Чудовище. Глава 3

Дата публикации: 23 Июл, 2012

Страниц: 1

***

Школьный автобус после второй смены никого не развозил, да никто и не хотел трястись там, если можно было сразу выйти за территорию, окруженную забором, и нырнуть в ночную жизнь.

Шинейд в особом восторге от этого не был, стараясь ускорить шаг до максимума, чтобы дойти до дома раньше, чем стемнеет окончательно.

«Миннесота… с этими дождями… я люблю дожди, но волки и медведи?.. жрущие оленей посреди поля ночью? На виду у проезжающих машин? Восторг, просто восторг. Округ Воронье Крыло, просто чудесно, я тащусь. Город Гостеприимная Могила. Она не могла найти ничего лучше, я уверен, она специально это искала. Юмор, такой юмор… этот чертов… как там его. Джастис? Что его укусило, если он смотрел на меня, как баба на гинеколога? У меня что, на лбу написано все? Что я опять делаю не так? Я никого не трогал, да никто и не лез, чего он пялился? Этот Уайт и то приятнее. И Стейси. Она вообще милая. Не в том смысле, конечно… но и не в том… господи, как я их всех ненавижу».

- Бьянка, - позвал он не громко, не резко, как хотелось, с самого порога дома. Голос все равно остался немного гнусавым. – Это один из худших дней в моей жизни. Один придурок следил за мной весь вечер и ждал, по-моему, когда я пойду в сортир, чтобы посмотреть, в какую дверь я зайду. Ха, неудачник, я ходил к медсестре. Ты бы видела ее лицо, когда она узнала, - Шинейд закатил глаза, снял сумку и поставил ее на стойку между коридором и столовой.

- Привет, - раздался какой-то до отвращения знакомый голос, низкий, сладкий, немного вкрадчивый. У Шинейда с лица пропал весь сарказм, само лицо вытянулось, а глаза стали просто жутко страшными, бездонными.

- Это же твой одноклассник? – уже растаявшая от обаяния Блэра сестра стояла в выгодной позе – прислонившись бедром к высокому маленькому столику с цветочной вазой.

- Эм… привет, - выдавил сам Шинейд, медленно прокрадываясь на кухню и надеясь, что Джастис не понял, кого именно назвали придурком.

Но до туалетов за ним следил именно он, и Шинейд это видел.

- Ты забыл на трибуне в спортзале тетрадь, когда уходил, - не дождавшись логичного вопроса о причинах его визита, объяснил Блэр, показав ему тетрадь с рисунками.

Шинейд вздохнул, вспомнив, что с физкультуры его так и не отпустили, вынудив сидеть на трибуне и смотреть, как проходит урок. Теорию, судя по всему, сдавать ему придется так и так.

- А… спасибо, - так же медленно и недоверчиво поблагодарил он, глядя то на лицо слишком смазливого и взрослого одноклассника, то на тетрадь, которую тот все еще протягивал. – Положи там, на стол, - он криво улыбнулся, постаравшись, чтобы это не выглядело слишком грубо.

Блэр двинул бровями и без лишних вопросов положил тетрадь на журнальный столик перед диваном, на котором вальяжно расселся.

- Бьянка… - начал Шинейд.

- Так вы из богатой семьи, значит, - перебил Блэр так незаметно и легко, что сестра даже не отвлеклась на свое имя, а с улыбкой обратила все внимание к  гостю. – У вас такой большой дом.

- Да, мы любим простор, - согласилась она.

- И очень красивый. Так уже было, или вы сами обставляли?

- Я дизайнер, - Бьянка осклабилась, гордясь профессией. – Работаю на дому, выполняю заказы по интернету, чтобы больше проводить время с Шинейдом.

«Она не сказала «с братом» или «с сестрой», значит… что это значит?» - задумался Блэр раздраженно. Почему эти двое избегали даже обращений с конкретными ролями в семье?

- Боюсь показаться навязчивым…

- Нет, все в порядке, - Бьянка растянула губы в еще более широкой улыбке.

- Или вы можете подумать, что я лезу не в свое дело…

- Нет-нет, спрашивай. Я рада, что у Шинейда в первый же день появились такие… приятели в новой школе. Обычно нам звонили с вахты, если он что-то забывал, приходилось ехать и забирать самим.

«Обязательно нужно было про это сказать», - думал Шинейд, горя желанием вытолкать незваного и не самого приятного гостя за порог.

- А где мистер и миссис Садли?

- Мы не живем с родителями, - сдержанно, чуть поморщившись, ответила Бьянка, но Блэр заметил, что она чуть нервно сглотнула.

- Ясно… - применил он незаметную уловку и поднес к губам чашку с чаем, приготовленным ради его визита. Взгляд поверх чашки на Бьянку подействовал безотказно, и расслабившийся уже Шинейд опять дернулся.

Он готов был убить сестру за болтовню, хотя обычно она вообще была такой же молчаливой, как и он сам. И он не понимал, почему рядом с этим смазливым крашеным блондином все так выпендривались, будто он был королем.

- Не то чтобы разногласия… у нас просто нет родителей, - пояснила Бьянка, чтобы заполнить неловкое молчание и не показаться грубой.

- Это очень трагично, мне жаль, я не должен был спрашивать, - пробормотал он.

- Действительно, - вдруг тяжелым, уже более похожим на мужской голос заметил Шинейд. Блэр поставил чашку на блюдце на столе  и оглянулся.

- Извини?..

- Я сказал, что ты действительно не должен был спрашивать. Ты же принес мне тетрадь? Я уже сказал «спасибо».

Блэр понял, что контакт оборвался, не начавшись. И это напугало и разозлило его еще сильнее. Еще никто и никогда не обращался с ним так, все незнакомцы реагировали точно так же, как Бьянка. Не считая Камерона, конечно, но у того были личные причины. Несколько страстных взглядов в его сторону, и получится замечательный гомосексуалист.

На Шинейда Садли не действовало ничто, совершенно никакие слова, взгляды, жесты, попытки наладить отношения. Казалось, чем ближе к нему подходили, тем сильнее он выпускал шипы, и они были не просто острыми, а стальными.

- Просто я подумал, что вы недавно в городе, а моей матери вечно скучно, когда отец на работе… она не намного старше тебя, Бьянка, - назвал он уже нагло по имени, выразительно на молодую женщину посмотрев. – Не хочу показаться грубым еще раз… но у вас, кажется, большая разница в возрасте? – он посмотрел на них по очереди.

- Да, почти двадцать лет, - нехотя, не понимая, почему вдруг говорит это незнакомцу, призналась Бьянка. – У родителей после меня очень долго не было детей, а Шинейд – поздний ребенок, поэтому родителей уже просто нет.

- Мне так жаль, - Блэр скроил сочувственную гримасу. – Но, может, ты подумаешь над моим предложением? Всем будет хорошо, никому не скучно. В нашем городе хорошие люди, конечно, но они не очень-то приветливы и нелегко идут на контакт. Мы здесь всего полтора месяца, а почти ни с кем еще не подружились… ну, знаете… семьями. Я хотел бы пригласить вас к нам, если вы не против, если нет никаких планов… - мурлыкал он, сцепив пальцы в замок и сосредоточившись на взглядах в адрес Бьянки.

- Думаю, ты прав. У меня много свободного времени, а заняться совершенно нечем.

- А у меня всегда есть, чем заняться, - мрачно хмыкнул Шинейд. – Так что иди без меня, если хочешь, - он подчеркнуто игнорировал Блэра, обращаясь только к сестре. – Я пойду наверх, устал за вечер.

- Да, конечно, новая школа, - Блэр опять попытался влезть к нему в зону дружбы хоть как-то. – А почему во вторую смену?

Шинейд собирался ответить «А какое тебе дело?» но Бьянка сдала его, снова ужаснувшись тому, как легко было рассказывать этому незнакомому парню все секреты.

- Он боится ночью спать. Ну, так у многих бывает, в этом нет ничего смешного.

- Согласен, - Блэр согласился наотрез, кивнув и поведя головой, будто сам тоже боялся.

- Поэтому ночью он не спит, а под утро ложится, и если ходить в обычном режиме, он просто ничего не сможет делать. А так у него утро наступает как раз тогда, когда вам нужно на уроки.

- То есть, сейчас у тебя где-то четыре часа дня? – сострил Блэр, оглянувшись на застрявшего возле лестницы Шинейда.

- Типа того, - тот выдавил такую ядовитую ухмылку в сочетании с ледяным взглядом, что Блэр опять почувствовал, как ему щелкнули по носу хлыстом.

Он молча проследил взглядом, как Шинейд развернулся и поднялся по ступенькам, скрылся на втором этаже.

- Я, наверное, правда задержался, мне уже пора, - слащаво протянул он и встал. Бьянка раскрыла шире глаза, оценив его, вставшего во весь рост. – Не оставишь мне свой телефон? Я поговорю с родственниками и обязательно позвоню, думаю, им интересно будет пообщаться с настоящим дизайнером. Мы все еще думаем, что делать с обстановкой в доме.

Бьянка, тупо улыбаясь, вытащила из нагрудного кармана рубашки визитку, протянула ее двумя пальцами.

- Отлично. Тогда до встречи, - не переставая скалиться, попрощался Блэр и вышел в любезно открытую перед ним дверь. И он пошел по гравиевой дорожке к тротуару, миновал высокую черную калитку из согнутых в причудливый узор прутьев, закрыл ее за собой. За живой изгородью, стоявшей вторым «забором» вокруг участка, его стало невидно, и Бьянка вздохнула с облегчением, будто ее что-то отпустило, вернулась в дом.

- Ты будешь ужинать?!-  крикнула она, глядя в потолок, ориентируясь на расположение спальни Шинейда.

- Позже! – отозвался он недовольно, и она подумала, что в самом деле зря разболтала так много.

Блейк, сидевший незамеченным на дереве возле крыши веранды, встал и выпрямился, глядя ехидно в спину наивному братцу. Он легко, не вынимая рук из карманов, прошел по ветке, согнув ее до самого края веранды, а потом прогулочным шагом отправился вокруг дома – проверять, где сестра непонятного новенького.

Блэр таким наивным не был, в самом деле, только идиот с простудой мог не заметить отчетливого запаха псины и специй, которым разило от старшего брата. Он просто обошел квартал и вернулся, наблюдая за фигурой с развевающимися по ветру длинными волосами. Блейк стоял на самой верхушке крыши, листая какую-то книгу и явно никуда не торопясь.

Блэр тряхнул головой, опустив ее, передернулся весь, так что дрожь, начавшаяся в пальцах одной руки, прокатилась по плечам до кончиков пальцев другой. Из-под кожи полезла шерсть, окаменевшие ногти стали длинными и выпуклыми, ладони – бугристыми, будто на них были подушки, как на собачьих лапах. Уши оттянулись назад, челка будто приросла к лицу, а глаза вытянулись, челюсти выступили от одного щелчка зубами, тоже вылезшими и уже не помещавшимися во рту.

Пуловер треснул по шву на спине, дорожка волос от основания черепа проросла по всему позвоночнику, а мышцы спины разительно увеличились.

Он никогда не умел подкрадываться к старшему брату, даже когда они в детстве просто играли в лесу, то превращаясь, то снова пиная и щипая друг друга, как люди. Каждый раз, когда Блейк сидел в одиночестве и что-то делал, читал какие-то свои книжки, а Блэр на него «охотился», затаившись в кустах и подкрадываясь, прижав уши к голове, стараясь ощущать землю когтями и пригибаясь не хуже кошки, Блейк до последнего делал вид, что не замечает его.

И в самый ответственный момент…

Блэр прыгнул еще с дороги возле неработающего фонаря, почти неслышно приземлился на самом краю крыши за спиной у брата, так что Шинейд в доме только посмотрел на потолок и подумал, что ему показалось. Ведь над ним еще был чердак, мало ли, что там. Летучие мыши, еще что-то. Может, сквозняк. Бьянка же уверяла, что никаких монстров и привидений не существует.

- Какая прелесть… так ты меня заметил, - Блейк повернулся тогда, когда Блэр на него чуть не прыгнул, чтобы уронить на крышу и прокатить до дождевого желоба на ее краю. И его лицо тоже было страшнее некуда, не до конца волчье, но далеко не человеческое. Глаза разошлись в стороны, бровей будто не стало, а нос слился в одну ровную поверхность со лбом, вытянувшись до уродства, верхняя губа исчезла, так что клыки оголились и торчали, как у выродка двух оборотней, а не у нормального вервольфа. Кончики заострившихся ушей торчали из-под волос, челка точно так же превратилась в шерсть. Только руки остались прежними, а рубашка тоже разошлась на спине и на плечах, свисая клочками ткани.
Крест на ставшей внезапно мощной шее смотрелся просто комично, торчащий на растянутом шнурке, как шип.

- Твою вонь сложно не заметить. Я же сказал тебе, чтобы предупредить, мало ли, - Блэр сдержал порыв ударить его, чтобы не начать глупую и бессмысленную потасовку прямо на крыше стратегически важного дома. – А ты, как всегда, предательски приперся сам. А сказал, что не собираешься в это лезть.

- Нет, я сказал, что не надо записывать меня в свой отряд. У меня свой личный отряд. В нем только я, - пояснил Блейк, постепенно меняясь окончательно, так что это становилось забавным. Когти на ставших огромными ступнях пробили носки модных кедов, и он стряхнул их нога о ногу, чуть не поцарапав самого себя. Волосы на ногах превратились в настоящую густую шерсть, а икры так расперло мышцами, что узкие штаны порвались и висели, как на хиппи.

- Давай не будем ругаться…

- А мы и не будем, если ты не будешь мне мешать. Если ты помнишь, главным после отца являюсь я, а ты мне подчиняешься, братик, - пропел Блейк, если это можно было назвать пением. Его волосы полностью превратились в гриву, покрывающую все до самой середины спины, а глаза засверкали желтизной.

- Папа говорил, что ему плевать на эти правила.

- А кто сказал, что мне не плевать на правила папы?.. – прищурился он, опускаясь на корточки, отложил книгу и взялся рукой за край крыши, свесился наполовину  и заглянул в окно к Шинейду. – Оно как раз собирается принять душ, я смотрю. Или ванну. Посмотрим, что это за чертовщина такая?

- У чертовщины обычно есть огромная грудь, - Блэр решил, что лучше не спорить. Так или иначе, брат поступит по-своему. И, несмотря на то, что он притворяется послушным сыном при родителях, у него что-то свое на уме. Он никогда не отойдет от правил клана, в которых говорилось, что старший сын, найдя себе самку, становится главой семьи, а отец должен отступить. Младшему же брату так никогда ничего и не засветит, пока не умрет старший.

А убить Блейка было чем-то вроде захвата мира – привлекательно, но невыполнимо.

- У чертовщины еще и большой член, - заметил Блейк, переводя взгляд по комнате. По бежевым стенам плавали оранжевые пятна от огромной лава-лампы, стоявшей в углу вместо ночника.

- Тогда что ЭТО такое?..

- В отличие от тебя, я догадался спросить у мамы, кто может не иметь запаха… она дала мне книгу. Там написано, что запаха не имеют только кикиморы, как я говорил, привидения, суккубы, инкубы и…

- Оно раздевается, - Блэр невовремя перебил, и Блейк потерял мысль, засмотревшись, так что глаза у него округлились и засверкали.

Шинейд стоял перед большим зеркалом, в котором отражался весь целиком. Он мелкими рывками расстегнул кнопки на рубашке, снял ее не так, как снял бы парень, но и не так, как сняла бы девчонка. В отражении, подавшись вперед и вниз сильнее, братцы Джастисы увидели и впрямь плоскую грудь без намека на что-то женское. Но ничего больше на торсе не было. Никаких дополнительных четырех сосков, например, никаких атавизмов.

- Может, это действительно просто парень? Может, он девственник, поэтому запах слабый? – предположил Блейк, не в силах поверить, что это именно то, что последним упоминалось в книге.

Потому что это было слишком невероятно.

- Чушь, от девственников несет еще сильнее, просто удушающий запах.

- Посмотри на его спину, что это за пятна на лопатках?

- Шрамы? Или родимые пятна. Они бывают светлыми.

- Наверное, он тоже так думает, - Блейк хмыкнул. – Симметричные и почти одинаковой формы? Именно на лопатках? Родимые пятна?

- А что это, по-твоему? Неудачная операция по удалению горба?

- Ну… может и операция… но, так или иначе, это шрамы.

- Он снимает штаны, заткнись.

Шинейд расстегнул тонкий ремень на штанах, зацепил их пальцами и спустил до самых  ступней, переступил, стянул носки и остался в одном белье.

- Это девчонка. Без груди, но девчонка, - протянул Блэр удивленно, увидев чисто женскую форму белья, розовые полоски по его краям. Блейк таращился на то, как ткань прилегала к телу – без каких-либо даже незначительных изъянов. Ничего не было спрятано под бельем, это точно был не парень. Но женщина без груди? Без намека на нее?

- Я уже не очень уверен в том, что это… - протянул он, и Блэр его в шутку толкнул.

И это стало первым разом, когда ему удалось застать брата врасплох, потому что тот от неожиданности отцепился от края крыши, за который держался, и сделал лихое сальто вперед, прокатившись спиной по крыше веранды, повиснув на одной руке уже на ее краю. До крыльца его ногам оставалось несколько сантиметров, и он в ужасе увидел Бьянку за окном кухни. Она вот-вот посмотрела бы в окно и увидела его, а Блэр в ужасе спустился и на четвереньках подполз к краю, протянул ему руку.

- Идиот! – рявкнул на него брат шепотом, легко запрыгнув обратно и подползая к окну.

Шинейд опять посмотрел на окна, глядя на ветку дерева, скребущую о стекло, как костлявая рука.

«Мне мерещится», - успокоил он сам себя. Ванна манила больше, чем перспектива спрятаться под одеяло и дрожать от ужаса.

Блейк с Блэром выглянули по разные стороны подоконника, заглядывая в окно и прижав уши, чтобы они не торчали, не оставляя тени на стене комнаты.

Шинейд снял резинку с волос, запустил в них руку, растрепав, так что они рассыпались по плечам. И только потом медленно снял по-настоящему женское белье, оставив его лежать на штанах. Две пары глаз за окном, скрываемые занавеской, засверкали в надежде что-нибудь рассмотреть.

- У него такое странное тело… - заметил Блэр. – Еще в школе заметил.

- Это точно, - шепотом ответил Блейк.

У новенького не было никакого намека на галифе, даже на мужскую округлость бедер. У него был большой проем между ногами, крупные колени, длинные, но узкие ступни с торчащими косточками. Кости торчали просто везде. Выпирали тазовые, бедренные, но на округлость форм это не влияло. Где не было костей, там были впадины. Торчали ребра, не было никакой талии, зато когда Шинейд повернулся лицом к окну, видно стало, что у него впалый живот и просто впадина в районе диафрагмы, будто он голодает.
Или у него безупречный обмен веществ, как у самих оборотней.

- Он не человек, - припечатал Блэр.

- Определенно, - сострил Блейк. – Но это, кажется, девчонка.

Косых мышц не было, как и никаких других мужских признаков строения тела, а занавеска не давала рассмотреть все ближе.

- Оно идет в ванную! – Блэр прополз мимо брата по крыше, шурша одеждой и шерстью, к окну соседнего помещения. Шинейд включил яркий белый свет, наклонился, чтобы включить воду в ванне и налил пены из огромной яркой бутылки. И только когда он задумался, расчесывая волосы пятерней, что-то выискивая взглядом, он оказался совершенно голым перед окном и перед глазами притаившихся Джастисов.

- Твою мать, - бесцветным тоном пробормотал Блэр, забыв про шепот и конспирацию.

Блейк просто таращил глаза, понимая, что в книге последний вариант «без запаха» попал прямо в точку.

Между ног новенького просто ничего не было, никаких половых признаков, даже намеков на них. Гладкое пространство, лишенное волос и просто всего, что там должно было быть.

Неудивительно, что у него не было животного запаха, как у нормальных самцов и самок. Он не был ни тем, ни другим. И не был тем и другим одновременно, как иногда бывало у «чертовщины».

А значит, он был совершенно противоположным существом.

- Это долбанный ангел, - прошептал Блейк, щурясь. – Мать просто офигеет. Отец вообще язык проглотит. Мы нашли ангела. Пошли, вырежем ему сердце?

- Чем?

- Не знаю, как тебе, а мне не нужны инструменты, чтобы вырвать кому-то сердце.

- Зачем оно тебе сдалось, вообще? Посмотри, какой он… это так красиво, - Блэр сам поражался тому, что говорит, но увиденное произвело на него неизгладимое впечатление.

- В книге написано, что кто завладеет сердцем ангела, сможет перестать превращаться.

- Пошел ты! Если ты помешался на том, что хочешь быть нормальным, иди, вырезай и ешь его сердце, можешь хоть всего съесть, а мне и так замечательно.

- Я имел  в виду, превращаться в полнолуние. Мы можем не прятаться, боясь, что посреди тусовки у нас вдруг шерсть из ладоней полезет, мы можем делать, что захотим. У нас не будут светиться глаза и вылезать зубы, когда где-то рядом будет свежее мясо. Представляешь? Это же просто фантастика. И нас нельзя будет убить вообще ничем, даже отрубив головы. Представь это себе!

- Мы не можем просто так ворваться и выдрать ему сердце. Тем более, нас двое, а оно одно.

- Поделим пополам?

- А сработает половина? Сомневаюсь.

Блейк задумался. Вообще-то, он собирался в одиночку все провернуть, но теперь это было невозможно, он вынужден был считаться с братом и работать с ним, как бы ему ни хотелось обратного. И приходилось думать, как добиться выгоды для них двоих.

- Ладно… он никуда от нас не денется, они уже переехали, а его сестру ты охмурил. Ну, или охмуришь в два счета, подумаешь. У нас полно времени, можно пасти его, как овцу, хоть вечность.

- А они живут вечно?

- Ангелы?

- Ангелы вообще на небе должны быть, в раю, - Блэр закатил глаза.

- Он падший ангел, что непонятного? Ты видел пятна на спине? Это же правда шрамы от крыльев. Возможно, он и родился у этих долбанных людей, но ты только подумай. Я все слышал, у них разница огромная. Старая баба вдруг забеременела и родила без проблем? Это явно фантастика. Это просто падший ангел, у которого отобрали крылья. Он ничего не помнит и никогда не вспомнит, он и сам думает, наверное, что это родимые пятна. И лечится, прикинь. Или лечился раньше. Он же ходил к медсестре, у него наверняка куча справок от этих тупых людей. Неудачники… банальные, посредственные ублюдки. Он, наверное, думает, что он простой урод и мутант.

- У меня тупой вопрос не по теме, - Блэр поморщился. – А как он ходит… ну… ты понимаешь?

- Ну, как-то же ходит. Как девчонки, наверное. Там должно быть что-то. Но у него нет пола, поэтому у него нет запаха. А у кого нет пола, нет и волос на теле. Ты посмотри, - Блейк указал взглядом на окно, и Блэр посмотрел, как Шинейд методично и с унылым выражением лица намыливал руку, подняв ее к потолку. Гладкие, безупречно голые подмышки доказывали сказанное Блейком лучше некуда. – Видишь? Поэтому даже его пот не пахнет. Он у него, как пот на лбу после пробежки, не успевает разлагаться. Вы проходили это на биологии?

- Еще нет, - Блэр вздохнул. – Да я и не слушаю особо. Когда ты успеваешь учить все это дерьмо?

- Если живешь с людьми, будь похожим, на них, - осклабился Блейк, постепенно превращаясь обратно в человека, так что плечи и спина уже не были такими огромными, а лицо становилось красивым, а не звериным. – Пошли, придурок. Надо рассказать маме, она скажет, что делать.

- А нам не придется делиться сердцем и с ней? А у нее от отца секретов нет, тогда и с ним? Они вообще могут его забрать себе.

Блейк опешил, спрыгнув следом за братом на газон, приземлившись босыми ступнями с уже нормальными подошвами и пальцами, на мокрую траву.

- А я-то думал, это я хитрый и подлый ублюдок. А ты хочешь втайне от родителей забрать себе такой подарок?

- А ты разве не хотел? Если бы меня не было, или тебе удалось бы меня обмануть, ты так бы и поступил. Так почему ты хочешь рассказать матери?

- Потому что ничто не мешает мне хоть завтра заполучить эту твою зефирную одноклассницу, приобщить ее к стае и стать главным. Хочет того отец или нет. Если он что-то скажет поперек, я сделаю так, что его поставит на место глава основного клана, понял? А ты будешь молчать и подчиняться. Но только уже не ему, а мне. Поэтому сердце так и так будет моим. Рано или поздно, но в любом случае.

Блэр промолчал, пропустив его вперед, с неприязнью глядя вслед, а потом тоже пошел по грязной дороге, шлепая босыми ступнями по лужам от вечернего дождя. Сказать было нечего, возразить он не мог, зная, что брат абсолютно прав, а он сам навел его на находку. И было такое мерзкое чувство, что он бессилен, но что-то в глубине души не давало успокоиться и смириться. Что-то во всем этом было не таким простым, каким казалось Блейку.

 



Просмотров: 2584 | Вверх | Комментарии (3)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator