For you.Глава 6

Дата публикации: 20 Июн, 2012

Страниц: 1

Глава 6

 

Срок моего контракта истекал в конце мая, но Евгений Петрович недвусмысленно дал понять, что не потерпит моего бегства с корабля. Я попытался было взбрыкнуть, но, поразмышляв, смирился – к учебе мне предстояло приступить только осенью, а лишние деньги никогда не помешают. Кроме того, несмотря на улучшение, Эдик все еще нуждался во мне. Ему предстояло заново научиться ходить – только в плохом кино парализованный герой вдруг встает с кресла и танцует вальс со своей возлюбленной.

Видимо, Эдик рассчитывал на что-то подобное, поэтому ужасно злился и снова начал изводить домашних капризами и придирками. Неудивительно – он рассчитывал на награду после пережитых им мучений, а жизнь подсовывала ему очередную отсрочку.

Подвижность возвращалась, но медленно – нужны были регулярные упражнения и физиотерапия, так что врач посоветовал один из приморских курортов, специализирующихся на подобных проблемах. Мы должны были отправиться туда втроем – Евгений Петрович, как всегда, не стал ни о чем спрашивать, а просто поставил меня в известность о дне отъезда.

Даже если бы я мог отказаться, то не стал бы этого делать – Эдик еще не до конца оправился от пережитого стресса. В таком состоянии оказаться в новом месте, да еще среди незнакомых людей, к которым придется заново привыкать – это было бы для него непосильным испытанием.

К тому же, при мысли, что кто-то будет делать для него то, что до сих пор было моей обязанностью, я ощущал странный дискомфорт, как если незнакомый человек пьет чай из твоей любимой чашки. После всего, что мы пережили вместе я, кажется, перенял у Эдика его собственнические привычки.

За пару дней до отъезда Евгений Петрович вдруг огорошил нас неожиданной новостью:

- У меня нет возможности поехать с вами, возникли некоторые проблемы, которые требуют моего присутствия здесь. Отправляйтесь вдвоем, а я присоединюсь через неделю-две.

Если честно, это меня даже обрадовало – я с трудом представлял себе, как буду целые дни проводить в его компании. Мы с Эдиком уже настолько притерлись друг к другу, что любой третий для нас был бы лишним, тем более босс с его привычкой во все вмешиваться и отдавать распоряжения.

Мы поселились в небольшом отеле на берегу, в нескольких шагах от всемирно известной реабилитационной клиники, где Эдик должен был проходить лечение. Мой босс, как всегда, не мелочился.

Когда я увидел приготовленный для нас номер люкс с двумя кроватями, у меня зашевелились смутные подозрения. Возможно, дела были лишь отговоркой, и Евгений Петрович с самого начала собирался отправить нас вдвоем. Хотя не исключено, что для меня приготовили другой номер, попроще, но это было неважно – я все равно не мог оставлять Эдика по ночам одного.

Во время лечения ему пришлось прекратить прием других лекарств, в том числе и снотворных. В тот момент это не было проблемой – препарат имеет небольшой седативный эффект, к тому же Эдик настолько изматывал себя за день, что вечером едва доползал до подушки и проваливался в сон.

По окончании курса Эдик решил не возвращаться к таблеткам – это было разумно, но спал неглубоко, беспокойно, и его часто мучили кошмары. Дома я оставлял дверь в его комнату открытой и иногда по нескольку раз за ночь подходил к нему – слегка встряхивал за плечо или переворачивал на другой бок. После таких ночей я полдня клевал носом – мне всегда сложно заснуть, если меня разбудили не вовремя, что называется, «перебили сон».

В первую ночь на новом месте он спал особенно плохо, и когда, наконец, успокоился, то продолжал держать меня за руку, переплетясь со мной пальцами, да еще прижавшись к ней щекой. Опасаясь снова разбудить его, я осторожно прилег на край кровати и незаметно для себя отключился – сказалось длительное недосыпание и разница в часовых поясах.

Утром я проснулся первым и решил было, что он так ничего и не заметил. Перед тем, как мы вышли из номера, Эдик что-то сказал консьержке, но я не обратил на это внимания, а когда мы вернулись после утренних процедур, то наши кровати оказались переставлены к стене и сдвинуты, образуя широкое и удобное ложе.

- Какого?..

- Это я попросил, - пояснил Эдик. - Тебе нужно нормально высыпаться, а это невозможно, если ты по нескольку раз за ночь вскакиваешь с кровати. Так я буду на расстоянии вытянутой руки, и ты сможешь встряхнуть меня за шкирку, чтобы я не мешал тебе спать, и дрыхнуть дальше.

- Мы с тобой не можем спать в одной постели. Пойдут сплетни. Вряд ли твоему отцу это понравится, когда он приедет.

- Ты представляешь, какой в этой стране уровень безработицы среди местного населения? - усмехнулся Эдик.- Здешняя прислуга из штанов готова выпрыгнуть, чтобы угодить постояльцам, так что все будут держать язык за зубами.

Впервые укладываясь с Эдиком фактически в одну постель, я был готов строго пресечь любые его домогательства. Но он мирно уснул на своей половинке, не сделав ни одной попытки хоть немного сократить расстояние между нами.

Спать рядом оказалось действительно удобно – стоило ему лишь слегка заворочаться, я, почти не просыпаясь, слегка тормошил его, отгоняя дурной сон. Через несколько дней я заметил, что он стал спать куда более спокойно – не знаю, приписать ли это целительному морскому воздуху, или тому, что он сквозь сон ощущал мое присутствие рядом.

В клинике за Эдика взялись всерьез – он проводил там полдня, от завтрака до обеда. Меня в это заведение и на порог не пускали, как и всех остальных здоровых обитателей курорта – с пациентами работали только врачи и медсестры клиники. Не иначе как оберегали собственные секретные методики – или это был их способ содрать побольше денег с клиентов.

По словам Эдика, процедуры были весьма разнообразные. Некоторые довольно смешные – вроде сидения в ванне с теплой грязью, некоторые неприятные – когда его кололи иголками в какие-то особенные точки.

- Меня все время хвалят за то, что я терпеливый и не капризный, - хвастался Эдик. - И никогда не жалуюсь на болезненные ощущения. Смешно, правда? После Аннушкиных ядовитых укольчиков это все для меня сущая ерунда.

Против ожидания, Эдик освоился на новом месте очень быстро. Оказывается, он мог быть очень милым и приветливым, когда хотел, и вскоре и в пансионате, и в клинике сделался всеобщим любимцем.

Неожиданно я осознал тот факт, что Эдик, во многом благодаря моим стараниям, уже давно не выглядит чахлым подростком, как при нашей первой встрече. И это тщеславное существо прекрасно понимает, какое производит впечатление, и втайне получает от этого большое удовольствие.

Во всей его внешности была какая-то хорошо продуманная небрежность – как будто он и не подозревает о своей привлекательности. Занятия спортом пошли на пользу его фигуре, и он закатывал рукава рубашки и носил ее полураспахнутой на груди, чтобы продемонстрировать проступающие из-под кожи мышцы. Отросшие волосы он завязывал в хвост, и несколько как бы случайно выбившихся из него прядок придавали ему одновременно озорной и трогательный вид.

Эдик притягивал к себе взгляды – и не только женские, но я не привык обращать внимание на мужчин, даже обладающих выразительной внешностью, поэтому чуть было все не прозевал. Впервые я как следует рассмотрел его, только увидев рядом с Эдиком

Каким-то образом они успели сговориться за моей спиной, еще не успев сказать друг другу ни слова, и стоило мне оставить Эдика одного на несколько минут в саду возле нашего отеля, как этот тип нарисовался рядом. Я застал их за оживленной беседой, и мне поневоле пришлось проявить вежливость и представиться.

Как выяснилось, Самир лечил в клинике последствия травмы руки, которая беспокоила его к перемене погоды. Он говорил по-русски очень чисто и свободно, но с едва уловимым мягким акцентом. Примесь восточной крови придавала его чертам какую-то особую аристократичность. Породистый арабский конь, с которым нужно быть очень осторожным – в любой момент может лягнуть или укусить.

Я готов был поспорить, что женское население санатория, начиная с обитательниц люксов и кончая последней санитаркой, в восторге от томного восточного красавца. И напрасно – этого жеребчика явно не интересовали кобылки.

Перекинувшись с новым знакомым парой фраз о погоде и местных достопримечательностях, я бросил на Эдика выразительный взгляд – не пора ли вежливо попрощаться с его новым приятелем?

- Андрей, мы тут поболтаем, а ты сходи погуляй, - добрым голосом сказал Эдик.

И обращаясь к Самиру, продолжил:

- У Андрея совсем нет свободного времени, целыми днями возится со мной.

И ночами – хотел было добавить я, но благоразумно воздержался.

После такого недвусмысленного намека мне оставалось только ретироваться, пообещав вернуться через час, чтобы отвезти Эдика на обед. В это время по парку прогуливается немало народу – этим двоим поневоле придется вести себя в рамках приличия.

Гулять мне почему-то совсем не хотелось, я вернулся в уже опостылевший мне номер и завалился на кровать, бездумно уставившись в стену. Причину моего дурного настроения угадать было нетрудно – поведение Эдика задело мое самолюбие. Впервые за время нашего знакомства он проявил столь откровенный интерес к другому человеку.

Я уже привык к мысли о том, что для Эдика нет никого важнее меня, и даже начал находить в этом определенное удовольствие. Но стоило рядом с ним появиться какому-то смазливому педику – и он тут же готов позабыть обо мне.

Подобное легкомыслие вызывало досаду и раздражение. Хотя, казалось бы, я должен радоваться – разве не этого я хотел? Вряд ли этот курортный романчик продлится долго, но Эдику это пойдет на пользу – он перестанет меня идеализировать и спокойно отпустит. И снова буду свободным. Независимым. Никому не нужным.

Должно быть, я пришел слишком рано, или эта парочка позабыла о времени. Подойдя ближе, я заметил, что Самир держит Эдика за руку, легонько поглаживая запястье. Я собрался было окликнуть их – не без некоторого злорадства, и тут же замер, увидев, как Эдик легко провел кончиками пальцев по его лицу. Осторожным и ласковым движением Самир перехватил его руку, на секунду прижав к щеке, а потом легко прикоснулся к ней губами.

Наконец вспомнив, что нужно дышать, я решительным шагом подошел к ним, постаравшись сделать это так, чтобы уж точно не остаться незамеченным. Эдик был не слишком доволен тем, что я прервал их общение в самый неподходящий момент, но не осмелился со мной спорить.

Ближе к вечеру, когда жара чуть спала, он заикнулся было о прогулке, но я отвез его в тренажерный зал. Следовало дать моему пациенту дополнительную нагрузку, учитывая, что он впустую потратил время, нежничая со своим восточным красавцем.

В гостинице жили в основном пациенты клиники и члены их семей, так что в зале было несколько тренажеров, подходящих для наших целей.

Против ожидания, Эдик не стал ныть и отлынивать, а напротив, занимался с необычным рвением, что еще больше меня насторожило.

Забеспокоившись, что он может переусердствовать, я вскоре остановил его и взял за руку, чтобы посчитать пульс. Он вдруг улыбнулся мне, но как-то неуверенно, и мы оба отвели глаза.

- Ну как, нормально? - нетерпеливо спросил Эдик. - Продолжим или все на сегодня? У меня есть еще дела.

Я спохватился, что позабыл о проверке, а вместо этого разглядываю голубые венки на запястье Эдика – как раз в это место его поцеловал Самир.

- О чем ты думаешь? - с улыбкой спросил Эдик. - У тебя такой сосредоточенный вид, как будто ты решаешь в уме сложную задачку.

- Так, ерунда. Что за планы?

- Мы с Самиром немного погуляем вечером, вдвоем.

- Это что, свидание?

- Да. Ты против?

Я насторожился, почуяв ловушку. Сказать «да» – признать, что наш уговор все еще в силе. Ответив «нет», я, по сути, признавался в том, что бессовестно ему лгал.

Я решил повести себя дипломатично и ответил вопросом на вопрос:

- Он тебе нравится?

- Он привлекательный, думаю, даже ты это заметил, как и его интерес ко мне. Я уже и забыл, как это приятно – когда меня хочет красивый горячий парень.

Я пожал плечами: что я могу знать о таких вещах?

- Мне надоело откладывать жизнь на потом, Андрей. Я хочу жить прямо сейчас. Наверное, я и вправду начинаю выздоравливать.

Мне совершенно не хотелось куда-то отпускать Эдика на ночь глядя, но я упустил свой шанс сказать «нет».

Я решил проявить строгость и заставил его надеть свитер, потому что вечерами прохладно, – и тут же пожалел, потому что оказалось, что он очень выгодно подчеркивает цвет глаз и легкий золотистый загар.

Кстати, обычно серые глаза Эдика отливали сегодня прямо-таки небесной голубизной. Жулик. В последнее время он перестал носить очки и перешел на контактные линзы, хотя раньше все время ворчал, что это слишком хлопотно и ему не нравится лазить пальцами в глаза.

Я не раз ловил себя на мысли, что мне не хватает его серьезного взгляда сквозь очки, который делал Эдика похожим на мальчика-отличника, и забавного жеста, когда он стягивал их с себя указательным пальцем, подцепив у переносицы – почему-то в это мгновение у меня каждый раз что-то вздрагивало внутри.

- Как я выгляжу? - требовательно спросил Эдик.

Я не успел ответить – в дверь постучали.

- Я приведу его домой к одиннадцати, - с порога улыбнулся Самир, и они оба рассмеялись, видимо, вспомнив какой-то разговор. У них уже появились шутки, понятные только им двоим.

Я не ответил на его улыбку – пусть оттачивает свое обаяние на наивных мальчишках и влюбчивых девушках, я уж точно не поведусь на это. Впрочем, его это вряд ли особенно огорчит –  если он и хочет тут кому-то понравиться, то уж точно не мне.

Я завалился на нашу с Эдиком двуспальную кровать и щелкнул пультом телевизора. Мне предстояло провести очень скучный вечер в полном одиночестве.

 

* * *

 

На следующий день я снова нещадно гонял Эдика на тренажерах – от романтических прогулок при луне мышцы не укрепляются. Особенно если сидишь в коляске – хромать на костылях в присутствии своего ухажера Эдик отказывался наотрез. Это и вправду выглядело не очень романтично, особенно когда на дороге попадался какой-нибудь случайный камешек, и мой дурно воспитанный подопечный шипел и матерился сквозь зубы.

Как следует помучив его, я сменил гнев на милость и вместо полноценной тренировки дал себя уговорить на пару заплывов в бассейне.

Все врачи, от психотерапевта до ортопеда, настоятельно рекомендовали для Эдика этот вид физической нагрузки, к тому же нам обоим нравилось плескаться в воде. Море в это время года еще слишком холодное для купания – жаль, босс не отправил нас куда-нибудь на Мальдивы – но в отеле имелся бассейн с подогретой морской водой, не слишком глубокий и с низкими бортиками, так что я был спокоен за Эдика. Конечно, я не позволял ему отплывать от меня, из-за чего он ужасно злился, пока я не пригрозил нацепить на него спасательный жилет.

По сути, наши с Эдиком отношения были сложной системой взаимных уступок. Каждый из нас втайне считал, что одерживает верх по очкам – и только потому она продолжала работать.

Несмотря на утомительную тренировку, Эдик был в отличном настроении: брызгал на меня водой, болтал какие-то глупости, делал вид, что пытается уплыть от меня на середину бассейна. Поддавшись его настроению, я затеял с ним шутливую возню. В какой-то момент мы столкнулись друг с другом, и он окунулся с головой, изрядно глотнув воды. Я тут же подхватил его поперек туловища, уцепившись второй рукой за бортик.

- Добаловался? - строго спросил я. - Ты как ребенок, честное слово! Давай вылезать, пока ты меня не утопил.

- Дай мне хоть минутку отдышаться, - сказал он, отфыркиваясь от попавшей в нос воды. - Подержишь меня?

У меня возникло подозрение, что он только прикидывается уставшим, но отгонять его было лень – он так уютно пристроился рядышком, положив голову мне на плечо, как в старые добрые времена…

- SchmutzigSchwuchtel! - вдруг рявкнул кто-то у нас за спиной.

Я поднял голову – у края бассейна стоял какой-то толстяк в плавках, возмущенно потрясая кулаком.

- Fuck off , - немедленно среагировал Эдик, подкрепив свои слова соответствующим жестом, и вполголоса добавил: - Сам ты грязный пидор, козлина.

- Не обращай внимания, - сказал я, - давай вылезать, нам пора.

- Подожди, - сказал Эдик, покосившись на толстяка, который с сердитым видом вытирался полотенцем. - Давай не при нем, ладно? Пусть уйдет.

- Не глупи, - строго сказал я, - не станем же мы мерзнуть тут из-за какого-то придурка, которому везде мерещится разврат. Если он скажет еще хоть слово, я пожалуюсь администрации отеля.

Я вылез из воды первым и подкатил коляску с расстеленным на ней полотенцем – обычно мы переодевались в номере.

Провозя Эдика мимо сидящего на скамейке немца, я с вызовом взглянул на него и остался доволен увиденным. Вид у того был довольно жалкий.

«Стыдно стало, значит, - мысленно обратился я к нему. - Так тебе и надо, хрен моржовый, раз не можешь отличить помощь больному человеку от сексуальных игр. А если тебе кругом чудятся педики, самое время задуматься: с тобой-то все в порядке?»

По пути в номер Эдик угрюмо молчал – похоже, эта история здорово его задела.

- Не бери в голову, - посоветовал я, - уверен, больше он тебе и слова не скажет.

- В том-то и дело. Ты заметил, как вежливо ведут себя люди с такими, как я? Стесняются даже голос повысить – жалеют несчастное, богом обиженное существо. Можно вести себя как последняя сволочь, и все сойдет с рук.

- Можно и не вести себя как сволочь, - заметил я, - тебе решать.

- Ты не понимаешь, я сейчас не об этом. Когда этот мужик стал орать на нас, я был для него просто парнем, который непристойно ведет себя в общественном месте. А ты вмешался и все испортил. Теперь смущенно-жалостливая рожа этого немца стоит у меня перед глазами и отравляет весь кайф. Мог бы дать мне еще пару минут побыть в шкуре обычного человека.

- Думаю, это не лучший способ.

- Согласен с тобой. Кстати, у меня сегодня свидание.

- Как и вчера, я полагаю.

- Не совсем. Мы поужинаем у него в номере, а потом… я останусь. Так что у тебя свободный вечер. Встретимся утром, за завтраком.

Я попытался было возразить, но он тут же перебил меня:

- Этот парень мне нравится, он хочет заняться со мной сексом и сказал, что знает, как преодолеть мою маленькую проблему, - Эдик похлопал себя по колену. - Так что давай обойдемся без нотаций, хорошо? И еще, мне нужно, чтобы ты помог мне с подготовкой.

Когда Эдик прямо и откровенно объяснил, что ему потребуется, я слегка смутился. И разозлился сам на себя – я же без пяти минут врач, черт возьми.

- Ты обычно так… - спросил я и смутился окончательно, теперь уже от собственной бестактности.

Но Эдик вовсе не был шокирован моим неуместным интересом.

- И так, и наоборот. Но в активе от меня в таком состоянии будет мало толку.

Он посмотрел на меня с любопытством.

- Тебя что, это смущает?

Не то чтобы смущало, но вызывало какой-то странный дискомфорт. Я привык защищать и опекать Эдика, и мне становилось не по себе от мысли, что какой-то чужой человек, которого он едва знает, станет прикасаться нему и делать с Эдиком все эти ужасные неправильные вещи.

Было уже за полночь, а я все ворочался в кровати и не мог уснуть. В нашей с Эдиком импровизированной двуспальной кровати одному было уж слишком просторно и спокойно.

Никто не ворочался, не бормотал во сне – казалось бы, я должен разлечься в позе морской звезды и наконец-то насладиться спокойным сладким сном, в тишине и прохладе. Присутствие в постели еще одного тела при ночной температуре в 30 градусов не очень-то приятно, тем более что Эдик во сне забывал о соблюдении дистанции. Он норовил подползти ко мне поближе, да еще и обнять – сначала я отодвигал его, но он так грустно вздыхал во сне, что я смирился с этим неудобством. Как выяснилось, настолько, что мне стало неуютно спать одному.

Заснуть удалось только под утро, и то ненадолго – меня разбудил телефонный звонок.

Как всегда, босс перешел прямо к делу.

- Я думал, ты контролируешь ситуацию.

- А что я могу сделать! - огрызнулся я. - Его самочувствие улучшается с каждым днем. Он молодой парень, у него есть определенные потребности, которые я не могу удовлетворить.

Думаю, если бы Евгений Петрович стоял передо мной во плоти, а не был всего лишь сердитым голосом в трубке, я бы не осмелился говорить с ним таким тоном.

- Я уже говорил, что мне неинтересны твои сексуальные предпочтения. Изволь делать свою работу – присматривать за моим сыном. Никаких случайных связей быть не должно, и меня не волнует, как ты этого добьешься.

- Да что с ним случится, все происходит чуть ли не у меня на глазах!

- Например, он может чересчур привязаться к этому своему… - он произнес грубое жаргонное слово, царапнувшее слух своей неуместностью.

- Думаю, вы найдете способ купить и его для своего сына, - не выдержал я.

И тут же пожалел о своих словах – кажется, на этот раз я зашел слишком далеко.

- Мне показалось, что судьба Эдика тебе небезразлична? - спокойно спросил Евгений Петрович. - Я ошибался?

- Нет, - обреченно ответил я, понимая, что потерпел полное поражение.

- Тогда не выёбывайся передо мной, а займись делом. Рядом с моим сыном не должно быть посторонних людей, только те, кому я доверяю. Он слишком слаб и психологически нестабилен. Я не могу рисковать его здоровьем. Если это всего лишь легкая интрижка, тебе не составит труда отвлечь внимание Эдика, пока их отношения не вылились во что-то серьезное. Дальше действуй по обстоятельствам. Желательно обойтись без применения силы, но если понадобится, пришлю тебе пару человек на подмогу, у меня есть контакты в ваших краях.

- Не надо, я постараюсь сам, - перепугался я.

- И верно. Ты парень крепкий, здоровый. И можешь быть достаточно убедительным. Разрули все и сразу же отзвонись.

Выключив телефон, я усилием воли отогнал от себя соблазнительную картинку: я ставлю фингал под глаз этому арабскому принцу, чтобы ему было неповадно клеиться к Эдику. Исключительно по распоряжению шефа, конечно, кто бы сомневался! К сожалению, я уже давно вышел из подросткового возраста, и мне нужно было искать какое-нибудь более взрослое решение этой проблемы.

С Эдиком мы встретились за завтраком, как и договорились накануне. Я с трудом сдержался, чтобы не начать задавать вопросы – вокруг было слишком много любопытных ушей.

Я украдкой разглядывал его, думаю, Эдик это заметил, но мое внимание его ничуть не смутило.

Пару раз он с трудом сдержал зевоту – похоже, он тоже не слишком хорошо спал ночью, но совсем по другой причине.

Вид у Эдика был довольный и расслабленный, а полурасстегнутый ворот рубашки почти не скрывал подозрительные красные пятна на шее. Никогда еще я не испытывал такого горячего желания как можно скорее приступить к выполнению распоряжений моего босса.

- Как ты себя чувствуешь? - спросил я, когда мы наконец-то оказались в номере.

- Прекрасно. Как и положено после хорошего секса.

- Собираешься еще встречаться с этим типом?

- Его зовут Самир, и он очень хорош в постели. И да, мы будем встречаться. Он должен был уехать завтра, но готов изменить свои планы ради меня.

Эдик откинулся на спинку кресла и зажмурился, подставляя лицо солнечным лучам, проникшим в комнату через открытое окно.

- Что я должен сделать, чтобы ты это прекратил?

- Почему? - спокойно спросил Эдик, не открывая глаз.

- Потому что я так хочу.

- Ревнуешь? - улыбнулся он.

- Не хочу, чтобы он прикасался к тебе, - честно сказал я и добавил: - Да, ревную.

Эдик открыл глаза и внимательно посмотрел на меня.

- Принеси телефон и оставь меня одного на пару минут.

Выйдя на балкон, я прижался лбом к стеклу и закрыл глаза. Если загробный мир существует, то за этот поступок я буду гореть в аду. И поделом.

Вскоре Эдик окликнул меня, и я вернулся в комнату.

- Он уедет завтра утром, как и собирался. И не беспокойся, тебе ничего не придется для этого делать. Если бы я знал, что тебе не все равно, то не стал бы… В следующий раз просто скажи, ладно?

Я кивнул, немного растерявшись – на такую легкую победу я не рассчитывал. Оставалось доложить шефу о выполнении задания и надеяться, что словам Эдика, в отличие от моих, можно верить.

 

* * *

 

Отъезд Самира не особенно опечалил Эдика, из чего я сделал вывод, что это было всего лишь легкое увлечение. Возможно, мы с его отцом слегка погорячились, не позволив Эдику немного поразвлечься.

Я ничуть не осуждал Эдика за его не слишком благопристойное поведение – в нашем возрасте жить без секса непросто, особенно когда вокруг мелькают соблазнительные полуголые тела.

Каждое утро я просыпался с внушительной эрекцией, от которой избавлялся стоя под душем путем унылой механической дрочки, которая приносила скорее облегчение, чем удовольствие. В последнее время я привык к почти регулярной половой жизни, поэтому мой организм бунтовал, требуя нормального секса.

Заводить интрижку на глазах у Эдика мне было неловко, особенно после того, как я так жестоко обломал его с сексом. Да и оставлять его вечерами – а тем более по ночам – в одиночестве я не мог. Не думал, что мне будет не хватать Федора и его вышколенного «персонала».

Поэтому я терпел и утешал себя тем, что обязательно наверстаю упущенное, как только босс наконец-то закончит свои дела и присоединится к нам. Тогда я с пользой употреблю все свободные вечера, какие у меня будут, не говоря уже о ночах, которые я буду проводить в своей собственной кровати.

И наверняка найдется девушка, которая захочет скрасить мое одиночество. В отеле жили в основном пациенты клиники, но многие из них приезжали сюда с семьями, да и среди персонала было немало симпатичных и приветливых девчонок.

Должно быть, я слишком много думал на эту тему, прежде чем заснуть, и неудивительно, что под утро мне пригрезилась моя последняя подружка Светка, делающая восхитительный минет.

Я изо всех сил старался не шевелиться, потому что знал, что она этого не любит, но после особенно дразнящего движения языка не вытерпел и слегка двинул бедрами, намекая, что неплохо бы взять глубже. Против ожидания, Светка вовсе не возражала, а позволила двигаться так, как мне хотелось, продолжая ритмично сосать, слегка сжимая член у основания. Я с благодарностью погладил ее по волосам, оказавшимся чуть более мягкими и длинными, чем мне запомнилось.

Несмотря на нарастающие приятные ощущения, у меня зародились смутные подозрения, что этот сон слишком уж реален. Вцепившись в волосы, я последним движением толкнулся вперед и кончил в судорожно сжимавшееся горло. И одновременно окончательно проснулся.

- Понравилось? - поинтересовался Эдик, похабно облизывая губы.

- Какого черта?!

- Не понравилось? - улыбнулся он.

Я был искренне возмущен – стоило мне начать доверять ему и слегка расслабиться, и он тут же воспользовался моим беспомощным состоянием. По сути дела, он меня изнасиловал, хотя и довольно нетрадиционным способом. И надо сказать, очень приятным.

- Что ты себе позволяешь? - рявкнул я.

- Не я первый начал. Ты прижимался ко мне своим железобетонным стояком, терся им об мою задницу и жалобно поскуливал, - холодно пояснил Эдик и уже куда спокойнее добавил: - Ты в курсе, что долгое воздержание вредно? Вам этого не говорили на лекциях? Считай, что это была медицинская процедура, вроде массажа.

- Ну, спасибо тогда, - ухмыльнулся я и ласково потрепал по волосам – в конце концов, парень старался. Не знаю, что он там вытворял со своими прежними партнерами, да и знать не хочу, но минет он сделал классный.

Эдик, увидев, что я не сержусь, полез ко мне обниматься – и тут же испуганно отстранился, но было уже поздно – я успел почувствовать, что его утренняя проблема тоже угрожает здоровью.

- Так, - сказал я, - а ну-ка иди сюда. Тебе тоже нужен массаж.

Все повадки развратного мальчишки разом испарились – он покраснел и засмущался. Я сунул руку под резинку пижамы и прислушался к себе – нет, мне не было противно – и принялся за дело. Вскоре Эдик часто задышал и уткнулся мне в плечо, пряча свое смущенное лицо. Я продолжал ритмично двигать рукой и вскоре он коротко простонал сквозь стиснутые зубы. Я вытер грязную ладонь об простыню, подумав, что прислуга получит очередную пищу для сплетен.

На следующее утро я проснулся от осторожного прикосновения пальцев к моему животу. Не открывая глаз, я придвинул Эдика к себе и запустил руку к нему в штаны.

- Сексуальный террорист, - пробормотал я, а Эдик только хихикнул, пристраиваясь к заданному мной ритму.

В конце концов, это было совершенно невинным занятием: мы не обжимались, не целовались, просто помогали друг другу сбрасывать напряжение. Я давно привык заботиться обо всех нуждах Эдика, к тому же, это и вправду было куда приятнее, чем дрочить в одиночку.

Я чуть было не совершил ошибку, но не собирался впредь позволять кому бы то ни было встать между нами. Евгений Петрович прав – рядом с Эдиком не должно быть посторонних и ненадежных людей.

И, кажется, Эдика это вполне устраивало. Я снова стал Солнцем его Вселенной.



Просмотров: 1295 | Вверх | Комментарии (3)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator