Ceramics. Выгодное дельце

Дата публикации: 27 Янв, 2012
Название: Ceramics. Выгодное дельце
Автор(ы): lynxur
Жанр: слэш, АУ, приключения, мистика
Рейтинг: NC-17
Размер: Макси
Статус: Закончено
Размещение: размещение на других ресурсах запрещено
Описание: Гарольд Дрейк и не ожидал, что, выполняя заказ, вернется из странноватого месте не просто с искомым, а еще и мальчишку с собой утащит, спасая. Да и сын шерифа очень удивился, во время очередной прогулки в горах узрев перед собой мужчину, чье лицо было изображено на листовке под надписью «разыскивается».
Страниц: 1

* * *

Если кто-то съел твое печенье, значит, ты не одинок.

Гарри, удерживаясь на одних только руках, вцепившись в ветвь какого-то старого дерева и едва слышно дыша, уставился на происходившее внизу невероятное зрелище: сотни увешанных различными побрякушками нраррских рабов, двигаясь медленно, плавно, как раз выходили на каменную площадку-плато, размахивая светящимися лентами.
Мужчина пригляделся к беспорядочному мельтешению и прикрыл на мгновение глаза. Как вдруг оказалось, что линии танцующих сплетаются во вполне себе определенные фигуры; символы выстраивались ровнехонько в ряд, образуя, вероятно, какое-то слово - собственно, ради чего и задумывалось все это представление.
Клер задышал чаще, выглядывая из-за массивного куска скалы и щурясь, сжал пальцами веревочки пояса, стягивающего набедренные повязки.
Пустое место в овале первой руны было не столь заметно, если не присматриваться, и он успокоился.
В воздухе запахло дымом, так, что защипало в носу; Клер не удержался и чихнул, пряча лицо в ладонях.
Веки все еще жгло от красного пахучего крема, так что он вдобавок ко всему зажмурился, отворачиваясь от зрелища внизу и садясь на корточки. Поэтому и не заметил напротив себя Гарри, который, в момент оказавшись рядом с парнем, сидел теперь, с напускным безразличием и спокойствием поигрывая тонким ажурным клинком.
Костер на площади вспыхнул ярче, и, когда Клер все же открыл глаза, он чуть не взвизгнул он неожиданности - в свете багряных теней бледная кожа Гарри (как и его невыразительные серые глаза) казалась ярко-красной, а волосы вместо пшеничного полыхнули ярко-рыжим. Гарри тут же зажал Клеру рот рукой в кожаной перчатке, отчего парень больно ударился затылком о злополучный кусок скалы. Задрожал весь, подбираясь, боялся, что его хватились, но, узрев на Гарри одежду и то, что он, вообще-то, от соплеменников "немного" отличался, вскинулся весь, кусая мужчину за пальцы и коленом ударив его в живот.
Кричать Клер передумал, только отполз чуть влево, сжимая гроздь блестящих амулетов на загорелой груди.
Заколка сползла вниз, отчего хвост расплелся, и вуаль угольно-черных волос рассыпалась по точеным плечам.
Гарри, отдышавшись, воззрился на неровно дышащего человека у стены, хмурясь. Внизу что-то запели, огонь снова вспыхнул ярко-ярко, так, что ненадолго ослепил даже Гарри, и потом, когда он краем глаза посмотрел на творившееся внизу действо, погас, взвившись вверх сизым дымком.
Клер распахнул свои зеленые глаза и побледнел, прижав колени к груди, задрожал.
Гарри удивился, но виду не подал - самое время для вылазки. На середину плато выкатили огромный поднос с набором остро наточенных клинков для жертвоприношений, на которые и охотился Гарольд Дрейк.
Он, дождавшись момента, когда самого первого парня из колонны уложили на поднос, а жрец завязал себе глаза темно-красной лентой, подтянулся весь, почти не дыша.
Эластичная веревка, соединявшая верхушки деревьев, что росли на уступах гор, была абсолютно незаметна и невероятно прочна - что-что, а азы примитивной магии из головы Гарри до сих пор не вылетели, за что он был безмерно благодарен своему учителю.
Клинки призывно блестели в свете махоньких огоньков-фонариков, и Гарольд, подобравшись для прыжка, уже смотрел туда, на узел веревки, когда остановился, услышав вдруг неясный сдавленный всхлип.
Клер, не обращая внимания на находящегося с ним рядом мужчину, широко распахнутыми глазами смотрел на витающий в воздухе дым, и, кусая губы, едва сдерживал скапливающиеся в уголках глаз слезы.
Браслеты на руках звякнули, когда Гарри опустился на колени перед пареньком в ритуальных одеждах.
Тот от неожиданности ахнул, все же придя немного в себя, и Гарольд заметил то, что заставило его пожалеть о содеянном и породило настойчивое желание отползти назад: у мальчишки был отрезан язык.
Следовательно, все расспросы стоило отложить на потом, хотя какая разница - из-за своей остановки Гарольд упустил положенную точку времени, и один из клинков уже буквально утонул в животе одного из темноволосых, чей крик эхом отразился от скал.
Клера била сильная дрожь, он стучал зубами и все сильнее вжимался спиной в камни, царапаясь.
Времени у Гарри оставалось мало, и, хотя заказ у Дрейка был только на один клинок, оставшиеся шесть (по одному на каждого из руны) скоро тоже пошли бы в дело.
Клер теперь только икал, вздрагивая иногда, и абсолютно спокойно отреагировал на накрывшие вдруг его колени ладони в перчатках.
Он только вопросительно посмотрел на мужчину, скорее машинально, поскольку сам Клер мыслями был там, на площадке, где кричал уже второй.
Гарри же, ослабив узел на шейном платке, закатал рукава своей клетчатой серой рубашки, и, сложив в уме два и два, предложил:
- Пошли со мной, а?
Клер недоуменно моргнул, приосаниваясь.
А после, когда жрец, судя по времени, подошел к третьей "руне" и когда раздались странные шепотки, Клер, который и должен был быть принесен в жертву третьим, кивнул несмело.
Гарольд Дрейк сориентировался быстро и в один момент - он подхватил легкого Клера на руки, прыгнул с ним к дереву, а затем, прошептав нехитрое заклинаньице, молнией полетел вниз, к клинкам.
Жрецы, занятые поиском, ничего не заметили, а когда все же обратили на произошедшее свое внимание, было уже поздно.
Клер с того края скалы видел, как в его "укрытие" вбежали жрецы, освещая все факелами, и только теснее прижался ко все еще обнимающему его Гарри, испуганно глядя вниз.
Клинки, прожегшие веревку, плюхнулись на землю.
- Теперь ты мой должник, - сказал Гарольд, нагибаясь за ними, но тут же отдергивая пальцы - он рисковал обжечь и их. - Ой.
Клер со смешком пожал плечами и, абсолютно не утруждая себя, наклонился и поднял их, сжимая в ладони. Гарри ослепительно улыбнулся, хлопнув Клера по плечу:
- Счет равный.
Клер как-то странно дернулся, снова взглянув на поляну, и Дрейк приобнял парня за талию, уводя его подальше от края скалы.
Жилка на смуглой шее билась неимоверно быстро, а зрачки, расширившись, закрыли всю радужку. До Гарри все же дошло, что парень с самого момента его побега находится в прострации — потому и реагирует на все так странно.
Гарольд Персиус Дрейк пальцами выудил из кармана шорт флягу, почти насильно влил парню в глотку обжигающий алкоголь; а уже потом, когда Клер снова всхлипывал ему в плечо, удобно устроившись на коленях Гарри, шепнул в украшенное серьгами ухо:
- Дальше ты пойдешь со мной.
Прижимающий к себе клинки Клер смог лишь кивнуть, размазывая по лицу масляную ритуальную краску.

***

Солнце заползало в золотистые грани узенького стаканчика, отскакивая от янтарной жидкости в нем яркими блестками; окно было распахнуто, в комнатку задувал теплый ветер, приподнимая уголки бумаг, разложенных на столе.
Винс Тернер стоял, устроив локоть на подоконнике, а пальцами другой руки удерживая стакан. От сигареты в пепельнице поднимался струйкой дымок; щебетали птицы, и Винсент, сын шерифа, прижал кромку стакана к губам, возвратившись к главной причине нервозности этим утром: там, на широкой бежевой доске, в черном прямоугольнике, под огромной надписью "разыскивается" на него смотрел самый неуловимый вор Броуденвилля - Гарольд Персиус Дрейк.
Винс нахмурился, покачал головой, оставил стакан на подоконник подле руки и отвернулся.
Даже на черно-белом изображении были явственно видны светлые губы и темный рот, в полуулыбке изогнутый каллиграфической буквой "м" - Дрейк издевательски усмехался, как и всегда. Наверное.
Винсент никогда не был знаком с Гарольдом, никогда не встречался с ним, даже больше - он услышал о нем только вчера, когда им завезли листовки и список разыскиваемых.
Он ослабил узел шейного платка, всматриваясь в нечеткую линию гор у горизонта; сощурился, заметив подле узкой тропы шевеление, моргнул - и видение пропало, будто и не было.
Воровато оглянувшись, он выпрыгнул во двор, звякнув шпорами. Натянул перчатки, кое-как вытащив их из заднего кармана, и пошел по направлению к конюшне - во-первых, нужно было вывести Чарли на прогулку, а, во-вторых, посмотреть, что же это он увидел такое в горах. И, конечно же, несомненным плюсом было то, что его отец все еще спал, а, значит, можно было улизнуть на пару часов без обязательно сопровождавших это действо нотаций.

***

Солнце припекало, обжигая и без того засохшие травинки у тропы, посвистывал ветер, серебрились ленты рек и кружки озер далее, на равнине. Дрейк стоял, злясь сам на себя, и хмурился.
Клер растирал ногу руками и жмурился иногда, когда икру и бедро покалывало, а затылок уж очень сильно напекало. Гарри издергался весь - мало ли, вдруг у этого иноземца растяжение или перелом? Кто же знал, что это чудо самостоятельно ни разу не было в горах и спотыкалось поэтому на каждом шагу?
И, главное, поначалу умалчивал. Хромал, отворачивался, теребил края повязок, но никоим образом не дал знать, что с ногой не все в порядке.
И сидел сейчас несчастней некуда, прятал взгляд снова, боялся, что Гарольд разозлится, и готов был уже идти сам, только бы не доставлять неудобств, как недавно пояснил жестами кое-как.
Гарри присел напротив мальчишки и тяжело вздохнул - перевязать нечем, промыть царапину тоже - фляга ухнула в ущелье, когда Дрейк бедром зацепился за каменистый уступ. Дрейк поджал губы, провел ладонью по светлому ежику волос и запрокинул голову, разминая шею. Тем временем Клер, рукой подтянув больную ногу к себе, силился подняться. Из раны засочилась струйка крови - треснула корочка.
- Тихо, - округляя полные губы, произнес Гарри, глядя в глаза пареньку, и рукой накрыл царапину. Клера ощутимо тряхнуло, он беззвучно открывал в изумлении рот, пока широкая ладонь Дрейка пребывала на его бедре, зажимая царапину и прижимая самого Клера к песку, на котором он сидел.
Связанные шейным платком кинжалы поместились в сумке, и Гарри пришлось отдирать низ рубахи, чтобы кое-как накрыть затылок Клера. Смоляные волосы нагрелись жутко, обжигая чувствительные подушечки пальцев вора не хуже огнестрельного оружия.
Сквозь шлепки камешков о песок и скалы послышалось цоканье.
- Цепляйся. Ну же! - почти прошипел, растягивая по-прежнему гласные звуки, Гарольд, и рукой подхватил под попу Клера. Тот, весь красный от жары и смущения, потянувшийся было к задравшимся повязкам, вцепился вместо этого в сильное плечо перед его носом. Его снова тряхнуло, теперь уже от того, что Гарольд, перепрыгнув валун, упал вместе с ним за засохший куст, с которого облетали редкие колючки. Сумку он положил Клеру на колени, прижал его к горячему камню спиной и впечатал ладонь в узкую грудь, сминая звенящие амулеты. Цоканье становилось все громче и отчетливей.
Клер проморгался от песка, взметнувшегося на месте прыжка столбом и потащившегося за ними, и закусил губу, темную, в цвет кожи, с коричневатым контуром. Его зеленые глаза были теперь сощурены, крылья тоненького, длинного носа в страхе раздувались.
Вторая рука Гарри обвилась вокруг тонкой талии и успокаивающе поглаживала выпирающую косточку над повязками, услужливо одернутыми.
Винсент Тернер выехал на маленькую площадку, натянув поводья, остановился и прислушался, надвигая на затылок шляпу. Отросшие кудряшки щекотали уши. Сын шерифа ерзал привлекательной задницей по темному седлу и присматривался, то и дело облизываясь от жары.
Гарри наклонился, чтобы получше рассмотреть его, провез сумкой по ране на ноге Клера, отчего тот дернулся, ударился затылком о камень и зашипел. Затем зажмурился и задрожал, испуганный. Гарольд же только крепче сжал ремень сумки и поднялся, закрывая собой Клера, когда к ним, во все глаза рассматривая "мужчину с картинки", подъехал на напоминавшем пони коне Чарли Винс, задирая подбородок.
- Так-так, - сказал он надменно, хотя внутри от волнения все звенело подобно натянутой струне. - Гарольд Персиус Дрейк, - было произнесено утвердительно и даже как-то обвиняюще.
Гарри только усмехнулся, двинул бедром, пальцами накрывая ручку кинжала на ремне. Он тоже сощурился столь же надменно и ухмыльнулся.
Винс поплыл. Глаза залил пот, и он оттер его платком. Искусанные губы изогнулись, подрагивая. Ему в голову пришла удивительная по своей глупости мысль.
- Внизу у шахт патруль. При входе в деревню, - сообщил он осторожно. - Есть обходной путь за карьером.
Гарри дернул плечом, морща породистый нос. Нашивка в виде звезды шерифа на кармашке рубахи Винса заставила его подобраться и шагнуть назад, к Клеру. Тернер же втихую пожирал глазами стройное поджарое тело и чуть ли не облизывался на широкие плечи и внушительные ладони.
- С чего бы нам тебе доверять? - наконец открыл рот Гарри, очаровав Винсента с первого же звука. Тернер не придал значения ни акценту, ни шипению, в то время как Гарольд поначалу скривился от звуков его голоса - в горле запершило как от патоки.
Клер пальчиками вцепился в штанину Гарри. Ногу жгло, было больно и страшно, а еще жарко, отчего перед глазами все плыло волнами.
- Клянусь честью, я вас не обману, - с чувством изрек Винсент, вытянув шею, откинувшись в седле как можно изящнее. Дрейк же не заметил этого, всецело поглощенный мыслями о Клере, чьи пальчики грозили оставить синяки на голени. Гарольд только кивнул, предупреждающе проведя пальцем по горлу, и подхватил Клера на руки, кивнув на коня Винсента.
Тернер сощурился и поджал губы, устраивая у себя на коленях незнакомца.
Он сопел недовольно все то время, когда Чарли неспешным шагом передвигался, едва переставлял копыта и то и дело останавливался, чтобы отщипнуть травы. Чарли похрапывал и оборачивался, грозясь укусить хозяина за коленку, но Тернер только оборачивал вокруг запястья поводья и оглядывался то и дело на шедшего за ними Гарольда, посмотреть, как тот, крадучись, по привычке пригибаясь вперед, передвигался бесшумно, даже не поднимая пыли.
Впереди замелькали разноцветные крыши, с узкой горной площадки, лежавшей ниже, была видна растекшаяся по ущелью деревенька, люди, маленькими точками перебегающие с места на место, как хлопотливые муравьи.
Чарли остановился, и Гарри шлепнул коня по заду, продолжая шаг. Клер на руках у Винсента вздыхал то и дело при каждом неосторожном движении и с любопытством рассматривал все, что попадалось на пути.
- Остановитесь у меня, я довезу до заднего двора, - тем временем сообщил поравнявшемуся снова с ними Гарри Винсент. - Там мало кто бродит, подниметесь через черный ход к моей комнате: резная дверь за аркой. И сидите там пока.
- Мне нужно в другую деревню, - сообщил насупленный Гарольд мужчине и пригнулся, когда птица, снижаясь, пролетела неподалеку.
- Подождете, и я выведу вас из этой, - смиренно отозвался Винсент, и Гарри поморщился от его сладкого, словно вязкий ирис, голоса.
- Парня нужно перевязать. - Отрезал Дрейк командным тоном и взялся за поводья у лошадиной морды. Клер посмотрел на него, чуть свесившись, Винс, подумав, что тот падает, вздернул нраррца на место, заставив его зашипеть от боли.

***

Броуденвилль, купаясь в лучах заходившего солнца, медленно засыпал: исчезали люди с улиц, гремя, повозки проносились по площади, отвозимые уставшими от жары лошадьми в низкие деревянные строения.
Зажигались огоньки тут и там, и, если бы Гарри теперь глянул на город сверху, он бы увидел целое озеро звезд под своими ногами.
Энни хлопотала у зеленоватого котелка, что-то подмешивала туда, резала полосками траву, широкую, рыжего цвета. Севиль Маркус Тернер поправил седую прядку волос, почесал аккуратным ногтем бородку и развалился в кресле вальяжно в ожидании заказа. Его мальчик говорил о чем-то сегодня утром, и отец сам зашел для него в маленькое подобие аптеки под вывеской с изображением клевера на потемневшем плотном картоне.
Красавица Энни увела его в комнаты за магазинчиком, оставив за прилавком мальчишку.
Пруденс злился на девушку, вынужденный терпеть сальные шуточки посетителей, желавших позабавиться с милым белокурым ангелочком, который сердился, мило оттопыривая нижнюю губку идеального розового оттенка.
Прю недовольно щурился и скалил зубки подобно зверьку, когда отворачивался, чтобы достать очередной отвар или мазь, или украшенную листьями и цветами твердую массажную плитку.
Поэтому, отвернувшись, МакКлайм подскочил на месте, когда от посетителей, разбежавшихся, не осталось ни звука, а звонкий сладкий голос сына шерифа громогласно проорал на все маленькое помещение:
- Повязки и притирки. Живо! - Винс нетерпеливо переминался с носка на пятку, думая об оставленных в его комнате Гарольде и Клере.
Мальчик послушно наклонил голову и кинулся исполнять.
МакКлайм дернулся во второй раз, когда, звеня шпорами, заявился сам Дрейк под смешки Энни у него за спиной, одаренной щедро комплиментами. Винсент только скрипнул зубами и поморщился.
Гарольд же бросил на прилавок золотые кругляши, стянул сам с полки нужное, улыбнулся Энни и вышел.
Пруденс, не сообразивший даже, кто это был, сдул с глаз челку, нахмурился и принялся пересчитывать монеты, а Винс, сердито сопя, думал о ненормальном идиоте, только что прошедшем по всей деревне, где пестрели листовки с его фотографиями.
Магия давалась Гарри нелегко, но стянутый у Клера амулет исправно делал свое дело.

***

- Все хорошо. Мне нужно перевязать тебя, - Дрейк опустился на колени перед Клером, жавшемся в угол на узкой кровати. - Ну же, не бойся, больно не будет. Ты промыл?
Клер только кивнул и задрал на бедре повязку - царапина, оказывается, тянулась еще выше, и Гарольд чертыхнулся.
- Ну ты совсем... - Клер недоумевающе посмотрел на мужчину, пока тот, ворча, наносил пахнувшую мятой смесь на ранку. - Вот кто тебя неволил говорить? А... ай. Хотя бы остановиться попросил, пока коньяк был, - пальцы ловко втирали мазь, а затем Гарри обернул бинтом все бедро до колена и завязал аккуратный узел. - Ходи теперь так. Да и еще этот...
"Этот" не замедлил появиться. Со свирепым выражением лица, в расстегнутой рубахе и все еще оглушенный отцовским чмоком в ухо, Винсент навис над Гарольдом и насупился грозно.
Клер не выдержал и нервно рассмеялся, икая и прижимая ладошки к груди.
Гарри погладил острую коленку и чуть сжал, успокаивая, будто бы не замечая ревнивого взгляда Винсента.
- Ты что себе позволяешь? - спросил тот незамедлительно, вышагивая по комнате.
Гарольд вздернул нос и хмыкнул, поднявшись. Он не собирался отчитываться перед Тернером, он собирался направиться к Энни и хорошо провести вечер. Поэтому он просто отодвинул сына шерифа с дороги и молча вышел.
Губы Винса задрожали, и он плюхнулся на кровать рядом с Клером, отпрянувшим от него.
- Да что ж это такое? - страдальчески протянул Винсент и упал в подушку затылком.
В это время Севиль растирал под краном полоски травы, напевая что-то себе под нос, а рядом с аптекой Пруденс, по просьбе Энни вышедший на улице, дожидался, как оказалось четвертью часа позднее, того самого мужчину, забравшего повязки вместо Винсента. Прю злился, сверкал глазищами и недовольно сопел, видя, что и Гарри злится тоже. Пруденс МакКлайм вдруг испуганно зажал себе рот рукой. Гарольд Дрейк! Вот чего испугалась Энни!
Он только собрался позвать на помощь, как Гарри, тут же сообразивший, что к чему, утащил мальчишку за собой.
Винсент и глазом моргнуть не успел, как их стало четверо в одной комнате. Прю с интересом разглядывал парня перед собой - смуглого, темноволосого, а Клер краснел под его взглядом и отводил глаза.
- Это уже переходит всякие границы! - начал Винсент. - Тебя мало того, что узнали: Энни обязательно донесет отцу, а он уж позаботится о том, чтобы из этого города ты уже не уехал! Можешь поверить, все выходы отсюда уже охраняются, и странно, что тебя не поймали еще на улице. Бабник! Еще и мальчишку сюда приволок! - презрительно и зло бросил Тернер и сощурился, чуть подавшись вперед и сжав кулаки.
- Не твое дело, - отрезал Гарри и отвернулся к окну.
- Ах, не мое! - Винс за плечо развернул мужчину к себе и замахнулся уже, но зашипел и отдернул руку от полетевшего прямо к ладони резного амулета Клера. Тот стоял посреди комнаты и явно злился тоже, сопя сердито. Сначала он так же осуждающе посмотрел на Гарри, потом на Винса, разозлившись, а после залепил обоим по пощечине и сел.
Гарри отошел первым. Он рассмеялся тихонечко, прижимая ладонь к щеке, покрасневшей и горячей.
Винсент сердился, а Прю хихикал тоже и украдкой пожал узкую ладошку паренька дружески.
"Нам следует уйти" - губами выдал Гарольду Клер умоляюще. Он все еще недоумевал, почему же Энни узнала Гарри, хотя тот и был при амулете. Или узнал его как раз таки Прю, а Энни лишь испугалась неизвестно чего? Сидит же себе спокойно Севиль в соседней практически комнате и знать не знает о наличии преступника в собственном доме.
- Он говорит, что нужно уходить, - озвучил Клера Пруденс и зарделся в смущении от теплого взгляда Гарри, направленного на него, когда тот услышал звонкий, мелодичный голосок. Винсент тут же неприязненно посмотрел на МакКлайма и уважительно - на Клера.
Клер же оглядел Винса немного неприязненно, так смотрят на ребенка, который не может додуматься до очевидного. И сам же, заправив прядь смоляных волос за изящное ушко, погрустнел, бросив короткий взгляд на своего спасителя. Сережки звякнули, Клер мило улыбнулся поддержавшему его Пруденсу. МакКлайм заговорщически парню подмигнул и вынул из ворота рубашки амулет с кошачьим глазом; Клер вспыхнул и рассмеялся, ладошкой зажимая рот - все-таки он был прав, это именно Прю узнал Гарри. Гарри догадался тоже и насупился, почесав кончик носа. Вот так Энни.
Тернер тем временем уже собирал вещи и оружие в сумку, носясь по комнате и заглядывая во всевозможные места.
- Я знаю один путь, - начал Гарри тихо, усаживаясь рядом с Клером и потирая горящую щеку. - Через горы, к другому поселению. У озер.
В мыслях у Дрейка были не только кинжалы и заказчик, которого, как он помнил, звали Ал Дженкинс, а еще и Клер, которого стоило увести отсюда подальше. Глядя на суетящегося Винсента, Гарри раздумывал, как бы так ненавязчиво сунуть кошелек в лапки Прю и отправить того за провиантом в деревню. И за шкурами для палаток. И за кремнем.
Кажется, Дрейк выдал это вслух, поскольку Пруденс покладисто кивнул, встал, снял кошелек с ремня и вылез в окно к конюшне. Винсент только сердито надулся и сжал кулаки.
Клер взял со столика Винсента зеркальце и пальцами стер остатки краски с глаз. Их уже не щипало, но все равно больно было, хотелось спать. За окном мерцало заходящее солнце, багряно-красное. Было тепло и немного непривычно от тугого бинта на ноге, двусмысленных взглядов Винсента и одобряющих - Гарри. Кто бы мог подумать, что сам Гарольд Персиус Дрейк мог смотреть на кого-либо с такой теплотой? Судя по его взглядам, Клер перешел для него в ранг чего-то вроде зверушки, случайно подстреленной на охоте, и даже Винсу стало жаль парня, с восхищением посматривавшего на мужчину.
Клер щурил зеленые глазищи и жаждал поговорить с Пруденсом - тот ведь знал язык жестов. Он перевязал шнуровку на повязках, поправил все ленточки и цепочки и был готов к отбытию, сидел, поджав коленки.
Гарольд застегнул ремень поперек груди, потер затылок и втащил маленького, с округлыми женственными бедрами и хрупкого МакКлайма в комнату. Прю огляделся и подмигнул всем с улыбкой.
- Я все привязал к коню. Который пони, - хихикнул он в кулак, а Винсент побагровел, насупившись. - А как тебя зовут? - он взял Клера за руку, рассматривая браслетики с висячими фигурками животных из цветных металлов на них.
"Клер" - вывел свое имя парень смуглым пальцем на тоненьком светлом предплечье.
- А я Прю! - Пруденс заулыбался и заключил нового знакомого в объятия, - здорово ты их, - зашептал он в ушко, губами касаясь золотой серьги, - ты мне нравишься, - бесхитростно заявил он и улыбнулся еще раз. Клер изумленно заморгал, заставив Гарольда рассмеяться, что повлекло за собой недовольство Винсента, уже выглядывавшего в коридор.
- Я проведу вас, - с чувством собственной значимости заговорил он и сложил на груди руки, поежившись. - Вам нужна еще одна лошадь, Гарри, - фамильярно обратился он к мужчине, сдерживая внутреннюю дрожь, - бери любую.
- Да ты что, - Гарольд усмехнулся, сощурился и вышел, крадучись, хмыкнув в сторону Винсента.

***

Костер трещал подобно огню в камине Севиля, благоухавшего купленными для Винсента травами. Он сдул с такого же, каким он одарил сына, носа седую прядку и потеребил пальцем звезду на рубахе. Коня в стойле не было, видно, сын снова убежал на свою прогулку. И задержался. Винсенту нравилось бродить в горах, когда ему никто не может помешать мечтать или что он там еще любил делать. Севиль усмехнулся и поворошил угли.
В комнате сына вещи были разбросаны по всему полу. На подоконнике стоял одинокий стакан, на доске напротив висели листовки, такие же, как и далее по коридору, в помещении с маленькой железной клетью, подобием сельской тюрьмы. Севиль Маркус Тернер ожидал приезда из города еще одного шерифа, дабы тот увез воришку, калачиком свернувшегося на полу клети. Севиль прошел туда, остановился перед дверцей и отпер ее, воровато оглядываясь. Затем отошел в сторону, довольно громко звякнул ключами и удалился. Пусть думает, что старый дурак перепутал и повернул ключ не в ту сторону.
Тучи сгустились, звезд уже не было видно, где-то вдалеке, в горах, тянулись книзу ниточки грозы, и Севиль, сложив вместе ладони и прижав пальцы к губам, осмотрел еще раз комнату сына и пожелал удачи в очередном его путешествии. Надвигалась гроза, уже громыхало, и шериф Тернер затворил окно, направился в собственную спальню, убрав перед этим бардак в комнате Винсента.

***

- Будет гроза, - Пруденс, натянувший на колышек угол одной из палаток, поежился и передернул плечами. В ответ загремело, и по натянутой коже забарабанили капли, большие и круглые.
Клер умылся дождевой водой кое-как, набрав ее в ладошки, и его тут же утянул в уже поставленную палатку Гарри, после поспешно Дрейк вытащил из воды полоскавшийся там почерневший платок, и шмыгнул к Клеру, уже промокший.
Винсент помог Пруденсу поставить вторую, подтолкнул в направлении входа, а сам побежал к лошадям: увести под деревья и привязать покрепче. Ветер выл, ветви вместе с деревьями качались и скрипели.
Группа успела уйти далеко от поселения, подобравшись к самому перевалу, но нога Клера распухла, и даже на лошади, прижатый к Гарольду, он жмурился от боли и сопел, поджимая больную конечность руками.
Костер зашипел и погас, стало прохладно.
Винсент завел руки за голову и с ленцой посмотрел на Пруденса, кутающегося в шерстяной плащ. Тот глянул в прищуренные голубые глаза и смутился.
- Чего? - буркнул мальчик сердито и сел, замотанный по самые глаза. Голос его звучал глухо, Винсент пальцами убрал намокшую челку с высокого лба и хихикнул про себя, глядя, как Прю смаргивает холодные капли с ресниц.
- А они там сейчас... - Винсент неопределенно махнул ладонью и кивнул в сторону второй палатки.
Прю недоуменно округлил красивые глаза.
- Эх! - Тернер повернулся на бок, лицом к Прю. - Иди уже сюда, замерз же.
Пруденс прикрыл глаза, вздохнул и привалился к теплому боку, свернувшись в компактный клубочек. Руки Винса обвились вокруг маленького тельца, и МакКлайм тут же сонно засопел, постепенно согреваясь. Винсент положил подбородок на пушистую и влажную от дождя макушку и зажмурился, прислушавшись к шуму капель.
- Потом мы выйдем к озеру, - услышал он сквозь дрему голос Гарри. Но затем ветер завыл громче, и слова мужчины потонули в свистящем потоке.
Клер же, все прекрасно слышавший, устроил голову на жестком плече и моргал, внимательно слушая.
- И окажемся в другом поселении, где вашего племени знать не знают. Хорошо, что ты понравился этому Прю, - Гарольд улыбнулся. - Такие стекляшки он явно оттуда привез, значит, знает город хоть немного. И, во-вторых, будет с кем поговорить, - он тронул ладошку и погладил ее, Клер наморщил нос от щекотки. - Я совсем не знаю твоего языка, прости. Хорошо хоть ты меня понимаешь.
Клер отвел глаза и дернул плечиком. Гарольд поправил на нем накидку: ветер задувал в щели между шкурами, капли попадались тоже, поэтому он попросту прижал беззвучно пискнувшего паренька к себе и принялся растирать кожу под одеялом в попытке согреть.
За спиной его лежали теплые кинжалы, слышалось ржание Чарли и второго коня, вторившего ему.
Все стихало столь же быстро, сколь и начиналось, гроза проходила дальше, оставляя шипящий ветер и лужи подле палаток, куда, проснувшись поутру, угодил ногою Клер, вйдя на поляну.
Он подпрыгнул, босой, насупился и уже осторожней, протирая глаза, направился к берегу, на ходу развязывая стяжки повязок. Пруденс высунул нос тоже и с немым восхищением смотрел на высокого по сравнению с ним Клера, его идеальную осанку и стройные ноги, линию позвоночника и точеные плечи. Он распахнул рот, увидев красного дракончика на копчике, шипастым хвостом обвивавшего ягодицу.
Клер тем временем потянулся, поднявшись на носочки, и шагнул в воду, оказавшись в ней по пояс и тут же затрясшись от холода. Он разогнал руками листики, упавшие с дерева, и нырнул, вылез, отфыркиваясь и растирая кожу. Лицевые мышцы сводило, он быстро затянул на себе повязки, проверил амулеты и взъерошил волосы в попытке высушить.
Парень дернулся, упал и проехался задом по мокрой траве у воды, когда Прю с улыбкой положил ему на плечи пушистое полотонце, сам же повторил тот же трюк с купанием.
Затем из палатки вышел зевающий Винсент, а из-за деревьев - Гарольд, несший охапку толстых веток.
- Тебе как спалось? - Прю нарезал яблоко на ладони и протянул его Клеру, заразительно улыбаясь.
Клер пожал плечами и положил в рот кусочек, пережевывая. Посмотрел на Пруденса, затем стрельнул глазами в сторону Гарри. Прю понимающе кивнул с серьезным видом.
- А я мерз всю ночь, - пожаловался МакКлайм и тоже прожевал кусочек яблока. - Винсент проснулся после грозы, отполз и рылся в своей сумке, - Пруденс наморщил носик и поправил легшие красивой волной на плечи волосы.
Клер стянул веточку из вороха для костра, который сейчас разводил Гарольд, нарисовал на земле перед ним руну-глаз, цветок. Задумчиво покусал губы и вдруг наклонил голову к плечу Пруденса, заглядывая к нему в сумку.
Прю улыбнулся и вынул зеркальце, протянул его пареньку. Затем положил руку Клеру на забинтованное бедро.
- Зря намочил, мазь рассосется. И ночь с повязкой спал... хочешь, я перевяжу? - он порылся в своей сумке и вынул бинты и склянки, поставил это все на плоский камешек, будто бы предназначенный для такого использования.
Ровные длинные ногти Клера подцепили узелок бинта, и вскоре тот белой змеей свился у его ноги, а Клер шипел от нагревшейся в руках Пруденса мази. Ранка зарубцевалась и уже не выглядела такой пугающей, нога не болела, осмотренная Прю. МакКлайм сказал, что перелома, как и вывиха, нет, и можно ходить спокойно.
От костра стало тепло. Дрейк, улыбнувшись сидевшим в траве Клеру и Прю, разделся и пошел в воду тоже, провожаемый жадным взглядом Винсента. Тернер подобрал одеяло и замотал в рулон шкуры и кожу, подошел с шерстью к Клеру.
- Поднимитесь, постелю. Холодно, двигайтесь к костру, - тихо сказал он, опустив голову. Пруденс и Клер поднялись. Парень перехватил одеяло, а МакКлайм, сжалившись, вытащил откуда-то гребень и сунул его в руки Винсу, чьи волосы торчали, кудрявые, в разные стороны, и то и дело лезли в глаза.
- Севиль волноваться будет, - проронил мальчишка, посматривая на разлегшегося посреди покрывала бесстыдно Клера.
- У него и так дел масса, - бросил Винс отрывисто, зачесал волосы назад и пошел к воде. - Искупаюсь.
Гарольд проводил белую задницу рассеянным взглядом и подвинул Клера, тоже усаживаясь к огню. Достал карту и тряхнул ею, расстилая у ног. Пруденс чихнул, и Клер ногой притянул его в теплые объятия. Винс отчего-то злился.

***

После грозы, когда солнце взошло и встало посреди небосвода, было одуряюще жарко. Пруденс, который, прибыв вместе с остальными в город, тут же помчался на знакомую площадь, разложил свои склянки на грубо сколоченном деревянном столике у аптеки, подобной той, что осталась позади, в Броуденвилле. Он то и дело протирал лоб, с которого катились соленые капли, и дул на разогретые ладони.
- Глазные капли, - человек стянул платок с губ на шею и сверкнул желтыми глазами, выделявшимися на лице, бледном и скуластом. Тонкие губы сжались в полоску, белые брови сползлись к переносице, а прядка выгоревших алых волос из низкого хвоста у шеи зацепилась за одну из сережек-колец. Родинка над губой была, вероятно, замазана ранее, как и веснушки, но теперь от жары крем поплыл, и крохотные пятнышки делали суровое лицо незнакомца более приятным.
МакКлайм только улыбнулся и выставил целую батарею разноцветных склянок. Хотел было что-то сказать, но только захлопнул рот, когда рыжеволосый, подобно Гарри, бросил пару монет и взял нужную бутылочку, натянул платок на лицо, нахлобучил на голову шляпу и удалился.
Пруденс заморгал часто и брызнул себе в лицо водой из ковшика.
Гарольд шел, завязав лицо практически полностью. Мешочек с деньгами был увесист, а золото блестело едва ли не ярче желтых глаз Алекса Дженкинса, увидевшего ритуальные клинки нраррцев.
Его рыжие короткие волосы вились как у Винса, только были острижены короче. Да еще он постоянно щурил больные глаза и облизывал крупную коричневую родинку над верхней губой. Ал не знал куда деть руки во время разговора, когда просил Гарри украсть еще одну вещицу - керамический медальон. Сказал: семейная ценность, обязал Дрейка найти ее до отбытия Дженкинса в Броуденвилль. Гарольд согласился, просто кивнув, и вышел.
И шел теперь, постукивая каблуками по камню под ногами. Эта деревенька была гораздо больше предыдущей, почти город. Гарри ежился как от озноба, когда видел свое лицо на листовках, расклеенных тут и там.
Клер и Винс ждали его с лошадьми у входа в город, тогда как Прю уже разложил и вещи, и товары. Решено было снять номер в гостинице, но Гарольд же заметил, что не вызовут они подозрений только в том случае, если будут выглядеть путешествующими парами, а не группой подозрительного вида мужчин. Да еще и с сынком шерифа. Винс на это поморщился и сам предложил Гарри трюк с переодеванием.
Теперь же Дрейк стоял в маленьком помещении и злорадно ухмылялся, рассматривая ряды дамских платьев, попутно кокетничая с девушкой, кидавшей в его сторону многозначительные взгляды.

***

На входе в деревню, где вместе с лошадьми остановились ожидавшие его путники, Гарри притормозил, очень уж медленно огибая высокое деревянное ограждение и проходя почему-то к Винсенту и останавливаясь перед ним.
Перед лицом Тернера Гарольд издевательски медленно развернул свернутое в рулон платье с оборочками и протянул на вытянутых руках. Платье Клера было аккуратно положено на камень.
- Я это не надену! - категорично заявил Винсент, а Клер уже повернулся к пришедшему их встречать Прю спиной, молчаливо прося помочь завязать шнуровку корсета на спине.
Парень стоял босиком на горячем песке, мурлыча, топтался на месте и подкрашивал зеленые кошачьи глаза, поправлял перед зеркальцем волосы и не замечал восхищенных вздохов Винсента.
Тернер был взбешен своим внешним видом. Выглядел он не просто ужасно, а еще и до ужаса непристойно в обтягивающем ладную задницу и тонкую талию цветастом платье. Гарри вплел сопротивляющемуся Винсу в волосы цветок, и мужчина только прикрыл глаза ладонью, качая головой. Слов не хватало, как он хотел стереть это самодовольное выражение с лица Дрейка!
Пруденс, закончив с Клером и передав его с рук на руки Гарри, подошел к Винсенту и успокаивающе коснулся его плеча маленькой ладошкой.
- Это же просто маскарад на пару дней, потерпи. Они побудут здесь еще и поедут дальше, ну, чего ты? - в глазах паренька плескалась искренняя забота и ни грамма насмешки.
- Доверяю тебе лошадь, - Винс отвернулся, однако же улыбнулся МакКлайму в ответ благодарно. И посматривал теперь на такого Красивого Клера.
Гарольд дернул поводья, и лошадь, в гриву которой вцепился парень в платье, медленно потащилась к воротам.
Мимо них сновали туда-сюда люди, разглядывая отчего-то Клера пристально, и отворачивались с выражением явного недовольства на лицах. Дамы морщили носы при виде серег, толкали зазевавшихся мужчин локтями и отмечали странные для девушки линию подбородка и ширину ладоней. Повозки, груженные овощами, медленно проплывали мимо, лошади косили на своих собратьев и трясли головой, оглушительно фыркая.
Все четверо пересекли главную площадь с огромным фонтаном посередине, из которого била прозрачная вода, и направились к высокому, выше, чем все остальные, зданию, бывшему, судя по всему, гостиницей. За дверьми раздавалось нестройное пьяное пение, звенели кружки и гремела музыка, в окна видно было пушистые платья танцовщиц, отплясывающих в зале.
Хозяин только что не облизывался на Винсента, в то время как Клер жался к Гарри, прячась от сальных взглядов посетителей ресторана внизу гостиницы. Пруденс привязывал лошадей в стойле, а Гарри отсчитывал монеты, удивляясь тому, как мало их у него осталось, несмотря на плату за исполненный заказ. И если б он только знал, где искать следующую вещичку, все было бы гораздо проще.
Кроватей было две.
На полу, с загнутым углом, валялся пыльный ковер, окошко было занавешено заштопанными шторами голубого выцветшего цвета. Цветок на окне засох, а за окном видно было огороженное подобие сада, заросшего кустарником с крупными желтыми ягодами. Винсент тут же бросился в ванную комнату - смывать надоевший и неприятный ему макияж, дорожную грязь и пыль, а Клер только подправил карандашную линию вокруг губ и стянул неудобное платье. У Гарольда перехватило дыхание, и он поспешил отвернуться.
Пруденс прикрыл за собой дверь и закрыл ее на выданный хозяином ключ. Достал из необъятной сумки еще какие-то склянки и прямо так вошел к Винсенту. Тот смущенно булькнул и погрузился по губы в воду, подтягивая колени к груди.
- Твое любимое масло, - Прю как ни в чем не бывало присел на бортик, тронул воду - горячая - и отдернул руку, зашипев.
- Дай сюда, - буркнул все еще помидорного оттенка не то от жары, не то от смущения Винсент и взял в руки ладошку. Губами обхватил пальчик и лизнул. Теперь зарделся уже Пруденс, смущенный, он отвел глаза и поерзал.
- Что, уже не Гарольд и даже не Клер? - произнес он язвительно, отворачиваясь.
- Глупый, - Винс отвел глаза, посмотрев на плитку с изображениями странных водорослей на голубом фоне. МакКлайм обиделся и фыркнул, выливая под струю воды мгновенно пенящееся масло. Кожа тут же стала гладкой и липкой, маслянистой. - Это все несерьезно же, - обронил Тернер и очаровательно улыбнулся. - А у нас по-дружески.
Пруденс вдруг побагровел, отдернул руку, вскочил и выбежал, хлопнув дверью.
Винс булькнул, потеребил волосы, намокшие и ставшие жесткими и без удовольствия вдохнул любимый аромат цитрусовых. Было слышно, как Прю преувеличенно весело зовет Клера с собой на задний дворик, так, даже без платья, в котором парню было жарко и неудобно, а Гарри ворчит, вынужденный остаться в пыльном и душном помещении в полном одиночестве.
Винсент запутался окончательно и повернул кран, выключив воду. Поднялся, вздохнул и принялся с какой-то злостью натирать свое тело мочалкой, оставляя красные горящие полосы. Было обидно непонятно почему, даже сильнее, чем когда мальчишка ударил его по щеке, приводя в себя, и когда Гарри так обходительно обращался с Клером и шутил когда издевательски. Обида в глазах Пруденса была, по всей видимости, еще острей, и Винс сам на себя разозлился.

***

Алу было нестерпимо жарко тоже, он только покосился лениво на белокурого ангелочка, смотревшего на него с каким-то подозрительным изумлением.
Пекло невыносимо, после встречи с Дрейком Ал рассчитывал прогуляться хоть немного по деревеньке, развеяться, а вместо этого тащил свою задницу за выпивкой для хозяина комнаты. Когда он зашел в темное помещение, выходить не обратно не хотелось, и он лениво перебирал ногами, насовывая на глаза шляпу.
Энди Элиот Дженкинс смотрел на рыжеволосого парня, вышедшего из салуна неторопливой походкой и протиравшего кулаками больные глаза.
Мужчина, поправив хвост, покосился на брата и скрылся за углом дома, прижав к себе мешок. Небо было кристально чистое, без единого облачка. Вдалеке виднелись горы, горячий песок за чертой деревни был горяч даже на вид.
Конь спотыкался о коренья и камни, когда Энди слишком сильно натягивал поводья и пришпоривал его, уносясь прочь от города. Алекс сказал, он собирается обратно в Броуденвилль, - Энди сжал на груди керамическое расписное сердечко, - что ж, их встреча произойдет гораздо раньше, чем он ожидал.
Пусть побегает со своими дружками в поисках Дженкинса. Да еще и Винсент... вот и сынок шерифа - забавно.
Пускай это все еще задержит тебя ненадолго, прежде чем ты, не выдержав, отправишься вместе с ними за мной, братишка.

***

Толстый рыжий кот облизнул лапу, которой прежде тронул ржавчину на куске дырявой трубы, что валялась за сараем. Он дернул хвостом, щуря зеленые глазищи, и подставил морду солнцу, шевеля усами.
Ветер теребил завязки кожаных поясков на цветных юбках из того же материала, перья на круглом амулете; иногда перо щекотало подбородок, и Клер фыркал, лениво царапая короткими ногтями шею. Голова его лежала в тени широкого дерева, ноги, согнутые в коленях и раздвинутые, блестели на солнце. На кота смотрели точь-в-точь такие же, как и у него самого, глаза, кот мяукнул что-то и зажмурился, лениво облизывая свой нос.
Прю хихикнул, поднимая голову от блестящей розовой склянки, что удерживал скользкими от масла пальцами; стекляшка покачивалась и крутилась, но в песок не падала, донышком касаясь круглой коленки МакКлайма. Он задумчиво посмотрел сквозь нее на солнце, взбалтывая; вязкая субстанция вспенилась, искрясь. Кот хмыкнул и уполз в тень, прихрамывая на заднюю левую лапу.
Клер выплюнул травинку, задумчиво жуя губы и столь же задумчиво уставившись на пресловутую склянку. Губы потемнели, он свел с легким хлопком колени и так же легко поднялся, высматривая за трубой кувшин.
Грустный вздох Пруденса сопровождало шипение рыжего кота, который, дернув единственным уцелевшим ухом, сосредоточенно вылизывал хвост, на который Клер случайно оперся коленом.
"Не получается?" - жестами спросил у мальчика Клер, коленом коснувшись его бока.
- Не получается, - грустно согласился Пруденс, ногтем щелкая по колбе. Он лег в траву за спиной и поморщился, дернув плечами.
Ладонь Клера, холодная от соприкосновения с кувшином, легла на щеку Прю.
МакКлайм благодарно мурлыкнул, подаваясь вперед и потираясь об эту ладонь довольно. Он проследил за котом, который, шевеля усами, отлавливал в траве солнечный зайчик от амулета Клера.
"Это связано с Винсентом" - скорее утвердительно, судя по выражению красивого лица, сказал Пруденсу Клер и провел пальцем по изогнутой брови.
МакКлайм кивнул и погрустнел.
- Винс дурак, - сообщил Прю и насупился от щекотки. Поймал пальцами запястье Клера и переплел пальцы с другими, смуглыми, с выпирающими суставами. Стало как-то сразу спокойнее и даже теплее, несмотря на то, что оба лежали теперь под палящим солнцем.
Клер развернулся и, нависнув над Пруденсом, сложил руки у того на груди, устроил на них подбородок и улыбнулся светлыми губами. Прю облизнулся. - А Гарри ужасно недогадлив. - Сообщил он зачем-то Клеру и прищурился, разглядывая темную подводку и пушистые ресницы. - Ты красивый, - вышло завистливо, - Тернер на тебя так смотрел.
Клер опешил и заморгал изумленно.
Он провел пальцами другой руки по сливочной щечке, заполз практически на теплого Пруденса и горлом мурлыкнул. "Ты тоже очень красивый".
Гарольд хмыкнул, посмотрев на оголившиеся бедра Клера, и поправил занавеску. Хорошо, что только их окна с балкончиком выходили на дворик, иначе сразу стало бы ясно, что за "девушка" с ними живет.
Винсент, хмурый и красный, весь в пару, вышел из ванной в одном пушистом полотенце неопределенных оттенков. Он посмотрел туда же, куда и Гарри, и нахмурился еще суровей, сжал зубы так, что заходили желваки, сцепил пальцы и засопел.
Гарольд мысленно хмыкнул, не решаясь хоть как-то это комментировать, и смотрел лениво на спешно одевающегося Тернера.
Тем временем Клер, с любопытством проведя пальчиком по полной нижней губе МакКлайма, хитро на того глянул.
- Ты хочешь научиться поцелую? - изумленно сказал Пруденс, морща нос. Клер неопределенно повел плечом. - Гарри? - Клер на это только кивнул и отвел взгляд, жутко смутившись. - Хочешь раскрутить его на что-то большее? - зеленые глаза изумленно распахнулись, Клер замотал головой, становясь совсем багровым, и даже поднялся на локтях, отодвигаясь. - Ну-ну, не надо так ре... бояться, - с удивлением произнес Прю и, как дикого кота, погладил горящую щеку друга. Поднялся и легонько чмокнул губы, все еще приоткрытые.
За спиной взвизгнул кот, которому разозленный Винсент, не заметив котяру, наступил на хвост. Кот убежал, обиженный, а Пруденс виновато смотрел на Тернера, в то время как тот сжимал и разжимал кулаки, грозно пыхтя.
- Эй! Кто хочет есть? - донеслось с балкона, и Гарольд помахал им рукой, улыбаясь широко. - Давайте сюда! И оденьтесь, - произнес он одними губами, страшно тараща глаза.
Перепуганный Клер тут же убежал, прихрамывая, кот забился в трубу поглубже, а Винс отвернулся от Прю и ушел за Клером, оставив мальчишку в траве, пристыженного и надувшегося от обиды.

***

Севиль Маркус Тернер поправил перед зеркалом ворот светлой рубахи и забрал седые волосы серебряной заколкой в хвост. За окном темнело, но нужно было отконвоировать очередного пойманного на горячем нраррца в соседнюю деревню - люди в горах снова пробрались сюда с целью перерезать всю живность. Становилось прохладно. Винсент не уезжал никогда более чем на пару часов, сейчас же его не было многим больше, да и разгромленная сыном комната заставляла думать отнюдь не о радостных вещах.
Шериф еще раз оглянулся на дом, кивнул напарнику, уже усадившему смуглокожего мужчину в седло своей кобылицы.
Деревня уже засыпала, дома, будто бы картонные, окрашивались в причудливые цвета, вдоль улиц зажигали факелы, от которых тонкими нитками взвивался тяжелый дым к пряничным крышам.
В горах зажглись огоньки костров, пахло сладостями и пылью, и терпкой травой. Севиль пригнулся и пришпорил лошадь, сверкнув холодными голубыми глазами-льдинками. Под копыта лошади бросались мелкие камешки, после грозы ночью дорогу размыло и приходилось скакать по траве, пугая ящериц.
Солнце катилось книзу; за ними закрывались ворота, впереди темнел карьер, справа высились строения подле шахт, дорога вилась, уходя в пшеничного цвета поле, поросшее высокими травами, оно перетекало в лес, где, как знал шериф, тянулась речка от горного озера другой деревни.
Было уже темно и мрачно, и тихо на улицах города, когда ввезли преступника и поместили его в клеть, чуть больше, чем такая же в Броуденвилле.
Шериф Тернер пошатнулся, задетый чьим-то острым плечом - Пруденс побежал далее, хотя, вероятно, Севиль просто обознался. Он протер глаза и зашел в низенький домик с нарисованными бутылями на дверях.
Севиль Маркус Тернер изумленно ахнул, как если бы он увидел сына в этой пивнушке; но нет, на него смотрели столь же изумленные желтые глаза бывшего любовника, который без предупреждения сам хотел приехать к шерифу на правах старого друга.
Ал Элиот Дженкинс отодвинул от себя прилипшего к нему мальчишку и облизнул родинку на губе.

***

После обеда Гарольд, решивший пройтись по окрестностям деревеньки, так и застыл за стволом огромного срубленного дерева.
Прямо перед ним, наклонившись к воде и пачкая высокие ботфорты в послегрозовой грязи, сидел мужчина, очень похожий на Алекса, и пил воду, складывая ковшиком ладони.
Но главное было не это.
Висевший на блестящей цепочке амулет целиком и полностью завладел вниманием Дрейка. Он во все глаза уставился на керамическое изделие, чуть ли не пуская на него слюни, как недавно Винс на самого Гарри. Хотя за обедом, - Дрейк почесал нос - Винсент держался отстраненно, чинно и будто бы неприязненно по отношению к Пруденсу. Гарольд, видевший поцелуй Клера и МакКлайма, был с ним почти что солидарен, но его неприязни и не было вовсе, взгляни он на испуганную и озадаченную мордашку смущенного Клера, смотревшего на него виновато.
Энди зафыркал, отплевываясь от воды, попавшей в нос, и Гарри напрягся.
Тем временем рыжеволосый оттер грязь листком с обуви и погладил пасшуюся рядом серую лошадь по умной морде. Дженкинс огляделся и запрыгнул в седло, покачиваясь в нем, когда животное пошло. Гарольд оглядел палатку, то, что осталось от костра, и мысленно себе кивнул. Значит, мужчина живет именно здесь по неизвестным ему причинам. Энди, не заметив никого, пронесся мимо, в направлении даже города, и Гарри, облазив после поляну и ничего его интересующего не найдя, поплелся обратно.
Винс все так же дулся, как ребенок, на Пруденса. Прю общался с Клером, который знать не знал, куда себя деть.
Пыльная комната становилась еще меньше и даже будто сжалась: настолько невыносимо было тут находиться в предвечернем дыму с улиц.
Гарольд вздохнул и разлегся на одной из двуспальных кроватей.
Клер мигом шмыгнул к нему, лег рядом и свернулся клубочком, трогательно сложив ладошки под щеку. Темнело все быстрее, свет оставлял странные тени на красивом лице Клера, недовольно морщившего нос. Пруденс сел к Клеру под бок, проигнорировав взметнувшиеся брови Винсента, и опустил голову, зевнув.
Гарольд притянул зеленоглазого к себе и засопел ему в макушку, так и забыв о том, что уснул он в одежде.
Тернер потянул Пруденса за руку и кивком головы указал на дверь. На террасе было сыро и холодно, в гостинице шумел ульем народ, спорили о чем-то мужчины, громко вскрикивали женщины при каждой удавшейся партии мужей или любовников или и тех и других сразу.
- Ты это специально? - Винсент явно нервничал, теребил рукав дурацкого платья, которое так и не снял после обеда, чтобы не быть узнанным. - Дразнишь или вовсе ни о чем не думал?
МакКлайм отвернулся, поправив прическу и шмыгнув носом.
- Ты сам сказал - дружеские, - выдавил он гнусаво и наклонил голову так, чтобы волосы полностью скрыли его лицо.
- Ах, сам. - Винсент побагровел и развернулся, зло глядя на Пруденса, сжавшегося под таким взглядом в комок. - Ты! - только и смог выпалить он гневно, чуть ли не рыча от охватившей его злости.
Прю всхлипнул, отвернулся, дрожа, и уже когда Винс хотел было положить ему на плечо руку, понесся по улице, ладонями размазывая по щекам злые слезы.
Тернер подскочил на месте, а затем вприпрыжку кинулся в номер переодеваться. Запыхавшись, вбежал в комнату и завистливо зыркнул на мирно спавших в обнимку Клера и Гарольда. Клер во сне причмокивал губами и только крепче обнимал широкие плечи, обтянутые клетчатой рубахой; Дрейк же, положив тяжелую ладонь на узкую грудь, стиснул костяной амулет.
Взгляд Винсента упал на мешочек с деньгами, и он даже ногой притопнул, попутно стягивая с себя платье. Клер проснулся и сонно моргал, гладя на обычно спокойного Тернера. Тот как-то странно улыбнулся ему и присел, роясь в сундуке под кроватью в поисках рубахи и брюк.
Клер сполз на пол, одергивая повязки и шмыгая носом, едва наступая на болевшую все еще ногу. Он сел напротив Винса и просто улыбнулся ему ободряюще одними губами и протянул руку ладошкой вверх. Тернер нерешительно вложил в это чудо свою, показавшуюся ему большой, ладонь, и пожал легко, другой рукой застегивая светлую легкую рубашку. Клер смутился и прижал руку к груди, очаровательно краснея.
Настроенный решительно, Винс Тернер вскочил и выбежал из комнаты, а после и из гостиницы, никак не ожидая увидеть Пруденса у лошадей, что-то им шепчущего с печальным выражением лица. Лошади всхрапывали и топтались на месте, в то время как сам Прю, казалось, не замечавший ничего вокруг, грустно моргал.
Равно как и Энди, прижавшийся носом к стеклу, не ожидал увидеть брата в компании его бывшего любовника. Смеющийся и улыбающийся ласково Ал болтал ногами и о чем-то мило ворковал, иначе и не скажешь, с седым шерифом.
Севиль гнул губы в улыбке, облизывал их от коньяка и вспомнил про сына вдруг.
Услышав, Ал насупился и опустил голову.
Винсент Тернер был огромной и единственной причиной, по которой Севиль лишил Дженкинса права быть рядом с ним. Винс появился у Севиля тогда, когда шерифу было только шестнадцать, и до тринадцатилетия мальчишки мать забрала того к себе. А заглядывавший изредка к сыну Севиль в свои двадцать пять встретил на дороге юношу немногим старше его прежнего в момент отцовства. Девушка исчезла, оставив Винса, невзлюбившего Ала с первого взгляда, на Севиля.
Между сыном и любовником Севиль выбрал Винсента.

***

Пруденс дрожал от холода, когда на плечи, грея, легли ладони Винса и чуть сжали, обнимая. Острый подбородок устроился на пушистой макушке, а губы прихватили светлую прядку пушистых волос.
Прю потянул носом, развернулся и обнял Тернера в ответ. Тот гладил его по голове успокаивающе и тихо извинялся, смущенно глядя себе в ноги.
Клер проснулся еще раз от скрипнувшей рамы, когда толстый рыжий кот забрался в комнату и спрыгнул на пол, уселся и принялся чистить морду, прижав ободранные уши. Было еще темнее, чем до этого, темно и холодно. Клер поднялся, закрыл окно, задернул занавеску и сел на кровать, погладил Гарри по небритой щеке и улыбнулся.
Дрейк заворочался во сне, наморщил нос, пошарил руками по кровати, нащупал чью-то тушку, подтянул ее к себе за бедро, ткнулся носом в пахнувший ментолом бинт, зевнул и засопел, обнимая своими руками Клера. Тот сполз немного, так, чтобы руки мужчины оказались ровнехонько на его талии, стянулись кольцом крепче. Котяра мяукнул, запрыгнул к двоим лежавшим и мордой потерся о пятку Клера, отчего тот захихикал Гарри в волосы и нерешительно положил ладошки тому на грудь, сминая пальчиками ткань рубашки. Подняв голову, он воровато огляделся и прижался губами к губам мужчины, отчаянно краснея. Гарольд Персиус Дрейк проворчал что-то невразумительное и причмокнул во сне.
Клер хихикнул, ткнулся носом в свои ладони и задремал.
Утро надвигалось на деревню туманом и сыростью в озере и на реке, забиралось в палатку к Энди, пробуждением Севиля и Ала в его объятиях, прогулкой Пруденса и Винса Тернера за сбивчивой беседой.
Серело; кот вздрогнул всем своим тельцем и, перебирая короткими лапками, заполз под шерстяное покрывало, ткнулся Гарри в низ живота и затих там, вращая блестящими глазами.

***

Энди споласкивал как раз пояс в воде, на корточках восседая на скользком илистом камне. Медальон болтался на груди, и Гарри сощурился, разглядывая его.
Дженкинс вдруг откинул волосы запястьем за плечо и стер со лба бисеринки пота, вздыхая. Пальцы ног поджались от холода и от того, что Энди пытался не соскользнуть с камня. Он поднялся, ловко перепрыгнул к берегу и встал там, отфыркиваясь. Стянул медальон с шеи и аккуратно положил его на сумку, сам же разделся донага, примерился и бросился обратно в воду.
Гарольд, все так же крадучись и припадая к земле, схватил побрякушку и дал деру, не оглядываясь на спешно прыгающего в одной штанине Энди. Дрейк свалился в овраг и затих, вскоре мимо него пронесся верхом рыжий Дженкинс, злой и рассерженный, и все стихло. Над освещенной солнцем дорожкой не спадала пыль, было тихо и спокойно.
Гарри поднялся, отряхнулся и другим путем пошел обратно, но не к Алу, а к Клеру, мирно сопящему на кровати с котом.
Вернувшийся только утром, Пруденс напевал себе что-то под нос, стоя под горячими упругими струями воды из душа в ванной комнате. МакКлайм смешно морщился, когда пена, блестящая и пузырящаяся, лезла в глаза, нос, рот и уши. Он зачесывал волосы назад и мурлыкал.
- Я пройдусь, - Винс заглянул, одетый снова в платье, и отвел глаза.
- Можешь уже нормально одеться, - Прю хихикнул, нисколько теперь не смутившись, выглядывающий из-за голубенькой ширмочки. - Тебя все равно все видели.
- Да, я... - Винсент вдруг хитро улыбнулся и заглянул снова. - Я... ты любишь цветы? - ошарашенный Пруденс кивнул, и Тернер побежал одеваться, прикрыв МакКлайму дверь.
Когда Прю вышел из ванной с полотенцем на плечах, он увидел только развалившегося в кровати Клера, который почесывал толстого кота за израненным ухом и наслаждался низким кошачьим урчанием. Толстый рыжий кот пускал слюнки и елозил у него на коленях.
Прю хихикнул в ладошку, сел рядом с Клером и с удивлением заметил подкрашенные глаза и губы. Заметив округлившийся ротик Прю, Клер, краснея, отвел взгляд, потупился, смущенный.
"Прости, я без спроса взял", - жестикулировал он, все-таки улыбнувшись.
- Да ничего, - Пруденс задумчиво пожевал губу. Он хотел было спросить у Клера совета, как у более старшего, но вспомнил вдруг, как тот не знал ни о поцелуях, ни о том, что ему предстоит делать с Гарольдом.
МакКлайм насупился и залез на кровать, скрещивая лодыжки. Он положил руки Клеру на плечи и провел по блестящим черным волосам, ласкаясь. Клер отложил кота, недоуменно пискнувшего, в сторону, и посмотрел на Прю.
Тот провел ребром ладони, сморщенной от воды, по его гладкой щеке, и приблизился, потерся о тонкий длинный нос своим носиком. Клер хихикнул, а кот попятился, отползая куда подальше. Полотенце мешалось, и Прю отпихнул его, встав на колени на кровати.
- Продолжим? - пальцы перебирали разноцветные цепочки на смуглой груди с аккуратными коричневыми сосками. Прю сглотнул и сел. - Но я не могу тебя целовать, - улыбнувшись в ответ на обиженную мордашку Клера, Прю добавил: - Целовать можно лишь тех, кого любишь. Я могу только рассказать тебе кое-что, - он опустил голову и наморщил носик в смущении.
"Расскажи", - пальцы Клера подрагивали, и он положил их на коленки, прикусил губу.
- Бывает так, - Пруденс повертел в руках перышко, выдернутое из серой наволочки, - что вы нравитесь друг другу с самого начала. Например, Гарольд. Он тащил всех нас сюда, сам, не доверяя Винсенту, помчался за мазями для тебя. О тебе думал, Клер, может, и сам не догадывался, как именно. И даже сейчас, - глаза Прю хитро сощурились, - он больше не флиртует с девушками, больше не подкалывает Тернера, а смотрит только на тебя.
Клер очаровательно зарделся и посмотрел в сторону, кусая потемневшую губу и прикрывая сияющие зеленые глаза.
"Он мне сразу...", - палец Клера скользнул по царапине на бедре и замер там, поглаживая круговыми движениями шрамик. "И что делать?"
- Подождать, - МакКлайм кивнул уверенно и вытянулся рядом, потягиваясь, давая рассмотреть округлые бедра и мягкий животик. - У вас само собой наладится, - повел он плечом и уткнулся носом в подушку. Добавил вдруг опустошенно: - А его я совсем не понимаю.
Клер поджал губы. Видно было, что ему совсем не доставляет радости даже думать о легкомысленном Винсенте, делавшем поспешные выводы из ничего и умевшем обидеть, не зная даже, что сделал больно. Тернер не нравился Клеру, хотя с ним было легко, просто и, вероятно, можно было найти точки соприкосновения. Клер людей сторонился и искать таковые не хотел.
"Но, возможно, - подумалось ему, - возможно, если Винс и поймет, как ранит Пруденса его ветреность, если МакКлайм станет для него ближе, тогда, быть может, он превратится в совершенно иного человека. " Пока же, не знавший ничего об отношениях между людьми, двадцатитрехлетний Клер мог лишь только пожать плечами и сжать ладонь Пруденса в своей, подбадривая.
Прю хихикнул нервно и облизнул губы. Свился клубком вокруг Клера и затих.
Пальцы с ровными миндалевидными ногтями перебирали высохшие уже мягкие, светлые прядки. Толстый рыжий кот положил морду на кровать и громко мяукнул.
- Ты хочешь завтракать? - на это Клер отчего-то дернулся и широко распахнул глаза. Обои в полоску поплыли, он тряхнул головой, отгоняя видение. Будто бы он слышал уже этот мелодичный голос, ассоциировавшийся у Гарри с чистотой и теплом, будто бы точно так царапнул его коленку кошачий коготь.
Клер выдохнул и уставился в стену, увидев перед собой дуло револьвера в руке Винсента, обтянутой коричневой перчаткой. Еще одно прикосновение лапки к колену - и видение исчезло.
- Ты чего? - озадаченный, Пруденс натянул одежду и подергал Клера за руку. - Эй, я здесь, - помахал он ладошкой перед застывшими глазами, и парень дернулся, озадаченно моргая.
МакКлайм плюхнулся обратно и вдруг выдал:
- А бывает и так, что вы врете друг другу и самим себе, мучаетесь, придумывая все новые проблемы, и не задумываетесь даже, насколько ненужным и глупым становится это время. Бывает, что любовь одного надоедает другому и перерастает в нечто жуткое.
Клер ласково погладил напряженную спину, постеснявшись спросить у Пруденса, с кем же у него было именно так.
Мальчик отвел глаза и вздернул уголок пухлых губ вверх.
- Я есть хочу.
Толстый рыжий кот согласно мяукнул и потерся о тоненькую щиколотку Прю.

***

Энди недовольно морщил усыпанный веснушками нос и щурился, когда солнце подбиралось слишком близко к месту, откуда он следил за братом. Алекс все никак не мог отвязаться от шерифа, смотрел на него преданно и ходил вокруг да около, протирая ладонями больные глаза. Севиль, что странно, на Дженкинса не смотрел даже, а размышлял, не слушая ничего, о Пруденсе, который стоял практически напротив него, продавая разноцветные коробочки, бутылочки и флаконы. Сам МакКлайм удивленных взглядов не замечал и только осматривался тоже в поисках младшего Тернера, недовольно косился на мужчин, о чем-то споривших у бара и размахивавших руками.
Гарри дернулся, когда увидел рядом с Алом Севиля, дернулся и прижался спиной к стене, юркнув за нее обратно. Он перевел дух и выглянул осторожно, присматриваясь, привычно кладя ладонь на костяную рукоять. Люди сновали туда-сюда, не замечая его, а сам Гарольд не заметил пристального взгляда Винсента, который вышел из низенького здания с надвинутой по самые глаза канареечного цвета ковбойской шляпой. Тот видел только Гарри, воровато оглядывающегося то и дело. Сложил в уме два и два и сжал зубы и кулаки.
Каждый видел только то, что хотел видеть, и Клер, рассказывавший покупателю что-то о травах в своей руке, поздно спохватился, увидев в одной из теней знакомую широкую спину.
Энди же только сейчас и узнал в спрятавшем лицо в синий платок человека, укравшего у него подвеску. Нагнув голову, он чуть наклонился вперед, подхватил большими пальцами широкий ремень, тряхнул головой, от чего красновато-рыжие волосы рассыпались по напряженным плечам, и направился за Дрейком, прижимаясь к стенам домов.
Ал вскочил, размахивая руками, и скрылся где-то тоже.
Винсент и Гарри подошли к двери одновременно. Тернер толкнул мужчину плечом и вошел первый.

***

Клер недоуменно переводил взгляд с Гарольда на Винсента и обратно. Он сел ровнее, поерзав, и выпустил барахтавшегося кота на свободу.
Мужчины сверлили друг друга грозными взглядами, желая, видно, прожечь друг в друге по дыре.
- Ты обманул меня, - первым делом начал Винсент и поправился: - Нас. Умудрился подставить всех.
- Когда же? - губы Гарри сжались, сам он сложил на груди руки и сел, закинув ногу на ногу, стащив с них обувь.
Тернер поморщился.
- Когда вознамерился приехать именно сюда. Что, у вора было здесь дельце, да? - пропел он издевательски. - Да ты просто использовал нас! - прошипел он гневно, сжимая кулаки. - Дже-енкинс, конечно! - вышло у него зло, и Тернер вскочил, подпрыгивая на месте. - Алекс Дженкинс! - Винс сощурился, раз за разом прокручивая в голове сцену с Алом, когда тот поднялся следом за Гарри на улице, бросив собеседника, сидевшего к самому Винсенту спиной на скамье у фонтана.
- И что? - Гарри все еще держал себя в руках. Он сцепил пальцы в замок и подтянул им колено к солнечному сплетению.
- Ненавижу! Тебя и его! Что он здесь забыл?! - Винсент уже визжал даже, накручивая себя все сильнее. - Ненавижу! - повторил он, обращаясь конкретно к Гарри, но, заметив серьезный и холодный взгляд серых глаз, попятился вдруг к двери.
- Севиль тоже здесь, - раздалось глухо, но Винс уже вышел, хлопнув дверью и оттолкнув полезшего было к нему Пруденса. В глазах МакКлайма заблестели слезы, он зло ударил кулаком в дверь и пошел в другую сторону.
Клер подскочил на кровати и испуганно посмотрел на замершего Гарольда. Тот погладил его по голове, ткнулся губами в макушку, баюкая парня в своих объятиях. Затем будто опомнился, вскочил и подошел к окну, открыл его, оперся руками о подоконник и вдохнул разгоряченный воздух улиц.
Рука на плече заставила Дрейка обернуться.
"Я верю тебе", - на листке, протянутом Клером, было написано именно это. Листок от ветра шевелился, но рука нраррца не дрожала. Он вздернул подбородок и сверкнул глазами.
Гарольд открыл было рот, но потом опустил голову, сжимая губы.
- Он прав, - он нашел в себе силы признаться и отвернулся к окну все равно.
Клер заморгал часто, будто в глаза попала пыль, и просто обнял Гарри со спины. Щеке, прижатой к теплому телу, было горячо и приятно. Руки Клера нерешительно легли на ребра, прошлись ниже и коснулись ремня. Клер обхватил Гарри руками, расстегивая ремень, и небрежно бросил полоску кожи на пол. Затем потянулся к собственным завязкам. На пол шлепнулись повязки, зазвенели цепочки, ложась на невысокий столик у зеркала, туда же отправилась костяная заколка. Клер стоял к Гарри спиной и вздрогнул, когда его притянули к горячему телу и стиснули.
А затем прошептали на ухо:
- Ты ведь знаешь, что делаешь, да?
Клер, зажмурившись, кивнул и после, робко подняв голову и открыв глаза, через зеркало посмотрел в потеплевшие серые глаза своего спасителя. Он видел, как шевелился локоть Дрейка, когда тот расстегивал пуговицы на своей рубашке, чувствовал, как ползла по животу и выше широкая ладонь.
Голос Дрейка доходил до Клера как через толщу воды, низкий, охрипший, все с теми же тягучими гласными звуками. Голову кружило удовольствие и стыд, и радость от того, что кожа после душа благоухала чем-то цветочным, приятным. Гарри с наслаждением лизнул ее, наклонившись к плечу. Отошел немного и в немом восхищении провел пальцем по татуировке на копчике и ниже. Клер поджал ягодицы и затравленно оглянулся на Гарольда, борясь с желанием закрыть глаза, потому что очень хотелось рассмотреть все, пусть и снизу вверх было неудобно, но Клер буквально ласкал взглядом и подтянутый живот, и широкие плечи.
Плечи и предплечья, жилистые, увитые голубоватыми венами, вообще приводили его в восторг. Гарри дотянулся до рычажка маленькой настольной лампы, и свет погас.
Дрейк притянул к себе Клера, ненавязчиво того ощупывая. Усмехнулся, услышав тихий писк, и поцеловал наконец парня, запустив руки в шелковые волосы, путаясь в них узловатыми пальцами. Клер вспыхнул, почувствовав во рту чужой язык, и открыл рот шире, безумно стесняясь. Ноги не держали его, и он что было сил вцепился в плечи Гарольда.
Кровать тихо скрипнула и прогнулась под двойным весом. Клер, распахнув глаза, смотрел на нависшего над ним Гарри, не видел ничего, кроме блестящих в темноте глаз, и зажмурился снова, когда руки Гарольда потянулись к собственным брюкам. Вскоре к Клеру прижался обнаженный полностью Дрейк, обнял его и чмокнул в ухо.
- Не бойся, я сам боюсь, - прозвучало со смешком, и пальцы вдруг погладили низ смуглого живота.
Клера тряхнуло, он выгнулся на простынях, открыв рот и тяжело дыша. Гарри поцеловал его в скулу, в челюсть, облизал нос и провел шершавой ладонью по груди, пальцем потирая соски.
Клер некстати вспомнил Пруденса и покраснел еще сильнее, так, что это даже стало заметно Гарри в такой темноте.
- О чем же ты думаешь, - пробормотал Дрейк ему на ушко, осторожно касаясь пальцем теплой головки и потирая ее подушечкой, задел ногтем, - в такой ответственный момент?
Клер коснулся своего лба, а затем губ Гарри.
- О них? - тот тихо рассмеялся, накрыл рукой весь член, подрагивающий под его ладонью, как и сам Клер, которого трясло от возбуждения и страха. - Я тебя поцелую, - пробормотал он в гладкую щеку и лизнул ее, подбираясь к приоткрытому рту, из которого то и дело вырывались сорванные и хриплые вздохи.
Клер ногами обнял руку мужчины, толкался в ладонь, жмурясь и широко распахивая глаза, изумленный.
Было жарко повсюду, жарко и скользко там, внизу, и везде, где только его касались руки Дрейка.
Клер дышал часто и хватал ртом воздух после каждого поцелуя. Целовать теплые губы Гарольду нравилось все больше и больше, он почти переполз на Клера, увлеченный этим занятием. Рукой он двигал по нежной коже, пальцами спускаясь к мошонке, ласково ее массируя.
Толчки Клера навстречу заводили его так же сильно, как и едва слышимые стоны и тело, извивавшееся под ним. Гарри наклонился, поцеловал коленку и губами взял головку, посасывая ее, прищелкнул языком по уздечке, оттянув кожицу. Клер на это выгнулся, живот под рукою Гарри напрягся, и мужчина губами собрал вязкие капли. Гарольд облизнулся и заурчал, потерся о увядающий член и мошонку, чуть царапаясь щетиной.
Клер расслабился, рассмеялся беззвучно и заулыбался, притянул мужчину к себе и тут же уснул.
Дрейк промучился всю ночь, не имея возможности ни выйти, прикоснуться к себе.
Толстый рыжий кот сидел теперь на подоконнике и сверлил его глазами, нагло мурлыча.

***

Наутро Клер оккупировал душ, желая, чтобы Гарри успел уйти завтракать сам, иначе парень рисковал сгореть от стыда. Мало того, что он предложил себя мужчине, так еще и оставил того неудовлетворенным.
Клер булькнул и сел в ванной, провожая взглядом прядки волос, плавающие на воде.
Дверь скрипнула, Гарри вышел, что-то ворча настолько громко, что Клер услышал. Затем все стихло.
Когда Клер уже смывал с покрасневшего от трения тела пену, кто-то вновь зашел, мягко ступая. Видимо, Дрейк забыл что-то и вернулся. Клер затаился в ванной, вода тихо стекала по чугунному борту, слышно было, как кто-то роется в сумке, взвизгивали многочисленные застежки.
Когда зашипел и болезненно мяукнул кот, которого Энди нечаянно пнул на выходе, Клер, испугавшись, выглянул все-таки в комнату, как был, мокрый и голый.
Никого не было, сумка стояла, прислоненная к изогнутой ножке, а кот вылизывал бок.
Клер взял его на руки и сел на кровать, почесал нос. Вздрогнул от холодка, прошедшего по бедрам, когда дверь вновь открылась.
Гарольд погладил Клера по затылку, ероша волосы, на что парень поднял голову и посмотрел на него как-то виновато, прикрывшись котом. И закрыл глаза, когда сухие губы коснулись его лба, а затем носа, губ. Как ночью. Клер нерешительно улыбнулся и подвинулся, позволяя Гарри себя обнять и закутать в рубашку.
В комнату, пошатываясь, зашел Пруденс, потер глаза и зевнул, сел на соседнюю кровать и хмуро посмотрел на обнимающихся.
- Ты как? - Дрейк, догадавшийся о причине слез Прю, посмотрел на мальчика сочувственно.
МакКлайм повел плечом и отвернулся к стенке, успев, однако, заметить движение рук Клера.
- У тебя что-то украли! – взволнованно выкрикнул он, вскочив, и ткнул пальцем на сумку Гарри.

***

- Видимо, он запомнил меня, - Гарри провел ладонью по ежику волос и сел обратно, не зная, куда деть руки. - Нашел, пробрался и выкрал обратно. На старом месте палатки нет, - отрапортовал он Алексу и вздохнул, опустив голову.
Мужчина недовольно нахмурился и потер кончик носа.
- Надеюсь, никто об этом не узнает? - Дженкинс постучал пальцами по столешнице и потер подбородок. - Что же делать... И, - он как-то затравленно посмотрел на Гарри, - меня выгоняют, денег больше нет.
Гарольд округлил глаза и моргнул изумленно.
- Совсем? - только и смог спросить он.
- Совсем, - тихо ответил Алекс. - Я просил у Севиля, но ему, видно, наплевать, так что...
- Придется взять тебя к себе, - Гарри, все еще будучи обиженным, как мальчишка, на Винсента, мысленно ухмыльнулся. - Гостиница у центральной площади. Второй этаж, комната двадцать два. Постучишь два раза, когда придешь с вещами.
Алекс благодарно улыбнулся, будто расцвел весь и сверкнул желтыми глазами.
- Я все верну, - пробормотал он.
- Я надеюсь, - Гарри поправил шляпу и вышел. Нужно было предупредить Клера да и Прю тоже, который с постоянной улыбкой на лице все так же стоял у своих склянок.
Севиль все никак не хотел уезжать, он присматривался теперь к пареньку из их деревни и, забрав назад пятерней волосы, подошел к нему, своим видом отпугнув двоих покупателей.
Прю, не дрогнув, поднял на шерифа Броуденвилля вопросительный взгляд и вздернул бровь.
- И давно ты здесь? - мягко начал Тернер-старший, тронув узкое горлышко бутыли и огладив пальцем пробку.
- И вам доброго дня, - Пруденс фыркнул, начиная нервничать. - Недавно.
Севиль вздохнул и наклонил голову, фыркнул, передразнивая мальчишку.
- Ты не видел Винсента? - спросил он наконец, разглядывая паренька.
- Нет! - Пруденс ощерился, как кошка, и отвернулся. - Не видел и видеть не хочу!
Севиль, пораженный такой реакцией молодого человека на имя собственного сына, тронул МакКлайма за плечо, разворачивая того обратно и заглядывая ему в глаза. Прю засопел, насупившись, и исподлобья посмотрел на мужчину. Тонкие губы Севиля растянулись в улыбку, и он, умиленный, погладил плечико, тут же отдергивая руку, когда Пруденс зло на него шикнул.
- Я волнуюсь, - Тернер-старший поправил шляпу и отошел. - Передай ему, когда увидишь.
- Если увижу, - выдавил из себя Прю ему вслед и добавил тихо-тихо: - И если он вообще станет меня слушать.
Севиль даже не заметил Алекса, шедшего по узкой улочке с саквояжем наперевес, толкая случайных прохожих, и чуть не получившего за то, что отдавил одной престарелой даме ножку в изящной туфельке, испачканной в грязи.
Дженкинс поднялся на площадь, оттуда увидел гостиницу и поспешил к ней.
Клер, увидев перед собой незнакомого мужчину, тут же захлопнул дверь и прижался к ней спиной. Алекс поскребся еще раз.
- Мне Гарри разрешил поселиться у вас, - донеслось из-за двери.
Клер открыл дверь и ревниво оглядел рыжеволосого, с завистью зыркнув на родинку над губой.
- Гарольд, - поправился Ал и бочком протиснулся мимо Клера в комнатку, поставил саквояж на пол и тут же сел на корточки, протянув руки к завладевшему его вниманием коту, свернувшемся в милую креветку на сумке Дрейка. Креветка сонно моргала и мурлыкала, когда ее чесали за ушком, и Клер наконец успокоился и сел на свое место на кровати, продолжив пришивать пуговицу на рубашку Гарри.
- Меня зовут Ал Дженкинс, а тебя? - Клера перекосило, значит, вот он, тот мужчина, из-за которого так истерил вчера Винсент. Парень чинно сдвинул коленки и открыл рот, демонстрируя отсутствие языка Алексу. Тот поперхнулся воздухом и повел плечом, скривился от отвращения и отвернулся.
Клер закусил губу и засопел, не ожидавший такой реакции. Стало обидно.
- Севиль в городе! - в комнатку ворвался Пруденс с горящими глазами. - Где этот Тернер? Ты не видел Винсента? - Обратился он к Клеру.
Ал медленно развернул голову.
Клер пожал плечами и уткнулся в рубашку. Пруденс с изумлением посмотрел на рыжеволосого, присматриваясь.
- Это не вы капли у меня покупали? - спросил он, присаживаясь рядом с Клером и поглаживая его по спине. - Ты чего это, Клер?
Парень мотнул головой, боком прижался к другу и ногой аккуратно отстранил кота-изменника. Толстый рыжий в отместку укусил его за пятку и прыгнул на колени, сминая ткань рубашки.
- Не я. Капли? Глазные? - Алекс сощурился и задышал часто в испуге. Мало того, что Гарольд видел Энди здесь, так еще и сам Энди видел его, Ала, и знает о проблеме, мучавшей младшего Дженкинса всю его жизнь.
Пруденс нерешительно кивнул и забрался на кровать с ногами, перехватывая теплого урчащего кота.
- Откуда вы тут? - Прю посмотрел на мужчину, сощурившись и припоминая, что и этого тоже где-то успел увидеть, но мельком.
- Жить негде, - Ал сел на край другой кровати, - Гарольд предложил остановиться здесь.
Пруденс посмотрел на поникшего Клера и незаметно взял того за руку.
- А он вам кто? - МакКлайм наклонил голову и наморщил носик.
- Он на меня работал. - Клер выдохнул после этого и сжал тоненькие пальчики Прю сильнее.
- А... а. А Винсента откуда знаете? - Пруденс во все глаза уставился на замявшегося в нерешительности мужчину, нервно теребившего покрывало.
Алекс ответить не успел, поскольку вышеупомянутый Тернер вошел, толкнув дверь с такой силой, что та ударилась о шкаф, отскакивая от него сразу же.
Дженкинс поднял на него глаза и отполз.
Винсент посмотрел на Пруденса и Клера, развернулся, собираясь выйти, но передумал и зашел обратно, притворив дверь.
Он сел рядом с мужчиной, разглядывая его тоже.
- Ты очень изменился, - робко подал голос Ал и улыбнулся. - Севиль ищет тебя, ты знаешь?
Винс схватился за голову и фыркнул, мотая ею. Затем постучал пальцами по колену, вздохнул, будто бы на что-то решаясь, и виновато посмотрел на Пруденса.
- Прости, - выдавил он из себя, а затем развернулся к МакКлайму и протянул ему руку. - Мне стыдно.
Пруденс руку принял и пожал пальцы, давая понять, что больше не сердится.
- Но он все равно должен уйти! - Ал поежился под его взглядом и поник, ссутулившись.

***

На губах Энди играла слащавая ухмылочка.
Он ножиком счищал кору с будущего колышка и посматривал в сторону своей лошади. Карла Мо косила на него глазом и флегматично жевала траву, прядая ушами.
Подвеска вновь висела на его груди, загорелой, покрасневшей от царапин и мускулистой. Дженкинс напевал что-то себе под нос, думая о том, что ленточка, стягивающая волосы, скоро сползет, и они снова будут лезть в глаза, мешая ему. А еще о том, что Алекс переселился, видно, к этому странному мужчине, которого Энди вроде бы и видел, и не раз, но никак не мог узнать.
Он кончиками пальцев погладил синюю безделушку и улыбнулся, вспомнив ту радость, какую испытал при виде брата, когда увидел Ала впервые. Нелюбовь к родителям возросла тогда еще больше, чем в тот момент, как он узнал о существовании кого-то родного, которого попросту выкинули на улицу из-за травмы глаз; с ним попросту никто не хотел возиться. Энди тогда было два года, он не помнил ничего, но, когда отец рассказал ему, Дженкинс впервые с таким пренебрежением стал относиться к родителю. И даже та забота, та любовь, что были только для него, стали отвратны. Энди злился иногда и на брата, за то, что заставил так думать.
А сам догадывался, что Ал ненавидит его уже заочно, за то, что Энди оставили, холили и лелеяли, любили.
И, увидев Алекса с мужчиной, с которым у них, как видно было по глазам младшенького, было что-то общее, но который игнорировал все робкие попытки Ала достучаться до него, Энди злился. Дженкинс вбил колышек в землю, постучал по нему каблуком ботинка и нахмурился, обняв себя за плечи руками. Если Алу понадобился медальон - пусть сам приходит и заявляет на него свои права.
Энди закусил губу и отвернулся от лошади, тычущейся нахальной мордой в сумку с яблоками.
Прошло тридцать лет со дня его семилетия, когда он узнал о брате, и, спустя столько времени, он не собирался сдаваться.

***

Гарольд ткнул палкой в костер, вороша угли.
Решено было уйти из деревни, желательно, по направлению к городу. Винсент наотрез отказался встречаться с отцом, не разговаривал ни с кем вообще, надулся и сидел на бревне, оставленный без ужина.
Над головой блестели звезды, Клер залюбовался даже, лежа головой на коленках Пруденса, который тоже смотрел в ночное небо и шмыгал иногда носом от дыма. Ал, умывшись в речке, сидел напротив Гарри и поджаривал яблоко, нанизанное на ветку. Кожица щелкала, шипел яблочный сок, капая в костер, стрекотали сверчки, конь Чарли топтался на месте и дергал головой, пытаясь разбудить другого коня, уткнувшегося мордой в ствол дерева и причмокивавшего губами.
- Ал будет с нами в палатке, ты не против? - Гарольд куснул Клера за ушко, на что тот очаровательно смутился, краснея. Затем до него дошел смысл сказанного, и он надул губки, насупившись - Ал все еще неприязненно к нему относился и, хотя Винсент был относительно спокоен, все равно совместное их проживание с Дженкинсом грозило перерасти в скандал. Клер отвернулся, ткнувшись лицом в мягкий животик Пруденса. МакКлайм нежно потрепал друга по волосам. - Ну... я понимаю, он помешает, - зашептал Гарри, - но палаток всего две, а я обещал приютить его. Клер. Кле-ер...
Клер недовольно дернул плечом, несильно пнул ногой Гарри в бок, захихикав, когда его ногу пощекотали под пяткой, уже вымытой в речке.
Он сел, отфыркавшись, и обнял Пруденса, устроив голову у мальчишки на плече. Гарольд улыбнулся, когда эта самая нога легла ему на колени, а потом на ней же примостилась вторая. Тернер поднялся рывком и направился в сторону леса.
Ал, не сводивший с Винса глаз весь вечер, направился осторожно за ним.
- Перестань вести себя как ребенок, - заявил он, усаживаясь на землю рядом с Тернером, даже не шелохнувшимся, когда услышал шорох и хруст веток под ногами Дженкинса.
Винсент просто промолчал и отвернулся.
- Скажи мне, что не так? Я и тогда ушел, и сейчас уйду, как только до города доберемся, - Ал посмотрел на затылок сына своего любовника. - Винсент, я же тебе ничего не сделал.
- Мне... за отца, - Винс подавился воздухом и обхватил руками коленки, устроил на них подбородок. - А я тебя искал, когда ты ушел, - сообщил он шепотом. - Даже когда отец сказал, что у тебя новый любовник, и мы с отцом тебе уже не нужны.
Лицо Алекса вытянулось.
- Зачем искал? - хмыкнул он и поерзал на холодной земле. - Мы знакомы-то были всего неделю. Тернер мне совсем другое говорил тогда, - добавил он с опаской.
- Что? - глаза Винса округлились, и он все-таки соизволил развернуться лицом. - Что он тебе сказал?
- Что ты только-только вернулся в семью, что я вам помешаю наладить отношения. Ты думал, он из-за меня тебя к себе не забирал? Отчасти, может, и из-за этого. Я даже извиниться перед тобой не могу, - Ал потер кончик веснушчатого носа и грустно закончил: - Все равно прости. Я сейчас уйду обратно, если хочешь.
- Не хочу, - Винсент наклонил голову, разглядывая свои руки. Затем подполз к Алексу ближе. - Я... я пока не могу верить тебе. Не думаю, что смог бы заговорить об этом и с отцом.
- Мне не было места в его жизни, - будто самому себе сказал Алекс. - И сейчас нет. Почему меня постоянно выбрасывают?
- Выбрасывают? - Винс поднял голову.
- Родители, - отрезал Ал и отвернулся, ежась от холода. - Оставили себе моего здоровенького братца, а меня выкинули. И деньги ему, и все ему. Они, наверное, все еще живы, отец и мать. Я давно заглядывал к ним, но так и не решился войти.
- О, - емко ответил ему Винс и уставился на светящегося жучка на древесной коре.
- А этот, Клер, он... Он?
- Я их нашел в горах. Ну, не совсем нашел... Наткнулся. Дрейк его вытащил откуда-то. Сначала боязливый был такой, потом ничего, освоился. И любовник у него есть, и друг, - Тернер усмехнулся.
- Зря ты так, - Ал покачал головой, будто что-то обдумывая. - И у тебя будет, все будет. А этот Пруденс... Вы вместе? - в глазах Алекса заплясали смешинки, когда Винс расплылся в улыбке.
- Я постараюсь, чтобы были, - твердо сказал он и развернулся к Дженкинсу всем телом. - И еще, - выдохнул он, облизнув губы, - если не получилось тогда... - он молча вытер испачканную в земле руку о брючину и протянул ее Алу.
Алекс руку пожал, накрыл второй своей ладонью, встал, и поднял Винса на ноги тоже.
Долго смотрел ему в глаза, а после улыбнулся, заключив в крепкие объятия.
- Какой же ты еще ребенок, Винс, - прошептал он в рыжеватые волосы, так похожие на его  собственные.
- Мне двадцать восемь скоро, - Тернер недовольно заворчал, но голову на чужом плече устроил, вдохнул аромат фиалок. - А... а ты чем болен?
- Глаза. Зрение иногда совсем пропадает, - Ал пробурчал смущенно. - Лечить нужно, а денег нет. Думал, клинки эти подороже продам, а с ними никто связываться не хочет.
- Я Прю попрошу, он такое варит, - пообещал ему Винс, не разжимая рук на талии Дженкинса. - Или сам его попроси, если хочешь. Будешь с нами ночевать?
- Буду, - Ал потрепал Винса по голове. - Еще не надумал Севилю показаться?
- Ну что ты опять: Севиль, Севиль... Не хочу, - Винс выкрутился из кольца рук и побрел дальше. - Пройдусь.
Дженкинс пожал плечами и постоял еще, всматриваясь в светлое пятно среди деревьев. Затем тряхнул головой и вернулся к костру.
Клер отчаянно зевал и пищал тихо, когда Гарольд принимался его щекотать снова, сонный Пруденс клевал носом, сползая.
- Винс скоро будет, - Ал сел к Гарри и улыбнулся ему, - кажется, уже не злится.
- Вот и отлично, - Дрейк поднялся на ноги вместе с Клером на его руках, и Ал едва успел поймать падающего Пруденса. - Заходи в коричневую.
- Я с ними, - Ал легонько потряс МакКлайма за плечо и, когда тот посмотрел на него сонными глазами, добавил: - Винсент сам предложил.
Пруденс сладко причмокнул и кивнул, душераздирающе зевнув. Алекс хихикнул и отнес его в палатку, уложил на шкуры и накрыл заботливо, устраиваясь с другого края так, чтобы оставалось место между ними.
Слышался шорох: Клер копошился на руках у Гарри, когда тот нес его на руках. После хлопнула на ветру шкура-дверь соседней палатки, и все стихло.
- Ты же спать хотел, - прошептал Гарольд, округляя глаза, когда Клер зажег лампу и залез на него сверху, весь пунцовый.
Дрейк накрыл ладонь на его груди своей рукой и собирался было еще что-то добавить, как Клер наклонился и поцеловал его, нежно прихватывая чужие губы своими и пытаясь поймать еще язык, когда Дрейк высунул его.
Ладони Гарри прошлись по ребрышкам, талии, легли на ягодицы, сжали их, задрав повязки. Амулеты холодили кожу на груди, цепочка цепляла светлые волоски. Клер ерзал и смущенно сопел. Он сел снова, вытер слюнку в уголке губ ребром ладони и улыбнулся. А затем сполз ниже и накрыл двумя ладошками выпирающий внушительный холм между ног Гарри.
Дрейк с изумлением смотрел, как его раздевают, только приподнимался пару раз, помогая Клеру стащить с себя все. Затем ему оставалось только смотреть, закусив пальцы, как Клер, не отрывая взгляда от его глаз, губами водил по сочащейся смазкой головке, а рукой поджимал к стволу яички, сминая их пальцами нежно.
Гарольд хрипел и ерзал задом на шкурах, тихо урча от удовольствия. Рыкнув и взяв себя кое-как в руки, он вздернул Клера на колени и втянул его в поцелуй, пальцами втираясь в ложбинку и массируя дырочку, елозя членом по гладкому бедру, накрывая другой рукой разгоряченную плоть.
Шуршание стихло и возобновилось, когда Гарри обхватил оба ствола рукой и сжал, водя ею вверх-вниз, ускоряя движения обеих рук. Клер толкнулся ему навстречу и выплеснулся, тяжело дыша. И с удивлением смотрел, как стекает по его руке, накрывшей руку Гарри, белесая сперма Дрейка. Он подцепил ее пальцем и сунул его в рот.
Гарольд спрятал лицо в ладонях и застонал сдавленно.
- Что же ты делаешь... наваждение какое-то.
Клер согласно мурлыкнул и устроился на мужчине сверху, обвив его руками и ногами. Гарри сам себе удивился, обнял горячее тело и долго еще лежал так, не решаясь ни двинуться, ни погасить свет.

***

Когда утром, просидев до полудня на площади под палящим солнцем с надвинутой на глаза шляпой, после того, как ему тонко так намекнули, что неплохо было бы вернуться обратно в Броуденвилль, Севиль седлал лошадь, он думал лишь о том, в какую сторону мог деться исчезнувший с площади Пруденс МакКлайм.
В том, что собственный сын исчез вместе с ним, он не сомневался.
Солнце затянуло тучами к тому моменту, как Севиль выехал из деревеньки, посматривая на пыльную дорогу и редкие засохшие кусты по ее обочинам.
Ветер подул холодный, свистящий, но Тернер только сильнее надвинул на глаза шляпу и пришпорил лошадь, натягивая поводья, пригнулся к лошадиному крупу, всматриваясь в повороты дороги впереди. Она убегала в какую-то туманную темень, небо вмиг стало черно-синим, накрапывало уже, стучали капли по коже ботфорт.
Поднимался пар, пыль припадала к земле, но вновь взвивалась под конскими копытами. Хвост хлестал Севиля по руке, когда он завел ее назад, за спину, придерживая сумку на поясе.
Мелькали редкие строения вдалеке, справа и слева, не видно было дороги ни спереди, ни сзади, и они оба - Севиль и Энди долгое время не замечали друг друга и разошлись на развилке. Дженкинс остановился, когда дорога кончилась тупиком, а Севилю пришлось сделать привал, потому как лошадь выдохлась и всхрапывала только, отказываясь идти.
Ливень бил сильнее, Энди пошел лесом, плутая, увидел вдалеке огонек и потащил Карлу Мо назад.
Севиль засмотрелся на тот же шипящий и стелющийся дымом уже костер, но наоборот пошел к нему, ища крыши над головой.

***

Перебирая в руках тонкую цепочку и блестящую склянку, Энди с тоской смотрел на круги на лужах, сидя в наскоро сооруженной палатке. Лошадь паслась неподалеку, щипая траву и отфыркиваясь от дождевых капель. На мир надвигалась осень, холодная, обещавшая еще больше таких дождей.
Дженкинс устало потер глаза руками и вздохнул.
- Увидеть бы тебя, Ал, что ли, - произнес он с усмешкой себе в коленки.
Тем временем Алекс, проснувшийся оттого, что в щели забившаяся вода капала ему на нос, сел. Дождь все не прекращался, под боком сопел Винсент, трепетно прижавший к себе Пруденса, который молча гладил Тернера по голове, ероша светлые кудряшки. Прю все еще настороженно покосился на Ала, в то время как тот поправлял на себе одежду и зевал, жмурясь.
- Эй, - Пруденс тронул его за локоть, когда Ал вылезал уже из палатки. - Дождь же. Куда ты? - он приподнялся на локтях и заботливо накрыл бок Винсента своим краем одеяла.
- Пройтись, развеяться, - Алекс повел плечом и невесело улыбнулся. - Хочу промокнуть насквозь и замерзнуть, непонятно что ли? - он хмыкнул и сел.
- Глупые у тебя шутки, - проворчал Пруденс и натянул сапожки. Перелез через Тернера и высунул на улицу курносый нос. - Ну, пошли.
- Я один хотел, - напомнил ему Тернер, выходя из-за дерева и с ухмылкой рассматривая смущенного Прю. Тот ковырял носком сапожка землю и отводил взгляд. - Да ладно тебе, - его дружески потрепали по плечу, зацепившись пальцами за волосы. Прю зашипел и выпутался, фыркнув.
- Ты похож на дикого зверька, - выдал вдруг Ал, отодвигая ветку, чтобы МакКлайм мог пройти.
- Это почему это и на какого? - выпалил Пруденс, сощурившись.
- На кролика. Сопишь и дуешь щеки, - перед ним вдруг возник Севиль, и Прю шагнул назад, наступив Алексу на ногу.
- Наконец-то я вас нашел, - за спиной шерифа маячила любопытствующая лошадиная морда, что-то жующая. - Тоже в город? - мужчина хмыкнул и отвел ветку в сторону снова. - Алекс?
- Не ожидал? - Дженкинс изогнулся, наклонился так, чтобы дождь не заливал ему глаза. - Я очень хочу поговорить с тобой.
- Мне уйти? - Пруденс выгнул бровь и представил себе реакцию Винсента на все это, когда тот проснется. Мысль собраться и уйти подальше он отмел сразу: в такой слякоти лошади только переломают себе все ноги на бегу.
Алекс только кивнул, буравя взглядом переносицу Севиля и не решаясь посмотреть ему в глаза.
- Прошло четырнадцать лет, а ты все не можешь успокоиться? - лицо Севиля приобрело надменное выражение, он отошел на шаг назад, поправил схваченные заколкой у шеи волосы и покачал головой. - Зря ты это, Алекс.
- Зря не зря, а ловко это ты, - Ал еще не злился, просто вдруг почувствовал себя не то чтобы обиженным, но усталым и абсолютно опустошенным. - Зачем ему-то было врать? Думал, я так вам обоим помешаю? И что теперь? Он сбежал от тебя с первым встречным вором, как только появилась такая возможность, - язвительно добавил он и развернулся, собираясь идти обратно.
Его схватили за руку.
- Он тебя видел?
- Трудно было меня не заметить, - Дженкинс усмехнулся, но остановился, посмотрел исподлобья на Севиля.
- Это да, - тот подвел к ним лошадь и посмотрел, прищурившись, на видневшиеся холмы палаток. - Туда?
- Да хоть к черту иди! - Ал выдернул руку и быстрым шагом направился к стоянке. - Старый дурак, давай, сделай вид, что ничего не было и нет, - добавил он шепотом себе под нос и свернул к палатке Гарри.
Клер все еще спал, такой теплый, мягкий и мурлычущий, как кот, что Гарольд не просто не хотел просыпаться, он не мог оторваться от этого тепла, прижимая его к себе все ближе и ближе, и во сне целуя, куда придется.
Пруденс растолкал сладко сопящего Винсента и надулся, садясь на сумку мокрой задницей.
- Твой отец здесь, - буркнул он сердито. - Ал там с ним остался.
- Как Ал?! - Винс стремительно просыпался. - Дурак! - он в спешке натягивал на себя одежду, путаясь в штанинах.
- Успокойся, - Пруденс тронул Винсента за плечо. - Вот так, - он затянул ему ремень и тут только поднял голову на Винса.
Тот чмокнул его в нос.
МакКлайм хихикнул и выпорхнул из палатки.
Выползший из палатки Клер лицезрел шипящего Винсента и седовласого мужчину, на него наступающего, как вдруг его буквально внесло назад, когда Алекс забрался к ним в палатку и сел там.
Клер поморщился и отвернулся, насупившись, не в силах понять, что он сделал не так.
- Я хотел извиниться, - огорошил его Дженкинс тихо, стараясь не разбудить сопевшего Гарольда, который обнимал теперь свою сумку, терся о нее небритой щекой и улыбался. - Я вовсе не считаю тебя отвратительным. Честно. Я удивился. Прости меня, я не желал обидеть. Не смотри на меня так, - Ал поежился под пронизывающим взглядом Клера, а Гарри, услышав звук его голоса во сне, встрепенулся, будто на него ведро ледяной воды вылили, и она потекла за шиворот, под рубашку, согревая. На деле же Клер мотнул головой, с волос брызнули дождевые капли.
- Мир? - Ал протянул Клеру руку, смущенно улыбаясь.
Клер руку принял, но пожимать не стал, просто подержал в своей и отпустил.
- Уже хорошо. Не держи на меня зла, ладно?
"Ладно". Клер повел плечом и засунул обе ноги обратно под шерстяной плащ Дрейка.
- Ты даже не предупредил, - раздался довольно громкий голос Севиля.
"Кто это?", - спросил у Ала Клер и, когда любопытство уже жгло, выглянул из палатки снова. После ночи неотвратимо наступало утро, в дожде полз туман, и больше он практически ничего не услышал.
- Отец Винсента, - Алекс нахмурился и отполз в дальний угол. - И не мне судить, каков он, - добавил Дженкинс, поймав заинтересованный взгляд зеленых глаз.
Гарольд проснулся от шума и зевнул, садясь.
- Севиль пришел, - вместо личика Клера, первым, что он увидел, был прищур желтых кошачьих глаз его заказчика. - Они там, разговаривают. - Намеренно растянул он гласные и потянулся. - И я к ним не пойду.
МакКлайм протиснулся в палатку, воровато озираясь.
- Не помешаю? Там примирение враждующих, - он хихикнул и заполз к Клеру, мокрый, греясь. - О тебе говорят, - доверительно сообщил он поморщившемуся Алексу и получил тычок в бок от Гарри. МакКлайм с изумлением на него воззрился.
- Спать, - коротко выдал ему Дрейк и привалился к бедру Клера, снова проваливаясь в сон.
Дженкинс отвернулся, выгнув дугой белые брови.
- Мы вернемся домой. - Севиль стоял, грозно нависнув над сидящим на поваленном дереве сыном.
- Это ты вернешься домой, а я поеду дальше. С ними. - Винсент растирал мерзшие в утреннем тумане руки и дышал на них, грея.
- Хороший мальчик, - сказал вдруг Севиль, наклоняясь к Винсу и накрывая шарфом его ладони. - Пруденс МакКлайм.
Винс посмотрел на него недобро и с подозрением. Севиль рассмеялся.
- Ты все равно не прав, - Винсент зыркнул на отца и кивнул в сторону палатки Гарри и Клера, куда, как он видел, забрался Ал. - Ты тысячу раз не прав, но кто я такой, чтобы говорить тебе об этом. Только не запрещай мне общаться с ним.
Севиль покорно склонил голову, усаживаясь рядом.
- Я хотел дать тебе совет...
- Вот уж не стоит! - Винс горько усмехнулся и встал, возвращая шарф. - Прости. Я... я пока не пришел в себя, мне нужно время. И я поеду с ними.
- Мне придется оставить Броуденвилль без шерифа, ты понимаешь это? - Севиль встал, поправил седой локон и притянул к своей груди нерешительно мнущегося сына. - Куда бы вы ни собрались, я с тобой. Не забывай об этом.
- От тебя отделаешься, - ласково фыркнул отходчивый Винсент и обнял отца. - Только советов, пожалуйста, правда не нужно.
Тернер-старший тихо рассмеялся, высвободился из объятий и с тихим "прогуляюсь" скрылся за деревьями. Винсент пожал плечами, развернулся и полез в их с Прю палатку.
Когда разговоры за палаткой стихли, Прю рискнул вылезти наружу, не увидел там никого и встал около кострища, задумчиво посмотрел на сереющее небо; накрапывало.
- Ой. А ты тут? А где?.. - Пруденс, наполовину забравшийся под полог, чувствовал, как по пояснице стучали капельки, и ежился.
- Ушел пройтись, - Винсент за локоть втащил Пруденса в палатку. Тот, не удержавшись на руках, рухнул на Тернера сверху и ударился носом о подбородок. - А ты ему... понравился.
- В каком это смысле? - Прю, оседлав мужчину, сузил недовольно глаза и через голову стащил промокшую кофточку.
Винсент Тернер облизнулся и сглотнул.
- В этом смысле ты нравишься только мне, я надеюсь.
Щеки МакКлайма порозовели, он прикрыл чисто женским жестом соски ладонями и моргнул.
- Угу. Я. То-то ты так быстро согласился на соседство Алекса, - Пруденс поджал губы и засопел.
- Это не то, о чем ты подумал, - выпалил Винсент и вспыхнул; под спиной было холодно, и он поерзал. Прю качнуло на нем, мальчик, удерживая равновесие, уперся ладонями в живот Тернера, рубашка поползла вверх, к шее, и вскоре МакКлайм, выгнувшись, лежал практически на Винсенте, губами ткнувшись ему в подбородок и клацнув зубами так, что прихватил кожу.
Винсент охнул, зашарил конечностями, уложил их на подтянутые ягодицы и стиснул по привычке.
Прю на дрожащих руках поднялся, зажмурился, решаясь, и сам поцеловал Винса, ерзая на нем, прижимаясь к горячим уже рукам и тихо постанывая в сладкие губы. Тернер весь как-то расслабился, будто подчиняясь, и замурлыкал даже, подался Пруденсу навстречу, ответил на поцелуй, ловя язычок Прю губами и посасывая его. МакКлайм сопел уже сосредоточенно, расстегивая на Винсе рубашку.
- Ты уверен? Готов? - Тернер, высвободив руки, помог Пруденсу вытащить ремень из пряжки.
- Это ты готов, - Прю поднял голову и приторно улыбнулся, затем наваждение спало, когда белокурый ангел наклонился и куснул темный сосок прямо перед ним. Винс застонал сквозь зубы и рухнул обратно вниз. МакКлайм сполз чуть вперед, и ноги Тернера разъехались в разные стороны. - Ох.
Винс охнул тоже, отбросил ботинки и лежал в какой-то прострации, пока с него стаскивали джинсы, ноготками оцарапав бедро.
- А... но ты же... - сдался под напором Пруденса Винсент, ответив на поцелуй и округлив глаза, когда Прю сел на корточки перед ним и решительно развел ему ноги. Винс очаровательно покраснел и отвернулся.
- Тебе нр-равится же, - МакКлайм подобрал пальцами его мошонку, помял чуть, прижал к стоявшему уже члену. - А сколько у тебя было любовников? - поинтересовался он вдруг и кончиком пальца надавил на отверстие.
- Много, - Тернер отвел взгляд и спрятал лицо в ладонях. Пруденс хмыкнул, удивившись, и наклонился над мужчиной, чмокнув эти самые ладошки, провел пальцем по его губам и открыл даже рот, когда Винс отнял руки от лица, посмотрел на него потемневшими глазами и обхватил палец губами, оглаживая его языком.
Прю поерзал на месте и сдавленно застонал, другой рукой уже шаря в сумке в поисках чего-то, похожего на масло.
- А что тебе нравится? - прошептал он хрипло, когда палец с хлюпом отпустили, а Винс облизнулся.
Тернер ему не ответил, дыша часто и удивленно моргая, стеснительно сдвигая коленки, чем только Пруденса рассмешил.
- Когда я делаю так? - он снова надавил на колечко мышц, потирая его, а второй рукой сжал член и задвигал ладонью по всей длине. - Или так? - язык снова закружил вокруг соска, губы сжали горошинку, всасывая в рот, Пруденс слегка куснул ее зубами и выпустил изо рта.
Винсент даже дышать умудрялся ну настолько громко, что МакКлайм снова подумал о мужчинах в соседней палатке, буквально в десяти шагах от места, где под ним ерзал с припухшими от пары поцелуев губами Винс, с наслаждением натрахивающий его палец.
Прю тоже стыдливо зажмурился и облизал блестящее от пота плечо, прижался губами к шее, покусывая ее и урча. Тернер выгнулся, потянул Пруденса на себя, закрыв глаза, положил руки ему на поясницу, затем и вовсе обнял за талию, уложил на себя, стиснув так, что Пруденс пискнул, поднялся кое-как, тяжело дышащий, с растрепанными волосами, разъезжающимися коленями и пересохшими губами.
Палец толкнулся глубже, потираясь, добавился второй, Прю согнул оба и развел под стон Винсента, который, закусив губу, тихонько поскуливал и двигал бедрами навстречу.
Наконец, Пруденс навис над Винсом, вполне себе устойчиво удерживаясь на одной руке, несмотря на то что проведший ладонями по его бокам Тернер уже с нажимом проводил большими пальцами по соскам, заставив их припухнуть и потемнеть. Прю прогнулся, оттопыривая попку, застонал, не сдержавшись, Винсу в шею и особенно сильно двинул рукой в нем. Тернера подбросило, он задрал ноги выше и что-то там себе простонал. Прю наклонил ухо к его губам.
- Сделай уже... что-нибудь, - мужчина похабно облизнулся и вновь раскинул ноги.
У Пруденса привычно перехватило дыхание, баночка с ментоловой смесью "от кашля" норовила выскочить из вспотевших ладоней, и он ноготь себе чуть не сломал, сражаясь с пробкой.
Затем, вылив больше половины масла на ладошку, щедро шлепнул все это на пах Винсу, размазывая по промежности; кожу Тернера чуть защипало, а внутри, когда Пруденс скользнул в отверстие пальцами снова, стало горячо и очень-очень приятно.
МакКлайм растер оставшееся белесое ментоловое нечто по собственному члену, вздымавшемуся вверх и подрагивавшему, и осторожно приставил головку к отверстию, снова сел на колени, качнулся, сдвинул шкурку и плавно вошел, пыхтя как паровоз. Винс под ним продолжал скулить и повизгивать пошло себе в ладонь, когда Прю скользкими пальцами обхватил его член, погладил, растер, навалился на Винсента и быстро задвигал бедрами, сам издавая такие звуки, что краснел сильнее и сильнее, жмурился и охал, когда Винс ногами сжимал его слишком уж сильно. Другая рука упиралась в край покрывала, оцарапанная спина, мокрая и липкая, мерзла, но остановиться Прю уже не мог.
- С-стой, - прошипел вдруг Тернер и закусил губу.
- Больно? - Прю испугался. - У меня же меньше...
- Глупый, - раздалось тихое и со смешком. - Мне в зад врезалась пряжка твоего ремня. Погоди.
Тернер отстранил Пруденса, чей член выскользнул из задницы Винса, потянув за собой нитку масла, мужчина перевернулся, грудью лег на сумку перед собой, коленями прижался к кофте Пруденса и выгнулся весь, покрутил бедрами приглашающе. И закусил тут же намокшую во рту рубашку, когда МакКлайм, пристроившись, взгромоздился на него и снова ему вставил.
Шлепки становились все громче, Прю все крепче сжимал зубы, порыкивал тихо. Из глаз катились слезы, он тискал тело под собой, постоянно с него соскальзывая и, когда стало уже так хорошо, что невозможно было сдержать стона, кончил, дернувшись и войдя еще глубже. Затем, не выходя, просунул руку под Винсента и задвигал ею быстро, пока второй стон не прозвучал в палатке.
Прю сполз куда-то вбок, сонно моргая, лизнул губы Винсента, к нему потянувшегося, и зевнул, причмокнув губами.
Тернер скептически их оглядел, все еще красный как помидор, и виновато посмотрел на испачканные вещи.

***

Дождь стих, туман расползался, лезло солнце за островками деревьев. Мир просыпался и скоро уже, когда раскаленный шар поднимется выше, лошади будут месить копытами грязь.
Пока же трещал костерок, разожженный ворчливым с утра, разбуженным, сердитым и недовольным Гарольдом, вокруг хлопотал Пруденс, смущавшийся странных взглядов Севиля, отчего-то пристально за ним наблюдавшего, а Ал рисовал палочкой что-то, попутно рассказывая Клеру сказку тех времен, когда Дженкинс был еще маленьким мальчиком и жил в сиротском приюте.
Винсент, вернувшийся вымытым, бодрым и свежим, застал такую картину, посмотрел на всех со счастливой улыбкой на лице, но тут же сник. Им еще предстояла поездка, еще несколько часов в седле на скачущей лошади. Хотя, он так устал, что, вероятно, и не почувствует уже ничего.
Тернер философски сам себе пожал плечами, подумав, что оно того все-таки стоило, и, напевая себе что-то под нос, собирал уцелевшие после недавнего погрома вещи в сумку, чувствуя, как горят уши при одном только воспоминании о произошедшем.
Гадая, не услышал ли кто, он по второму разу задумчиво обвел всех взглядом, но в лагере все было привычно и тихо, никто не смотрел на них с Прю косо или как-то еще.
Только Алекс глянул на него вопросительно, наклонив голову к плечу, но Винс махнул ему рукой, заработав заинтересованный взгляд отца. Хмыкнув в сторону Севиля, младший из Тернеров подтянул ремешок застежки и отправился к лошадям, напевая что-то себе под нос.


***

Утром Энди, прежде чем забраться в седло, долго разминал затекшие конечности, морщась от боли в суставах. Ночь на холодной и мокрой земле давала о себе знать, и он, кряхтя, поднимался еле-еле, одевался с трудом и думал, в какую же сторону ему ехать.
Карла Мо жевала траву, шлепала себя хвостом, отгоняя утренних сонных мух, и косилась в сторону копошащегося хозяина.
- Чтоб тебя! - тот как раз прыгал на одной ноге, наступивший на что-то колючее, ругался и шипел, когда, решив побриться, порезался и случайно прихватил прядь огненно-рыжих волос.
Желтые глаза смотрели на лес с презрением и отвращением, когда Энди умудрился проехать по кругу и встретить дважды один и тот же овражек.
Лошадь спотыкалась и шла медленно, дергала головой, кивая в другую сторону, и вскоре Дженкинс разрешил ехать ей туда, куда заблагорассудится. Карла Мо вывела его на дорогу и остановилась, громко заржав.
- Держи, - перед мордой лошади появилось вкусно пахнущее желтое яблоко и исчезло с хрустом.
Невдалеке сияли серебристым горы, где-то журчала вода. Энди покачивался в седле, жевал травинку и привычно поглаживал пальцами медальон.
Мысли его были далеки отсюда и обращены к брату, который ехал сейчас в аналогичной позе, с той только разницей, что за спиной Энди не сидел ворчащий спросонья Дрейк.
- Нужно было поворачивать направо, - Гарольд шмыгнул носом и поправил ремень сумки, всматриваясь в серую даль. - Направо. Там же был указатель!
- Направо тупик, - Севиль поднял голову от лошадиной гривы и чуть двинул плечом, разбудив привалившегося к нему сына.
Пруденс гладил Чарли по крупу, а Клера по голове, успокаивая обоих и думая, когда же эта дорога кончится. Хотелось в горячую ванну, хотелось пахнущего ментолом масла и спать.
Лошади тащились еле-еле, когда солнце разбудило согревшегося уже Винсента и заплясало на разноцветных камушках амулетов Клера. Впереди замаячил еще один перекресток, из леса выскочил кто-то на лошади, та встала на дыбы, тормозя, заржала, человек пришпорил ее, пригнувшись, и поскакал в левую сторону.
- За ним? - Алекс посмотрел на группу за его спиной и потер затекшую шею.
- За ним, - Севиль согласно кивнул и взглядом проводил ладони сына, легшие на ремень. - Винсент, не спи. Немного осталось.
Тернер-младший угукнул что-то и задремал, уставший и убаюканный неспешным шагом лошади.
Клер фыркнул и принялся заплетать собственные волосы, распутанные гребнем МакКлайма, в толстую короткую косу. Завязать было нечем, и он оставил ее свисать с левого плеча так, расхлябанной.
Гарольд любовался им, взявшись рукой за плечо Ала, чтобы не упасть, обернувшись. Любовался припухшими губами, теплыми, ласковыми зелеными глазами, длинным носом. И изумлялся, когда же это Клер успел подвести глаза и подкрасить эти самые губы. Словно почувствовав его взгляд, Клер посмотрел в сторону Дрейка и улыбнулся ему, выглядывая из-за плеча Пруденса.
Винс проснулся и косил теперь взглядом в сторону Прю, свежего и бодрого сейчас, уверенно смотревшего вперед, чуть-чуть хмурящегося.
Состояние мухи, растертой по оконному стеклу, продолжалось до тех пор, пока путники не въехали к полудню в город. Большой и жаркий, яркий.
Узнанный на привале, Гарольд натянул амулет Клера и с интересом принялся осматриваться. Кругом сновали люди, озабоченные чем-то; высились дома, выше, чем в Броуденвилле.
Работали фонтаны, где ребятишки умывались, а взрослые только брызгали себе на лицо нагревшейся уже водой и спешили далее. Улочки извивались, петляли. Дом, а, точнее, одна из комнат на втором этаже кособокого здания, принадлежавшая Алексу, была маленькой и уютной, тихой. В ней было прохладно, свежо, высились подушечки, расшитые цветными нитками.
Клер и Пруденс, не сговариваясь, быстро побежали мыться, а Гарольд уселся в кресло и досыпал там, свернувшись в неестественной позе.
Севиль курил, выйдя к балкончику, стряхивал пепел в чашку и оглядывался изредка на сына, которому Дженкинс показывал содержимое резной шкатулки.
- Нет же, выловил, - он шептал приглушенно, пальцами перебирая жемчужины в размере пяти штук, круглые и персиковые, как его кожа. - Ну, ладно, выкупил, но не в этом же дело! Красивые?
Винсент кивнул и подцепил пальцами кусочек золота.
- Это... - Ал замялся и пнул кусочек в дальний угол шкатулки. Закрыл ее и поставил на место. - Вот, в общем, и все.
- И чего же ты полез за такими вещами? - Тернер посмотрел на Дженкинса хитро и отвел с глаз мужчины прядь вьющихся волос.
- Я же охотник, - повел Ал плечом. - А с моей "проблемкой" я часто оставался без добычи, да и редко когда мог попасть в цель, понимаешь? Неприбыльное это дело, если не заниматься браконьерством. А что нужно было, в золотоискатели идти?
- Ну что ты сразу, - Винсент глянул на отца, а после на спавшего Гарри. - А ты один?
- У меня же есть брат, но он неизвестно где. Гарри видел его неподалеку от деревни, стащил подвеску, а затем брат выкрал ее обратно. - Он прикрыл глаза и прислонился плечом к стеллажу с книгами в разноцветных переплетах.
- Мне кажется, вы скоро встретитесь, - произнес вдруг Винсент и серьезно на Алекса посмотрел. - И не нужно только... ну, понимаешь, - он замялся, - все-таки брат. Он же не виноват ни в чем.
- Они любили его, а не меня! Все предпочитают кого-то мне, как ты этого не видишь! - Алекс развернулся и вышел. Винс сел на ковер и глянул на Севиля. Тот пожал плечами и стряхнул пепел в чашку.
- И... и правда? Ну, расскажи же, - голос Пруденса заглушила вода, когда Клер повернул кран. - Ну, Кле-ер! - просяще начал Прю, ластясь к парню. - Мне же интересно!
"Ничего интересного, - красный как рак Клер размазывал по груди мыльную пену и решительно не хотел ни о чем рассказывать. Он даже думать не хотел о вещах, которые так его смущали, собственно, как и Пруденс, но тот коварно улыбался и отчего-то прятал хитрющие глаза, - я же не прошу тебя рассказать о вас с Винсентом". - Он поморщился и вернул руки на место, скрестил их на мыльной груди.
- А у нас ничего и не было, - отрезал зайка Пруденс, представляя, каким пунцовым стало его лицо, встал под душ, смывая приятно пахнущий фруктовый шампунь. - А у вас было. Ну расскажи!
"Могу только ответить на твои вопросы, - сдался Клер и завел волосы назад, - не уверен, было ли это тем, о чем ты подумал, но было приятно. Я же не знаю, как это бывает вообще, - словно себе в оправдание сказал он с невозмутимым лицом и подвинул Прю, подставив лицо воде. - Мне было хорошо, и ему, кажется, тоже. Во второй раз, по крайней мере".
- Второй?! - МакКлайм ополоснул лицо и сел на бортик ванной. - А в первый что?
"Я уснул сразу же после..." - Клер отвернулся к стенке, мучительно краснея.
- А это, м... больно? - Пруденс облизнулся от любопытства и только сейчас подумал о сдвинутых бровях Винсента, хмурившегося поначалу.
"Больно? - изумился Клер, - но почему? Он только трогал меня руками и губами... и я его. И все", - он заморгал в удивлении.
- Ага. Значит, до конца вы так и не дошли, - пробормотал Пруденс и пошевелил пальцами ноги, подставив ее под струю воды из крана.
"До какого конца?"
- Узнаешь. Ты только не бойся, - увидев, как Клер нервно теребит прядку волос и бледнеет, поспешил попросить его Прю. - Думаю, с Гарольдом... нет, я не буду себе это представлять, - сказал он быстро, краснея.
Клер рассмеялся и плеснул на него водой.

***

- Мы разве кого-то ищем? - Гарольд нарочито спокойно сказал это, даже не повернувшись в сторону Алекса. Дрейк был голоден и ел сейчас, ему было ни до чего вообще.
- Мне нужно узнать хотя бы имя брата, ну сходи к ним, а? - Дженкинс сидел напротив Гарри и корчил умоляющие рожи. - Я боюсь туда идти.
- Я тем более не представляю, что мне там делать, - невпопад выдал Гарольд. - Да и зачем он тебе?
- Он мой брат, - решительно сказал Ал. - И хотя я его терпеть не могу, мне нужно найти этого... этого... И к родителям я не пойду. Они мне больше никто, обо мне не помнят даже наверное.
Гарольд ковырнул мясо и положил на кулак подбородок.
- Я попробую.
Обнять Гарри Алексу не позволил ревнивый и голодный взгляд Клера.
Пруденс что-то читал, стащив с книжной полки, Винсент ждал отца. Севиль отправился сообщать, что скоро вернется в Броуденвилль, а в город отбыл по важному поручению. Поручение он выдумывал на ходу и оно все никак не получалось настолько убедительным, чтобы ему поверили.
Жаркий день тек и тек, никак не желая прекращаться.
Гарольд не знал, куда себя деть, и, чтобы ни на ком не срываться, тоже вышел пройтись. Ал все не решался обратиться со своей проблемой к Пруденсу, тот не подпускал к себе Винсента, и Дженкинс отправился к лошадям.
Чарли недоверчиво похрапывал, но кусок сахара с его ладони слизнул.
Алекс умилился, сел на жердь, погладил коня по морде и задумался, почесав подбородок. Вот куда пошел этот Гарри?

***

Энди караулил въезд в город с самого утра, эта мысль пришла в его голову еще раньше, когда он увидел трех лошадей на дороге прямо за собой.
Адреса сошлись, и теперь он просто бесцельно слонялся по городу, не решаясь идти к Алексу, когда вместе с ним находился еще кто-то.
Родной дом не привлекал нисколько, забытый со времени побега Энди.
Он лениво пробирался с детства знакомыми улочками и встал как вкопанный перед тем самым домом, когда увидел, как мужчина-вор, знакомый уже ему, отворил калитку, вошел во дворик, огороженный невысоким деревянным заборчиком, и постучал.
Дженкинс поспешил ретироваться. Забежав за угол, рассмеялся сам себе. "Как ребенок, вот же...", - пронеслось у него в голове, и он выпрямился, прислонился к прохладной стене дома и покусал губы. Что понадобилось этому вору там? И, если он здесь, где все остальные? Не вышел ли сам Алекс?
Энди знал о квартире брата здесь, хотя и не понимал, откуда же Алекс узнал обо всем и почему решился все-таки остановиться в родном городе.
Дом был старым, заросшим травой снизу. Доносилось лошадиное ржание, Энди заглянул в конюшню, никого не увидел и развернулся, чтобы уйти. Пришлось юркнуть обратно, потому как мужчина в клетчатой рубашке, тот самый мужчина приближался к дому быстрым шагом.
"Быстро же он", - успел подумать Дженкинс, а минутой позже уже вылезал через низко вырезанное окно и спешил к гостинице неподалеку, пообещав себе прийти сюда еще раз.
Гарольд же огляделся, когда ему показалось, что он услышал знакомое звяканье шпор, но после успокоился, потряс головой, будто бы стряхивая всю эту чушь, и решительно поднялся в комнату Алекса.
Севиль уже успел вернуться и складывал вещи, остальные собирались тоже, в той же спешке.
- Что-то случилось? - Дрейк протер глаза устало.
- Браконьеры и обвал в шахтах, - прокомментировал Винс и пнул дорожную сумку. - И если ты не хочешь, чтобы тебя упрятали за решетку, тебе придется поехать с нами в качестве помощника шерифа.
- Восхитительно, - Гарольд посмотрел на испуганного Клера и подошел к нему, погладил по щеке. - Все скоро уладится. Мы и близко не подойдем к тем горам, не бойся.
Клер только кивнул и потерся о ладонь щекой.
В дилижансе было пыльно, жарко и неуютно. Сидения были жесткими, тяжелая занавесь дрожала, пропуская только пар и пыль с дороги.
Клер, жестикулируя, рассказывал что-то МакКлайму, который косился то на Севиля, то на Винсента, сидевших по бокам от него. Гарри устроился рядом с Клером, дальше примостился Ал, отодвинувший вторую синюю занавесь и ленивым взглядом провожавший пустынные пейзажи, сменившиеся настоящей пустыней с одинокой дорогой посередине, далеким шумом паровоза впереди и мелькающими маленькими пока еще кактусами. Лошадь Севиля плелась позади, как и конь Винсента, а третий был привязан к рыжему спереди и тащил за собой дилижанс.
- Жарко? - Гарри прошептал это в аккуратное ушко Клера, отведя прядку черных волос, выбившихся из прически. - Потерпи, нам до вечера ехать, ночью будет прохладней, - он подул на шею; та тут же покрылась мурашками, а Клер прижал голову к плечу, сощурив глаза и улыбаясь.
Пруденс фыркнул и продолжил обмахиваться веером из бумаги, сложенным наскоро из пожелтевшего листка, найденного у Ала под кроватью.
Алекс вздохнул, поменял ноги, закинув левую на правую и отер пот со лба, откинулся назад на сиденье и горестно простонал. Севиль покосился на него лениво и только дальше вытянул ноги.
Лошади вдруг затормозили, заржав, Винсент высунул голову из окна, а Клер наоборот прижался к Гарольду, вздрогнув.
Дилижанс окружила дюжина всадников с лицами, закутанными платками по самые глаза, половина лица была спрятана еще и под маской, и шляпами, насунутыми до бровей. Севиль напрягся и вытащил револьвер, спрятал его за спину. Винсент повторил действие отца, а Алекс вдруг зажал глаза ладонью и спрятал голову в колени.
- Эй! - Пруденс сполз с сидения, кинулся к нему. Дженкинс поднял голову, жмурясь, и отполз в угол, дрожа. Из глаз капали слезы, глаза жгло, и, открыв их, Ал увидел только смутные тени.
- Он нас не видит, - прошептал испуганно Винс и дернулся, когда дверь распахнули.
Дрейк бесстрастно оглядел стоявшего на ступеньке толстого мужчину в рыжих выцветших штанах и такого же цвета растянутой рубашке. Клер схватил его за руку, сердце, как сумасшедшее, колотилось у парня в горле, не давая выдохнуть без хрипа.
- Выметайтесь отсюда. - прозвучало хриплое, и мужчина махнул пистолетом, проследив, как спрятавшие незаметно от него оружие Винсент и Севиль помогают Алу выбраться из дилижанса. Пруденс подхватил сумку на плечо, а Клера под руку и вместе с ним спрятался за широкую спину Гарольда.
Вдруг сумки у них выдернули, а руки принялись связывать. Какой-то долговязый со сползшим платком, кривыми пожелтевшими зубами и длинным носом туго затягивал веревки, а все тот же толстый довольно хрюкал, разгребая фляги со спиртным.
- Он же не видит ничего! Пусть с нами пойдет, не связывайте! - Клер дернулся, кинувшись было к Алексу, который, задрав голову, прислушивался, не решаясь открыть глаз.
- Глаза закрыть, и я так ничего не увижу, - философски хмыкнул молодой преступник во всем синем, поправил каштановый локон и связал Алу руки за спиной. - Пошли!
- Куда? - Винсент огляделся и не увидел ничего, кроме пустынной дали и промчавшегося мимо вдалеке паровоза, от которого осталась только струя черного дыма.
Возничий трепыхался и молчал, зло ругнувшись только тогда, когда из-под жестких сидений грабители вынули мешок золота.
Лошадей отвязали, Длинный повел их за собой, всех остальных натянувшаяся веревка вынудила идти за Толстым.
Гарольд наклонился и проверил наличие ножа за стягивавшей бедро полоской резинки. Клинок был на месте, Дрейк ободряюще улыбнулся Клеру и пошел за остальными, свернувшими с дороги в направлении гор.


***

Изумлению Энди не было предела, когда он под вечер вернулся к конюшне и не нашел ни лошадей, ни брата и его сопровождающих в квартире. Окна были вновь закрыты наглухо.
Он решился было постучаться, но ему так никто и не открывал, а мальчишка-сосед, выглянувший из соседней двери, сообщил, что высокий рыжий мужчина отбыл в направлении Броуденвилля буквально полчаса назад.
Энди в спешке седлал Карлу Мо, чертыхаясь.
И выяснилось еще, что в дом к родителям тот мужчина зайти не мог - там тоже было заперто и ни души, хотя садик был ухожен и чист, что подметил Энди, проскакав на лошади мимо.
Дорога извивалась, петляла, уходила в разные стороны, делилась на три таких, себе подобных, но Дженкинс только хмыкнул себе под нос и решил срезать через горы. Грабителей он не боялся, известный среди них как самый меткий стрелок и удачливый вор, еще почище Дрейка, на поиски которого поутру отправилась группа вооруженных людей. Поговаривали, его видели в Броуденвилле.
Дженкинсу под солнцем, на которое уже стекались тучи, было жарковато, и он то и дело останавливался напиться и напоить лошадь.
Появились первые после прерий деревья, высохшие, голые и поскрипывающие. Далее петляли горные тропки, одна из них вела к ущелью, уходила в прохладные пещеры.
Ночами здесь сновали койоты, и Энди потащил Карлу прямиком к узкому проходу, не желая останавливаться на ночь как на ладони, когда рисковал быть не то что связанным своими же, а еще и съеденным.
Капала вода, свистел сквозь дыры ветер, Энди не заметил, как стемнело, продвинувшись вглубь горы.

***

Клеру было жутко. Он подполз к Гарри и дрожал за его спиной, осматривая куски скал и отросшие ветки, пролезшие в дыры.
Грабители разбежались по плато, остались только Каштановый, Толстый и Длинный, они со смешками все же вернули Пруденсу сумку, который теперь успокаивал Ала, и с интересом смотрели на дорогие побрякушки Клера, не подпускавшего к себе никого, кусавшегося.
Гарольд дожидался момента, когда можно будет разрезать веревки и сбежать, но выхода из пещер не знал. А слишком напуганный Клер навряд ли мог вести их в таком состоянии.
Севиля и Винса обыскали, изъяли оружие и привязали покрепче, догадавшись, что старший Тернер - шериф. За такого можно было бы получить неплохой выкуп. И только Прю, баюкая Алекса, был связан только по ногам.
Было тепло внутри, за куском скалы, хотя над головой простиралось звездное небо, а в скалы ударялся ледяной ветер. Клеру было странно знакомо это место, хотя, вероятно, были тысячи таких похожих мест.
Дженкинс, переждав жжение в глазах и стерев кое-как с помощью МакКлайма со щек слезы и потеки пахнувшего травами состава, разглядывал грабителей, возможные выходы из пещеры. Их четверых не обыскивали, не считая сумок, и повезло, что Ал выложил все ценное еще в особняке. В сумке же Гарольда оказались только сложенные шкуры для палаток, одеяла и фляга с водой.
Запах жареного мяса разнесся по всем сообщающимся пещерам мгновенно, и Длинный с Толстым втягивали носом воздух, поворачивая над костром маленькие тушки освежеванных грызунов. Хвостики их болтались, сгорев в тонкие нитки, а уши сгорели моментально, оплавившись. От отвращения Клера передернуло, и он отвернулся. Тени плясали на стенах, редкое пламя освещало нацарапанные или размазанные мелом линии, сложенные в рисунки. Пруденс на руках подполз к ним, с интересом рассматривая прыгающее животное красного цвета из-за странной пыльцы. От нее чесался нос и жгло глаза, МакКлайм отполз обратно, наскребя себе немного красного порошка в ладонь.
Севиль сидел, спиной прижатый к сыну, связанный вместе с ним накрепко, и дремал, судя по прикрытым глазам. Пушистые ресницы Клера отбрасывали тени полукругами на щеки, и Гарри засмотрелся, подсел, ерзая, ближе, коленом тронул смуглую ногу и улыбнулся в ответ на нерешительную улыбку тонких губ.
Вскоре вернулись и остальные, разложились кругом у костра, принялись за еду, даже не взгляну на пленников.
Их было слишком много, несмотря на то, что половина уснула, троица, уже знакомая всем, подобралась и куда-то ушла. Оставались еще трое: один охранял шестерых связанных, а двое сторожили входы в пещеру-грот.
- Не бойся, - повторил Клеру Гарри шепотом и развел колени, чтобы, если что, суметь дотянуться до сапога, бедра и ножей. - Мы как-нибудь выберемся.
- Обездвижить бесшумно часовых и связать спящих, - Севиль сверкнул глазами, приоткрывая их. - Та троица надолго, я думаю. Собираем наши вещи и движемся вглубь, пока эти не очухаются.
- А потом? Они же нас найдут запросто, - Пруденс с сомнением посмотрел на собственную руку и пополз наскребать еще.
- Что это ты? - Севиль заинтересовался и вытянул в его сторону шею.
- Пусть расчихаются и не видят ничего, - коварно предложил МакКлайм, у которого от сдерживаемых чихов и слез уже порозовел нос. - Алекс, держись подальше.
Дженкинс хмыкнул и отполз, да еще и Винс своей ногой подцепил его и протащил по камню к себе поближе.
- Как ты? - участливо спросил он, игнорируя рывки рук Севиля. - Ты меня хорошо видишь?
- Да. Спасибо, - Алекс посмотрел в сторону МакКлайма и улыбнулся ему. - Еще раз.
- Ты нас сможешь вывести или нет? - поинтересовался у Клера Гарри, носом сдвигая невесть откуда взявшийся в прическе парня скрученный в трубочку сухой лист.
Клер пошевелил пальцами за спиной, а потом просто пожал плечами и виновато опустил голову, все еще мелко вздрагивая.
- Ну нет так нет, - поспешил успокоить друга Прю, хотел было обнять, но вспомнил вдруг о порошке у себя в кулаках и опустил руки. - Вылезем.
- Ближе к утру животные разбегутся, это плюс, - негромко размышлял Севиль, - но просматривается все это утром на порядок лучше, чем сейчас. Мы сильно рискуем.
- А здесь мы этого не делаем? - Винсент грубо дернул плечом. - Нас с тобой они вообще продать хотят, ты слышал?
- Успокойся, - Севиль пересел удобней, скрестил лодыжки и уставился в ночное небо, затылком прижавшись к пушистому затылку сына.
- Не могу, - прошептал тот, поймав ладонь отца и сжав его пальцами. Нервно хихикнул. - Проститься с тобой, что ли?
- Дурак, - старший Тернер моргнул и покрепче перехватил ладонь. - И не надейся.
- Денешься от вас, - пробормотал Пруденс и сел ровно, сложил руки на коленях, поежился. - Костер догорел и остывает. Я уже мерзну. Сейчас замерзнут они и проснутся.
- Не глупи, - Севиль по-прежнему был спокоен. - Они же в наших шкурах. Не проснутся.
- А чем мы их свяжем? А тех чем оглушим? - подал голос Алекс.
- У меня веревка есть, растягивается. А приложить и камнем можно, вон их у костра сколько, - Гарри улыбнулся сверкнувшему белыми зубами Клеру и проверил у себя за поясом веревку.
- Странные грабители, - Винсент потер нос о плечо Алекса, заработав изумленный взгляд и тычок в бок от сдвинутого с теплого места отца. - Не обыскали.
- А тебе бы хотелось? - Тернер закрыл глаза снова.
- Лошадей увели вместе с возничим, - тем временем продолжал Винс. - И как мы без них? Стоит только выбраться - нас догонят и как коров пригонят обратно. Мы не успеем уйти. Мест не знаем, отсидеться не получится вообще, - он начал психовать.
- Замолчали, - их охрана развернулась, дав вволю наглядеться на обезображенное ожогами лицо с массивной нижней челюстью и тонкими губами. Человек не прислушивался к разговорам, он хотел только одного - спать, а эти назойливые мухи ему мешали своим жужжанием.
Севиль улыбнулся, Винс сжал губы, подскакивая на месте.
Пруденс насупился, почувствовав, как жжет ладони.
- Я так долго не продержусь, - зашептал он, наклонив голову, повернул ее. - Черт! - Гарри и Клер развернулись к нему, а МакКлайм только с испугом смотрел на стену. - Да оно даже камень разъедает! - вышло пискляво и громко, так, что мужчина снова обернулся и посмотрел уже на паникующего Пруденса. Оскалившись, человек покачал головой и отошел от них на шаг.
Из отверстия наверху послышался свист, похожий на те, что издавал ветер, но все же что-то было не то.
Клер поднял голову и увидел мужчину, замотанного платком, без шляпы, с веревкой в одной руке и револьвером - в другой.
Клер толкнул коленом Гарри и указал ему наверх.
- Это еще кто? - прошептал Винсент, а Севиль приподнялся, уже кивая незнакомцу на конвоира и складывая губы так, чтобы беззвучно сказать о том, что шуметь не следует.

***

Энди сам не заметил, как забрел куда-то уж слишком глубоко, понял это только тогда, когда услышал конское ржание где-то впереди. Карла Мо была оставлена у полуразрушенной статуи какого-то божка, а сам Дженкинс прокрался туда, где цокали копытами лошади и отвешивали шуточки мужские голоса.
Люди освещали себе путь факелами, их видно было издалека, и Энди буквально прирос к месту, когда увидел Алекса, почему-то согнувшегося пополам и повисшего на руках того самого мужчины.
Ноги Дженкинса потащили было его туда, к Алу, но Энди сам себя остановил, решил пройти за ними неслышно, выследить и забраться ночью уже, выкрасть брата, и будь что будет.
Место было хорошее, рассмотреть все Энди удалось только сверху, из огромной дыры. Там-то он и решил не показываться сперва брату, когда долго смотрел, как светловолосый, похожий на ангела паренек, тот самый, у которого Энди покупал капли, промывает брату глаза, успокаивает его. И держались они все, связанные, на удивление дружно. Амулета на светловолосом мужчине не было, и Энди с удивлением узнал в нем Дрейка. И ехидно похихикал тихонько, вспомнив, как тот едва не стащил у Дженкинса медальон.
Заметив шерифа, Энди напрягся. Не могли же Тернеры конвоировать всех остальных, в такой куче, в город? Только Дрейка стоило бы упрятать за решетку, который, между прочим, обнимал сейчас странного вида парня, видимо из племенных.
"Знает горы", - тут же отпечаталось в мозгу у Энди. Он уже успел отвязать тайком лошадей шерифа и его сына, увести коня неясного происхождения туда же и вернуться, осмотревшись. Уходить через ущелье обратно не стоило, следовало двинуться в том же направлении, к городу.
Энди знал о меткости Алекса, когда у того было все в порядке с глазами, об умении Дрейка пользоваться своими клинками и ловкости обоих Тернеров, но, глядя на мальчишку и смуглокожего парня, он покачал головой, раздумывая, как так все провернуть, чтобы тем не пришлось даже драться.
Внизу сверкнул веревка, его заметил тот самый парень, а Севиль что-то зашептал. Энди приник к дыре.

***

- Бери левого, - жестикулировал Севиль, а Гарольд уже незаметно перерезал веревки, косясь на грабителей-неудачников, вовсю храпевших.
Пруденс поднимался медленно, сжав болевшие кулаки еще сильнее и прижавшись к стенке.
Клер предусмотрительно спрятался за Гарри, устыдившись своего страха, думал, куда им идти, как выбраться, по чему ориентироваться и как не набрести на племена, рассыпанные в горах подобно гороху.
Алекс наклонил голову, рассматривая незнакомца, и поднимал за спиной камень, готовясь развернуться и оглушить левого от них мужчину. Человек наверху целился в противоположного ему, закрепив веревку на уступе, обвязав ее вокруг толстой ветки с редкими листиками.
Севиль потихоньку вытаскивал из ремней на поясах спящих оружие, рассовывал его по карманам сумки, а Винсент старался бесшумно потянуться.
Гарри растер запястья и поднял Клера на ноги, сунул ему в руки сумку и подтолкнул к одному из выходов.
Энди свесился, удерживаясь на одних руках, сощурился. Стражи просыпались медленно, поднимали головы по очереди и обводили мутным взглядом пещеру. Тот самый с квадратной челюстью подскочил от шума на месте, когда Севиль связывал последнего - тот повернулся во сне и задел ногой жестяную посудину.
Гарольд, размахнувшись, ручкой клинка ткнул ему под затылок. Мужчина мешком осел на землю.
Другие двое подхватились, та самая троица, заметив отсутствие камней и возничего, которого Энди тоже отвел к животным, вбежала и тут же согнулась, когда Пруденс, подскочивший, бросил в них мелким порошком.
Энди спрыгнул наконец, дернул брата за руку и потащил вслед за Клером по проходу.
- Налево! - скомандовал он, дожидаясь за поворотом Севиля и Винсента, связавших накрепко грабителей.
Ал смотрел в его глаза, хмурился, не понимая ничего, шел послушно за Клером, постоянно оглядываясь.
- Нам куда вообще? - возник Винсент и застегнул на плече ремень походной сумки. - Чарли!
Конь всхрапнул и ткнулся мордой в хозяйское плечо, жуя рубашку мягкими губами.
- Он, - Энди пальцем ткнул в маленького человечка, прижавшегося к лошади, - вас выведет, - и вскочил в седло Карлы Мо, пришпорил ее и понесся, струсив показаться Алексу, в обратную сторону, продолжая путь.
- Это что было? - Пруденс привалился к стене, споласкивая чем-то алкогольным ладони от алевших пятен. Он жмурился и дышал через рот, весь красный и с круглыми от страха глазами.
- А он к тебе что-то сразу направился, - Гарольд кивнул Алексу и помог ему сесть в седло, протянул всю кладь. Забрался вперед него, обнял себя его руками. - Ты чего?
Дженкинс помотал головой и прижался к широкой спине.
Севиль, вздернув брови, посмотрел на эту парочку, забрался на лошадь Винсента, протянул сыну руку, усадил у себя за спиной. Пруденс и Клер уже сидели, готовые ехать.
- Вы знаете, куда нам? - поинтересовался Гарольд у старичка, когда они вслед за ним выезжали на простор прерии. Лошади брели к дороге, полоской видневшейся вдали.
- Нужно быстрее добраться до тех холмов, - мужчина отрывисто мотнул головой и пришпорил коня.
- Все в порядке, - Прю, обнимавший Клера и державший поводья пальцами в перчатках, позаимствованных из сумки Гарри, наклонился, потерся щекой о руку, вцепившуюся в конскую гриву. - Отпусти ты ее, лошади больно, - пальцы послушно разжались. - Все хорошо, успокойся. Думаешь, Гарольд бы не вытащил тебя оттуда, если бы не этот? Да ну, - МакКлайм фыркнул и сел ровно, поцеловал, дотянувшись, Клера в затылок. Тот дернулся от щекотки и повел острым плечом. - Нет, серьезно. Ты уже не боишься, нет? А Ал боится. По-моему, он еще не отошел, тепличное растение, - покосился на мужчину Прю. Вышло беззлобно и даже жалостливо.
Алекс лбом прижимался к лопатке Гарри и безучастно смотрел по сторонам, двигая глазами. Мелькали круглые кактусы, утыканные иголками, суховеи, под ногой Чарли проползла серая змейка и скрылась под камнем. Севиль зажмурился, ладонью провел по зажмуренным глазам, зевая.
- Я устал, - проворчал ему в спину Винсент и лицом потерся о ткань перед носом, зевая тоже. Расчесал пятерней спутанные волосы и уставился на дорогу.
Алексу казалось, что вздремнул он ненадолго, но когда глаза его распахнулись оттого, что Дженкинс больно ударился носом о спину Гарольда, Ал зажмурился обратно от яркого солнца, встававшего прямиком перед ними, облизывавшего холм, к которому они медленно, но верно приближались.
Он нахмурился, почувствовав, что до сих пор сжимает в ладони какой-то предмет. Когда они наконец спешились у самой дороги, чтобы дать лошадям отдых, Ал с неописуемым выражением изумления на лице разглядывал керамическое сердечко на ладони. Ноги его подогнулись, и он так и сел в белый песок, моргая.
- Это что это? - Пруденс подлез ему под руку, а Гарри за его спиной только нахмурился и покачал головой. Затем присмотрелся, нагнулся и не смог сдержать удивленного вздоха.
- Вот это... вот, - только и смог сказать он и сел рядом с Алом. - Твой брат спас твою задницу.
- Откуда? - брови Дженкинса изогнулись, а сам он, вздыхая, повесил медальон себе на шею и спрятал под рубашку.
- Он сказал, что нам в сторону гор, - с флягой воды присел перед ними Севиль и протянул ее сидевшим, - будете?
- Буду, - Винс подхватил флягу и брызнул себе на ладонь, протянул коню. - А он сам-то куда? - проводил он взглядом удалявшуюся от них темную скачущую точку.
- Обратно, надо полагать, - шериф пожал плечами и выпрямился, потягиваясь. В черной рубашке было жарко, как и в синей джинсовой куртке, но Севиль только поправил ворот и сощурился, встав лицом к солнцу.
Прю обнял Клера крепче и погладил его по голове.
- Мы скоро будем в Броуденвилле. Скоро-скоро. Веришь? - Пруденс хихикнул, когда Клер ему улыбнулся насмешливо, и повалил друга на спину, тиская. Дрейк ревниво на них глянул и отвернулся, прикрывая козырьком ладони потемневшие глаза.
Винсент пыхтел, силясь застегнуть ремешок на упряжи и седле, царапал пальцы и тихо ругался, решивший затянуть полоску кожи на спине Чарли, чтобы та не елозила и не натирала. Ал с виноватым взглядом встал рядом и без проблем продел язычок между спаянными металлическими пластинками.
- Спасибо, - Винс улыбнулся Дженкинсу и подергал ремень. - Я знаю. Не извиняйся. Как сказал Пруденс, все закончилось хорошо. А это кто был все-таки?
- Мой брат, - Алекс сложил руки на груди и отвернулся. Дернул плечом, когда Винс потянул его за рукав. - Да, я собираюсь его найти, - Алекс покраснел и уставился на носы собственных ботинок.
- Что его искать, - подал голос подошедший Гарри, - если он и так за тобой таскается.
- Это совпадение, - Ал нахмурился и поджал губы.
- А мне кажется, нет, - Винсент задумчиво покусал ноготь на указательном пальце. - Мне кажется, что он тебя разыскал и заботится теперь о тебе. Занятная вещица, - Тернер тронул пальцем цепочку.
Винс прижал медальон ладонью к груди и сжал зубы.
- Мы его найдем, обещаю, - расплылся в улыбке Гарри.
Винсент посмотрел на напряженное выражение лица Алекса и передумал обнимать мужчину, вместо этого он потянул Гарри за собой к Пруденсу и Клеру, давая Дженкинсу возможность прийти в себя.
Севиль уже отделился, сидел на теплом камне и жевал неизвестно где найденную травинку, шарил по карманам в поисках спичек и грязно выругался, когда ни в одном их не оказалось.
"Скажи ему, что со мной все в порядке", - попросил у Пруденса Клер, оказавшись в крепких объятиях Гарри.
- Он говорит, что чувствует себя хорошо и готов к новым приключениям, - Прю получил несильный тычок под бок и рассмеялся.
Дрейк прижал свое сокровище к себе и поцеловал в висок.
- Больше ничто не заставит тебя волноваться, обещаю.
- Поехали, солнце поднимется, будет жарко, - Севиль поднялся и отряхнулся, Винсент подал Пруденсу руку.
Ал вышел из-за лошади и устало улыбнулся МакКлайму в ответ на теплый сочувствующий взгляд.

***

Энди к полудню уже был в родном городе.
Он оставил лошадь в конюшне дома брата, сидел теперь в его комнате, в которую забрался по трубе через окно и листал бездумно книгу, бродил по помещениям, проводил рукою по статуэткам и прочим мелочам, пока не наткнулся на шкатулку.
Он потряс жемчужины в ладони и вернул их на место.
У шкатулки было двойное дно.
Энди вынул верхний ящичек и уставился удивленно на детские рисунки, на порванную серебряную цепочку и свою фотографию черт знает сколько летней давности. Он проморгался. Не свою. Алекс улыбался и держал на руках пушистого кота, свесившегося с его рук и обвившего хвостом руку юноши.
Дженкинс вынул фотографию, засунул ее в нагрудный карман, прикрыл аккуратно шкатулку, поставив верхний ящик на специальные деревянные полоски. Провел рукой по распущенным огненным волосам, приглаживая их, поднялся и беспокойно заходил по комнате, злясь на самого себя.
Ну что ему стоило остаться? Позволить шерифу и Дрейку узнать себя, поставить под удар брата и рассориться с ним. Энди досадливо фыркнул, рисуя себе картины одна страшнее другой. Если брат знает о его существовании, он, вероятно, ненавидит его и не собирался даже с ним заговаривать.
Энди прижал ладони к глазам, вспомнив, как выглядел братец в момент приступа. Хотелось самому помочь ему с этими каплями, чтобы первым, что увидели эти желтые родные глаза, было его лицо.
Дженкинс рад был, что, похоже, отношения с сыном бывшего любовника у брата относительно хорошие, как он успел увидеть, да и с самим шерифом тоже. И с остальными, особенно с этим белокурым мальчишкой.
Интересно, Алексу нравятся такие?
- Прекрати об этом думать на четвертом десятке, - зло сказал себе Энди и сел в кресло. Что бы ни понадобилось им, они обязательно окажутся в Броуденвилле. Вот там-то он их и встретит.
А пока имеет смысл подготовиться.

***

Перед путниками медленно протекали холмы, еще горы вдалеке.
- Сдается мне, Это не Броуденвилль, - Севиль нахмурился и потер затылок ребром ладони.
- Подтверждаю, - Винсент кивнул из-за отцовской спины и слез с лошади, рассматривая круглую деревеньку с чем-то огромным, возвышающимся в центре круга.
Было решено идти горной тропой, а не по пустынной местности, где они как на ладони и где слишком жарко, чтобы передвигаться быстро или устраивать привалы.
И теперь Клер, Пруденс и Алекс шли пешком, держа лошадей, Гарольд плелся позади с сумкой наперевес и рассматривал спину Клера вместе с татуировкой на копчике. Он только сейчас подумал о том, что так и не разглядел как следует своего любовника. И любовался теперь, восхищенный, как и МакКлайм когда-то у реки изящной фигуркой нраррца. Дорога петляла, извивалась и вывела их наконец к площадке, подобной Броуденвилльской, но под ногами расстилалась совсем иная деревня.
Пестрели ленты на тотемных столбах, сверкало солнце, отражаясь от витрин из стекла.
Горячий ветерок защекотал язык колокола на площади, он зазвенел глухо и затих.
- А где все? - тупо спросил Алекс и подался вперед, всматриваясь в сплетения улиц. Звуков, кроме удаляющегося эха, слышно не было. - Э-эй!
Эхо подхватило и понеслось дальше. Город был пуст, но наполнен различными мелочами вроде следов копыт и размытой колеи от телеги, будто бы был покинут жителями в один момент, в самый разгар рабочего дня.
- Спускаемся? - Пруденс посмотрел на Севиля встревожено и дернул лошадь к себе, когда та намеревалась пойти к островку травы с алым цветком.
- Не назад же идти, - шериф, хмурясь, прижался, цепляя пальцами конскую гриву, и шагом повел лошадь дальше. - Может, все-таки есть кто? - добавил он неуверенно и прикусил губу.
Винсент вздохнул и тихо поинтересовался:
- А Броуденвилль в какой стороне?
- Увидим кого - спросим, - Ал прижал к груди медальон и хмыкнул.
- Может, твой вездесущий братец опять нас найдет и выведет отсюда? - Гарольд хмыкнул, опережая парней, и пошел рядом с Дженкинсом. - Хотя не мог же он знать, что мы пойдем не по той дороге и свернем не туда, оказавшись в таком местечке.
- Не дури, - Алекс хмыкнул в ответ и вдруг чихнул. Сверху посыпались мелкие камушки, задетые птичьим крылом. Птица снижалась, вскрикнув что-то и метя клювом в разрез сумки.
И шлепнулась под ноги испугавшемуся Чарли, когда Ал, оттирая руки от пыли, посмотрел на творение рук своих. Пущенный камень ухнул со скалы.
- Вот это ты даешь, - Пруденс даже пожал Алексу руку и заулыбался.
- Если бы не глаза, - тот смущенно отвернулся, потерев лоб. Гарольд направился к птице.
- Во всяком случае, у нас теперь есть ужин, - сказал он с веселым смешком, обвязал птицу вновь воссозданной веревкой и поволок на весу за собой. - Кто умеет обращаться с птицей?
Клер робко поднял руку, застенчиво улыбнувшись.
Дрейк вздернул бровь, подошел к парню и закинул руку ему на плечи, привлекая к себе.
- Отлично! - он прижался губами к виску паренька и тряхнул тушкой на веревке.
- Восхитительно, - процедил сквозь зубы Севиль и потащил коня дальше, рыкнув на попытки сына погладить его по плечам.
- Ну чего ты? Устал? - Винсент подлез ему под руку и мурлыкнул, потершись щекой о предплечье. - Успокойся, может, найдется интересная работка в городе-призраке, а?
- Тьфу ты, - Тернер щелкнул сына по носу и потрепал по отросшим уже волосам. - Ну и мысли у тебя. Ребенок.
- Да, да, да, - наигранно обиделся Винсент и охнул. - Папа...
Ветер дернул за засов на покосившихся деревянных воротах, и те поддались, со скрипом распахиваясь.
Гарольд, уверенный в том, что спуск занял бы не менее получаса, с подозрением осмотрелся.
Не было сомнений, деревня находилась прямо перед ними, пустынная и заброшенная.
Из окон высовывались кое-где флажки, развешанные над улицами, будто бы здесь проходил какой-то праздник.
Клер стоял перед статуей, открыв рот.
- Это кто? Знакомая вещица, а? - Гарольд задрал голову, рассматривая вырезанное из дерева животное головой орла и змеиным туловищем. Фигура была вымазана, иначе и не скажешь, в краске, кляксами расплывшейся на резных руках, выжженных прямо на змеином туловище.
Клер поежился и обнял себя руками, а Гарри вспомнил вдруг много маленьких таких фигурок на той самой поляне, с ритуала на которой все и началось.
"Наше божество". - Сообщил Пруденсу Клер и, приподняв сзади юбки, чтобы не испачкать, опустился перед фигурой на колени. Странно, но камни под ней были теплыми, будто бы этой ночью здесь еще жгли костры.
- Он в него верит, - МакКлайм посмотрел на друга, на его угольно-черные волосы, погрузившиеся в пыль. - Вставай, нужно кого-нибудь найти. Или что-нибудь, где ты сможешь приготовить ужин, а мы остаться.
- Все равно не успеем вернуться до темноты на развилку, - подхватил Севиль, спешился и подбежал к участку. Дверь поддалась на удивление легко, в клети лежало нечто мешковатое и, когда Севиль постучал по решетке, с тела взвились сотни жужжащих мух. Тернер подавил желание закрыть рот рукой, сглотнул и вышел.
- Никого, - сообщил он, спускаясь по ступенькам вниз. - Разделимся и осмотрим деревню. Я иду с Винсентом, Дрейк пусть охраняет Дженкинса, - Ал поморщился, но к Гарри подошел. - Мальчишки разыщут нам гостиницу.
Пруденс возвел очи горе и потащился по улице, сцапав Клера за локоть.
- Ничего с твоим Гарри не случится, пошли, - прошипел он.
"Думаешь, Винсент не в безопасности со своим отцом?", - Клер тронул друга за плечо и улыбнулся.
МакКлайм только хмыкнул, но раздражительность мигом куда-то ушла, и он уже значительно бодрее направился к высокому дому, окрашенному в розовый цвет.
- Им нужно обойти все до вечера, - он потрогал пальцами замок, повернул ручку, толкнув первую попавшуюся дверь. - Не потерялись бы. Нужно держаться вместе, да, Клер? Клер? Клер! - Пруденс огляделся - ведь только что друг шел рядом с ним - и подскочил на месте, ринулся было к двери, но та все никак не поддавалась. - Да что за черт?! - он зашипел и обернулся к окну - с улицы оно казалось распахнутым настежь, теперь же ставни были словно слипшиеся.
Прю кое-как отскреб вязкую пленку с них и высунулся в проем, чувствуя, как сжимают уже деревянные створки тело, царапая.
- Э-эй! На помощь! - завопил он, толкая ставни в разные стороны.
- Пруденс? - Ал выскочил неизвестно откуда, испуганный тоже. - Да прыгай же, вылезай и прыгай! - крикнул он не своим голосом, подбежав к зданию.
МакКлайм выцарапался из окна кое-как и плюхнулся в мягкий песок, попав в руки к Алексу. Сумка и Клер остались внутри.
- Мы зашли. Шли вместе. Я обернулся, а его нет, - со слезами и всхлипами сообщил Пруденс плечу Алекса. - Где Гарри? - вдруг поднял он голову.
- Я обернулся, а его нет, - Дженкинс поднялся с земли, отряхнулся и подбежал к разобранному "нечто" с торчавшими оттуда кусками железных палок. Взяв одну, он направился к гостиничной двери. - Иди сюда. Может, нам веревкой друг друга обвязать?
это было не смешно. МакКлайма и след простыл, только вмятина в песке.
- Я тут, - раздалось хриплое, и Ал напрягся, повернув голову: на него смотрел чумазый Пруденс с растрепанными волосами, крепко сжимавший одной рукой сумку, а другой - ладонь Клера, да так, что парень от боли прикусил губу. - Он вылез через дверь черного хода, она гнилая была, Клер ее выбил, - выдохнул взволнованный Пруденс.
- Ты кого-то видел? Что-то? Почему исчез? засыпал парня вопросами Ал.
"Меня как будто схватило что-то. - Клер опустил голову и помялся на месте, - дернуло за руку, развернуло - и я оказался в другом коридоре. Один".
- Нам нужно найти остальных, - Алекс перехватил железку в руке и посмотрел на парней. - Пруденс, отпусти Клера. Спокойно, никуда он сейчас не денется. Ты, Клер, вынь из нашей сумки веревку и свяжи наши запястья.
Клер кивнул и мигом исполнил, мастерски затянул мелкие узелки.
- Отлично. Ты не разглядел, что тебя дернуло?
"Темно было, - Клер повел плечом и пошел вслед за увидевшим что-то Пруденсом. - Ал... ты меня понимаешь?"
- Всегда понимал. Ты чего? - Дженкинс вспомнил момент их знакомства и взял Клера за руку. - Не бойся, я не причиню тебе зла.
- Хватит вам уже. Тихо! - Пруденс наклонился и сощурился, увидев что-то блестящее в траве.
Он поднялся и с изумлением уставился на зажатую в руке звезду шерифа.
- Севиль? - пробормотал Алекс и отступил, спиной прижимаясь к спине дрожащего Клера. - Гарри? Кто-нибудь!
Эхо подхватило и разнесло его крик по всей деревеньке. Стало тихо.
- Глупая была идея, - Пруденс поежился и обнял себя руками за плечи в испуге.
Больше не осталось ни звука, пыль под ногами припала, накрапывал дождь, солнце привычно заволокло серыми тучами.
- Придется обойти город. Идем к тотему? - Алекс почесал белую бровь и первый шагнул вперед, потащив всех за собой. - Идем же, ну!
- Странно, - заметил Пруденс через некоторое время, - я же его вижу, вон он, орлиная башка.
Клер кивнул и даже подпрыгнул, чтобы за длинной изгородью разглядеть голову огромного, выросшего как гриб, тотема посреди площади.
- Может, напрямик? - Алекс зашагал прямо, перелез через ржавую бочку. Стены домов буквально срослись перед носом, и Дженкинс протер глаза. - Вот тебе и обошли. Лабиринт какой-то.
- Здесь живет чудовище и оно нас всех загоняет, а потом сожрет, - Пруденс нервно хихикнул и поймал Клера за локоть. - Я пошутил!
"Ну и шутки, - было видно, как Клер побледнел и задрал голову. - Смотри!"
Скала, на которой змеей вилась их тропа, освещалась как прожектором лучом солнца, выползшего из толстой серой тучи. Вдруг змея посерела, а потом и вовсе исчезла. Полыхнуло красным из дыры в скале, и Клер отпрянул.
- Должно же быть этому какое-то объяснение, - бормотал себе под нос Алекс и ежился, когда подул ветер и смял листовки, кидая их буквально в лицо мужчине.
- Энди Дженкинс?
- Дженкинс? - Пруденс заглянул к нему. - Это же он у меня капли покупал! Вот и родинка... Как у тебя прямо, - посмотрел он на Алекса взволнованно и отошел на шаг.
Дженкинс-младший свернул лист в трубочку и с невозмутимым лицом спрятал в сумку.
- Идем дальше.
- Идти-то мы идем, только не выходим никуда, - Прю взял мужчину за руку и огляделся. - Прямо и прямо?
Клер устало посмотрел на огонь, солнце, тряхнул головой, стряхивая с волос капли и зашагал, осторожно ступая на горячий песок сначала пальцами, а затем приземляясь в него пяткой.
Дома мелькали, одинаковые и одноцветные, голову будто бы сдавливало тисками, и Клер взмолился, глянув на родной тотем. Один из домов треснул надвое и разъехался.
- Лошади! - первым очнулся Прю. - Разыскиваем наших - и деру!
Клер странно поморщился и наклонил голову, прислушиваясь.

***

Гарольд хмурился и кусал губы, оглядываясь в поисках Алекса и сжимая пальцами рукоять кинжала. Мужчины и след пропал, и, сколько бы Дрейк ни всматривался в туман вокруг него, все равно толком ничего не смог разглядеть. Вдруг впереди замаячила рыжеволосая макушка, хлопнула дверь, и Гарри на всех парах понесся к дому с заколоченными окнами. Дверь была услужливо открыта, сорванная с верхней пели, она скрипела, покачиваясь.
Было темно.
Красные точки тут и там светились зловещим светом, Дрейк пару раз наступил в темноте на что-то, хрустнувшее под подошвой ботинка. От открытой двери с туманной улицы с затянутым тучами солнцем света не шло, да и вдруг поднялся ветер, дверь захлопнулась, и Дрейк оказался в кромешной темноте.
- Ал? - позвал он, хмурясь и шагая по скрипевшему полу.
На лестнице что-то качнулось черной тенью и взметнулось вверх.
Гарри побежал за тенью, не рискнув схватиться за трещащие перила, вел ладонью по стене, отдернув ее вдруг. С пальцев капало что-то вязкое и резко пахнущее. Дрейк вытер руку о кусок обоев, свисавший тут же, и сощурился, рассматривая коридорчик в сером свете, в лучах которого, выбивавшихся из-за прибитых гвоздями досок, танцевала пыль.
Пол под ногами скрипел тоже, полилась вода в ванной справа, и Дрейк заглянул в это черное нечто, держа кинжал уже перед собой острием вперед.
Хлопнула дверь слева. Гарольд попятился. Затем, пригнувшись, прошел быстрым шагом вперед и обмер, рассматривая рисунок чем-то стекающим, вязким на стене, освещенной дырой в заколоченном окне. Он обернулся, услышав, что вода перестала течь, а когда повернулся обратно, не увидев никакой стены, только длинный коридор и двери с кое-как прибитыми поверх косяков досками.
- Алекс! - проорал он, отступая туда, где, по его мнению, была лестница, но спиной только вжался в скользкую стену.
Летучие мыши спорхнули с гудящих балок и принялись проталкиваться в щели решеток на взявшихся из ниоткуда окнах. Гарольд закрыл голову руками и побежал вперед.

***

Пруденс гладил Чарли по морде, пока Ал нагружал его уже разложенными по земле вещами.
- Убираться отсюда нужно, - бормотал МакКлайм себе под нос. - Какие планы?
- Можно остаться здесь, можно пойти за ними, а можно разделиться, - Дженкинс почесал нос и чихнул. - Но я бы не стал этого делать.
"Оставайтесь здесь, - Клер, закусив губу, отводил взгляд и отступал с пропустившему их дому. - Я скоро!"
- Стой! Стой, ты куда? - Пруденс в отчаянии заколотил кулаками по шву розового кирпича и сел на землю, пряча лицо в коленях. Веревка на его запястье была обрезана со стороны Клера. Он потянул за другой конец, и Ал сел рядом, притянул Прю к себе на плечо.
- Надеюсь, он знает, что делает.
- Я вижу место нашей стоянки, вижу тотем и дома, и улицы, и вообще все, но не могли же они скрыться в какой-нибудь гостинице, не забрав вещи и не дождавшись нас? - накручивал себя Винс, нарезая круги вокруг отца, стоявшего на площадке под крышей толстого зеленого дома с отвалившейся черепицей.
Шериф потер подбородок, оглаживая бородку, и насупился, когда город под ногами как-то уж слишком быстро потонул в тумане.
- Теперь я ничего не вижу, - констатировал Винс и даже подпрыгнул зачем-то, но добился только того, что пол под ногами треснул, и Севиль едва успел оттащить сына от образовавшейся дыры в дереве.
- Стой на месте. Ни шагу отсюда, ясно? - Севиль, злясь, вытащил наручники и пристегнул сына к себе. Тот охнул и посмотрел на отца с удивлением, а затем пополз от него, егозя по дереву. - Да куда же ты, - прошипел ему Севиль, водворяя на место, а после вскочил, вздернул сына на ноги и потянул обратно в дом. Огромный ком пыли вихрем проносился по городу.
Вбежав в дом, Винсент толкнул единственную дверь и замер, не услышав шума и не увидев ни пыли, ни гари вокруг. Небо прояснилось, светило солнце, а перед ним, обнявшись, сидели в пыли зажмурившийся Пруденс и сцепивший зубы Ал.
Тернер-младший потащил отца за собой, выбегая на открытый участок. Севиль тянул его к лошадям и поклаже, а сам Винс, запыхавшись, уже чуть ли не бежал к своему драгоценному Прю.
- Эй! - выкрикнул он и едва удержался на ногах, когда отнюдь не легкий МакКлайм запрыгнул на него, обвил руками шею и затих, носом уткнувшись в плечо. - Мы вас нашли, - Винсент гладил Пруденса по спине, баюкая. Тот вдруг всхлипнул и икнул, зашмыгал носом. - Что такое? - Тернер сел, протягивая руку отцу, чтобы тот расстегнул наручники. Севиль искал ключик.
- Гарри исчез, когда они с Алом шли по деревне. - Всхлипнул еще раз Прю. - Мы тоже потерялись, потом нашлись, потом пришли сюда, даже заблудились, и... Клер ушел искать Гарольда, - произнес он наконец и тихо заплакал.
Алекс обнял его со спины.
- Можно седлать лошадей и пойти вместе их искать, - предложил Севиль, отстегивая наручник. - А почему вы связаны?
- Чтобы не потеряться. - Пояснил Алекс и посмотрел наверх. - Солнце. Думаю, не лучшая идея пойти за ними. Клер вывел нас тогда, что, город и во второй раз его не выпустит? Тем более что здесь, - он кивнул на ворота, - выход, и мы должны дождаться Клера и Гарри на этом месте.
- Поддерживаю, - Винсент обмотал вокруг запястья веревку, завязал узел и протянул ее конец отцу. - Держи, привязывайся.
Севиль плюхнулся прямо в пыль и закрепил веревку на ремне, недоверчиво хмыкнув.
Алекс, к которому привалился уставший Пруденс, отвел руку, насколько позволяла веревка, и обнял МакКлайма, в то время как тот засопел у Ала на плече, опустошенный.
- Успокойся, - Севиль наклонился к сыну, заметив его взгляд, и зашептал шепотом: - Никуда он не денется, прекрати сопеть и дуться, как ребенок.
Винс прижался разгоряченным лбом к металлической звезде на кармане отцовской джинсовой куртки.
- С каких это пор ты доверяешь Алексу? - пробормотал он недоверчиво и заурчал, когда рука отца погладила его по затылку, почесывая.
- С тех же, с каких и ты стал, - Тернер обнял сына в ответ на объятие и ткнулся носом ему в макушку. - Только не проси меня извиниться.
- Чтобы ты высмеял меня? - Винс вздернул бровь, и, хотя этого не было видно тоже, улыбнулся. - Он знает тебя лучше, чем я, поэтому и старается держаться подальше. Видишь, как уполз?
Севиль рассмеялся беззлобно и хмыкнул.
- Небо снова темнеет. Что-то будет, - произнес Тернер задумчиво вместо ответа. - Странный дом, он был на другом конце деревни, когда мы заходили в него, а стоянка была далеко, ее не очень-то и разглядеть было с крыши, да? - создавалось впечатление, что спрашивает он самого себя, потому как, когда Винс поднял голову и открыл рот для ответа, Севиль, не обратив на это внимания, продолжил: - Их вывел Клер. Это его божество там, в центре. Не думаю, что он завел нас сюда. Где-то здесь индейцы, любое из племен. Но где тогда люди?
Винс отряхнул обувь от пыли.
- Думаю, нужно привязать и лошадей тоже, - сказал Севиль уже громче и поднялся.
Ал встал вместе с сопящим Пруденсом и стоял, стараясь не натягивать веревку, пока Тернеры обматывали невесть откуда взявшимся длинным куском ткани столб у ворот. Чарли спал, закрыв глаза и изредка наступая на камешек под копытом.
Клер видел это все почему-то, когда закрывал глаза. Улицы перед ним не петляли, оставаясь на своем месте. Дома сверкали чистотой, вышедшее солнышко забивалось в оконные стекла, и Клер был несказанно удивлен, подняв голову и не увидев ни тучи. От скалы перед ним пошел пар и дым, Клер свернул и вышел к старому заколоченному дому.
Сжав в руке амулет так, что тот острым завитком распорол кожу на пальце, Клер шагнул в темный коридор за дверью. Та скрипнула, отъехала в сторону и свалилась с петель совсем.
Клер чуть ли не заплакал от отчаяния, поняв, что закричать не сможет, захоти он позвать на помощь, когда шел, переступая с носка на пятку, по каким-то лужам и костям, впивавшимся в ступни.
Ступени под его ногами шатались и скрипели, Стена крошилась под пальцами, и когда Клер поднялся на второй этаж, то тут же кубарем скатился оттуда, когда что-то крупное налетело на него, толкнуло в грудь и вынудило отступить на хлипкую ступеньку.
Клер моргал, в темноте не видя ничего, кроме русой макушки на своей груди. Дрейк зашипел, поднял голову и потер нос, с которого капала кровь из царапины от застежки на цепочке.
Гарри сидел на бедрах Клера, сжимая их коленями, и ощупывал человека под ним, ничего не видя из-за покрасневших глаз и вспухших от попавшей пыли в глаза век. Нащупав завязки и кожаные юбки, квадратные колени, Дрейк поднял голову и прошептал:
- Ты?
Клер радостно пискнул, услышав родной голос, обвил Гарольда руками и ногами и прижал к себе, поскуливая от боли в спине, которой проехался по ступенькам.
- Откуда ты тут, чудо? - прошептал дрожащим голосом Гарри, трогая пальцами холодные волосы, прижимаясь губами к улыбающимся губам. - Думал, не выберусь на этот этаж. Ты дверь выбил? - сквозило, проникал слабый свет сквозь проем в двери, и видно стало крысиные кости на полу. – А я за Алом побежал, - оправдываясь, пожал плечами Гарри, а Клер посмотрел на него изумленно.
Снова что-то бухнуло наверху.
- Он еще там, пусти, - Дрейк завозился и вскрикнул, когда Клер куснул его за нос. - Нельзя туда? - опешил Гарольд, - но Ал...
Клер отчаянно замотал головой, выполз из-под Гарри, схватил мужчину за руку и потащил к выходу.
Со страшным шумом сверху упала сова, ухнула, моргнула и поднялась наверх, к балкам, сквозь дыру в потолке, откуда высовывался бок облезлой ванны.
Когда Клер бегом вытащил Гарри из осыпавшегося дома, было уже темно, слоистые, словно стопка блинов, горы алели, солнца не было видно, дом за их спинами исчез.
- Странное дело, - Гарри прикрыл глаза ладонью и всмотрелся в орлиную голову тотема, другой рукой крепко удерживая ладошку Клера. - Ты знаешь, куда идти? - проговорил он уже в смуглую спину, когда Клер уверенно повел его по какой-то из улиц, - ну и дела, - Дрейк почесал затылок и обнял парня за талию. - У тебя же все ноги в царапинах! - уставился он на темные пятна в пыли.
Клер махнул рукой, сжал губы и пошел быстрее, косясь на тотем.

***

- Солнце заходит.
- Спасибо, Ал, без тебя бы не заметил.
- Папа, перестань!
Пруденс приоткрыл глаза, завозился на коленях, которых стало почему-то шесть.
- Ты его разбудил, - Севиль фыркнул и погладил Прю по голове. - Не нужно было так кричать.
- Не нужно было огрызаться, - Винсент притянул МакКлайма поближе к себе.
- Не нужно было говорить очевидное, - Севиль шикнул на Алекса и сел ровно.
- Я не думал, что сказал это вслух, - Дженкинс заворчал и отвернулся, посмотрев на сине-фиолетовое небо с желтыми всполохами у земли.
- Ты вообще...
- Папа!
- Клер еще не вернулся? - МакКлайм, сопя сонно, протер глаза кулачками и зевнул, осматриваясь. - А лошади где?
Столб стоял в гордом одиночестве посреди круга травы, а рядом валялся лоскут. Следы уходили за ворота, маленькие камешки были разбросаны конскими копытами.
- Ну, мы же все равно хотели уходить, вот и найдем их там, - неуверенно начал Винсент и поежился.
- Где "там"? - Севиль нахмурился и встал, подошел к месту и присел. - Здесь следы чьих-то огромных босых ног.
- И никто ничего не видел? - Алекс проморгался. - Я уверен совершенно, что не спал. Винсент?
- Мы тоже не спали, - Тернер-младший натянул веревку, притягивая отца обратно. - Нужно было к нам лошадей привязать.
- Чтобы и тебя, и нас увели? - Севиль хмыкнул и сцепил зубы.
Что-то громыхнуло наверху, из пещеры повалил сноп дыма и искр.
Сумерки сгущались, стекались, деревня теряла свои очертания.
- Солнце заходит, - задумчиво повторил Севиль слова Алекса и сел на место. - Будем ждать.

***

- Мы тут уже проходили, - Дрейк поднял Клера за талию и перехватил, беря на руки. - Не копошись, тебе идти больно, я же вижу. Обними меня и показывай, куда идти, - скомандовал он.
Под ногами осыпались камушки, дома становились все более похожими друг на друга, улицы вновь принялись сплетаться. Клер испугался.
Тотем исчез в ночном тумане, луны не было видно, свет давало лишь пламя в горах, ярко-алое, с золотыми всполохами.
Гарри поставил замерзшего вмиг Клера на землю и принялся растирать его плечи руками. Клер дергался и пищал что-то, подрагивая.
- Сейчас согрею, тише... - шептал ему Дрейк, волнуясь. - Ты есть хочешь? Сейчас придем, счистим перья с этой птицы, там должен быть нормальный дом и... Ну, если нет, - заметил он усмешку Клера, - если нет, разведем костер там, рядом с лошадьми. Разложимся, встанем лагерем, - он нервно хихикнул, - переждем ночь и выберемся. Только бы дорогу найти...
Закинутый вновь на плечо, Клер кивнул согласно и вцепился пальцами в голову Гарри.
Вокруг была только темнота, вверху, спереди и сзади, справа и слева, и под ногами.
Гарольд, не видя ничего перед собой, поморгал сначала, а затем пошел наугад, как можно крепче прижав Клера к своему телу и мягко ступая по странно шевелящемуся песку. В который раз подумав, что это было хорошей идеей - взять парня на руки, Гарри вдруг замер, заметив свечение.
- Твой амулет... Клер, - позвал он негромко, - он светится, - зеленые глаза замерцали, когда перед ними оказался тот самый царапающийся амулет с кошачьим глазом посередке. - Он куда-то светит, - понял наконец Гарри, - куда-то, а не просто так. Посвети мне.
Клер послушно выставил вперед ладошку, и Гарри вместе с ним пошел за зеленоватым лучиком, все время спотыкаясь.
Вскоре ладонь ткнулась в морду тотему, вросшему в землю до середины. Черная гарь рассеивалась, змеи под ногами, а это были именно они, стремительно расползлись в стороны. Дрейка передернуло, он сглотнул и перехватил Клера на руках.
Кошачий глаз мигнул и погас. Клер завозился, заерзал, и, когда оказался на песке, упал на колени, обхватил идола руками, прижался губами к краске и беззвучно заплакал. Гарри сел рядом и погладил смуглое плечо. Вокруг расстилалась пустынная долина, как в чаше плещущаяся в обрамлении скал.
Клер переполз Гарольду на руки, осматриваясь в темноте.
Невдалеке трещал костерок, ветер доносил обрывки разговоров, и еще недавно бывшие домами тени рассеивались, как сладкая вата.
Дрейк пошел на свет, боясь отпустить Клера и опустить глаза, чтобы не увидеть под ногами ядовитое море. Он выдохнул счастливо, когда перед костром оказались все четверо.
- Клер! - к ним тут же подбежал Прю, подпрыгивая на месте. За ним на привязи потянулись остальные.
- Оно тут исчезло все, - Алекс почесал кончик носа, волнуясь. - Мы костер разожгли.
- А лошадей увели, - Винсент взял Клера у Гарри и сел с ним, давая возможность суетящемуся Пруденсу рассмотреть израненные стопы.
- Как увели? - Дрейк сел перед Севилем и осмотрелся. - Где мы?
- На месте стоянки, - шериф все время оглядывался и прислушивался. - Говорите тише. Зря костер разожгли.
- И в темноте сидеть ждать, когда к нам подкрадутся со спины?
- Обычно на такие вопросы отвечают из темноты загробным голосом, что уже нашли, выступают с копьями наперевес и заводят в пещеры, - мрачно сообщил Винсенту Алекс.
Винс обнял мужчину за руку и преданно заглянул в глаза.
- Я не дам тебя завести, - сообщил он серьезно и шепотом, а затем рассмеялся вместе с Дженкинсом.
Севиль поморщился, покусал губы и прислушался. Гарри прислушался тоже, подсел ко всем поближе, засунул кинжал в чехол и насунул на голову шляпу, валявшуюся тут же.
- Что за чертовщина, - пробормотал он неизвестно кому.
Снова громыхнуло, ударилось обо что-то звенящее и разлетелось по всей чаше равномерным гулом.
- Меня это все пугает, - надувшись, сообщил Пруденс, бинтом обвязав ступни Клера и сев к парню на колени. - Мы неизвестно где, здесь творится неизвестно что. Как будто нас развели на целый день, заставили бродить тут до ночи, а теперь заперли в пустыне.
- Не совсем в пустыне, - пробормотал Винс.
- Да, нас тут законсервировали и собираются сожрать, - Гарри хмыкнул и пнул камешек, отправив его в пламя.
- Тут индейцы, - повторился Севиль. - Они увели наших лошадей, напустили дыму и пируют в скалах.
- Почему пируют? - Ал, хмурясь, тоже посмотрел наверх.
- А зачем еще огонь и гонг? - шериф насмешливо фыркнул.
"Жертвоприношения", - Клер произнес это еще и беззвучно, одними губами.
- Небезопасно здесь, - Гарольд поднялся, расхаживая вокруг костра.
- Мы дождемся утра и пойдем искать лошадей, - Севиль упрямо вздернул подбородок и тут же, боясь искорок, опустил голову.
- Бежать отсюда нужно и без лошадей, - Винсент сжал зубы и тоже встал.
- Мы сейчас ляжем спать, я с Дрейком останусь охранять лагерь. Винсент, сядь.
Гарри посмотрел на Севиля.
- Ты думаешь, те, кто забрал коней, так просто отдадут их нам? Или мы справимся с целым племенем?
- А вдруг это снова воры, кучка недоумков, которые только и умеют, что запугивать своими никчемными театральными эффектами?
- Так кучка недоумков связала нас и оставила в пещере под охраной. Думаешь, мы выбрались бы без его брата? - Гарольд подошел к Алу, останавливаясь у того за спиной. Дженкинс поежился.
- Да если бы не его трусость и внезапное затмение, мы были бы уже в Броуденвилле!
- Папа, перестань, - негромко, устало и твердо произнес Винсент. - Хватит лезть к Алу, он ничего тебе не сделал и ни в чем не виноват.
Севиль сжал губы и отвернулся.
- Мы останемся на ночлег, - сквозь зубы выплюнул он. - И это не обсуждается!
Пруденс затих в руках Клера и всхлипнул снова.
- И успокой свою истеричку.
Винсент вскочил, Ал поднялся тоже, но только для того, чтобы, положив руку Винсу на плечо, усадить его обратно.
- Не трогай его, - зашептал Дженкинс, - видишь, боится же.
- Он-то? - Винс начал было говорить громко, но тоже перешел на свистящий шепот. - Да он отдает нам приказы будто у себя в участке!
- Его это успокаивает, он хотя бы уверен в том, что собирается сделать, - Алекс погладил плечо и отпустил. - Иди к Прю.
Пруденс, обняв свои колени, даже не дернулся, когда его обнял Винс. Он не понимал, за что его так обидел Севиль, когда еще недавно заботился о нем и сам же успокаивал.
И МакКлайм не истерил, он просто устал и боялся, как и все.
"Потерпи, скоро будем в Броуденвилле, - не передразнивая, а успокаивая, сказал Клер Прю. - Не плачь". Клер стер маленькие серебристые слезинки и поцеловал Пруденса в курносый нос. МакКлайм обнял друга за шею и засопел ему в ухо.
- Какая прелесть, - мрачно прокомментировал Севиль и сердито глянул на Винсента.
Тот, запутав веревку, сел к отцу и нагнулся к его уху.
- Извиняйся давай, - он потер пальцем шершавую, мозолистую ладонь и чмокнул отца в щеку.
- Извини, - пробурчал Севиль и надулся.
Винсент рассмеялся.
- А они похожи, - Гарольд расплылся в улыбке. - Два идиота.
- Ты потише, потише. Сейчас споются и вместе выступят, - предупредил его Алекс и протянул найденную листовку.
- О. Ух ты. - Гарри взял в руки лист и принялся его рассматривать, - деревни нет, листовка есть. Чудеса.
- Ну, может, с собой кто-то принес, - Алекс пожал плечами и хмыкнул. - Не мы первые.
- Не мы последние, - Дрейк отвернулся и уставился в огонь, вернул листовку. - Ложись, спи. Хочешь?
- Боюсь исчезнуть, - мужчина поежился от ветра.
Клер поднял голову, буквально только что заметив отсутствие звука. Только огонь мерцал наверху.
- Ты чего? - Пруденс поднялся, копошась и барахтаясь, и затих, когда Клер прижал его к своей груди.
- Мы не одни, - Севиль поднялся, закрывая собой сына. - Все встали вокруг костра.
- Может, веревки развяжем? - предложил тихо Винсент, и в темноте, которую костре не освещал ну никак, послышался смех.
- Не стоит, - произнес чужой голос. Гарри дернулся и скривился как от прокисшего молока, - не потеряетесь на пути.
Окружившая их кольцом стена людей медленно сужалась.
Вперед выступили мужчины в странных юбках с оборками, цепями на шее, мерно позвякивавшими, и огромными золотыми браслетами со странным рисунком на щиколотках и широких запястьях, с разукрашенными белым и красным лицами и горящими в темноте, как звезды над головой, глазами.
Клер юркнул за спину Прю, в то время как тучный, с огромным животом мужчина сделал еще один шаг вперед, придерживая своеобразную корону из перьев рукой.
За ним столпились, окружив еще и костер, около двадцати смуглокожих мужчин.
Локоть Ала коснулся плеча Винса, когда мужчина дернулся в сторону.
- Лошадей заберем, кучка недоумков... как же, - Винсент, передразнивая отца, прошептал это самому себе и глянул на Алекса, кивнул ему ободряюще.
Гарри первым поднял руки ладонями вверх, и их несильно стянули еще одной веревкой.
Звуки вернулись.

***

Каштановый, Длинный и Толстый рассматривали знакомых им уже лошадей и цокали языками в удивлении.
Животные стояли поодаль, с другой стороны пещеры, привязанные, и жевали меланхолично сухую траву.
- Ты это видишь? - Длинный потянул носом зачем-то и вытянулся, рассматривая лошадей. - Вот это дела.
- Заберем их, - сказал Толстый и поправил штаны, подтянув их за истертый ремень.
- А вдруг там эти, - Каштановый с замотанным глазом поморщился и сплюнул на камни. - С порошком и револьверами.
- И шериф, - Толстый ногтем поковырялся в зубе и наморщил нос картошкой. - И сынок его и те двое рыжих.
- И беленький, - Длинный прикрыл глаза мечтательно и облизнулся. Остальные двое покосились на него, втянули головы в плечи и отошли на шаг. - Что?! - Длинный стремительно краснел.
- А вдруг их похитили? - по лицу Толстого расползлась ухмылочка.
- А мы пойдем и их спасем, - Каштановый выпятил вперед узкую грудь.
- Беленького мне! - затрясся Длинный и скуксился под уничижающими взглядами. - Молчу.
- Взамен лошадь попросим, - улыбка Каштанового стала шире.
- И пожрать, - фыркнул Толстый и снова подтянул штаны.
- Толстый! - Длинный ткнул его острым локтем вбок, причем для этого ему пришлось нагнуться.
- Ну, я, - тот недобро посмотрел на него исподлобья и нахмурился.
- Они что, кругами шли? - Каштановый присел и присмотрелся. - А это еще кто?
К лошадям подходили двое полуодетых смуглых мужчин, они взяли коней под уздцы и повели куда-то вглубь пещеры. Длинный потер ноющие запястья, на которых красовалась веревка Гарри, таинственно исчезнувшая потом, подошел, шмыгнув длинным носом с родинкой на самом кончике. Зубы его уже не показались бы кривыми, разве что желтоватыми и слишком мелкими, как у хищной рыбешки. Водянистые глаза загорелись.
- Наших ведут! - завопил Длинный и заглох, когда мясистая рука Толстого зажала ему рот.
- Тихо ты.
- Спускаемся, - Каштановый поправил самодельный револьвер, собранный буквально по колесику, и на заднице съехал по склону.
Толстый закряхтел, Длинный шумно высморкался, и оба поплелись за ним.

***

Свет от свечей, вплавленных в ниши, играл на стенах и подобии алтаря, плоском камне, на котором сидели шестеро связанных.
Вокруг, прижавшись к стенам, выстроились дикари в разноцветных одеждах, было жарко, душно и слишком много алого дыма, будто кровь разлилась в воздухе.
Что-то звенело, стучал гонг и много маленьких барабанов из натянутой на костяные цилиндры без окружностей кожи. Сквозь гул, который напоминал ритуальное пение, пробивались редкие голоса. Кто-то закричал, привлекая внимание пленников.
- Только не говори им, что это сделал ты, - Севиль рассматривал вопящего и красного толстяка, оказавшегося вождем, сжимавшего убиенную птицу за шею.
- Я думал, ты скажешь "это ты опять во всем виноват", - Ал хмыкнул, удивившись.
- Ты и без меня это понимаешь, - Севиль низко рассмеялся и сел на камне поудобнее, ерзая. Руки за локти были связаны за спиной.
- А он... необычный, - Винсент сделал лицо человека, съевшего очень-очень кислый лимон.
Под глазами вождя висели огромные мешки, похожие на две большие вялые сливы. Губы терялись в щеках, а глаза блеклого голубого цвета заставляли думать о слепых нищих побирушках у часовен. На голове его все так же возвышалась корона из перьев, на шее поблескивал амулет в форме головы совы, в глазах ее поблескивали драгоценные камни разного цвета. Серьги вождя, оттягивавшие ушные мочки, были огромными золотыми прямоугольниками с резьбой по краю. Севиль наморщил нос от этой чрезмерности.
- Красивый мальчик, - пробасил вождь, поправляя перо алого цвета на затылке, и наклонился к Клеру. Клер скривился и отполз. - Оставим.
Широкоплечий мужчина позади пленников нахмурился и подался вперед, прислушиваясь.
Он был высок, строен и красив, подтянут, и Винсент, оглянувшись, залюбовался им невольно, затянутым в тонкой выделки синюю с золотым узором ткань. Мужчина подбрасывал в костер, громко щелкавший деревом, хворост и мускулистыми руками поворачивал гигантский веер так, чтобы дым разлетался из огромной арки в пещере огромными окрашенными клубами.
Пруденс смотрел на свои ноги и вспоминал подъем по винтовой выточенной прямиком в скале лестнице с широкими ступенями и резным узором на стенах. Лестница вывела их к пещере наверху, откуда окном смотрела на то место, где в чаше развалился город-деревня, арка. Там пар поднимался тоже, и тотем светился отчего-то в темноте.
Вождь снова затряс убитой птицей.
- Видимо, они им дороги, - ляпнул Винс. - Как память.
- Какая память? - Алекс почесал бровь о его плечо и посмотрел туда же, куда смотрел сын шерифа. - О. Красивый. Он смотрит на тебя, знаешь? Примеряется.
- Ам? - не понял Винс.
- Ам-ам. Сожрет сейчас глазами, - ответил ему Ал и сполз с камня на площадку скалы. - А потом и просто сожрет.
- Так что не смотри на него, Пруденс вскипит, - прокомментировал Севиль и чихнул.
Прю отвлекся от созерцания ботинок, вспыхнул и отвернулся.
Клер подсел к нему поближе, косясь на Гарольда время от времени.
- Нужно было повернуть обратно, - прокомментировал ситуацию Дрейк.
- Потрясающе, - Севиль Маркус Тернер отполз от здоровяка, что-то им кричавшего.
- Ты знаешь, о чем он? - Ал повернулся к Клеру. Тот кивнул, потряс связанными руками и вздохнул. - Винсент, загороди меня, пока он там распинается, - зашептал Алекс. Севиль и Винс сомкнули плечи.
Дженкинс наклонился и зубами потянул узел на руках Клера. Тот зашипел и задергался, когда Ал кусал случайно запястья и пальцы, промахиваясь.
- Подними их, - Алекс потянул узелок, и веревка упала за спину Клера.
- Не двигайтесь, - прошептал широким спинам Дженкинс.
"Он говорит, что птица священна, - размяв пальцы и повернувшись к Пруденсу и Алу, быстро задвигал руками Клер. - И мы должны подвергнуться пыткам и умереть, - он округлил глаза. - А это я переводить не буду". И покраснел до корней волос.
В это время вождь, отложив птицу, говорил что-то, тыча пухлым пальцем в Клера.
- Фарс, - шикнул Севиль, когда Пруденс все озвучил шепотом. - Только не "любовник", а "жертва", Клер.
Парень отвернулся, еще больше краснея. Гарри напрягся.
- Жертва?
Винсент дернулся, когда запястий коснулось что-то холодное, и едва не завизжал, увидев серую змею за спиной. Змея, развязав его, уползла к высокому красивому мужчине.
- Ты попал, друг, - Гарри прыснул, согнувшись к Клеру так, чтобы не прилетело от Винса.
Что-то скрипело на ветру, врывавшемся в арку из камня. Прю дернулся - скелеты, чьи пожелтевшие кости были связаны между собой, будто бы смотрели на него своими пустыми глазницами.
Клер вдруг снова почувствовал на себе веревки, перед глазами поплыло, он увидел знакомые красные стены перед собой и отсветы огня на них, и ритуальный клинок из коллекции таких же над своим животом. Он вскрикнул и задергался, взмахнул свободными руками. Видение исчезло, а на Клера смотрел вождь и сально ухмылялся.
- Или "любовник", - покусал губу Севиль. - Мне не очень знаком этот диалект.
- Папа, сделай что-нибудь, - Винсент зло посмотрел на приближавшихся к ним странных мужчин с повязками желтого цвета на бедрах.
- Что? Что я сделаю? - Севиль говорил тихо, опустив голову. - Спрячь руки за спину и возьми веревку. Так. Оберни вокруг запястий... Хорошо. И заткнись.
Винсент обиженно засопел, но послушно замолк и отвернулся.
- Лисичка, - прошептал Пруденс и ткнул локтем Гарри в бок. - Смотрите, лиска.
Бурый нос скрылся за куском скалы.
- Это не лиса, - Ал сощурился, присматриваясь. - Это же тот, из троицы, длинный.
- Их только не хватало, - Гарольд засуетился и умолк, когда гул прекратился и все уставились именно на них.
- А почему коричневый?
- Он в краске, - ответил ему Севиль и посмотрел на копье, которым их сгоняли в кучу. - Винсент, встань и прижмись ко мне.
- У тебя есть план? - Винс оживился и облизнул сухие губы.
- Нет у меня плана. Оружие далеко. Их слишком много.
- Ложись! - закричал не своим голосом Пруденс, когда туча красного порошка расплылась под потолком.
Вождь, захрипев, упал навзничь, дышать стало нечем, стены окрасились красным, Винсент, перед тем, как отключиться, наблюдал, как рослый индеец вслед за кем-то, спешащим вниз, вытаскивает его из камней и несет следом. Алекс закашлялся, зажмурился, желая еще и уши заткнуть, чтобы не слышать ужасного визга.
Гонг упал и покатился, сбитый выстрелом.
Севиль обхватил всеми конечностями, вдруг освобожденными, Пруденса, кивнул Гарри, который уже нес Клера, и все они вылетели на улицу.
Холодный воздух неприятно нагрелся, дыма было слишком много, и Тернер-старший успел только удивиться вставшему на дыбы Чарли.
Незаметно для путников наступило утро и солнечным лучом засветило в глаз шерифу.
- Очнулся, - Толстый навис над Севилем и похлопал того по щекам, помог сесть.
- И этот тоже, - Каштановый посмотрел на широкоплечего индейца. - Этого с ними не было.
- Мало ли, - повел плечом Длинный и уставился во все глаза на своего беленького, сопевшего на коленях у седого мужчины.
Гарри застонал, потягиваясь, и потер шишку на затылке. Клер подкатился к нему под бок, осматриваясь и изумленно моргая.
- Вы нас спасли, - произнес наконец Алекс, отойдя от шока.
Все они сидели на широкой дороге в Броуденвилль, прямо посередине. Неподалеку бродили лошади, сумки, привязанные к седлам, были в целости и сохранности. Занимался рассвет.
- Это еще что? - Гарольд уставился на широкую тарелку гонга в песке.
- Не уходить же с пустыми руками, - развел пухлыми конечностями Толстый и улыбнулся, демонстрируя зубы, испачканные травой.
Гарри моргнул и кивнул машинально.
Пруденс поднял голову и очаровательно зевнул, заставив Длинного умилиться.
- Они нас вытащили, - кивнул в сторону неразлучной троицы Севиль и поправил звезду.
- Она разве не падала? - тупо спросил Прю, посмотрел на воров и поднялся, держась за услужливо протянутую ему Длинным ладонь.
Синеволосый индеец зашевелился, встал, обвел всех мутным взглядом и, подойдя к Винсенту, схватил его, поднял на свое плечо и понес в направлении исчезнувшего города.
- Пусти! - Тернер забарахтался, заизвивался и упал в песок. Подскочил тут же, тараща глаза.
Индеец вновь подошел к нему, недобро улыбаясь.
Алекс зашел ему за спину.
Севиль напрягся тоже, а Винс, когда индеец направил в его сторону неизвестно как появившийся нож, наставил не него дуло пистолета.
Рука тряслась.
Каштановый не выдержал, поднял гонг и ребром его шлепнул индейца по темечку. Тот закатил глаза и сполз на колени.
- Здесь оставим, - произнес Каштановый и опустил "орудие".
Тернер отступил на шаг, перед ним встал Клер, дуло ткнулось в ямочку между ключицами, Гарри потянул Клера на себя, стремясь занять его место.
Ал вытащил револьвер из руки Винсента и развернул его к Севилю, обнявшему сына.
- Спасибо еще раз, - Пруденс улыбнулся всем троим и поднял свою сумку, упавшую с лошади.
- Всего один поцелуй, - Длинный заморгал кокетливо и наклонился, вытянув губы трубочкой.
Толстый и Каштановый едва удерживались от того, чтобы не заржать по-лошадиному, и толкали друг друга локтями.
Маленький МакКлайм поднялся на цыпочки и звонко чмокнул Длинного в губы.
Винсент побагровел, тут же отойдя от шока, Длинный, наоборот, замер, трогая губы и глупо улыбаясь.
Каштановый покатил впереди себя гонг и свистнул Толстому. Троица удалилась, чуть ли не волоком волоча за собой Длинного. Пруденс, как ни в чем не бывало, развернулся к остальным.
Винс сощурился и отвернулся.
- А теперь это ты зря, - бросил ему Севиль и залез в седло.
Сын ему ничего не ответил.
Гарольд посадил Клера и Прю на лошадь, Ала в седло позади своего места и залез сам.
Солнце переливалось всеми цветами, дорога растекалась в обоих абсолютно противоположных направлениях. Нужное было неизвестно, а Гарри не рискнул спросить и понесся наугад, оглянувшись для того, чтобы увидеть скачущего за ним разозлившегося Прю, взволнованного Клера, дымящегося Винса и спокойного как слон Севиля.

***

Энди потрепал Карлу Мо по ушам, забрался в седло, неторопливым шагом добрался до ворот и долго топтался перед указателем, трясшимся на ветру. Где-то невдалеке была речка, далее лес и цветная деревня.
Дженкинс подумал еще немного и свернул в ту сторону, откуда пришел в город. Какой смысл в том, чтобы ехать за братом, если можно направиться навстречу, заехав по пути в деревню, и не проезжать мимо странных пещер.
Понадеявшись на то, что брат не потащится по незнакомой ему дороге к повороту на гору и круглой чаше, Энди пришпорил Карлу Мо и медленно, высматривая в тумане дорогу, тронулся в путь.
День медленно тек мимо расплавленным солнечным шаром, впереди блестела полоска чистого неба, лес давал неплохую тень. Главным теперь было не запутаться и не пропустить важный поворот.
Протащившись всего-навсего четверть пути, сонная муха, именовавшая себя Энди Элиот Дженкинс, остановилась на привал, заведя Карлу Мо в лесную глушь и привязав к дереву, под которым зеленела сочная трава.
Наскоро умывшись и ополоснувшись, Энди развел костер, сел у него, сжимая фотографию, и не догадывался даже, что точно с таким же вот трепетом и с такой же нежностью на лице изучал и Ал его лицо на пожелтевшей и смятой листовке.
Энди погладил пальцем родинку на пухлой губе, коснулся такой же у сфотографированного с котом Ала, и вдруг, неожиданно даже для себя, коснулся губ брата своими губами, не прижимая их сильно к карточке.
Затем покраснел, спрятал картонку в сумку, разделся и, разбежавшись, влетел в воду, обрызгав недовольно зафырчавшую лошадь и залив костер.
Всю ночь Энди лежал, улыбаясь в звездное небо, и даже не думал засыпать, думая о себе и брате.

***

- Мы точно идем к Броуденвиллю? - Винсент, перестав дуться на Пруденса, смотрел теперь на него виновато. Тернеру тоже не мешало бы извиниться, хотя он и не считал себя виноватым в жарких взглядах индейца, бросаемых на Винса тогда. МакКлайм тоже виноват не был, да и не было ничего, в общем-то, такого, чтобы... не было.
Севиль дернул плечом и пустил Чарли шагом.
- Точно, - ответил ему Гарольд и обернулся на засыпавшего Клера. - А мы успеем?
- Главное, чтобы не опоздали, - голос Севиля прохрипел это и сорвался на кашель. Винс постучал отца по спине и посмотрел на Прю.
Пруденс погладил дремавшего впереди него Клера по щеке и опустил голову.
- Ты говорил, там что-то серьезное, - Гарри поравнялся с Севилем и насунул шляпу на затылок, всмотрелся в холодные севилевы глаза и сощурил свои, потеплевшие после взгляда на Клера.
- Вот там-то точно шайка проходимцев, которую нужно попросту разогнать, - шериф поправил звезду и выпрямился в седле. - Уже совсем скоро я, наконец, вернусь к своим обязанностям и заживу прежней жизнью.
- Посадишь меня? - Дрейк улыбнулся и оглянулся на Алекса. - Или нет?
- Или нет, - проворчал шериф и потрепал гриву Чарли, не зная, куда ему деть руки.
- Вот как, - протянул Гарри и задумался, глядя на дорогу.
- Вот так вот, - Севиль и Винсент обогнали его и ехали теперь во главе всей процессии.
Клер, будто маленький лисенок, завозился, вытянул конечности, свернулся после практически в клубок и зевнул. Пруденс умилился, поцеловал его нежно в лоб и обнял одной рукой.
Другую руку перехватил Винсент, когда Пруденс нагнал их. Он взял ладонь в свою и примиряюще улыбнулся.
МакКлайм трогательно заалел, выдернул руку, но улыбался потом словно душевнобольной, растянув губы.
Алекс задумчиво мурлыкал что-то за спиной у Гарри, затем, присмотревшись, тронул мужчину перед собой за рукав:
- Там дорогу загородили.
- Не проедем? Это кто? Люди? - засуетился Прю, выглядывая из-за головы Клера и обеспокоенно щебеча.
- Успокойтесь, может, нас встречают? - Севиль наклонился, рассматривая пестрое нечто, что заволокло дорогу через мили отсюда. - А что это?
- Дым, газ и люди. - Сощурившись, разглядел Алекс. - Идут куда-то.
- Это еще не Броуденвилль, и, если там живут люди, устроим привал в том месте, - шериф натянул поводья. Чарли встал.
- Пап, я не стал бы с ними связываться, будь я на твоем месте, - протянул Винсент, хмурясь и жуя губы. - Может, доедем до леса и остановимся там?
- Согласен с Винсом, - Ал кивнул и посмотрел на Севиля пристально.
- Поддерживаю, - Гарри повернул голову и глянул на парней.
- Единогласно, - заключил МакКлайм и подул Клеру на нос, - просыпайся, соня, мы скоро делаем привал.
Клер повозился еще, развернулся в седле, обнял Пруденса и засопел.
- Уникальный мальчик, - с ехидцей произнес Севиль и повернулся к дороге.
- Можем повернуть здесь, - Ал заметил тропинку, ведущую к лесу. - Тем более что они приближаются. И вряд ли они настроены мирно.
- Думаешь? - Гарольд пришпорил коня и махнул всем остальным рукой. - За мной, едем в лес!
Песчаная тропинка вилась перед ними, заводя к лесу. Они прибыли на место к полудню, заняли полянку под сенью деревьев и расставили палатки.
- Ты же засыпаешь, спи давай. - Пруденс с улыбкой уложил Клера и накрыл тонким покрывалом. - Спи, - он погладил друга по блестевшим то синим, то матово-черным цветом волосам и улыбнулся.
"Разбуди меня к ужину", - попросил Клер, зевнул, свернулся калачиком и засопел снова. Пруденс, выбравшись из палатки, встал посреди поляны.
Пели птички, паслись лошади, на стоянке больше никого не было.
- Куда все запропастились? - спросил сам у себя Пруденс и, оглядываясь, направился на поиски хотя бы Гарри, все время посматривая на поляну позади, где оставил мирно спящего Клера. Подавив желание вернуться, МакКлайм углубился в лес, туда, где тропинки было не разглядеть в траве, и, когда обернулся еще раз, палатки не увидел.
Он кружился на месте. Остановился, посмотрев на солнце, стоявшее ровно посередине, и не мог вспомнить, с какой стороны он все же пришел.
Лес был близок к деревне, знакомый Прю, но, куда бы он ни пошел, все путалось. Пруденс МакКлайм заблудился.
Кричать о помощи Прю почему-то побоялся, волнуясь, как бы не наткнуться на кого-нибудь не того, и все чаще и чаще его сердце посещало беспокойство за Клера, оставленного там в одиночестве.
Пруденс схватился за голову и осел на землю.
Боясь выдать имена тех, кто вместе с ним спрятался в лесу, он закричал что есть мочи:
- Э-эй! Кто-нибудь! Помогите!!
Ему на голову посыпались ветки, ветвь дерева качнулась, провожая улетевшую птицу. Солнце все так же слепило глаза.
МакКлайм пнул ветку и надулся как сыч.
- Да стой же ты! Ну, стой! - раздалось справа. Затем послышалось оглушительное ржание лошади, рвавшейся на помощь. - Карла! Карла Мо, остановитесь!
"Какие высокие отношения с лошадью", - подумал Пруденс, вскочил, замахав руками, попрыгал на ветках и продолжил кричать.
- Помогите! На помощь!!
Перед лицом Пруденса появилась лошадиная морда, и он завизжал. Карла Мо встала на дыбы, а Энди, смахнув рукавом расстегнутой рубашки мыльную пену с недобритого подбородка, появился между ней и мальчиком, загораживая Прю. Лошадь на удивление быстро успокоилась и моргнула умными карими глазами.
- Э... - пролепетал Прю и погладил ткнувшуюся ему в грудь головой лошадь по гриве. - Спасибо.
- Хорошая девочка, - Энди улыбнулся. - А я тебя знаю, - повернулся он к Пруденсу и сощурился, выгибая дугой белесые брови.
- А я вас, наверное, тоже, - Прю отвел глаза и отступил на шаг, украдкой рассматривая крашеные в темно-каштановый волосы мужчины. - Я заблудился, - сообщил он, будто бы это не было ясно с самого начала. - На стоянке мы все. И Алекс тоже, - зачем-то добавил он и поднял голову. - Вы оставили ему медальон. Зачем?
- Он так хотел заполучить его, - невесело усмехнулся Энди и сел на поваленное дерево.
- И тебя увидеть тоже. Не знаю для чего, - поспешно добавил Прю. - А ты убежал. Почему?
- Я испугался, - признался Энди и распустил волосы, зачесал их назад, закалывая туже.
- А вы похожи, - кокетливо улыбнулся ему Пруденс и сел рядом с Дженкинсом. - Он мягкий и чувствительный. Но... но он не трус. Просто если что-то решает сделать, решается очень уж долго. И он хочет тебя увидеть, - тепло сказал МакКлайм, разглядывая темную родинку и припухшие искусанные губы. - Он не способен не любить кого-то, даже Севиля.
- Он любит Севиля?
- Нет-нет, - поспешил внести ясность МакКлайм, видя, как изменилось лицо старшего Дженкинса. - Севиль обманул его. Давно. Но он не держит на него зла и даже подружился с Винсом.
- Винс - это твой любовник?
- Н-нет, - Прю округлил глаза и вспыхнул. - С чего ты взял?
Энди тихо рассмеялся и поднялся.
- Ты не против, если мы заедем на место моей стоянки, а потом поедем к твоим друзьям?
- Уверен, они станут и твоими друзьями тоже, - пробормотал Пруденс, забираясь с помощью мужчины на длинноногую Карлу Мо. - Стой, Клер!
- А? - непонимающе выдал Энди, запрыгивая на лошадь.
- Все ушли, - торопливо забормотал Прю, - я уложил его спать, у Клера глаза слипались, а сам пошел в лес за Гарри, Винсом, Алом или Севилем... И он остался там один.
- Карла, выводи нас к стоянке мальчика, - толкнул лошадь босыми пятками Энди. - Успокойся, все там в порядке, не дрожи так.
- Какой же я друг получаюсь? - нижняя губа Прю задрожала, он всхлипнул и опустил голову виновато.
Энди, не зная, что сказать, только погладил мальчишку по плечу.
Карла Мо шла уверенным шагом, огибая деревья и изредка собирая с кустарника синие ягоды губами. Выйдя на тропинку, она пошла по ней, хлопая себя хвостом. Вдалеке стала видна палатка, и Пруденс подскочил в седле и упал бы, если бы Энди не удержал его. Сам мужчина выхватил в буйстве зелени рыжеволосую макушку и припустил лошадь рысью.
Карла Мо выбежала на поляну и заржала, Пруденс соскочил с лошади и закусил ребро ладони, чтобы не разреветься. Клера нигде не было, поодаль с букетом трав для глазных капель стоял Ал, раскрыв рот. Севиль поднял голову от котелка, в котором уже что-то варилось. Гарри посмотрел на Прю не то чтобы зло, но с упреком и горечью.
Пруденсу стало противно и не отпустило даже тогда, когда подбежавший Винсент обнял его за плечи.
- З-за вещами, и вернусь, - мигом оценил ситуацию Энди и рванул обратно в лес.
Алекс сел в траву, уткнулся взглядом в носки собственных ботинок и затих.
На поляне воцарилась тишина.

***

Перед глазами плыли красные стены, знакомые до боли. Клер тут же зажмурился, затем расслабился, прикидываясь спящим.
Нраррцы жгли костры, дым долетал и сюда тоже, клубился в воздухе, вязкий и горький.
Родное место навевало тоску и нагоняло страх, вспомни Клер о том, что было здесь тогда, когда Гарри вытащил его из сводов пещеры, куда Клер забился в страхе быть убитым на жертвоприношении. Клинков на самом деле было больше, ритуал проводился чаще, чем думал Гарольд Персиус Дрейк. Клер только сжал зубы, чтобы не разреветься от осознания того, что здесь все началось и здесь же закончится. Стало еще страшней.
Пахло ритуальной краской, привычно пощипывало веки и разукрашенные зачем-то соски.
Дрожали руки, Клер приоткрыл один глаз, увидел перед своим лицом, на дне ниши, куда его устроили, как куклу, амулет. Кошачий глаз засиял, и камешек будто бы подмигнул Клеру.
В потолках сводов плавали разноцветные облачка благовоний, такие же, как и на дороге тогда. Клер потерся носом о камень, чтобы не чихнуть и не выдать себя. Он вспомнил тотем, спасший его в мертвом городе, вспомнил, крепко зажмурился и, помогая себе губами, зашептал беззвучно, молясь.
Не о помощи, не о чуде, а о том, чтобы Гарри не пришла в голову мысль броситься спасать его, чтобы он не явился сюда снова. Краем уха Клер, когда его несли, будто бы во сне услышал о всевозможных ловушках, расставленных тут и там.
Пение стало громче, окрики тоже возросли - репетиция ритуала была в самом разгаре.
Клер молился, плача и умоляя, но Гарольд Персиус Дрейк думал именно тем местом, которое заставило Клера обрезать веревку и отправиться следом за ним в заколоченный дом.
Сердце.

***

В лагере все сели в круг, дожидаясь Энди, Пруденс готов был под землю провалиться, но, подумав, что этим-то он уж точно никому не поможет, подсел к ошарашенному Алексу, мягко вытащил у него из судорожно сжатых пальцев цветы, переложил их в сумку и взял мужчину за руки, чуть сжал пальцы, растирая.
Дженкинс пришел в себя и пару раз моргнул.
- Где ты его нашел? - спросил он тихо.
- Он сам меня нашел. Вас не было никого, я уложил Клера и пошел на поиски, - выпалил привычное Прю и опустил голову виновато. - И заблудился. А его лошадь меня нашла.
Алекс задумчиво посмотрел поверх плеча МакКлайма.
- А еще я сказал ему, что ты тоже здесь и не против встретиться с ним. Я не должен был? - Прю почти прошептал это, заметив, как изменилось лицо Дженкинса. - Но он сказал, что попросту струсил, когда сбежал тогда, выглядел таким несчастным, и я...
- Все хорошо, - Алекс мягко ему улыбнулся и убрал одну из ладоней, чтобы потереть нывшую родинку над губой.
- Он красивый, - сказал зачем-то Пруденс и затих.
- Очень... - Ал зарделся, отворачиваясь. Затем глянул в сторону палатки. Лицо его стало серьезным, он встал, потащив Прю за собой. - Не время для этого.
И все равно Алекс Элиот Дженкинс не смог сказать более ни слова, когда примчался Энди, сел в общий круг, спокойно обвел глазами всех, нашел лицо Дрейка и кивнул ему приветственно. Звуки вновь вернулись, когда окрик Винса заставил всех подскочить на месте. Все уже вовсю обсуждали произошедшее.
- Но это же Клер! У тебя не может не быть плана! И хватит, хватит друг на друга пялиться, когда у нас нет плана спасения! - рявкнул на Ала и Энди Винсент, перехватил Пруденса и снова посмотрел на отца. - Пап?
- Не нужно, - Гарри поднялся и, вздохнув, потер лицо рукой. - Не нужно никакого плана. Я пойду один.
- Хотел уйти один - не говорил бы об этом. Теперь мы тебя не отпустим так просто и увяжемся за тобой, - Алекс улыбнулся и встал тоже, подошел к Гарольду.
- Хотеть и не бояться - две разные вещи, - Энди хмыкнул и подпер голову руками, - зря отказываешься от помощи.
- Или думаешь, что мы абсолютно бесполезны? - Винсент глянул на Гарри, затем на Прю и выступил вперед, пряча МакКлайма за своей спиной. - В конце концов, мы можем просто их отвлечь.
- Я уже был там, - Дрейк заходил вокруг костра, обхватив голову ладонями. - Вы себе просто не представляете, что нас там ожидает.
- Все-таки "нас"? - Севиль хмыкнул и потянул носом, нахмурился оборачиваясь. - Выходи оттуда!
Под удивленные возгласы из кустов выкатился толстый рыжий кот, сел на задницу в песок и громко мяукнул.
- Отлично, - Энди отвернулся, прикрывая глаза руками.
- Иди сюда, животинка, - подозвал котяру Алекс, поднял на руки и прижал к себе, отряхивая от листьев и веток. Кот недовольно урчал, топтался у него на коленях, взвив штопором хвост, и дергал ушами. Старший из Дженкинсов заинтересованно открыл один глаз и посмотрел в сторону брата. - Стоп, - Алексу в голову пришла Мысль. - Кот, - сказал он, встряхнув рыжую тушку. Та согласно кивнула круглой головой и заурчала. - Кот, ты помнишь Клера? - кот напрягся и вдруг замявчал и задергал лапками, оборачиваясь хвостом. - Ты за ним шел? - Дженкинс нахмурился, размышляя, а кот упер лапку ему в нос и мяукнул два раза.
- Очаровательно, - хмыкнул Энди и поднялся. - Ты чего это делаешь?
- Животное что-то знает, - Винсент присел на корточки и уставился коту в глаза.
- Ты его пугаешь, - Ал прижал к себе рыжего и погладил по спинке. - Он нас просто выведет к тем, кто украл Клера.
- Кот не собака, - Севиль услышал вдруг звон чего-то металлического, тихий цокот копыт. - Дрейк!
Гарольд пришпорил Карлу Мо, и она погнала, вынося его из леса. Пруденс прижал ладони ко рту.
Алекс сунул кота брату и спешно принялся собираться, Винс уставился на него в изумлении.
- Он сейчас мало того, что Клера не заберет, он сам оттуда в таком состоянии выбраться не сможет, вы что, не видите? - ловко сворачивая шкуру палатки в рулон, Алекс запихнул ее в сумку. - Быстрее же!
- Теперь спасать нужно двоих, - раздраженно повел плечом Севиль, поднялся и помог Дженкинсу привязать поклажу к седлу. - Собираемся и едем.
- А план? Какой у нас план? - все же не выдержал и спросил у отца Винсент.
- Едем за котом, находим Клера и вместе с ним разыскиваем Дрейка, что же еще остается, - Энди выпустил рыжего залез на лошадь, протянул руку молчавшему Пруденсу. - Чего застыл?
МакКлайм забрался на лошадь позади него и сел, сердито сопя.
Алекс устроился вместе с Винсом, кот, мурча и гордо вздернув нос и хвост, важно потопал впереди всех по тропке, шевеля усами.
Севиль оглядел поляну, сжал губы и поехал позади всех, осматриваясь. Тернеры переглянулись, кивнули друг другу: Винс подумал, что, раз уж так удачно обнаружился брат Алекса, то следить нужно только лишь за Пруденсом. Отец был с ним согласен, неизвестно почему испытывавший до сих пор неприязнь к Алу.
Толстый рыжий юркнул в какую-то нору и, оглушительно подвывая, свалился на что-то мягкое, судя по звуку. Прю соскочил с лошади и подбежал к отверстию.
- Тише, тише, - зашептал он, просовывая руку. - Проход не такой уж и длинный, - задумчиво пробормотал он, а затем залез в узкое отверстие наполовину.
Все тут же поспрыгивали на землю и приблизились к Пруденсу. Алекс сел, удерживая его за лодыжки. МакКлайм сказал что-то неразборчиво и дернул ногой. Затем заполз глубже, задергал ногами и сказал что-то еще раз, громче. Ал вытащил Прю, тот сел напротив, прижимая к себе испуганное животное.
- Там проход и пещеры, - Пруденс отряхнулся от пыли, облизнулся, скривился и принялся отплевываться. Толстый рыжий вырвался и стал вылизываться, прижав уши. - Он куда-то бежать хотел, едва поймал его. Кот, - животное повернуло к нему свою широкую морду, - туда только я пролезу. И Клер может быть. А это идея...
- Я тебя одного туда не отпущу, - отрезал Винсент. - Даже с котом не отпущу.
- Нужно найти обходной путь, - высказал очевидное Энди, посматривая на брата. - И чего он туда полез? Они там что, настолько маленькие, что пролезли бы в эту нору?
- Вряд ли. - Севиль подвел к себе Чарли и оглянулся на остальных. - Берем кота с собой и едем дальше. Клера держат где-то здесь.
- Куда ехать-то? - спросил Ал, удерживая на весу барахтавшегося кота, который отчаянно хотел забраться в нору. - Он все равно ничем нам не поможет, отпустить?
- Отпускай. - Винсент взял кота под передние лапы и пристально посмотрел в голубые глаза. - Не наделай дел, котик, - рыжий не успел возмутиться, как его аккуратно усадили у отверстия в песке. Кот мигом туда нырнул.
- Предлагаю разделиться, - Севиль сглотнул и прокашлялся.
- Кто с кем? - Винсент подозвал к себе Пруденса и усадил его на лошадь, забрался в седло сам.
- Мы с братом налево, остальные - направо. - Энди покусал губу и посмотрел на зелень впереди себя. - Лошадь здесь не проедет, кстати.
- Превосходно, - Ал зашагал вперед, волнуясь и злясь.
- Как думаешь, они найдут общий язык? - лапочка Пруденс повернулся к Тернеру-младшему и перехватил поводья.
- Ал найдет общий язык с любым, - сзади хмыкнули. - Кроме моего отца. С тобой вообще невозможно иногда иметь дело! - он обернулся и насупился, глядя на Севиля.
- Успокойся, - тот проехал мимо, протянул руку и потрепал сына по кудряшкам у шеи. - Все у всех будет прекрасно.
- Когда это говоришь ты, мне не верится, - Винс отогнул ветку и пригнулся, потянул за руку Прю, чтобы он не зацепился тоже.
- Ты взволнован и говоришь глупости, - подметил шериф.
- Как будто бы ты этого не делаешь, - Винс хмыкнул и посмотрел на отца снова.
Севиль смотрел вперед, сощурившись.
- Ты что-то увидел? - Винс замолчал и продолжил снова, посмотрел туда же и открыл рот. - А. А?
- Ужасно. И прекрасно, - первым отмер Пруденс, взглянув в ущелье, на его дно, где танцевали разодетые нраррцы.
Одни разжигали костры, другие раскрашивали себя разноцветными красками, развешивали украшения. Тушки кроликов, перевязанные, свисали со столбов.
- Спускаемся, - решительно выдал Винсент и повернул лошадь к тропинке.
- Стоять, - Севиль наклонил голову к плечу. - Тебя увидят. Обходим через лес.
Пруденс смотрел на разноцветные пятна, пока ветки деревьев не сомкнулись за спинами троицы. Возле кроличьей норы стояла одинокая лошадь и перебирала копытами.

***

Разгоряченный, Гарольд выскочил на знакомую поляну у камня, отпустил Карлу Мо - та тут же умчалась куда-то - приник к расщелине, выглядывая оттуда.
Повеял холодный ветер, Гарри только ниже сполз по склону, ожидая увидеть Клера в рядах танцующих, но его не было и там. Посмотрев прямо, он уставился на знакомый проем, дерево, с ветки которого до сих пор свисал кусок веревки.
Гарольд вынул свою, сел, размахивая ею, и одним взмахом руки отправил блеснувшую в воздухе вещь вперед. Та дернулась на ветру и обвилась прочным узлом вокруг куска скалы. Гарри чертыхнулся, дернул - узел не поддавался.
Можно было, конечно же, добраться и туда, отыскать среди всех этих переходов Клера, и... Но место было на виду у всех, его бы точно заметили.
Гарольд Персиус Дрейк натянул перчатки. В горах находилось очень важное для него существо, самое ценное из всего того, что он когда-либо исхитрялся украсть, оставаясь незамеченным, не пойманным.
Дрейк сел на камень, уперевшись сложенными ладонями между колен. Солнце уже садилось - Карла Мо долго петляла по лесу, потому как Гарри не знал ни места, ни направления.
Внизу копошились люди, Гарри заметил даже всадников на правом краешке ущелья, когда, решившись и взявшись руками за трос, проехался над толпой разодетых мужчин и мальчиков, спрыгнул с камня на площадку.
И не успел даже оглядеться как следует, как со всех сторон послышался топот, будто бы из воздуха появились наконечия копий, наставленные прямо на него, подрагивавшие в руках державших их людей со злобными оскалами на разукрашенных лицах.
Гарольд опустил голову и поднял вверх руки, как и ранее, подчиняясь.
Каменная клетка была мала, запертая только на маленький навесной замок с секретом, и Гарри уже почти расковырял его, дождавшийся ухода стражников, которые, видимо, посчитали, что он отсюда уже не выберется, когда что-то скрипнуло, кто-то промчался мимо, громыхнув подносом. Дрейк затих и насторожился.

***

Оба брата шли молча, Алекс не знал, куда себя деть, поэтому шел быстрее, настраиваясь только на поиски Клера.
Он так долго желал увидеть брата, напыщенного, высокомерного и с надменным взглядом, что совершенно растерялся, еще более чем тогда, на пути к карьеру: Энди не просто согласился помочь, он еще и взаправду волновался и о Гарри, и о Клере, даже о Пруденсе, который глядел потерянно, чувствовал себя виноватым во всех смертных грехах сразу.
Пели птицы, все вокруг зеленело по-прежнему, только скрученные листочки на макушках деревьев заставляли думать о приближающейся осени. Ал задумался о том, удастся ли наладить отношения с братом, где и на что он будет жить, один ли.
Эта мысль посетила его только сейчас, и он даже потер подбородок, так и эдак ее обдумывая. В конце концов, ни к чему в своих размышлениях не придя, раскрасневшийся, он зашагал еще быстрее, слыша за спиной неторопливый звук широких шагов брата. И не заметил едва прикрытую листьями сетку лиан под ногами.
- Ай! - шедший перед Энди Алекс в прямом смысле этого слова провалился под землю. Листья разлетелись вверх фонтаном.
В траве зияла дыра, вырытая кем-то в неизвестных целях. Ал прокатился по кишкообразному тоннелю и очутился в странном месте - свет проникал, казалось, отовсюду, кругом лежали цветные камни, а сверху свисали корни деревьев, извиваясь спиралями.
- Алекс? - Энди свесился вниз головой и прокричал это, рупором приставив руки ко рту.
- Все в порядке. Спускайся, я нашел ход, - флегматично отозвался не отошедший от шока Ал и не поднялся даже, когда мимо него проехался на пятой точке брат, подняв сноп пыли вверх. Отфыркиваясь, Энди тер глаза руками и сопел, прочищая нос.
- Ход?
- Прямо перед тобой.
Завешенный лианами проход впереди темнел огромной аркой, с верха которой свешивались все те же корни, окольцованные землей и травинками, сползшими в подземелье.
- Как все просто, - Энди поднялся, отряхиваясь, и протянул брату руку, но тот его проигнорировал, отчего-то краснея. - Эй, ты идешь?
- Иду, - Алекс встал сам и прислонился к подобию стены; земля и мелкие камешки крошками посыпались вниз, к его ногам. - Почему ты побоялся остаться? - спросил он вдруг и посмотрел в желтые глаза, перебегавшие с одного предмета на другой.
- Я боялся, - выпалил Энди и сделал шаг вперед.
- Чего боялся? - Ал задрожал, через рубашку сжал медальон и помял его в пальцах. Это его странно успокоило. - Ты покрасился? - только сейчас заметил он потемневшие волосы в хвосте.
- Неудачный эксперимент, - Энди повел плечом и виновато улыбнулся. Затем рассмеялся нервно, пыльными руками взялся за голову, отдернул их, водворил на место, затем обнял ими себя, после схватился пальцами за ремень. Руки было решительно некуда деть, и он просто замер на месте.
Лист желтого цвета скатился сквозь дыру и, подхваченный ветром, заплясал в пыли, кружась.
- Ну так мы пошли? - с нажимом произнес Ал и, стараясь на Энди не смотреть, сделал шаг влево по направлению к проходу.
- Не пошли, - уперев руки ладонями по бокам от головы Ала, Энди навис над братом, тоже заглядывая ему в глаза. - Я очень долго искал тебя.
- Я тоже тебя искал, - признался Алекс, вжался в стенку спиной, опустил взгляд и нерешительно положил ладони на широкие плечи.
- Зачем? - прозвучало тихо-тихо, но Ал все равно услышал.
- Отомстить хотел, - покраснев от того, как глупо и по-детски это прозвучало, Ал смутился еще больше. - Я не могу об этом. Не сейчас.
- Нет, сейчас, - Энди прижался лбом ко лбу, носом к носу и зажмурился, громко сопя.
- Мне нечего тебе сказать.
- Так уж и нечего? - раздалось изумленное, Энди улыбнулся лукаво.
- Нет. Стой, - Ал притянул голову брата обратно, когда тот попытался отстраниться. - Все-таки есть. Я рад тому, что нашел тебя.
- Это я тебя нашел, - немного обиженно пробормотал Дженкинс и прикусил губу.
- И вытащил, - Алекс улыбнулся с закрытыми уже глазами. - Я забыл сказать спасибо.
- О, а я думал, ты будешь рвать и метать, узнав, что это я, - Энди тихо рассмеялся и потерся о длинный нос своим носом. Алу стало щекотно, и он рассмеялся тоже.
- Так и было, - признал младший. - Но недолго. С какой бы тебе стати спасать меня? Искать и все такое, если у тебя было все, а у меня - ничего, и я не был нужен никому?
- Мне был нужен ты, - как само собой разумеющееся сказал Энди, удивляясь тому, как Ал может не понимать этого. - Мне стоило бы найти тебя раньше.
Пыль кружилась в воздухе, оседая на землю, целый поток красноватого цвета хлынул в яму, когда поднялся ветер, такой сильный, что ветви деревьев взвились буквально вверх, изгибаясь. Стало холоднее, птицы замолкли, послышалось слаженное пение где-то неподалеку.
- Это странно. И ново. Для меня, - Алекс уже поднимал голову и, когда закрывал рот, коснулся губами чего-то мягкого. Он отпрянул, повернул голову, щеку оцарапала белесая щетина на подбородке.
Энди, улыбаясь тому, как нежно брат обвил руками его шею, ненавязчиво и робко притягивая к себе, уже целовал теплые губы, облизывал их языком, щекоча.
- А теперь пошли, - отворачиваясь и поправляя хвост, затягивая его туже, пробормотал он. Алекс тронул его за плечо, посмотрел отчего-то виновато.
Дженкинс-старший ласково потрепал брата по волосам, улыбаясь тому, каким пунцовым стал Ал.
- Клер, - напомнил Энди. - И Дрейк. Они все еще там.
- Ты уверен? - Алекс взял себя в руки, облизал губы и направился к проходу.
- Не могли же они выбраться оттуда без нас, - Дженкинс засмеялся, проводя рукой по волосам.
- Конечно, их только ты спасти можешь, - скептически заявил брату Ал и выгнул дугой белую бровь.
- А как же иначе? - глядя только себе под ноги, чтобы не запнуться о камень или корень, себе под нос пробормотал Энди. Вдалеке послышались чьи-то шаги. - Нужно быть тише.
- Нужно, - шепотом согласился Ал и тоже юркнул вслед за братом в боковую нишу. Мимо, неся на подносе глиняные кувшины и миски, наполненные вином, чей терпкий запах разносился по воздуху и щекотал ноздри, пробежали двое мальчишек, одетые в разноцветные юбки.
- Клер красивее, - прокомментировал Энди и получил легкий подзатыльник от брата.
Ал покраснел, сопя, и отвернулся.
Энди тихо рассмеялся снова, взял брата за локоть и потащил его в ту сторону, откуда появились нраррцы.

***

Клер зацепился сережкой за волосы и дернул за прядку, отчего на глазах выступили слезы.
Он отключился ненадолго, было пусто, когда Клер открыл глаза. Он сел, разминая руки, шею и растирая ноги. Пахло травами и чем-то приторным. Пели все так же громко, гремели тяжелые украшения.
Клер подтянул колени к груди, сузил глаза, выполз из ниши, мягко приземлился на площадку. Прикусив палец, он вздохнул, успокаиваясь. Встал во весь рост, прижался к стене и осмотрелся; глаза перестало щипать, а Клер, вместо того, чтобы размышлять над кратчайшим путем, подумал сейчас почему-то о том, что краска, темно-вишневая, размазана у него еще и по губам, и, поцелуй его Гарри, обязательно будет горчить.
Он потряс головой и прокрался к валуну, загораживающему обзор, выглянул из-за него. Темнело.
Клер закричал бы, но только сильнее укусил себя за палец, когда лапка с острым когтем потрогала его пятку.
Толстый рыжий смотрел на Клера чуть ли не с улыбкой, пока тот трясся у стены и переводил дух. Выгнув дугой брови, парень присел перед котом на колени и протянул ему руку. Кот забрался по ней на плечо, цепляясь лапками за волосы, игнорируя возмущенное шипение Клера. Что-то мешалось на лбу - на пол упал обруч с болтавшейся золотой змейкой, звякнув.
Клер рассеянно почесал кота за ушком, отнял руку ото рта, поднялся снова, прошел было к проходу, но тут же юркнул обратно в нишу, испугавшись отсветов факелов на стенах впереди.
Кот свернулся в комок и подполз Клеру под живот, щекочась.
В зал вошли, стуча по камню чем-то тяжелым.
Клер лежал и думал о том, что, убеги он сейчас, устроит переполох и уж точно не выберется. Идея опять сбежать из строя, когда уже все выстроятся в ряд перед выходом на поляну, была заманчива. Кот закопошился, вытягивая лапы, Клер дернул рукой, нажимая на какой-то рычаг, и дно ниши провалилось, прокручиваясь. Парень в обнимку с рыжим хлопнулся задницей на каменное дно серого мешка и уставился на кинжал, метивший ему под горло.
На него смотрел Гарольд Дрейк, мигом опустивший руку. По его губам расползалась совершенно глупая улыбка, он стиснул Клера в объятиях и прижал к себе, не обращая внимания на кота, придушенно пищащего.

***

Севиль, Пруденс и Винсент с тоской смотрели на запертые ворота, собранные из тонких стволов деревьев, связанных тремя рядами крепких веревок, раскрашенных синим; на самих воротах красовались желтые круги.
- За ними точно кто-то стоит, - Винс выглянул из-за кустов. - Ай!
Севиль отпустил волосы сына, за которые дернул, вынуждая младшего Тернера пригнуться.
- Будешь кричать, ворота, конечно, откроют. Выбегут, свяжут, и мы окажемся в этой ловушке.
- Еще в одной? - Винсент скривился, вспоминая, как лошади увязли в болотистом озерце посреди песчаной полянки. И почему его не насторожили широкие мясистые листья, разбросанные по поверхности?
- А что делать тогда? Обойти не успеем, нужно забираться за ворота. - Пруденс философски пожал плечами и заглянул в свою сумку. - Их можно оглушить, ослепить и связать. При большом желании.
- Ты наше счастье! - возопил Винсент и подавился листиками, которыми Севиль, не выдержав, заткнул сыночку рот.
- У тебя остался порошок? - Севиль всматривался в глубины сумки со склянками, с которой Прю не расставался практически никогда.
Белокурый ангелочек оскалился в предвкушении и достал баночку с красной смесью, наполовину разъевшей пробку.
- Мне их жалко, - сдулся МакКлайм и виновато посмотрел на Севиля.
- А Клера тебе не жалко, нет? - отплевавшись от листьев, спросил у Прю Винсент, и мальчик согласно потупился.
- Ну-ну, перестань себя винить. Не думай, а делай! - поднял палец Севиль и погладил Пруденса по плечу.
- Я могу залезть на ворота и распылить его оттуда.
- Бесшумно залезть? - уточнил шериф, отползая за дерево и выпрямляясь там в полный рост.
- Абсолютно, - Прю улыбнулся, поправил сумку и отправился вперед.
Винсент последовал примеру отца, с беспокойством следя за ползущей маленькой точкой в траве. Прю заполз по высокому столбу наверх, цепляясь за деревяшки, свесился оттуда, открыв баночку.
Красная смесь поднялась облаком, и сам МакКлайм закашлялся, упав с другой стороны. Послышались крики, кашель. Затем, когда Винс уже подбегал, испуганный, к воротам, те разъехались в стороны. Прю зажимал себе нос, разбитая склянка сверкала всеми цветами радуги в земле.
- А лошади? - очнулся Винсент.
- Мы же их не привязывали, - Севиль обернулся, - дойдут до места стоянки, не беда, разыщем. Скорее, пока не прибежало еще, - он махнул рукой в сторону прохода и первым побежал в недра пещеры. Пруденс и Винсент, семеня, последовали за ним.
Раздался хлопок где-то вдалеке, затем что-то зазвенело.
Троица спряталась в первый попавшийся коридор и затихла, прислушиваясь к голосам неподалеку.
- Он нас и вывести может? - Гарольд, с трудом понявший, что до него хотел донести Клер, рисовавший палочкой на пыльном каменном дне мешка, воззрился на кота недоверчиво.
Кот повернулся к Дрейку задом и принялся умываться, высунув розовый язык.
Клер нарисовал на поверхности проход, лаз и кота, который в этот лаз забрался и двоих, выбиравшихся тем же путем.
- Откуда ты знаешь, что выход там? - Гарри хмурился, все еще не веря.
Клер зашипел и надулся, скрестив на груди руки.
- Ладно-ладно, - парня привлекли на плечо и погладили по голове. - Верю. Мне снимать замок или ты знаешь и путь, которым мы можем выбраться прямо отсюда?
Возмущенный, Клер шлепнул Гарри ладонью по затылку и вспыхнул.
Дрейк поцеловал маленькую ладошку и, смеясь себе под нос, подобрался к замку, ковыряясь в нем острием кинжала. Тот поддался, отскочил и плюхнулся вниз. Решетка отъехала, покачалась в сделанных из жестяных колец петлях и упала, загудев. Клер зажал уши ладонями и зажмурился.
- Побежали? - Гарольд поднялся с колен, поднял и Клера.
Толстый рыжий кот понесся вперед, завернул за угол и замяукал.
- Тихо, тихо! - раздалось приглушенное.
- Ты живой! - воскликнул Пруденс радостно и выскочил за угол. - Клер!
- Стой! А вдруг там... - Винсент схватил пальцами воздух и рыкнул, - нраррцы.
Севиль вышел вслед за МакКлаймом и снисходительно посмотрел на говоривших на языке жестов Пруденса и Клера: первый извинялся, а второй уверял его в том, что ничего страшного не произошло. Шериф сжал виски ладонями.
Винсент тронул отца за локоть - на них смотрел Гарольд, даже больше с некой раздраженностью, чем с облегчением, которое, конечно, тоже присутствовало во взгляде.
- Я же сказал, что пойду один! - выпалил он и сжал ладони в кулаки.
- А мы сказали, что пойдем с тобой, - Винс положил руку мужчине на плечо, удивляясь, как мог испытывать к нему интерес вообще.
- Уходим отсюда, - лениво напомнил им Севиль и первый пошел за котом.
- Нам еще Алекса и Энди найти нужно! - выкрикнул Прю. - Как же мы без них? И куда?
"Меня уже ищут, - Клер наклонил голову к плечу, - кот покажет вам лаз. Энди?"
- Потом все расскажу, - Прю в нетерпении махнул рукой и заозирался. - А как мы их найдем?
"Идемте", - Клер, вздохнув, перехватил недовольного кота и пошел по направлению к лестнице. "Они пошли налево от лаза или направо?"
- Налево, - Севиль, обернувшись, приблизился к Клеру. - Знаешь, где они могут быть?
Парень кивнул и повел всех наверх, затем свернул куда-то и сорвался на бег; кот в его руках копошился и царапался, играясь с амулетами.
Все кинулись за Пруденсом, забыв об осторожности и оглушая топаньем каменные проходы. Заметив группу разодетых нраррцев, все затихли, забрались в какую-то пыль, едва не расчихались от ужасной паутины, свисавшей со всех сторон. Винс чуть не закричал, отступив, когда рот ему зажала чья-то рука.
- Это я, - раздался за спиной голос Алекса, и Тернер счастливо обмяк в его руках.
- Убираемся отсюда, - улыбнувшись Пруденсу и подмигнув ему, высказал общее желание Энди и пристально посмотрел на кота.
Тот деловито мяукнул, спрыгнул с державших его рук, почесал драное ухо и, переваливаясь, пошел по длинному коридору, медленно переставляя лапы.
- Не ускоришься - пну, - как бы между прочим сказал Севиль, и рыжий засеменил лапками по земле, поднимая пыль.
- Мы же не пролезем, - Алекс, подсаживая Пруденса, с сомнением смотрел на нечто, бывшее когда-то норой.
- А придется, - Энди кивнул Гарри, когда тот уже поднимал Клера, за чью руку уцепился Пруденс, вытаскивая его на поверхность. Подняв и Винсента тоже, он подтянулся на руках и кое-как протиснулся в лаз, осыпавшийся по краям. Высунулся обратно и, схватив за плечи Алекса, потащил брата на себя.
Севиль подтолкнул мужчину и вылез сам.
Темное небо над головой подсвечивалось огоньками из ущелья где-то дальше, где в воздух взмывали струи окрашенного дыма, ветер стих, только шуршал тихо в траве и в листьях, в ней застрявших. Кот деловито вылизывал хвост, посматривая на остальных.
Лошадь дожидалась их на полянке.
- Твоя убежала сразу же, - Гарри виновато смотрел на Энди.
- А наши остались где-то в лесу, - пробормотал Винсент. - Отец?
- Пусть Гарри увезет Клера, мы пойдем за лошадьми. Пока нраррцы не спохватились, следует убраться отсюда как можно скорее.
- Куда увезет-то? Место нашей стоянки им известно, - Винсент хмурился недовольно, размышляя.
Карла Мо вышла из-за деревьев и подошла к хозяину, заржав.
Энди расплылся в улыбке.
- Она доставит вас к месту моей стоянки, - сделал ударение на своих словах он и протянул поводья Гарольду. - Мы разыщем двух других лошадей и приведем их к вам. Только дождитесь, - Дженкинс-старший улыбнулся и отошел.
Посадив Клера перед собой, Гарольд пришпорил лошадь, и Карла Мо унеслась вскачь к деревьям.
- Что ж, идем направо, - заключил Винсент и побрел по тропинке, держась леса. - Надеюсь, далеко уйти они все же не рискнули.
- Как же, - Пруденс хмыкнул и поднял рыжего на руки, таща животное с собой. - Кто-то же не стал их привязывать.
Севиль зыркнул на него, поправил седые волосы, спутавшиеся у шеи в узел, перехватил их веревкой, откуда-то взявшейся в кармане, и хмыкнул.
Около болотца, когда они, наконец, на него набрели, паслись лошади, переглядываясь и переступая копытами.
- Вот и замечательно, - заключил Винс и первым забрался в седло. Принял из рук Пруденса кота и, подхватив мальчишку, посмотрел на Энди. - Ты знаешь хоть, куда идти?
Дженкинс кивнул в ответ, сжал поводья серой лошади в ладони и пошел впереди всех, посматривая на идущего рядом Алекса.
Севиль покачивался в седле и крутил головой, отмечая отсутствие кого-либо, кроме них, на поляне и вообще в округе. Было странно не заметить погони, если она была, и шериф успокоился, тем более что они уже выходили к черневшим у дороги кустарникам и толстым деревьям, за которыми их будет уже очень сложно разглядеть.

***

Клер жался к Гарри, вздрагивая всем телом от холода и стуча зубами.
У воды было еще холоднее, поверхность даже покрылась пленкой и семенами, упавшими с цветков, росших над водой. Гарри обнимал Клера, сидя с ним у разгоравшегося костра, с трудом разведенного в груде листьев, сухих и хрустящих, на которые были водружены ветки, сорванные по пути. Пахло мятой и чем-то еще, горьковатым, и Гарольд, повернувшись и взглянув в потемневшие зеленые глаза, не удержался, носом зарылся в волосы Клера, засопел ему в шею, потираясь о нее холодным носом.
Клер зажмурился, заулыбался, бедрами сжав руку Дрейка, скользнувшую по светлому шраму, тянущемуся внутрь, на смуглой коже. Стало стыдно, а тело до самых кончиков пальцев на руках и ногах обдало теплой волной, когда Гарри, наклонившись, губами прижался к солнечному сплетению, а лбом уперся в ребра.
Нерешительно проведя ладонью по светлой макушке, Клер закусил губу, прикрыл глаза и тихонько вздохнул, получив в ответ удивленный взгляд; помотав головой, сел на колени, обнял Гарольда за шею и губами прижался к теплым губам, греясь. Дрейк тихо рассмеялся, подхватил Клера под попу и усадил на себя верхом, продолжая обнимать, погладил по спине и чуть ли не замурлыкал, когда замерзшие тонкие пальчики скользнули за шиворот и легли на плечи под рубашкой.
- Куда бы мне тебя увезти? - начал Гарри и, улыбнувшись изумленной мордашке Клера, провел ребром ладони по точеной скуле, погладил щеку. - Уйдем от них куда подальше, найдем свой город далеко-далеко от скал, - продолжил он мечтательно и лизнул приоткрытые губы. - Научишь меня своему языку?
Клер энергично закивал головой и прижался к Гарольду теснее, млея от горячих ладоней на лопатках. Тепло от костра наконец-таки появилось, отогревая, из кустов пулей вылетел рыжий кот, зашипел на огонь и пополз на полусогнутых к Клеру. Тот устроил кота на животе у Гарри и принялся почесывать животное за ушком.
Затрещали ветки, пропуская лошадей к поляне. Алекс и Винсент спорили с Севилем. Решение - оставаться им здесь или направиться скорее в Броуденвилль - было уже принято, и, нехотя оторвавшись от Клера, Гарри все-таки поднялся, протянув парню руку. Тот оглянулся на скалы, побледнел вдруг и, порывисто обняв Дрейка, крепко-крепко прижался к мужчине.
Гарольд гладил его по волосам, целуя темную макушку.

***

Утро в Броуденвилле было хмурым, туманным и серым, с редкой полоской поднимавшегося солнца.
Винсент то и дело вздыхал, передвигаясь пешком - на развилке Севиль тут же умчался на рудники, будто бы только что вспомнив о важном деле.
Ленивые жители протирали глаза, волочась по своим делам и то и дело зевая. Пруденс, проходя мимо аптеки, вздохнул и направился следом за Винсентом в дом, знакомую комнату, и лицом вниз упал на кровать.
- Вымыться не желаешь? - шутливо толкнул его бедром Винс, заваливаясь рядышком.
МакКлайм только махнул рукой, чуть не попав Тернеру по носу, и засопел сонно в подушку.
Энди, пустив воду и оставив ее стекать и набираться, вспенил вязкую субстанцию в руках и намазывал уже подбородок и щеки; лезвие бритвы отсвечивало, лежа в редком клочке света из высокого маленького окошка. В зеркале видно было прошедшего мимо Алекса, который вернулся и заглянул снова, немного робко улыбнулся брату, прислонился плечом к косяку и сложил на груди руки.
- Что, тут уже очередь? - поправив хвост каштановых волос пальцем, спросил мужчина, открывая рот и сбривая пушистую уже рыжую бородку вместе с белоснежной пеной.
- Я не тороплю, - Ал отвернулся, смутившись, и проморгался - глаза снова щипало.
- Я для тебя капли купил, - споласкивая лезвие и придирчиво оглядывая себя в зеркале, сообщил ему Энди и заулыбался. - Будем тебя лечить.
- Спасибо, - едва слышно прошептал Алекс и, протянув брату полотенце, вышел. Дженкинс-старший недоуменно посмотрел ему вслед и пошел за ним.
Из окна, если хорошо присмотреться, видно было слоеное тесто гор и лес, всполохи цветного дыма и поднимавшуюся пыль; туман сходил, воздух постепенно прогревался, становилось светлее и теплее. С улиц доносились редкие голоса, скрипели вывески, за спиной у Дрейка сопели в обнимку Винсент и Пруденс, успевший, однако, по прибытии в деревню заскочить в свою аптеку за какими-то очень уж важными приборами. Те, так и не выложенные из сумки, загадочно поблескивали металлическим светом.
Клер, отчаянно зевая, кутался в специально для него вынутое покрывало, чихнул пару раз, так что Гарри пришлось лезть в необъятную сумку Прю за лекарством. Не обнаружив ничего, что можно было бы опознать как микстуру, он пощекотал голую пятку МакКлайма, высовывавшуюся из-под одеяла.
- Я сплю, - пробурчал Пруденс и головой забрался под подушку.
Кот плюхнулся на нее сверху всем своим весом, заставив Прю закашляться и сесть в кровати, ероша светлые волосы.
- Что-то случилось?
- По-моему, Клер простудился, - поделился своими соображениями Гарри и с укором посмотрел на всегда ходившего босиком парня.
"Ему кажется", - Клер хмыкнул, задрожал, отвернулся к окну и снова чихнул, шмыгая носом.
- Подогрей воды. - МакКлайм сполз и обулся и сам заглянул в сумку, без труда обнаружив в ней зеленый сверток, благоухавший эвкалиптом. - Клер, иди сюда.
Винсента пришлось сдвинуть, усадив Клера к подушке и накрыв теплым покрывалом. Ноги его, вымытые и растертые, были укутаны теплым, сам он дышал ароматной перечной водой, изредка жмурясь, и Алекс посмотрел на него участливо, а после зажмурился и сам, отступая к подоконнику.
- Посмотри на меня, - раздался над ухом грозный голос Энди.
Ал нехотя поднял голову и воззрился на мучителя, но, не вытерпев, закрыл глаза снова.
- И еще раз посмотри и запрокинь голову, - услышал он спустя несколько секунд тихого шороха. На распахнутый глаз шлепнулась холодная капля, жжение понемногу стихало. - Так лучше? - осведомился Энди тихо, обнимая прижавшегося к нему Ала в ответ. Тот улыбнулся и кивнул.
- А куда мы теперь? - поинтересовался он после, задумчиво рассматривая голубеющее небо.
- В город, куда же еще. Если ты не против. - Энди отчего-то замялся и сказал еле слышно: - Вообще предлагаю... вместе.
- Что вместе? - не понял сперва Ал, а затем зажмурился, ткнувшись в плечо брата лбом.
- У тебя красивая комната, - задумчиво пробормотал Энди и улыбнулся.
- Ты был у меня дома, - немного удивленно констатировал Алекс и надулся. - И не надейся поселиться в ней, там есть еще одна.
- Она мне тоже понравилась, - доверительно прошептал ему Энди и тихо рассмеялся. - Ты согласен!
- Тихо вы, - зевая, Винс страдальчески посмотрел на измятую во сне рубашку и уставился на Клера сбоку от себя.
- Кстати, я должен Гарри денег, - совершенно некстати вспомнил вдруг Ал и умоляюще посмотрел на брата. - Я не все вернул.
- А-ага, - тот только хмыкнул и потрепал Алекса по голове.
- Нет, я не прошу, я... - его перебили, зажав рот ладонью. Алекс укусил брата за указательный палец и заулыбался, увидев, как комично вытягивается красивое лицо.
- Я все улажу, - пропел тихо Энди и устроил эту руку на груди у Ала.
- Севиля на них нет, - пробормотал Прю себе под нос и сменил Клеру компресс на лбу. - Как бы ты не разболелся, - проворчал он Клеру со вздохом.
Винсент, поднявшись, звонко чмокнул Пруденса в макушку и направился в ванную, подобрав с пола ботинки.
- Чего это он? - МакКлайм сел рядом с ногой, высунутой из-под покрывала, накрыл ее и сурово посмотрел на Клера. Энди и Ал дружно улыбнулись, а Гарри благодарно на Прю посмотрел.
- Надеюсь, тебе станет лучше хотя бы к полудню, и ты сможешь ехать, - произнес он, беря ладошку Клера в свою.
- Куда это ехать? - Пруденс насупился.
"Мы уезжаем в город, - Клер выпростал руку, чтобы сказать это МакКлайму, - не волнуйся, мы еще встретимся, я надеюсь", - он тепло улыбнулся и шмыгнул покрасневшим носом.
- Ох, - Прю обнял друга, лицом прижался к узкой груди и пролежал так, вздрагивая. Клер гладил его по плечам, пушистым волосам и шее, щекоча. Кот скатился с подушки и ткнулся мокрым розовым носом в щеку Клера. Парень умоляюще посмотрел на Гарри.
- Ты хочешь взять с собой кота, - заключил Дрейк и почесал в затылке, а затем повернулся к МакКлайму, - думаешь, Севиль отдаст нам лошадь?
- Да запросто, - Винсент вернулся весь в клубах пара с полотенцем на шее, переодетый уже и с улыбкой на лице.
- Ай, чуть не забыл же, - Гарри, порывшись в карманах, отыскал маленькое стеклянное колечко и на ладони протянул его вмиг порозовевшему Клеру. - Вот. Тебе, - смущенно буркнул он.
Клер тихо рассмеялся, надел потеплевшее кольцо, и оно засияло на солнце теплыми искрами. Поцелуй в щеку, когда Клер наклонился к Гарри, прозвучал очень уж громко. Все рассмеялись.
- Закончилось-то все не так уж и плохо, - отыскал в недрах сумки перышко Винсент и повертел его в руках. - Интересный был город. Я вообще не отказался бы от еще одной порции приключений.
Пруденс надулся и засопел ворчливо.
- Хватит с тебя, - Севиль, улыбаясь, зашел в комнату и повесил шляпу на крючок.
Ал вжался в Энди, тот погладил брата по голове и улыбнулся.
- Мы уезжаем, - сообщил он Тернерам и МакКлайму. - И Гарольд с Клером тоже.
- Может, хоть на праздник останетесь? - Севиль убрал со стола листовки, посмотрел на них с сожалением. Подошел к доске и сорвал оттуда пожелтевшую бумажку.
- Заодно выздороветь успеешь, - глаза Пруденса загорелись, и он с надеждой посмотрел на Клера.
Тот нерешительно глянул на Гарри, Ал с Энди переглянулись.
- Лошадям нужен отдых, - улыбнулся Винсент. - Всего один день. Останетесь?
Алекс кивнул, и видно было, что Клер тоже хочет задержаться. Гарольду и Энди ничего не оставалось, кроме как согласиться.

***

Каштановый смотрел в небо, лежа на камне и греясь, как ящерица, недавно проползшая под его ногой. Кудряшки трепетали на ветру, небо над головой было безоблачным и чистым, пыль с гор ватой скатывалась книзу, маленьким ураганчиком пробегала по песку и затихала.
Толстый сидел на золотом гонге и задумчиво ковырял его ногтем; к своим троица возвращаться не спешила, который день обговаривая и обдумывая план действий, но к решению проблемы все же не пришла. Было тихо, тишину нарушало только посапывание со свистом Длинного, который сидел, обхватив руками мясистый без иголок кактус с цветком наверху.
Двое бодрствующих синхронно вздохнули, Каштановый проморгался, ненароком взглянув на ослепительное солнце, и зевнул. Толстый с тоской глянул на полупустую флягу и прикрыл руками урчащий живот.
- Может, в город податься? - в который уже раз предложил он и потер руки.
- А это мы куда денем? - Длинный проснулся, хлопнул редкими ресницами и почесал нос. - Нас же повяжут на месте, если мы эту гору золота припрем.
- Скажем, нашли, - неуверенно сказал Толстый и сник. - Или ну ее вообще!
Каштановый глянул на распалившегося Толстого и сузил глаза.
- Пойдем в город, помогать будем, - голос его становился все тише и неуверенней. - Очень есть хочется... - добавил он как-то по-детски и опустил голову.
- Мы можем ограбить какой-нибудь дилижанс, - разозлился Каштановый и сел на камне.
- Наша первая попытка закончилась провалом, - Длинный подсел к Толстому и положил руку другу на плечо. Погруженный в грустные думы, тот ее даже стряхивать не стал и потерянным взглядом уставился на дорогу. - Пока силы и вода есть, нужно двигаться, я считаю.
- Гонг оставим здесь? - Каштановый с сожалением посмотрел на золотой круг.
- А вдруг нас проклятье какое настигнет? Или чего похуже? - забормотал Толстый и поднялся. - Ну его, еще явятся за ним эти, - его передернуло, и он мелкими шажками посеменил к дороге.
- Стой, дурень! - Каштановый юркнул в пещеру, за руку волоча Длинного. - Вещи не собрали!

***

Керамическое сердечко болталось у Ала на шее, когда он нагнулся, поднимая упавшую шляпу. Мужчина сел, улыбнулся и погладил краешки медальона, сжал его в ладони и расплылся в счастливой улыбке. Стало теплее. Он вынул из сумки листовку с портретом Энди и бережно ее расправил, как вдруг увидел торчащий уголок картонки в саквояже брата.
На Ала смотрел он сам, держащий на руках, судя по довольной морде, отца толстого рыжего кота, пушистого и хвостатого, с обкусанными торчавшими треугольными ушами.
Спрятав карточку обратно, Алекс сел у открывшего глаза и зевнувшего Клера.
Гарольд был где-то в доме вместе с Севилем, уже надевший тот самый амулет. Энди, собрав наскоро вещи и провиант, смотрел на карту и думал, как объяснить Алу его желание продолжить путешествие, а не осесть в городе. Почему-то именно теперь ему в голову не приходило ни мысли о реакции брата на такое предложение, и он только тер лицо руками, силясь сосредоточиться.
Пруденс варил что-то в маленьком котелке внизу. "Что-то" оказалось глазными каплями и бурлило, испуская пар, зеленого цвета пузырьки и острый пряный запах.
Рядом в беспорядке валялись ягодки разных цветов и размеров.
- Не думаю, что это съедобно, - сосредоточенно сказал облизывавшемуся Винсенту Пруденс и мотнул головой, откидывая с глаз челку. - О, - заметил он спускавшегося к ним Клера, за спиной которого виднелся Ал. - Ты как? Не проголодался? И ты тоже. - Он кивнул Дженкинсу на дверь, где сидел уже полчаса в одиночестве Энди.
"Что-то он замышляет", - подумалось Пруденсу.
Клер хмыкнул согласно и потянул носом - Севиль и Гарольд что-то творили там, на месте кухни, недобро друг на друга косясь, но все же что-то готовили, хоть и спорили друг с другом из-за сущих, по мнению обоих, пустяков.
- Мы должны быть готовы к полудню, - Севиль, улыбаясь, отправил в рот сыну кусочек пирога. Все согласно кивнули, а Клер подбежал к Гарри и повис у него на шее, целуя, пока Дрейк не успел ничего сказать насчет того, что парень уже расхаживает по дому. Ошарашенный, Гарольд только хмыкнул и поддержал Клера за талию, чтобы не упал, и покачал головой.
Дверь тихо скрипнула, впуская Алекса в комнату к брату.
- Почему ты сидишь тут один и не принимаешь участия в приготовлении пирога? - Дженкинс притворил дверь за собой, повернув ручку. – О… Карта?
- Я тут подумал, - нерешительно начал Энди и сник. - Ты только выслушай.
- Мне уже страшно, - поведал ему страшную тайну Ал и сел в кресло напротив.
- Мы не будем жить вместе в городе, - и опустил голову. Заметив, как на него посмотрел брат, поспешил добавить: - Не в этом смысле. Я предлагаю... совместное путешествие.
- Звучит странно, но обнадеживающе, - Ал покосился на Энди, который, глянув на голову младшего, заулыбался: солнечный свет подсвечивал вьющиеся кудряшки, окружив голову Алекса сияющим белым ореолом. Светлые брови мужчины сползли к переносице. - Что? - буркнул он смущенно и подтянул к себе коленки.
- Ты красивый, - одними губами сказал ему Энди, поднялся и вышел, оставив дверь открытой.
Пирогом запахло еще сильнее, перекрывая аромат душистых трав Прю, а с улиц послышалось пение на разные лады и голоса, различные песни и просто радостные крики.
Приходила осень, наступала пора сбора урожая, природа увядала, скукоживалась, как хрупкий листик на ветке. Вдруг ни с того ни с сего застучал дождь из маленький тучек-бешек, плывших с гор, солнце, светившее все так же ярко, искрилось, а из окна были видны на первый взгляд картонные домики с висевшими низками лука и еще чего-то зеленого на арках пристроек. Дети смеялись, носясь под дождем, тут же на разъезженной дороге образовались лужи, блестящие и темные на дне, дамы спешно забегали под подобия козырьков, задирая платья и пачкая остроносые туфли.
Рыжий чинно прошелся по коврику, запрыгнул на подоконник и мордой прижался к стеклу, облизнувшись и дернув ухом, когда Ал, подойдя, положил ладонь на круглую голову, поглаживая.
- Эй! Не засыпай тут! - шутливо пихнул в бок локтем Винсента Пруденс и помешал варево, затем отошел от камина и вытер руки большим полотенцем, снятым с шеи Винса.
- Скоро начнется праздник, - с улыбкой пробормотал сын шерифа и направился на запах еды, утаскивая за собой МакКлайма.
Гарольд посмотрел строго на Клера, но затем, не удержавшись, улыбнулся и, подхватив паренька на руки, закружил по комнате, остановился, ткнулся лицом ему в макушку и прижал к себе. Клер заулыбался тоже, нежась.
Рыжий кот ластился к Алексу, посматривал хитрым глазом на Энди и жмурился, урча. Дождь, как и был, стеной маленький капелек отодвинулся дальше, к горизонту, солнце засветило еще ярче, а по улицам потекли разноцветные пятна одежд и красок, направляясь к центральной площади.
- Идем? - Ал отвернулся от окна и поправил шейный платок, повязанный ему братом.
Сияла радуга над головой, на ней, сверкая, лежало солнце, далее в туманной дымке волнами вздымались горы. Справа и слева толкались, шумели, шутили люди, мужчины хлопали по плечу шерифа, девушки улыбались заинтересованно Дрейку, который изредка опускал взгляд, проверяя на наличие амулета у себя на груди.
В воздухе пахло чем-то приторным, пряным и кисловатым, тот же запах доносился от телег с напитками и угощением, расплывался, смешиваясь с запахом свежей травы и последних цветов.
На Клера вновь смотрели неприязненно, но сам он, удерживая в руке маленькую ладошку Пруденса, весело щебетавшего, смотрел только на Гарольда Персиуса Дрейка, листовки с чьим изображением были давно уже сняты. Севиль, встав на подобие трибуны, говорил что-то громко, но голос его тонул в гуле криков и смеха внизу. Наконец, взмахнув рукой, Тернер соскочил на землю, где толпа расступилась, давая пройти, и заиграла музыка.
Алекс стоял, плечом прислонившись к стене какого-то дома, наблюдал за всем издалека и вздрогнул, когда на плечи опустились ладони Энди.
- Ты так и не сказал, куда мы поедем. - Дженкинс-младший развернулся, оказавшись прижатым к брату, и смущенно засопел.
- Для начала в город, - Энди лукаво улыбнулся и, убедившись, что на них никто не смотрит, коснулся губами кончика носа, наклонившись так, что у Ала в глазах расплылись рыжие веснушки. - Потом как получится, может, на юг?
- Почему именно туда? - Алекс округлил глаза и моргнул.
- А куда бы ты хотел? - в ответ на вопрос брата Ал неопределенно пожал плечами и обнял Энди, закрывая глаза.
- Не имеет значения.
Выскочивший из переулочка Винсент хмыкнул и попятился, развернулся и другим путем направился к отцу, Пруденсу и остальным, праздновавшим последний день лета.
Засмотревшись на чью-то широкую спину и ладную задницу, он было сделал шаг вперед, не сразу услышал недовольное сопение Прю где-то сбоку от себя. И смог увидеть только светлую макушку, обернувшись.
Севиль подкрался, иначе и не скажешь, сзади, положил руку на плечо, покачав головой.
- Но я же не... - Винсент нахмурился и прижал корзинку с фруктами к своему животу.
- Я-то понял, - раздалось насмешливое над ухом. - Иди уже. - И Тернеры разошлись в разные стороны, одинаково спеша.
Небо окрашивалось полосками облаков, праздник был в самом разгаре, в то время как Гарри и Клер, спрятавшись за пристройкой, сидели на толстопузой бочке, обнявшись, и смотрели на горы, откуда поднимался спиралью дым и путался в сером грозовом облаке, медленно надвигавшемся на Броуденвилль.
- Красиво все-таки, - заключил Дрейк и, уперевшись локтями в колени, устроил на кулаках подбородок и вздохнул.
Клер неопределенно повел плечом, мечтательно улыбнувшись, соскочил вдруг с бочки и, отталкиваясь босыми ногами от земли, буквально полетел к площади. Гарри рассмеялся и побежал за ним.
До самого вечера высматривая мелькающую в разных точках площади фигурку, Гарольд, поймав, наконец, Клера в свои объятия, долго-долго стоял так, не заметив, как все притихли, подтянулись с улочек на площадь снова и посмотрели в спешно темневшее небо, пока еще только синее с фиолетовым, с маленькими звездочками у горизонта.
В наступившей тишине отчетливо слышен был громкий хлопок, многие позажимали уши руками и с восхищением и блеском в глазах задрали головы, где огненным цветком распускался сноп золотистых искр.
Площадь загремела снова, празднество началось с удвоенной силой, а Дрейк, посмотрев на зевающего Клера, не выдержал и рассмеялся, заработав обиженный взгляд.
- Выезжаем на рассвете, - зачем-то проинформировал он парня и, взяв за руку, повел по улочкам к дому шерифа.
Севиль и Винсент, догнавший Пруденса тоже, сидели внизу, чинно пили чай и о чем-то негромко разговаривали, даже не заметив вошедших.
Из приоткрытой двери кабинета лился свет, слышно было, как почему-то шепотом переговариваются братья, нависнув, как это видно было в щели, над разостланной картой.
Дрейк добрел до кровати, уложил Клера, устроился рядом сам, со вздохом погладил подкатившегося под бок кота и заснул, улыбнувшись очередному хлопку и россыпи красных уже искр за окном. И повернулся, обнимая Клера, успев услышать стук дождевых капель по оконному стеклу.


***

Утро после грозы было серым, пасмурным и холодным.
Алекс кутался в шерстяной плащ, выйдя на улицу, поглядывая на Энди, седлавшего лошадей. Маршрут, как ни странно, был выбран еще ночью, и Ал только вздыхал иногда в предвкушении занятного путешествия.
Гарри и Клер с котом уже сидели на лошади, подошедшей к террасе, где Пруденс, успевший уложить в сумку Дженкинсам флакон с каплями, что-то говорил им, размахивая руками, обнимал Клера, украдкой стирал слезы и просил заехать к ним хоть раз или написать.
Севиль, возвышавшийся за спиной сына, смотрел в туманное небо, поднимал иногда руку, чтобы убрать волосы, которые дувший в спину ветер постоянно развевал и бросал вперед.
Винсент, пожав мужчинам руку, отошел назад, прижал всхлипывающего МакКлайма к себе и тоже долго-долго смотрел, как две лошади, выехавшие за ворота, темными точками приблизились к холму, а после исчезли за ним в тумане.
Снова моросил дождь, крупными каплями падал на деревянные перила, разбиваясь в прозрачные кляксы. Дома было тепло, тепло и сухо, Севилю опять предстояло умчаться по делам в город, как ему только что сообщили.
Пруденс поднял голову, шмыгнул носом и заговорщически улыбнулся Винсенту, получив в ответ такую же ухмылку. Мужчина взял мальчика на руки и понес обратно в дом, пряча от набиравшего силу дождя.
Разъехавшись на развилке в разные стороны, две лошади понеслись вскачь, меся копытами грязь и сухие листья.
Дрейк держал курс в направлении города, рассчитывая получить очередной выгодный заказ, а Ал с Энди выходили на ту самую дорогу, заведшую компанию когда-то к потерянному городу.
На перекрестке далее маячили силуэты Толстого, Каштанового и Длинного, размахивавших руками, отряхивавших воду с костюмов и снова о чем-то споривших.
Наступила осень.
Все только начиналось.


Страниц: 1
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator