, вызов, - заглянувший в кабинет Тим, старательно отводил глаза от стола.

- Переправь данные на мой компьютер.

- Угу.

И поспешно скрылся.

- Ты смущаешь моего сотрудника, Ней, - Генри хмурился.

Впрочем, Нею до этого было не больше дела, чем до работоспособности любимого. Поэтому он, с не сходящей улыбкой, потерся щекой о подбородок Генри и сказал:

- Его мнение меня не волнует.

Генри тем временем анализировал полученные данные.

- Странно. Ней, это тебя заинтересует, - Генри убедился, что его внимательно слушают и зачитал: - «…В последнее время в моей квартире стали происходить странные вещи: периодически гаснет свет; возникают темные пространства, которые невозможно освятить; участились болезни. И еще одно, расскажу при личной встрече. Прошу провести проверку помещения». Тебе не кажется знакомым адрес?

- Несносный демонюга! 

Ней подорвался с места, пылая от гнева. Голубые глаза приобрели опасный оттенок индиго, а губы сжались в тонкую полоску.

- Ты пойдешь со мной!

Парнишка мертвой хваткой вцепился в руку Генри и потащил к выходу. Тот не сопротивлялся, позволяя делать Нею все, что взбредет в голову. Ведь, действительно, Фрей являлся сплошной головной болью.

 

Том глупо смотрел в окно, когда прозвучал звонок в дверь. Фрей в это время куда-то ушел, оставив его одного, а Тому было совсем не чем заняться. За прошедшие восемь дней квартира была вычищена до блеска – он даже отскоблил несмываемые следы от крови, и вообще…

Проживание под боком у демона дарило достаточное пространство для размышлений. Не все из возникших мыслей несли положительные выводы, а некоторые даже внушали ужас. Гипотетически. А в действительности от любого возможного шанса умереть у Тома начиналась эйфория.

То есть, парень был счастлив как никогда, невзирая на затягивание со смертью.

Так же были моменты, взволновавшие его. В спальне, маленькой и темной комнатушке, однажды ночью Том стал случайным свидетелем проявления демонической силы. Не обычной физической, с которой его расчленяли, а другого характера. На той стене, куда падал лунный свет и тени от растущего напротив окна дерева, вдруг что-то словно зашевелилось и расползлось сероватой сетью по всему освещенному пространству. Казавшиеся махровыми нити то сужались, образуя мелкие квадраты, то растягивались наподобие паутины. Том зачарованно наблюдал за их передвижениями, пока в комнату не зашел Фрей. Демон неслышно скользнул к теням и стал тихо шептать, по голосу казалось, будто он корил их за поведение. Том притворялся спящим, но его раскрыли.

- Интересно? – низкий голос раздался прям над ухом.

Том вздрогнул, но не испугался. Что мог сделать ему демон?

- В следующий раз не смей подглядывать, понял? А то выгоню тебя из дома и будешь искать смерти где хочешь.

Том обиженно надулся. Но когда это повторилось через пару дней, послушно приподнялся с кровати и окликнул демона.

 

- Здесь отвратительная концентрация смерти, - поморщился Генри.

- Это еще цветочки, - хмыкнул в ответ Ней и нажал на звонок.

Дверь не распахнулась мгновенно, как бывало, если проклятый демон был дома, а открылась спустя несколько секунд, мягко щелкнув замком. Ней уже более снисходительно, чем в первый раз, встретился лицом к лицу с новой игрушкой Фрея, на чьем лице было написано искреннее удивление.

- Фрея нет, - растерянно выдавил он.

- Мы не к нему, - Генри вылез вперед и с интересом уставился на мальчишку.  – Привет, ты Том? Я о тебе слышал. Можешь впустить нас в квартиру?

Том бросил взгляд на Нея, кивнул и отошел в сторону, пропуская их внутрь.

- А зачем…

- Тебе ни к чему это знать, - обрубил попытку Ней. – Лучше скажи, знаешь, когда вернется Фрей?

- Скоро… Ушел пару часов назад, сказал, что ненадолго.

- Ясно.

Ней тяжело вздохнул. Видя, что цвет глаз из индиго становится темно-фиолетовым, Генри приблизился к Нерею и обнял за плечи. Это был первый добровольный жест близости с его стороны, поэтому Ней тут же успокоился и скинул руки, обрывая поток теплой живительной энергии. 

- Я в порядке, Генри. Незачем волноваться.

- Ты ошибаешься, - хмыкнул он в ответ. – Это лишь поддержка. Больше ничего.

- Конечно, - улыбнулся Ней. Силы стремительно возвращались к нему и требовали выхода. – Эй, ты! – Том, собравшийся удалиться в спальню, чтобы не быть третьим лишним, резко остановился. – Да, проведи нас в его личное помещение.

- Но…

- Мне можно.

Но Том продолжал упрямиться, разрываясь между строгим приказом Фрея и авторитетным мнением его хозяина.

- Всю ответственность беру на себя.

Опустив голову, мысленно смиряясь с возможными последствиями, Том согласился. Требование провести в комнату могло показаться необычным, если не знать секрета. Кроме самого демона, найти ее и войти в эту комнату самостоятельно может лишь тот, кто последний вышел.

- Прости, Фрей, - виновато пробубнил Том, продолжая медленно двигаться по коридору.

За ним напряженно шли Ней и Генри, постоянно о чем-то перешептываясь.

Вот и она. Самая обыкновенная деревянная дверь, даже без замка. Том был в ней всего раз, и то только в полубессознательном состоянии в первые три дня его жизни в этой квартире, когда Фрей ставил свои странные опыты.

Поэтому по коже Тома пробежал холодок, а сердце сжалось в нехорошем предчувствии. Что-то было не так.

Набрав в легкие побольше воздуха, он нажал на ручку и толкнул дверь от себя.

Из-за чудовищного запаха тления и разложения, Генри замутило, а Ней тут же зажал нос.

Том же, в полной прострации вглядывался в полумрак помещения.

- Что?...

 

Page№4

- Отойди, Томас, - Генри оттащил мальчишку от двери. – Там что-то есть. Я пойду первым.

- Но... – Том вырвался. – Я не могу умереть, значит по-любому безопаснее пойти мне.

- Не обсуждается, - отрезал Генри, в эту минуту он почти не напоминал себя прежнего – раздраженного и несколько расслабленного, глаза блеснули сталью.

Том понял, почему Ней выбрал этого мужчину.

- Но!

- Ждите здесь.

Генри сделал осторожный шаг в зловонную комнату,

- Боже…

Ней не выдержал и последовал за ним. Том, замешкавшись на секунду, отстал немного.

Картина, представшая его глазам заставила желудок сжаться, но Том выдержал, в отличие от Нея – он скорчился в относительно чистом углу и выворачивал содержимое желудка. Генри с видом профессионала обследовал помещение, стараясь ни к чему не прикасаться.

- Это оно, - выдавил он.  – Дух смерти почти осязаем.

Стены в бурых потеках крови; пол в ошметках то ли кожи, то ли внутренних органов; на четырех столах лежали подобия человеческих тел. На «кости» была натянута «кожа» - сухая, бледно-зеленая, скреплявшаяся грубыми стежками. Пустые глазницы и оголенные зубы. Ужасающая вонь.

Вот что было в этой комнате.

Том заставил себя подойти ближе к столам.

- Зачем…

- Он поклялся… - зло процедил Ней, зажимая рот рукой.  – Нарушил клятву…

- Тише, - Генри присел рядом  и обнял дрожащего от отвращения и гнева парня. – Он должен скоро появиться, он за все ответит.

- Он… как посмел? – фиолетовый затянул глаза, Генри напрягся, вливая в Нея новые потоки успокаивающей энергии.

Том, единственный кто действительно был в шоке от происходящего, ни на что не реагировал. Пустые глазницы ближайшего «мертвеца» словно манили его. Было извращенное удовольствие разглядывать это безумие, и Том не мог оторваться.

Он протянул руку и коснулся места, где у обычных людей должен быть нос, а у «этого» был провал. Ледяной холод обжег кончики пальцев. В этот миг ему показалось, что ровные с желтизной зубы щелкнули, Том отшатнулся, поскользнулся и упал.

- Что случилось? – встревожился Генри.

- Н.. ничего.

Только показалось, что «они» - живые, больше ничего. Тома пробивало на истерический смех.

- Давайте убираться отсюда, - Генри помог Тому встать, подхватил под руку Нея и направился к двери.

Том судорожно вздохнул и повернулся спиной к столам, намереваясь уйти, ногти до крови впивались в ладони, а зубы стучали. Генри проводил Нея и вернулся за Томом, застывшим в прострации.

- Томас, пой… ЧТ...

Том резко обернулся и увидел сидящих мертвецов, в руках каждый держал что-то острое. Из-за дикого ужаса, перехватившего дыхание, Том не смог закричать. Только молча смотреть, как замахиваются тонкие, неправильной формы, руки. И сделать решительный, на уровне инстинкта, шаг в сторону, загораживая дверной проем, где остались Генри  и Том.

 

Они чувствовали только присутствие Тома. Дикие безудержные твари. На них не действовала ни сила Генри, ни Нея. Парни стояли на месте, в многочисленных ранах – глубоких и не очень, и уже не могли ничем помочь Тому. Твари окружили его и кромсали. Чавкающие звуки и глухой стук от ударов, и скрежет, когда встречались инструменты, смешались в этой комнате в безобразную какофонию.

Ней отчаялся вызвать Фрея – тот впервые не реагировал на призыв. Генри сдерживал друга от нервного срыва, грозящего разрушением значительной части города. И оба надеялись, что Том действительно бессмертен, что Фрей успеет вовремя.

 

Дрогнули стены. Будто тень пробежалась по комнате, взорвавшись масляно-черными брызгами. Без единого звука материализовавшись посреди комнаты, Фрей отшвырнул тварей в разные стороны, разорвав  на куски.

Увидев Генри и Нея, демон впервые за земную жизнь поднял голос на хозяина.

- ПРОЧЬ!

Разъяренный рык пронесся волной. Ней ошарашено замер. Прошло секунды три, после чего он фыркнул, словно сделав определенные выводы, взял Генри за руку, и исчез вместе с ним.

 

Фрей пнул ошметок тела одной из тварей и выругался на неизвестном языке. Сгустком тьмы он опустился на одно колено перед искромсанным Томом, оценивая нанесенный ущерб, и злясь еще больше.

Не тронутыми оказались только.. ладони. Демон бережно поднял Тома на руки и вышел из комнаты. И как только закрылась дверь, он уничтожил это помещение.

Тело в его руках восстанавливалось очень медленно, почти никак. Фрей осознавал, что вина за случившееся лежит на нем, а не на этих тварях – продуктах его исследований в области бессмертия.

И если странный мальчишка, который добровольно решился жить под боком у демона, умрет, то этот самый демон очень непросто воспримет такое событие. И не важно, что Том сам хотел лишь умереть. Глупый ребенок не понимает собственной ценности. Ценности жизни.

- Докатился…

Фрей опустил Тома на постель и снял остатки одежды. Как разительно изменилось восприятие с первой встречи! Теперь, глядя на это худое тело, у демона всплывали в памяти способы не убить, а скорее хорошенько помучить его. Чтоб обоим понравилось.

 

- Я долго… спал?

Том хлопал сонными глазами и не пытался встать.

- Приношу извинения за инцидент.

- Не стоит, Фрей, - Том как-то криво улыбнулся. Кожа на испачканном кровью лице неприятно натянулась. – Мне бы помыться.

- Я тебя сам помою, - Фрей решительно подхватил мальчишку на руки, мельком успев удивиться, что ощущать тяжесть его тела на  руках даже приятно. – Ты такой грязный и слабый, что все равно ничего не сможешь сделать.

- Не нужно…

Фрей проигнорировал слабый протест и опустил Тома в наполненную ванну. Мальчишка расслабился, почти потерял себя в горячей воде и полной грудью вдохнул запах пены и ароматических масел.

- Я не умер…

- Да.

- Не умер…

- Ага.

- Но почти…

- Вряд ли.

- Фрей.. Да не мой ты там! Это слишком интимно!

- Не мешай.

- Фрей!…

- Я помою там независимо от твоего желания.

- Да я не о том… Фрей, я… Ты куда полез?!

- В место с огро-омной вывеской «Приласкай меня»…

- Убери руку! Я хочу кое-что сказать!

- Ладно… И что это?

- Я… Я тогда не хотел умирать… Ты снова?!

- Я, ммм… Это сразу понял.

- Что?! …  Прекрати же… Ах…

 

- Ты уверен, что все будет в порядке?  - Генри залечивал раны Нея и, не переставая, хмурился, беспокоясь за Тома.

Ней вновь фыркнул, как недавно, и расхохотался. От его смеха по коже у Генри пробежали мурашки, он встревожено вглядывался в лицо друга, пока тот не успокоился.

- Да не смотри ты так, Генри, - Ней приподнялся и обхватил его за шею, лаская пальцами и прикрывая от удовольствия глаза. – Фрей влюбился.

- Чего?!

Теперь они вдвоем покатывались от веселья. Влюбившийся демон – нонсенс.

Ней посерьезнел первым.

- Но этого не изменяет того факта, что он ставил запрещенные опыты. Любопытный демон, чтоб его.

- Замять не получится? Мне кажется, он получил по заслугам, когда лицезрел Тома при смерти… Он точно выживет?

- Точно, - Ней коснулся губ Генри легким поцелуем и улыбнулся. – Я в состоянии такое видеть.

- Ты просто чудо - оставил Фрея переживать, - Генри потянулся за новым поцелуем и тут же его получил, более чувственный и глубокий.

- Этот засранец и не такое заслужил. Он отнял уже лет десять своими прихотями… Успокой меня, Генри.

- Пожалуй…



Просмотров: 1652 | Вверх | Комментарии (7)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator