Чудовище. Глава 1

Дата публикации: 23 Июл, 2012

Страниц: 1


* * *

Во вторую смену в школе Плезант Гроува учились обычно те, кто любил подольше поспать по утрам и только потом куда-то собираться. Они же, в основном, составляли девяносто процентов посетителей клубов и пабов. Именно поэтому вторая смена была только в старшей школе, потому что не достигшим даже шестнадцатилетия ученикам ночная жизнь была явно ни к чему.

Правда не все выбирали вечер временем для учебы именно по причинам любви к ночной жизни.

Время подползало к трем часам дня, но никакого солнца на улице не было. То ли мешали горы, то ли леса, покрывавшие их, то ли просто облака.

Камерон Уайт взял журнал с учительского стола и открыл его на первой странице.

- Что тут у нас… о, вау. Новенькая. Или новенький.

- Неужели, - Стейси, которая была не совсем его и не совсем подружкой, на секунду перестала пилить ногти розовой пилкой в дурацкую белую ромашку. Она вообще уже подумывала о том, как бы бросить к черту всю эту учебу, потому что толку от нее было мало. Все равно все знают, кто как закончит жизнь в этой дыре с населением в пятнадцать тысяч человек. – Уже почти конец октября.

- Скоро Хэллоуин, - кивнул Камерон, вспоминая о том, что неплохо было бы повеселиться в честь праздника. Ему было шестнадцать, он считался чуть ли не самым страшным ночным кошмаром домохозяек, у которых были тринадцатилетние дочери, но он все еще любил клянчить сладости на Хэллоуин.

Точнее, последние два года он их не клянчил, а отбирал у малявок.

Он положил журнал на место и лениво встал с края стола, обошел парту и сел рядом со Стейси. – Никого нет, как обычно.

- Сейчас набежит стадо уродов, тебе оно надо?

- Не уверен. Особенно этот, Джастис.

- Не знаю… - Стейси пожала плечами.

- Ты что-то сказала? – Камерон уже отвлекся на чтение сообщений на телефоне.

- Я сказала, что он симпатичный. Блэр, в смысле. Странный, но что-то в нем есть…

- Шизофрения, - фыркнул Камерон. Он делал вид, что ему все равно, потому что его каждый раз задевало, когда кто-то из немногочисленных симпатичных девчонок в школе упоминал, какой же Блэр Джастис миленький.

Миленьким его могла назвать только его собственная мать, как казалось Камерону. Миссис Джастис, кстати, Камерон вообще никогда не видел, но было еще не поздно, Джастисы переехали в этом году, и явился в школу мерзкий выскочка тоже только полтора месяца назад.

Блэр слышал их еще на первом этаже, не стараясь прислушиваться, не напрягаясь ни на секунду. Он слышал не только слова, но и дыхание Камерона – расслабленное, глубокое. И дыхание Стейси – быстрое, отрывистое, как у большинства девчонок.

- Тебе не кажется, что он выглядит старше шестнадцати? – спросила она у Камерона, и тот закатил глаза.

- Да неужели. Он выглядит так, будто уже студент.

- Ты тоже выглядишь старше, чем есть, - Стейси хмыкнула, решив погладить его самолюбие лестью. Да и лестью это почти не было, Камерона можно было запросто перепутать с любым из студентов.

- Но он все равно выглядит так… то есть, иногда он выглядит нормально, но вообще… ты видела, какой он?

- Да-а-а, - Стейси протянула с выразительной интонацией. – Он держит классную форму.

- Что он о себе думает, вообще… - Камерон поморщился, скривил губы и отбросил телефон, так что тот проехался по столу и чуть не упал, но неожиданно вошедший в кабинет Блэр успел его поймать. Он просто подставил ладонь, в которую мобильник лег, а Камерон по-дурацки дернулся, уже испугавшись, что жутко дорогая вещица разобьется. И он, подняв взгляд на Блэра, одарил его литром презрения и ненависти, испытывая жуткий стыд от своей неуклюжести и несвоевременного порыва.

- Обалдеть, - Стейси улыбнулась и забрала из протянутой Блэром руки телефон, решив втихаря, пока Камерон психует, почитать его сообщения от других девчонок.

Она не сомневалась, что они там были.

- Он бы и не упал, - Уайт фыркнул, двинув бровями, а столь ненавистный ему одноклассник прошел дальше, в конец кабинета, к столу у окна, в самом дальнем углу. На улице начался дождь, который и предвещало отсутствие солнца. Морось превратилась в крупные капли, стекающие косо по стеклу, за какие-то секунды.

- Он так тихо ходит, я даже не слышала, - заметила Стейси, убирая пилочку и доставая флакон с красным лаком. Слишком жидким, чтобы быть настоящим, выпущенным фирмой, логотип которой был наклеен на флакон.

- Нормальные люди не подкрадываются к другим нормальным людям, - продолжал цедить сквозь зубы Камерон, выставив челюсть в сторону, будто разминая ее, выгнув черную бровь.
Красивым он, все-таки, был, этого никто и не отрицал. Мозгов ему не хватало, на взгляд Блэра, но этим не поделишься, да он и не собирался.

Он открыл окно, предупреждая безумное раздражение от запаха лака. Он был настолько едким и щекотал не только ноздри, но и нервы, вынуждая психовать.

- Он курит? – Камерон лениво оглянулся через плечо, обтянутое белой курткой, покосился на высунувшегося в окно выскочку.

- Он вообще не курит, - Стейси поцокала языком о зубы, не отвлекаясь от ногтей. – И не пьет, кажется.

- Точно придурочный какой-то, - припечатал Камерон, сверкнув глазами и ухмыльнувшись. Настроение у него здорово повысилось, так что с появившимися ближе к звонку одноклассниками сразу пошел на контакт, не выпендриваясь, как обычно.

- Новенькая идет, - заметил он, услышав шаги по коридору, и все на него уставились.

- Какая еще новенькая?

- В журнале записка от директора, какая-то Шинейд.

- Вряд ли, - заметил проветрившийся от противного запаха лака Блэр.

- Я, кажется, тебя не спрашивал, - сразу отбрил Камерон, устроившись на краю одной парты и упираясь расставленными ногами в две других, как босс всего класса.

- Я, кажется, не нуждаюсь в разрешении на озвучку своего мнения.

- Тогда озвучь нам свое никому не интересное мнение по этому поводу более ясно, - выкрутился Камерон.

- Это не новенькая.

- Это препод идет, - закатил глаза дружок Камерона, тощий и долговязый парень с длинными, как у металлиста, волосами.

- Она так топает, что ее сложно не узнать, а тут вроде не топанье, - решила поумничать Стейси, но все равно убрала свои побрякушки со стола, чтобы не отобрали, как в прошлый раз.

Блэр уставился на дверь враждебно, как будто его лично очень сильно волновало, кто придет. Камерон же молча удивлялся, потому что Джастис не только никогда не вступал с ним в спор, он вообще с ним никогда не разговаривал. И никогда не озвучивал свое мнение. Он вообще был не со всеми, а сам по себе. И не просто один, а заранее против всех. Не просто одиночка, а явно ставящий себя выше остальных и лучше их всех.

Этого не замечал никто, кроме самого Камерона, как ему казалось, и это бесило его вдвойне. Поэтому он решил, что если угадал, то эта новенькая послана ему самой судьбой, чтобы показать выскочке непонятно откуда, что он далеко не крутой.

Дверь открылась, и Уайт просиял, увидев там не обрюзгшее, морщинистое лицо учительницы английского, а совершенно незнакомое.

- Это класс мисс Батлер? – темные, такая же густые, как у Камерона, но в то же время тонкие брови поднялись.

- Мисс Шило в Заднице, мы ее так называем, - проявил Уайт внезапную для всех вежливость и спрыгнул с парты, шагнул к новенькой первым. – А ты, значит, Шинейд?

- Да, - она кивнула, посмотрев на свой лист с расписанием. – Судя по тому, что здесь написано, это я.

Стейси посмотрела на волосатого парня, которого, вообще-то, звали Дункан, и который жутко не любил свое имя. Он ответил точно таким же скептическим взглядом, поражаясь тому, как ехидный и подловатый Камерон внезапно подобрел и стал легко заводить разговор с незнакомцами.

В Блэром он так себя не вел даже в первый день, когда просто увидел его.

Дункан подумал, что все дело в том, что новенькая – девчонка, она вызывает интерес, а не раздражение. А Блэр – очевидный конкурент, с чего бы Камерону с ним дружить и даже общаться. Логично, что он его терпеть не может.

Стейси же окинула новенькую оценивающим взглядом и фыркнула почти беззвучно. На ее взгляд, та была простовата, никакой косметики на лице, какой-то обыкновенный хвост, хотя распущенные волосы все равно бы не спасли положение. У нее было лицо из тех, которые состоят из  сплошных углов и впадин.

Стейси втайне мечтала иметь такое же, чтобы даже в грязном, потрепанном, сонном, убитом, в конце концов, виде выглядеть неплохо. Но у нее лицо было обычным, просто миленьким, очень приятным, когда она улыбалась, так что на пухлых щеках появлялись ямки.

Судя по лицу новенькой, с улыбкой у нее было туго, а глаза были такие огромные, что казалось, что они сейчас выпадут из орбит, да еще темные подглазники добавляли эффекта, а тени под мужественными скулами вызывали дикое желание сесть на диету.

Все девчонки в классе мгновенно ее возненавидели.

Все парни подумали, что встречаться бы с ней не стали, но переспать разок не отказались бы. Кажется, она слишком умная. И не столько в смысле учебников, сколько в обыкновенном, «нормальном». А умные девчонки – те еще дуры, если правильно понимать, о чем речь.

- Так почему Шило в Заднице?.. – гнусаво и немного напевно, будто она занималась вокалом, переспросила новенькая, обойдя Камерона так осторожно, что не задела даже краем своей рубашки с наглухо застегнутым воротничком.

Этого никто не заметил, кроме Блэра, а он и вовсе прищурился, чувствуя, что у него от ужаса и растерянности впервые в жизни мурашки побежали под кожей. И он сделал шаг назад, как только новенькая оказалась на целую парту ближе к нему.

Вообще-то, ей было не интересно происхождение прозвища преподавателя, но не спросить она не могла. Стейси и сама это понимал, да и Дункан понимал.

Да даже сам Камерон это понимал, но прекрасно знал, что никакой нормальный человек, если не считать Блэра, не станет вступать в конфликт с общественностью в первый же день.

- Потому что она не может спокойно сидеть на месте, вечно бегает по классу, а если даже сядет, постоянно ерзает, - он хмыкнул. – Какие еще у тебя сегодня уроки?

- Биология, география, этика и физкультура, - посмотрев в лист, прочитала новенькая.

- У нас тоже биология и география. Только этики нет. А на физкультуру тоже идем.

- А я нет, - Шинейд кривовато улыбнулась, при этом не пошевелив верхней половиной лица, даже ее взгляд не изменился, она ни разу не моргнула. Только уголок рта еле заметно приподнялся.

Казалось, что она то ли издевается, то ли просто хочет спать, то ли обкурилась.

- А что так плохо?

- Со здоровьем не очень, - с еще более мерзенькой улыбкой объяснила она, двинув бровями и кивнув пару раз. Она знала, что ей сейчас все начнут сочувствовать, что все ощущают себя не в своей тарелке в такие моменты.

И все стали кивать ей в такт, охая и говоря «а, ну, да…»

- Давно переехали сюда? – Камерон не отвязывался, продолжая шагать за ней следом и смотреть в спину, обтянутую черной тканью рубашки. Он на секунду завис, выпав из разговора, когда ему показалось, что застежки бюстгальтера он под рубашкой не видит. Ни единого очертания.

«Она не носит лифчик?..» - подумал он сначала с удивлением, а потом нафантазировал себе такого, что сам же дебильно осклабился.

- На выходных. Ваш город напоминает мне Сайлент Хилл, - протянула Шинейд, поставив туго набитую сумку на парту перед той, за которой стоял, чуть не вжавшись в стену Блэр.

Она потянулась открыть окно, которое было возле ее стола.

- Жарко, кажется, - объяснила, чтобы было понятно.

- Почему Сайлент Хилл?

- Ну, когда мы ехали сюда… а мы с сестрой приехали. Я живу с сестрой, то есть, - сразу призналась она. – Мы ехали ночью, и там так стремно было, на дороге пустота, а в поле было такое чувство, что кто-то кого-то жрал.

В кабинете повисло молчание, Блэр чувствовал, как у него бешено колотится сердце не то от страха, не то от волнения.

- Наверное, это был волк или медведь, - Камерон пожал плечами. – У нас их полно, и оленей тоже, может, там происходил цикл жизни, - он усмехнулся над типичной шуткой жителя маленького города в лоне природы.

Теперь опешила новенькая.

- Я же шучу. Мне просто показалось, что там что-то было. Хотя, может, это действительно был…медведь. Или типа того. А часто у вас тут они?

- Только в лесу, но зачем туда ходить? – Камерон совсем забыл про обидевшуюся на него за невнимание Стейси и увлекся новенькой окончательно, пытаясь поймать взгляд ее лемурьих глаз и удержать его своим подольше.

- Логично… у вас всегда так тихо, и никто не разговаривает, когда двое ведут непринужденную утреннюю беседу? – она оглядела весь класс, который слушал их разговор.

Все сразу захихикали неловко и отвернулись, делая вид, что резко заинтересовались друг другом.

- Ты забавная, - решил порадовать Камерон, прислонившись бедром к парте уже севшей новенькой и сложив руки на груди. Параллельно же он заметил, что Блэр, нервно дергая своими резными, как у аристократа, ноздрями, почти по стенке подполз к своему стулу, с шумом его отодвинул и просто упал на него. Он дышал так психованно, что казался кокаинщиком.
Но в этом Камерон сомневался. Кокаинщики выглядели не так, уж он-то знал, не раз с ними общался в большом городе летом.

«Что-то внезапно он притих», - подумал он самодовольно, принимая это, как белый флаг и сигнал к действию. К захвату новенькой.

- Наверное… мне приятно, что ты так думаешь, - ответила она на «забавную», откинув верхнюю часть сумки со значками и ленточками, расстегнув ее.

- И красивая, - решил пойти еще дальше Уайт.

И тут напряглась не только новенькая, но и Блэр, будто его очень интересовало это половое обозначение привлекательности.

- Красивая?.. – переспросила Шинейд.

- Думаю, да, - Камерон повел плечом и фыркнул, будто он такой крутой, и для него комплимент ничего не значит, а ее он должен сильно взволновать и обрадовать.

- Я не думаю, что это то слово… которое… - начала она нервно и с ехидным смехом бормотать.

- Я говорил, это не новенькая, - не удержался Блэр, прикрывая рот и нос кистью, будто чем-то неприятно пахло. Он смотрел на Камерона исподлобья, своими светлыми, глубокого зеленого цвета глазами, будто издеваясь.

Уайт сначала не понял, глядя на него в упор, подняв брови вопросительно и надменно. А новенькая не стала резко оборачиваться, чтобы посмотреть на самого умного, хотя очень хотелось. Она заправила выбившуюся из хвоста прядь за ухо и медленно, педантично начала складывать учебник и тетради возле подоконника, который уже залило дождем.

И она снова заметила гробовое молчание в кабинете, все снова забылись и слушали каждое слово. Стейси прыснула, все поняв и решив высказать первая.

- Я так и поняла. Ты же парень, да? – она засмеялась и встала, даже вскочила, так что ее грудь в приподнимающем бюстгальтере подпрыгнула весьма заманчиво. Стейси протиснулась между мешавшимися в проходе ботаниками, которые в вечернюю смену приходили из-за обилия утренних занятий шахматами и прочим дерьмом.

Дункан посмотрел ей вслед, оценив взглядом увесистый, но упругий зад. И зад замер недалеко от него, потому что к зависшему Камерону Стейси подходить не рисковала. У него была тяжелая рука, и он не стеснялся бить девчонок, особенно, когда его что-то так разозлило, что он не мог выдавить и слова.

- Я не понял… - он закрыл глаза, поднял брови так высоко, что на лбу появились три горизонтальные морщины, а потом отлепился от края парты и развернулся полностью к «новенькой». – Ты Шинейд?

Ему молча показали школьную карточку с фотографией, как на паспорт, и всеми данными.

Судя по ним, это действительно была Шинейд. То есть, был. Пол в карточке был не указан, так что Камерон вздохнул с раздражением.

- Так ты парень.

- Это асексуальное имя, - выдавил новенький немного зажато, будто извиняясь, но все равно с ехидством. – Прости. Я не подумал, что меня можно принять за девчонку… не то чтобы мне нравится, когда меня принимают за девчонку, но когда ты сказал «красивая», я подумал, что так говорят девчонкам…

- Замолчи, - Камерон поморщился и поднял руку с раскрытой ладонью, будто поймав в нее еще не вырвавшиеся слова, сжал кулак и опустил его, развернулся к Стейси. – А ты-то сразу поняла?

- Нет, только что, - она залепетала, хихикая, как идиотка, хотя на самом деле ей хотелось сказать «да, ты просто тупой кобель».

- Потом поговорим еще, - буркнул Камерон в адрес новенького и протиснулся между ботаниками, растолкав их, к своей парте у двери. – Может быть…

- Ты извини его, у него вообще не все дома, ко всему, у чего длинные волосы, клеится, - Стейси лихо залезла на край парты новенького и взяла его хвост в руку, посмотрела на волосы. – Классные. Каким шампунем пользуешься? Шутка, тупой вопрос, мне-то он все равно не подойдет, я-то женским пользуюсь. Ну, ты понял. Я много болтаю?

Блэр на нее смотрел, как на дуру. Точно так же, как до этого смотрел на Камерона. А на новенького он старался вообще не смотреть, пытаясь подавить этот сверхъестественный страх.

Если бы он не был тем, кем он был, он бы тоже не заметил ничего «такого». Он бы сначала принял новенького за девчонку, как и Камерон, из-за длинных волос, больших выразительных глаз с длинными ресницами и привлекательного лица. А потом, когда все прояснилось, тоже подумал бы, как и Стейси, что это – парень. Хотя бы, из-за густых бровей, потому что у девчонок такие вообще редко бывают, пусть даже такие аккуратные. Да и грудь была совершенно плоской, и контуров от бюстгальтера под рубашкой не было никаких. И приятных женских округлостей тоже не наблюдалось совершенно нигде на непонятном, неуклюжем теле.

Да и за кого еще принимать, если это не девчонка? Вариантов больше нет, только парень.

Но Блэр был именно тем, кем был, а потому мог понять, что варианты были. Нет, их не должно было быть теоретически, но…

Блэр привык, что от людей очень сильно пахнет их «животным» запахом. От парней и мужчин – чем-то резким, чуть терпким, похожим на ореховую настойку с большим процентом алкоголя. От женщин – приторным, сладковатым, но неуловимым и каким-то неразборчивым, как подпорченной пастилой.

Это был интимный запах, который сами люди ощущали на подсознательном уровне, потому и стремились друг к другу из-за своих первобытных инстинктов, чтобы спариваться и размножаться… это был запах того, что все скрывали, но все хотели видеть, что принято прятать под одеждой, но так часто выставляется напоказ в порно-фильмах и эротических журналах.

Это нельзя почувствовать простому человеку, но Блэр ощущал каждое изменение аромата. Когда кто-то возбуждался, запах менялся, а еще он становился резче.

Новенький пугал.

У него не было запаха, совершенно никакого, он не пах ничем, кроме химии, которая содержалась в том же шампуне. У самой кожи тоже не было никакого запаха, своего особого аромата.

У Стейси, например, она пахла красным сочным яблоком, у Камерона – фундуком, у Дункана – кленовым сиропом. Блэр не мог объяснить, почему сравнивал именно с этими запахами, но они были похожи на то, чем пахли тела сами по себе, не считая «этот» запах.

У новенького не было и этого. Он не пах совершенно ничем. Как будто он ничего не прятал под одеждой.

Или ему нечего было прятать.

Наглого, самодовольного и бесшабашного из-за своей силы Блэра, младшего из рода Джастисов, это по-настоящему напугало. Кем должен быть этот новенький, если у него нет никакого запаха? Какого он, хотя бы, пола?.. Он самка или самец? Он, вообще, человек?..

 

 



Просмотров: 4657 | Вверх | Комментарии (3)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator