Чудовище. Глава 7

Дата публикации: 23 Июл, 2012

Страниц: 1

***

В зале, чьи своды больше напоминали бескрайнее небо, на колоннах горели факелы. Хрустальные люстры, зависшие в темных облаках, от легкого сквозняка звенели мелодию, а орган в основании зала играл громко и надрывно.

В Аду царили страдания и скука, как всегда, горбун поджигал свечи.

- Ишир, - позвал сильный, высокий голос, который все равно нельзя было назвать юным. Молодым, вечно молодым. – На земле назревает небольшой переворот, - подавившись смехом, заметил Повелитель. Его черные когти постукивали по резному подлокотнику уродливого трона. За спинкой у клавиш органа сидел скелет во фраке, игравший до смерти и после смерти, таким талантливым он показался Правителю.

- Неужели, ваше Превосходительство?.. – хрипло засмеялся горбун, не отвлекаясь от своего занятия, подпрыгнув на тонких и кривых ножках, чтобы дотянуться до верхней свечи.

- Единственный за последнюю сотню лет, надо же… а то совсем со скуки мухи дохнут, - протянул Повелитель, наклонившись к огромному хрустальному шару справа от трона. Он подпер челюсть рукой, только согнув пальцы, не сжимая их в кулак, и засмотрелся на красную дымку внутри шара. – Мой отец изгнал еще одного умного приемыша. Не то чтобы он был так же интересен, как я… и совсем не равен мне, он простая штамповка. Но это было так… символично. Я уж думал, еще немного, и все поймут, как глупы они были, что теряли. Но он наказал бедного сиротку так, что никому даже в голову последние шестнадцать лет не приходило повторить его подвиг. Отчаянная пташка… а я так ждал, так ждал, когда же он взбунтуется, а он все никак не сообразит. И тут, представь себе, Ишир… - разболтался Повелитель, мечтательно заглядевшись в шар. Он, как обычно, выступал перед самим собой, обожал слушать свой голос, отдававшийся эхом в просторах совершенно пустого зала. В темноте его дальних уголков можно было потеряться, умереть и успеть разложиться, никто бы даже не заметил.

- Ишир любит, когда ваше Превосходительство разговорчив. Становится весело! – заверил горбун, предвкушая что-то и в самом деле невероятное, раз уж сам Дьявол опять распустил язык.

- Я бы, конечно, и сам устроил маленький бунт… но слишком лень, сам знаешь. Чтобы я лез в жизнь этих ничтожных людей, волновал их своим появлением? Пусть уж как-нибудь сами справляются. И тут… загляни в шар, Ишир, - Повелитель поманил любимца когтем, плавно сгибая длинный палец. Горбун сдул зеленую челку с плоского уродливого лица и встал на нижнюю ступень трона, взялся лапами за край подставки с шаром. Он заглянул исподтишка снизу вверх в лицо Дьявола, на котором плясали красные отсветы дымки. Его изумрудные глаза, капризно изогнутые губы, тонкие скулы и точеная челюсть были единственными чертами, видными из-под черепа буйвола на его голове. Срезанный по бокам, он закрывал только лоб и длинный, с горбинкой нос Повелителя, а огромные рога венчали голову.

Своих рогов у бывшего архангела не было, а длинные белоснежные волосы почернели после падения с небес.

- Смотри, какая у них тут начинается драма, - Повелитель обнажил зубы в ухмылке, и левый клык надавил на нижнюю губу, кисть руки в широком рукаве взмахнула над шаром, и появился падший ангел. – Маленький ангел, как его жаль. Я бы давно предложил купить его душу за маленький подарок, сделать его мальчиком или девочкой. Только вот беда, ему нечего мне предложить. Коварный отец все предусмотрел, в правосудии он жесток. А жестоким все считают почему-то меня, хотя… яблоко от яблони… уловил юмор, Ишир? Яблоко!

Горбун захрюкал от смеха в такт сокрушительному хохоту Дьявола. Тот откинул длинный локон за плечо и снова нагнулся к шару.

- Он обречен на смерть в человеческой оболочке, так никогда и не познав страсти, к которой стремился. Отец не повторил той ошибки, которую совершил со мной. Возможно, он совершил ее специально, потому что я – родной его сын, а не кто-то из райской подворотни. Он дал мне возможность создать свой «рай», а его лишил даже памяти. Печально, Ишир, неправда ли?

- Печально, ваше Превосходительство… печально, значит, хорошо! – хмыкнул горбун, так и стоя на цыпочках возле шара, не отрывая взгляда выпученных глаз от ангела.

- Но тут ход папочки заканчивается и, мама дорогая, всевышняя природа… кто это?

- Оборотни! Волки-волки! Звери-волки! – запрыгал горбун, злорадно брызгая слюной.

- Клан вервольфов расположен в человеческом мире не в каждой точке земного шара… - протянул Сатана надменно, выпрямляясь на троне и расправляя плечи, но все в той же скучающей позе – подпирая голову рукой. – Помнишь ли, Ишир, с чего началась вся история? Волки поедали скот и детей в европейских деревушках, а я так соскучился по шалостям, что заставил их кусать и людей. И сами они тоже начали поедать лишние рты. Ведь доброе дело сделал, вроде бы, да? Так нет, они начали травить моих бедняжек вилами и огнем. И вервольфы создали свой клан, выбрали верховного правителя, чья семья стала волчьей монархией. И верхушка клана отвечала за слабые семьи, правда здорово?

- Справедливо, - заметил горбун. – Повелитель справедливый.

- Жаль только, мало кто это понимает… - вздохнул Дьявол, посмотрев сквозь облака наверх, будто мог увидеть не только человеческий мир, но и Рай. – Так вот, в этой части человеческого мира вервольфов быть не может, Ишир. Я не селил их там, просто людям вечно мало, я подарил им жадность, вот они и захватывали эти земли. А когда захватили, были слишком умны, чтобы бояться волков. Видишь? Здесь стоят ограды, волки не нападали на людей. Но наши вервольфы, эта маленькая семейка, которую я поначалу и не видел даже… они откололись от клана и поселились там в одиночестве.

- Плохо, Повелитель, плохо, - зашипел горбун.

- Я тоже сначала так думал, вот наглые шавки, что они о себе думают?.. но потом я подумал еще раз и понял… ведь они откололись от клана, они захватили целый город, маленькая семья, их всего четверо. Они владеют городом, а могут завладеть и всей территорией этого людского поселения. Город за городом, а потом доберутся и до истоков. Правда потрясающе, Ишир?! Это - то же самое, как если бы я захватил не только подземное царство и людей, а направил их на небеса и захватил их, и сверг отца! – Дьявол опять захохотал. – Понимаешь? Они – как я. И главный из них – совсем не отец-шавка. Он только почуял мою уловку, силой своей человеческой воли ушел из клана. А его старший сын… он – настоящее зло, он умен, он сможет заполучить эту власть.

- Хорош… хоро-о-о-ош… - закивал горбун, рассматривая появившегося в шаре оборотня.

- Он юн… но уже горяч, прямо, как я, - Дьявол снисходительно покосился на шар, водя над ним рукой и плавно шевеля пальцами. – Вот только знаешь, чего ему не хватает? Силы, Ишир. Они живут так долго в изоляции, так привыкли к безнаказанности, что он и понятия не имеет о соревнованиях юных шавок в клане. Любой из них крупнее, чем он, сильнее, чем он. Но его преимущество в хитрости, он многое взял от людей. Ему не хватает лишь одного, Ишир.

- Чего?.. – горбун засверкал глазами и обнажил гниющие зубы в кровожадной улыбке, уже готовый сам броситься на помощь такому любимому Повелителем оборотню.

- Ему не хватает чего-то, что сделало бы его непобедимым. И тут наши с папочкой ходы становятся друг против друга, - Дьявол сдвинул брови, так что лицо исказилось злобной гримасой, а рукав взметнулся над шаром, две половины шара соединились в одну, дым смешался и явил глазам Ишира разговаривающих ангела и оборотня.

- Повелитель гениален!! Гениален! – запрыгал он от восторга. Дьявол самодовольно ухмыльнулся.

- Папочка не рассчитал только одного. Мне не обязательно самому вербовать этого гадкого утенка… его завербует моя маленькая гончая. Отец зря дал ему шанс вновь обрести свою душу. Ведь души своих любимцев я никогда не отбирал, а черная душонка этого щенка по-прежнему принадлежит только ему одному. И я скорее раскаюсь перед отцом, чем насильно заберу ее у него.

- Повелитель… такой благородный, такой… великий, - горбун схватил руку хозяина и облобызал ее, взамен на что получил одобрительное, хоть и грубоватое поглаживание по голове между торчащих ушей.

- Наш щенок хочет завоевать благосклонность утенка. А утенок спасет его черную душу и сделает его по-настоящему великим, непобедимым правителем вервольфов. И тогда… тогда моему папочке придется вернуть гадкому утенку крылья, чтобы он стал лебедем. Но знаешь, Ишир?.. – сладкий шепот зарокотал смехом в горле Дьявола. – Как считаешь, сильная и чистая душа нашего песика позволит отнять у него его добычу? А лебедь покинет ли свою вечную пару? Ведь лебеди находят ее раз и навсегда…

- Нет, Повелитель. Конечно, определенно, не позволит, не покинет.

- И что, как ты думаешь, сделает наш будущий лебедь со своей душой?..

- О-о-о, Повелитель… вы так умны, так умны… - с восхищением протянул горбун и засмотрелся на Правителя тьмы.

- Я чувствую, что ты здесь, Марта! – крикнул Дьявол в темноту, и из-за колонны выступила женщина-минотавр в кроваво-алом платье.

- Лакомство из сердец младенцев готово, ваше Превосходительство.

- Замечательно, но чуть позже. А пока приведите мне сюда кого-нибудь, кого не жалко.

Он посмотрел на горбуна доверительно и улыбнулся.

- Проверим, как наши щенки охраняют свою территорию. 

* * *

Человеческая девушка в образе Бьянки Садли была такой интересной, что Кларисса не могла оторвать от нее взгляда. Она давно забыла, какой была, когда еще не  связалась с мужем, не влюбилась в то очарование, что было в каждом оборотне.

Она была сильной, высокой, быстрой и ловкой, вечно молодой, вечно прекрасной.
Бьянка же была настоящей, ее движения так отличались, она, как истинный дизайнер, с восторгом в глазах рассматривала антураж особняка.

- Блэр… ваш сын сказал, что вы хотели бы обставить особняк по-другому. Но я не понимаю, зачем. Здесь прекрасно, - заметила она.

- Правда? – госпожа Джастис не пустила ее дальше, так и стоя – вытянув руку и упираясь ей в стену. Бьянке было немного не по себе, но она думала, что темперамент людей в этом городе сам по себе такой прохладный и жуткий.

- Честное слово. Так было с самого начала, как вы сюда переехали?

- Да, мы с мужем только частично кое-что изменили, - красные губы большого рта Клариссы растянулись в нежную улыбку, а глаза с надрывом и голодом смотрели на Бьянку. – Значит, ничего менять не будем. Думаю, ужин уже подали, нам пора. Можно по имени?

- Конечно, мы же… ровесницы? – предположила Бьянка и почувствовала себя неловко, хоть внешне все и выглядело именно так. Она сама не была замужем никогда, а потому замужняя дама, вроде Клариссы Джастис, казалась ей особой высшего уровня.

Она нехотя убрала руку, пропуская гостью мимо себя, поправила локон безупречно завитых и уложенных волос и плавно пошла за ней следом.

- Ты такая высокая, - заметила Бьянка со смехом.

- Это каблуки.

- Я всегда мечтала быть высокой. А на каблуках совсем ходить не умею, по пяткам шлепают, а каблуки по полу стучат громко. А ты ходишь совсем беззвучно.

- Спасибо, - кивнула Кларисса, хоть и знала, что этого Бьянка не увидит. – Сегодня моих сыновей нет. У меня их двое, не только Блэр. Так что познакомлю только с мужем, надеюсь, ты не против? Он не помешает нашим маленьким женским посиделкам. А то, право слово, я его достала, он уже выть готов от отчаяния, вот и советовал найти подруг на новом месте.

- Подростки… вечно где-то шляются.

- Да, просто не удержать.

- Но Блэр показался мне довольно серьезным парнем, воспитанным.

- Это он на людях такой. При симпатичных девушках, если ты понимаешь, о чем я, - Кларисса хмыкнула, двинув бровями и сверкнув глазами. Бьянку от этого передернуло, но она тоже нервно посмеялась, стараясь уговорить себя, что нервничает только с непривычки, да еще в чужом доме, в таком огромном. Да и время позднее, недавно было девять, а за огромными окнами особняка уже стемнело.

- А давно вы здесь живете?

- С тех пор, как старший сын родился, - честно, не подумав, ответила Кларисса.

- Странно, а мне мой брат сказал, что вы здесь недавно. Да и Блэр говорил, что только в этом учебном году пошел в школу.

Кларисса замерла, так и держась обнаженными открытым платьем руками за ручки двойной двери в зал. Она вздохнула, проклиная собственную глупость, закрыла двери за собой и одной рукой отодвинула для гостьи стул.

Бьянка неуверенно села, поражаясь тому, какая сила была в этих тонких изящных руках, ведь стулья были из настоящего, тяжелого дерева.

- Он сказал правду. Мы жили в этом городе давно, с рождения старшего, но возле маяка. А этим летом решили поискать что-то престижное. А на маяке, сама понимаешь, домашнее обучение, мы с мужем сами учили их всему. Думаю, получилось неплохо.

- Да, мне тоже показалось, что Блэр очень начитанный.

Двери снова распахнулись, и Бьянка неуклюже попыталась вскочить. Бенджамин быстрым шагом приблизился к жене, скорее просто мазнул гладко выбритой щекой по ее щеке, чем поцеловал, и уже более плавно наклонился к гостье.
От прикосновения жестких губ к щеке, а затем и к кисти, которую Джастис старший манерно поцеловал, у Бьянки внутри все загорелось.

«Невероятная семейка. Все такие… странные. Но красивые. Потрясающе».

- Это – мой муж, Бенджамин, - протянула Кларисса сочным голосом, выразительно на мужа глядя. – Где дети?

- Они пошли… по моему поручению. К друзьям. Навестить друзей, - поправился дважды Бенджамин и отправился к своему концу стола, к извечному камину, чтобы не мешать женским беседам обо всякой ерунде.

Бьянка засмеялась.

- Вы поручили им навестить друзей?

Бен чуть не подавился, нервно дрогнули его ноздри, такие же резные, как у Блэра.

- Да. Ну, знаете… «Дети, пойдите, прогуляйтесь, у нас гости», - он неловко пошутил.

Бьянка поняла правильно, по-своему, по-человечески, а потом посмотрела на блюда, расставленные по длинному столу. Ее скулы загорелись, и она с опаской рискнула признаться.

- Как все красиво… и вкусно пахнет… а нет чего-нибудь… вегетарианского?

В зале повисла мрачная тишина, только треск дров в камине нарушал молчание. Кларисса погладила губы краем бокала, который держала в руке, и улыбнулась.

- Конечно. Сейчас скажу прислуге.

«Люди… такие странные…» - подумал Бенджамин, но тоже строил из себя понимающего. Хотя ему никогда было неясно отвращение некоторых людей к плоти.

 

 

 



Просмотров: 2169 | Вверх | Комментарии (3)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator