Чудовище. Глава 5

Дата публикации: 23 Июл, 2012

Страниц: 1

***

В особняке на отшибе тауншипа не всегда было темно, только когда в нем оставалась сама семья Джастисов. Когда же у них были редкие гости, особняк, который трудно было назвать просто домом, преображался и будто по волшебству светлел.

Вечером же обеденный зал погрузился в поистине тяжелую атмосферу, в ряд на длинном столе выстроились свечи, спиной к жаркому огню камина сидел Бенджамин Джастис, старший в семействе. Напротив, через несколько метров стола, точно с такой же безупречно прямой спиной, открытой дорогим платьем, сидела его жена.

Блейк и Блэр сидели друг напротив друга через стол, в его середине. И Блейк на брата смотрел то ли неприязненно, то ли с насмешкой, отрывая руками от хлеба небольшие куски.

Блэр руками особо не пользовался, он, как и отец, предпочитал обратиться выше пояса и вцепиться в кусок мяса на тарелке зубами. Приборы – это для жеманных вампиров.

- Неряха, - протянул Блейк. Блэр посмотрел на него дико, остановив взгляд вертикальных зрачков и вытаращив глаза. Длинный язык размашисто, брызнув слюной, облизнул клыки и снова спрятался в пасть. Человеческая речь из этой пасти звучала дико.

- Я не пойму, мы оборотни или вампиры? Может, мы еще и  кровь начнем вместо вина пить?

- Может, мы будем жить в пещерах и одеваться в шкуры убитых зверей? – парировал Блейк.

- Пап, скажи ему, - Блэр закатил глаза, так что это смотрелось совсем комично, а отец выразительно на старшего сына посмотрел. В его взгляде читалось все, что Блейку нужно было знать о свободе действий его брата, и он умолк, взяв вилку.

Блэр молча ткнулся пастью в растерзанный стейк и продолжил с чавканьем его доедать.

- Мам, - Блейк посмотрел на мать, но та только улыбнулась, как змея. По ней и не сказать было, что когда-то была человеком.

- Лучше расскажите нам, что там с тем новеньким, который не пахнет.

- Ты была права. Это ангел. Но мы решили пока не торопиться, в любой момент можно вырвать ему сердце, это же не проблема. Просто мы не знали, как его делить. Блэр, как обычно, лез вперед, но я сказал, что мы же семья, должны делиться. А нас четверо, как мы разделим сердце? Оно подействует?

Блэр подавился, обратился в человека, так что шерсть слезла и испарилась, как призрачная, а он схватился за стакан с водой.

- Я лез вперед?!

Мать с отцом переглянулись, одинаково, синхронно выгибая брови.

- Сердце ангела не нужно вырывать. И если его поделить, оно не подействует.

- Я же говорил, - Блэр фыркнул победно, а Блейк мрачнел прямо на глазах.

- Да оно и целиком не подействует, - добавила мать с ехидцей.

- Потому что он падший? – Блейк поднял брови, Блэр закатил глаза. Иногда ему казалось,  что родители зря любят брата больше.

Он не знал, что на самом деле родители все видели и понимали – каким бы диким и строптивым ни был младший сын, он был больше волком, он подчинялся указаниям старших беспрекословно, рано или поздно он набегается и успокоится.

Блейк же слишком вжился в образ человека и вел себя, как люди, одновременно пользуясь, а иногда злоупотребляя своей настоящей сущностью. В нем были человеческие амбиции, людское коварство и настоящая, неповторимая человеческая жестокость.

Ни один волк не смог бы предать свою стаю, как человек мог предать семью и родных. Блейк был кем-то на границе, но склонялся больше к человеку по своей беспринципности и своему желанию руководить. Его отец никогда раньше не видел настолько безумной жажды власти ни в ком другом, а от Блейка ей просто разило хуже, чем его собственным запахом. И люди ему уже подчинялись, сами того не желая. Не в шутку, как Блэру, который забавлялся, а всерьез.

- Потому что это было бы слишком просто, - мать пожала хрупкими, узкими плечами. – Падших ангелов не так уж много, они ничем не отличаются от людей по силе, но у них даже нет собственных душ, они наказаны. Они не смогут отбиться даже от домового или привидения, слишком просто было бы просто вырвать сердце и съесть его. Но Он это предусмотрел.

Блэр проследил взглядом за пальцем, который мать вытянула в сторону потолка, и понял, о ком она говорила.

Значит, Рай существовал.

- Сердцем нужно завладеть, - выделила голосом значимое слово миссис Джастис. – Поэтому еще никому не удавалось это сделать. Поэтому ангелы в книге сказок, которую я тебе дала.

- Сказок?! – у Блейка отвисла челюсть.

- Я не думала, что вы всерьез нашли ангела. Но раз уж это так… ничем не могу помочь, это невозможно.

- Что значит «завладеть»? – Блейк поморщился.

- Влюбить его в себя, болван, - Блэр закатил глаза. – Кто из нас постоянно тусуется с людьми?

Блейк потерял дар речи и уставился сначала на мать, а потом на отца.

- Но это невозможно, - повторила мать напевно, чуть не капая ядом.

Муж ее видел, что она просто провоцирует собственных детей, потому как это было не какой-то чепухой, а достижением невозможной цели. Выполнением нереальной миссии. И если хоть один из их сыновей с ней справится, он не только получит главный приз, он прославит семью, которая откололась от клана.

Это будет незабываемая история, которую все будут друг другу рассказывать.

Кларисса Джастис была очень даже не против прославиться среди семей клана, относившихся к ним теперь с подозрением и даже с презрением.

- Нет ничего невозможного, - пылко заметил Блэр. – Что в этом сложного?

- У него нет души, бестолочь, - тихо и мрачно напомнил Блейк, пригнувшись к столу и погрузившись в раздумья. Он снова посмотрел на мать. – Как можно влюбить в себя того, у кого нет души?

- У него есть сердце. Завладеть нужно не душой, а сердцем.

- Но вы поняли! – Блейк застонал, задрав голову и глядя в потолок, так что стон перешел в вой. – Это тупое человеческое выражение «завладеть сердцем», на самом деле, любят душой. Любят даже скелеты и привидения, а у них сердец нет. Эти люди… они даже рисуют сердце не как сердце, а как симметричную задницу.

Блэр прыснул.

- Слышали бы тебя твои друзья из школы…

- В том и дело. В школе меня все любят, а здесь я могу поливать их грязью, сколько захочу.

- Лицемер.

- Зато не дебил, как некоторые, которые делают все наоборот. В школе всех разогнал уже, а дома «ах, какие люди хорошие». Не так?

- Это мое дело, - Блэр хмыкнул надменно и тоже начал вести себя, как аристократ, назло брату. И оттопыривать мизинец у него получалось лучше.

- Ангелы – чистое добро и всепрощение, понимание и сострадание. Даже если падшие, они же не становятся демонами, они просто лишаются крыльев в наказание. Крылья – это их душа.
- Что ты этим хочешь сказать? – Блэр уловил, что в сказано это не просто так, есть какая-то подсказка.
Мать молча пожала плечами, Блейк нахмурился, глядя в свой бокал, а потом вдруг расплылся в слащавой улыбке, будто его осенило.

- А… ну, тогда все ясно. Ужин был замечательный, - он встал, со скрипом отодвинув тяжелый стул, и чуть не танцевальной походкой отправился строить планы.

- Как в школе? – чувствуя себя практически человеком, спросил отец. Блэр на него посмотрел, как на предателя, и вздохнул.

- Нормально. Как может быть в человеческой школе?

- Понятно. Есть какие-нибудь мысли по поводу одноклассника? Он же твой одноклассник, а не твоего брата. Подумай об этом.

- Вы уже достали говорить загадками, - Блэр сдвинул брови раздраженно и тоже встал из-за стола. – У меня нет плана, я не понимаю, как влюбить в себя того, у кого нет души и крыльев, и чего у него там еще нет. Но мне это и не надо. Что бы Блейк ни придумал, я знаю, как ему все испортить.

- Это не по-братски, - заметил отец, но в голосе его не было ни капли упрека.

- Это по-человечески, - Блэр хмыкнул, опираясь локтями о спинку стула, стоя за ним и еще не торопясь уходить. – Он же так любит эти их коварные штучки и приемчики. У меня тоже есть идея. Что бы он ни сделал, я смогу его в любой момент остановить.
Родители ничего не ответили, Блэр самодовольно задрал подбородок и отправился к другой двери, чтобы не сталкиваться с братом на этаже.

- Иногда мне кажется, что это даже хорошо. Что он умеет его останавливать, - заметила мать.

- Вопрос в том, можно ли остановить того, для кого его цель – главное? – философски заметил отец. Когда-то Бенджамину его способность мыслить по-человечески, но волчьими порядками помогла отклониться от курса, который ему не нравился. Мятежность в Блейке была от него, но в сыне она воплотилась чересчур.

- А для Блэра это не главное?

- Он заинтересован в ком-то другом, уже прочно и сильно. Он не настолько упрямый и расчетливый, чтобы обманывать это существо ради выгоды.

- Мне казалось, Блейк быстрее найдет себе кого-то.

- Не думаю.

Они замолчали, так же беззвучно, но синхронно подняли бокалы за успех начинаний детей, какими бы эти начинания ни были.

* * *

 На уроке истории Стейси Камерона ненавидела. Да, они были, скорее, друзьями. Они были знакомы с самого раннего детства, жили по соседству, росли рядом. А потом он стал крутым, и с девчонкой ему играть стало стыдно. А еще через пару лет до него дошло, что интересного может быть в девчонках, и тогда он заметил, что бывшая подруга стала самой красивой не только на параллели, но и, возможно, во всей школе, если считать вторую смену.
Несколько эпизодов романтических и интимных отношений их не то чтобы связали или наоборот, оттолкнули друг от друга, но стерли всю детскую наивность из воспоминаний, и теперь они дружили «по-взрослому».

Тем не менее, Камерону ничто не помешало чисто по-мужски наплевать на интересы подруги и сесть с новеньким.
Этот сладкий момент, когда он увидел вытягивающееся от злости лицо Блэра, он не забыл бы никогда.

Шинейд был не против, он был еще сонный, проснувшийся за полчаса до начала уроков и бросившийся бегом в школу. Камерон разглядывал его в упор, а новенький его просто не замечал, то рисуя, то записывая то, что говорила учительница. Стейси сидела с Дунканом, тихо кипела от злости и постоянно оглядывалась. А Блэр сидел прямо за ней и тоже оглядывался со второй парты на заднюю, чтобы посмотреть на Шинейда.
Не верилось, что настоящий ангел вот так спокойно сидит с людьми в школьном кабинете и даже не знает о том, что он – высшее существо.

Блэр поймал себя на том, что смотрит не совсем на Шинейда, которого разглядел еще вчера, он пялится на главного красавчика, который чего еще только не сделал, чтобы показать, какой он крутой по сравнению с Джастисом.

Камерон сделал вид, что копается в кармане куртки, а потом поднял руку, сжатую в кулак, прикрывая ее ладонью второй руки и глядя на эту конструкцию, даже не моргая. Со стороны Блэра казалось, что он держит что-то в руке и прячет это.
Он смотрел так же, не отрываясь.

А потом Камерон пошевелил пальцами, как иллюзионист, и медленно отодвинул ладонь, обнажив оттопыренный из кулака средний палец. И Блэр, подняв разгневанный взгляд, наткнулся на сладчайшую в мире ухмылку. Даже в глазах Уайта плясали искры от смеха.

А потом он и вовсе зевнул, потянулся и закинул руку на плечи Шинейда и придвинулся к нему. Тот только удивленно двинул бровями, приподняв их и покосившись на обнаглевшего одноклассника.

Безусловно, радовало то, что он не обозлился за вчерашнее недоразумение. Но сидеть в обнимку?

- Не обращай внимания, это я, чтобы Джастиса побесить. Противный козел, согласись, - Камерон мурлыкал, как кот, доверительно с Шинейдом шушукаясь.

- Назойливый, - согласился тот.

- Неужели?

- Честное слово. Вчера весь день за мной следил, а потом заявился еще и домой, якобы, я забыл тетрадь. По-моему, он ее просто вытащил, чтобы потом был повод.

- Я не удивлюсь, если так и было, - Камерон задумчиво протянул, сам себя поймав на мысли, что не понимает, зачем именно липнет он сам к новенькому. Чтобы вызвать у Блэра зависть? Или чтобы не дать ему самому приблизиться к Шинейду? Зачем? Почему?

Он выкинул эти мысли из головы и посмотрел на совершенно спокойного в его объятиях новичка. У него даже температура тела не повысилась, он ни капли не волновался.

Вообще, Шинейд со своими годами попыток испытать хоть что-то, похожее на возбуждение, уже давно плюнул на всякую близость окружающих. Она его не волновала совершенно. И угрозы он не видел никакой, мог бы пройти по городу ночью в одном белье, ему было без разницы.

Он только с недоумением посмотрел на руку Камерона, которую тот поднял почти к его лицу.

- Можно? – уточнил Уайт, будто если ему не разрешат, он не станет этого делать.

Шинейд неопределенно двинул плечом, и Камерон потрогал большим и указательным пальцами его подбородок, провел пальцем по контуру челюсти.

- Обалдеть. Почему у тебя лицо, как у девчонки?

Шинейд опять пожал плечами.

- Клево… - Камерон продолжал пялиться на гладкую кожу, все еще не в силах поверить, что перед ним не девчонка. Но уровень его образованности был ниже, чем у Блэра, поэтому кадык был убедительным аргументом в пользу мужского пола новенького.

Джастису же зубы сводило от злости и от того, как он их стискивал. Его бесило все сразу – и то, что противный человечишка выпендривался перед ним, ставя на место и практически принижая, и то, что этот слишком гордый ангел вел себя так, будто Блэр его уже тоже достал.

Утешало только одно – Блейку он тоже вряд ли поверит, раз такой умный и хитрый. Может быть, у него осталось ангельское чутье на нечисть, может, он чувствует опасность. Недаром же он по ночам боится спать и оставаться в темноте.

Но настораживало другое – Блейка вообще не было в школе. Его запах выветрился совершенно, а значит, его не было не только в здании, но и на его территории, и даже близко не было. А ведь он собирался выйти из особняка сразу после Блэра.
Куда он отправился?

Блэр решил, что пора сделать первый шаг. Мало ли, что о нем думает новенький, мало ли, как он к нему относится. Сам он тоже от этого «ангела» с ужасным характером тоже не в восторге и не стремится с ним сблизиться. Но посеять сомнения в его мыслях стоит. Нужно просто задержать его, такой не вырвется, выслушает. Нужно предупредить его о том, что ему грозит серьезная опасность, а если и не смертельная угроза, то проблемы-то точно. И пусть он не поверит, что вероятнее всего… в момент какой-то подозрительной активности со стороны незнакомцев он вспомнит об этом предупреждении.

И Блейку будет уже намного сложнее навешать ему лапши на уши, как он это умеет делать и собирается сделать сейчас.

 

 

 



Просмотров: 2082 | Вверх | Комментарии (3)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator