Чудовище. Глава 11

Дата публикации: 23 Июл, 2012

Страниц: 1

***

Блэр листал учебник с таким видом, как будто его заставили… листать учебник. На лице читалась смертельная скука, а Блейк с наслаждением за этой пыткой наблюдал. Родители хоть и не особо обращали внимание на учебу, осознавая, что это не нужно оборотням, но распуститься не давали, оказывая давление на то, что они живут среди людей и не должны от них отличаться.

Блэр острил, что как раз хорошими оценками они будут отличаться, Бен и Кларисса шутки ценили, но решимость их от этого не колебалась.

- Скоро в школу, - Блейк посмотрел на тяжелые «дедушкины» часы возле камина, за стеклянной дверцей которых качался маятник. – Наконец-то увидим нашего попугайчика. Надо проверить, не понял ли он, кто к нему приходил.

- Я не думаю, что он верит в вампиров, - Блэр пожал плечами. – Что там происходит? -  он посмотрел в арку гостиной и заметил, что родителей что-то явно взволновало.

Взволнованной их мать не была никогда, так что даже Блейку стало не по себе.

- Мам? Все в порядке?

- Да, занимайтесь своими делами, - отрывисто бросила она, будто отмахнулась, резко улыбнулась, а потом ее лицо снова стало каким-то слишком серьезным. Даже брови сдвинулись.

Они с мужем прекрасно знали, что шептать бесполезно – сыновья все услышат, поэтому она говорила одними губами, и Бенджамин, стоявший рядом, все понимал. А у Блейка с Блэром не было никаких шансов, и именно эта странная конспирация их насторожила еще сильнее.

- Что-то, кажется, ничего не в порядке, - так же, втайне от родителей, одними губами пробормотал Блэр.

Блейк встал и тихо, на цыпочках подошел к окну, отодвинул штору.
Блэр отложил учебник, начиная паниковать. Он никогда не видел мать взволнованной и никогда не видел брата удивленным и напуганным. У Блейка глаза округлились и полезли на лоб, он задвинул штору и отошел от окна, панически, судорожно дыша.

- Что там? Эй? – Блэр тоже встал и пошел было к окну, но Блейк схватил его за локоть и остановил, с диким выражением лица промямлил.

- Мы вляпались. То есть, это я вляпался.

- Что?..

- Там весь клан, ну, или почти весь, там огромная куча волков, - зашептал он в ужасе. – Твою мать, что им здесь надо? Это из-за гребаного упыря? Зачем ты отпустил его?!

- Какое им дело до упырей?! – Блэр его пихнул в плечо. – Это не из-за него, идиот. Я отпустил его, потому что ему приказали сниже добраться до Шинейда. Шинейд… это из-за него! Идиот, это потому, что ты к нему полез! Ты проболтался смертному, кто ты есть! Ты показался ему! Превеликий Сатана, ты пообещал ему помогать!

- Это была просто лапша на уши, чтобы он поверил!

- Идиот! Ты нес какой-то бред про клан! Они как-то узнали!

- Пап! – Блейк протянул совсем не смелым голосом, заметно волнуясь, так что сильно побледнел, а взгляд стал быстрым и порывистым, совсем не таким плавным и ленивым, как обычно. – Зачем они здесь? Скажи, что вы устроили тусовку или ужин, или что-то в этом роде!

Отец промолчал, вместо него в гостиную заглянула мать и посмотрела на них не так насмешливо, как всегда, а с какой-то неуверенностью. И это было страшнее конца света для привыкших к вечной защите братьев.

- Сейчас отец поговорит с главой и узнает, что им здесь нужно.

- Но они же не отвергали нас, вы же сами ушли, да? У нас же были ваши друзья из клана здесь, в гостях пару раз?

- Сейчас они явно не в гости, - без лишних иллюзий покачала Кларисса головой.

- Что вам здесь нужно, Клод? – Бенджамин даже не стал притворяться, что этот неожиданный визит клана в полном составе – приятный сюрприз.

- Мне нужен твой старший сын, Бенджамин, - доверительно промурлыкал глава.

- Зачем?

- Поговорить. Для начала.

- А потом что?

- А потом я займусь воспитанием твоих щенков, раз ты один не справляешься.

- Клан не имеет прав на мою семью, - Джастис старший преградил вход в особняк, а Блэр уставился на дрожавшего, как осиновый лист, брата.

Блейк грыз ногти и нервничал, пытаясь придумать, что делать. Он не мог убежать один, ни за что не мог, не бросил бы брата и родителей. К тому же, тон главы клана начал его раздражать.

- Вы принадлежите клану, - оборвал Клод с усмешкой. – Хотите вы этого или нет, пока вы оборотни, вы принадлежите нам, то есть, мне, пока я – глава этого клана. Меня назначили сниже, и оттуда же мне пришли неутешительные новости, Бен. Твой щенок задумал маленький переворот?

Блейк с Блэром уставились друг на друга и почти одновременно вздрогнули.

Точно, это все началось из-за ангела.

Блэр понял, что брат не просто угрожал, он был абсолютно прав, когда говорил, что в одиночку сможет составить конкуренцию главе, если получит силу, которую может дать Шинейд.

«Тебе конец», - произнес он одними губами.

«Тебе тоже», - ехидно заметил Блейк, намекая, что Блэр тоже далеко не убежит.

- Мы давно ушли и живем независимо от вас! – Бенджамин начал злиться.

- Потому что клан вам это позволяет. В любой момент мы можем отменить свое решение. Вы нарушаете законы, а я должен призвать вас к порядку. Но я не собираюсь превращать это все в охоту на ведьм, Бен. Вы с Клариссой можете пока пойти и отдохнуть. И прихватите младшего щенка, а со старшим я разберусь сам.

- За своих сыновей я буду отвечать сам! – не слушая его, огрызнулся Бенджамин. – И моя жена никогда не бросит своих детей!

- Дорогой… я думаю, Клод прав… Блейк зря затеял все это.

«ЧТО?» - Блейк уставился на брата, а тот молча оглянулся на арку. Мать не смотрела в гостиную, просто продолжала нести какую-то предательскую околесицу.

- Кларисса!

- Блейк, как и мы, должен подчиняться законам клана. Не Клод их написал, и не мы, тем более. Если сниже сказали, что он должен быть судим, не нам решать.

- Как ты можешь?!

- Блейк, значит?.. Неплохое имя для главы клана, - Клод усмехнулся и попытался отпихнуть старшего Джастиса со своего пути. Бен не шелохнулся.

- Дорогой, позволь хотя бы мне выйти. Я хочу сказать, давай не будем начинать, все ведь обойдется, правда?.. – его жена протиснулась мимо, и Бенджамину пришлось отступить. Кларисса оказалась на крыльце, на виду у собравшихся знакомых. Волки разных размеров и разных оттенков шерсти стояли перед особняком и смотрели так, будто никогда не дружили с Джастисами, будто готовы были наброситься и разорвать их сейчас же.

Бенджамин смотрел на жену с разочарованием, но она на секунду наклонила голову, тряхнула волосами и задела шею, на которой под ухом была клановая наколка. Царапнув ее ногтями, она упала на четвереньки, и красное платье свалилось с появившегося на ее месте волка.

Бен заподозрил, что это вовсе не предательство, но продолжал скрипеть зубами, когда его жена встала в ряд остальных.

- Блейк! Твои родители, должно быть, не научили тебя, что перед главой клана нужно появляться сразу, как только ты узнал, что он хочет тебя видеть?.. – Клод важно зашел в гостиную. – Кто из вас Блейк?

- Мои родители не в праве  чему-либо меня учить, - Блейк мигом окрысился и оборзел, выступив вперед, а Блэра отпихнув себе за спину вроде бы небрежно, но на самом деле, опасаясь за то, что он начнет нарываться. А зверские разборки хотелось бы отложить как можно дальше. – А я появляюсь только перед теми, кого уважаю. Уважаю я мало кого, вообще, но незнакомцы, врывающиеся в чужой дом, в этот список точно не входят.

- Все понятно, воспитание на нуле, - Клод фыркнул.

- У вас, смотрю, еще ниже.

- Тогда у меня для тебя плохие новости, щенок. Ты принадлежишь клану, как и твой отец. И ты подчиняешься мне, пока я – глава клана.

- Вот именно, - Блейк хмыкнул. – Пока.

- За этим я и пришел, Блейк Джастис. Твои родители говорили тебе о поединках в клане?

Побледнел даже Блэр, а Блейк побелел так, что только на скулах остался багровый румянец.

- Он не может вступать с тобой в поединок, Клод! – Бенджамин бросился через гостиную к главе и схватил его за плечо, но Клод отмахнулся.

- Это почему это?..

- Он не проходил даже первый этап! Он не может претендовать на сражение за трон!

- Это не сражение за трон! – заорал вдруг Клод раздраженно. – Он никогда не достанется никому, кроме меня и моих наследников, ясно тебе?! Я просто хочу убить твоего чертового щенка, потому что мне уже рассказали о его грязных планах! И я знаю, что это ты подал ему эту идею! Так что не мешай мне!

- Папа! – Блэр бросился к отцу, которого от обычного удара рукой отшибло к стене и ударило о нее спиной.

Блейку захотелось отступить, но ноги будто примерзли к полу, а внутри разгоралась просто невыносимая злость. Ее невозможно было бы передать словами.

- Чего вы боитесь?.. что какой-то щенок захватит трон? Что вы неспособны защитить его?! Что я не вступал в поединок еще ни с кем, что я такой слабый против вас, но все равно могу победить, и тогда придется сложить корону и скипетр?!

- Насмешил! – Клод захохотал, как одержимый, его волосы, зачесанные назад, растрепались, и это придало по-настоящему дикий вид. Он уже начал постепенно обращаться, пугая, а Блейк даже не думал делать то же самое.

- Какой в этом смысл, Клод?! – Бенджамин зарычал на него, но пока не рискнул снова приближаться, чтобы не испортить сыну все еще больше, чтобы поединок не начался прямо здесь, в гостиной. – Мы не можем убить друг друга, поединок создан не для этого!

- А мне не нужно убивать его в поединке! Мы выясним, кто на что способен, а проигравшему просто… отрубим слишком буйную голову.

- Не боитесь укладку испортить? – не удержался Блэр, и Блейк засмеялся. Главу клана затрясло от злости.

- Твои щенки вконец обнаглели, Бен! Живо, вон из дома, там достаточно места для честного поединка! У меня в свидетелях весь наш клан, никто не посмеет сомневаться или оспорить победу сильнейшего!

- Что вы… конечно, никто не посмеет. Только если их не подкупила ваша семейка, - Блейк прошел мимо, понимая, что запасного плана просто нет.

«Мне конец», - подумал он иронично, хотя хотелось зарыдать в истерике. Блэру же хотелось броситься на главу со спины и свалить его, но в этом тоже не было никакого смысла. Сотни волков атаковали бы дом в ту же секунду, и тогда шансов отбиться точно не осталось бы.

«Как мама могла предать нас…» - подумал он только об этом, не представляя, как позволит матери после этого жить вообще, не говоря уже о том, чтобы она жила с ними. Он не смог бы даже простить ее, не то что забыть об этом.

«Сходили в школу, называется», - подумал Блейк, стискивая зубы, чтобы не начать улыбаться, как идиот. Его сдавленную улыбку семьи клана восприняли, как насмешливую ухмылку, пока он спускался манерно по ступенькам высокого крыльца.

- Наглец, - зарычал кто-то.

- Самоубийца, - раздалось с другой стороны.

Детский скулеж волчонка перебил все рычание, и слова «Он такой смелый» Блейка ободрили, хоть сердце и колотилось не как у волка, а как у зайца. Он спиной чувствовал взгляд Клода, который готов был так же наброситься со спины, как хотел это сделать Блэр. Брат с отцом вышли следом и тоже обратились, нехотя присоединяясь к толпе.

Блейк не хотел искать взглядом мать, чтобы не видеть ее, не чувствовать себя преданным. И на нее никто в этот момент не смотрел, чем Кларисса и воспользовалась, бросившись в шуме толпы за угол особняка. Был тайный ход, который вел в подвалы, и оттуда можно было позвонить.
Не только Блейк был больше человеком, чем зверем, но и Кларисса до сих пор не забыла, как была обычной девушкой. И первое, что она сделала бы при нападении на дом – позвонила бы в полицию, что и собиралась сделать сейчас.

- Обсудим условия поединка, щенок?.. – Клод двинул своими треугольными, грозными бровями и сверкнул уже волчьими глазами. – Проигравший лишится жизни, победивший лично отрубит его голову и заберет в качестве трофея. Победившему же достается право наследовать трон…

Блейк вздохнул мысленно.
«Ну, хоть смысл в этом есть…»

- …если не будет других претендентов по крови.

- То есть, если даже он победит, трон займет твой сын?! – Бен возмутился и пригнулся, морща морду в рычании. Его поддержали, что Клода неприятно удивило, но он повел плечом, на котором уже по швам расходилась одежда, из которого росла шерсть.

- Да, так и будет. Но если твой щенок победит меня, что ему помешает победить моих сыновей? Их всего трое, и они его возраста, в чем проблема?..

На этот раз расклад показался клану справедливым, а Блейк чуть не застонал, нехотя превращаясь и опускаясь на четвереньки, а потом и на лапы. Бежать было некуда, на открытом пространстве между лесом и особняком волки клана рассредоточились, обступив их плотным кольцом.

Блэр же надеялся, что у брата есть какой-нибудь план. Он же не может всерьез пытаться победить огромного волка, в которого превратился щуплый и сухой на вид Клод. Это был огромный зверь с широченной спиной и мощной передней половиной тела, а его морда была чуть ли не в два с половиной раза больше, чем у Блейка.

- Начинаем?.. – ехидно прокашлял он, так что слюна потекла сквозь клыки.

«Долбанный ангел… ты того не стоишь, я думаю…» - психовал Блейк.  «Или стоишь? Нет, ты стоишь того. И трон того стоит, чтобы потом все эти безмозглые шавки знали, кому поклоняться. И я умнее, чем этот старый урод. Я точно умнее».

Тристан напряженно смотрел в шар, не замечая, что Люцифер разглядывает его самого.

- Волнуешься, как бы не убили твоего мучителя?..

- Они убьют всех, если эта убогая шавка победит, - процедил вампир и только потом опомнился, взглянул на Повелителя нервно. – Я имел в виду…

- Клод и правда всего лишь шавка. Но если ты так волнуешься за своего спасителя, присмотрись, - черный коготь кончиком постучал по шару в той части, где стоял Блейк. – Посмотри на него. Думаешь, он проиграет? Он не уверен в себе, это хорошо. Уверенные всегда проигрывают. И он думает, а не бесится, это тоже хорошо. И ему есть, ради чего беситься, заметь. Если Клод победит, они не только уничтожат всю их стаю, они доберутся и до ангела.

«Интересно, почему мне этого не хочется», - задумался Тристан.

- А вы хотите, чтобы он был на вашей стороне, этот ангел?

- Я ничего не хочу. Хотеть чего-то – гарантия того, что ты этого не получишь, как бы ни старался. А если и получишь, то потратишь на это всю жизнь, а в конце еще и засомневаешься, было ли это действительно тем, что тебе было нужно для счастья. Зачем? Так что я ничего не хочу. Я просто смотрю, что из этого всего выйдет.

- Их мать куда-то ушла, - напомнил Тристан.

- Это точно, ты заметил, - Люцифер погладил шар, и картинка сменилась. – Кларисса Джастис хороша уже столько лет подряд.

Тристан не смог не согласиться. Оставившая платье на крыльце волчица Джастис стояла полуобнаженной в спальне, пробравшись через потайной ход, накинув на себя халат и держа телефон. Она что-то говорила, но Тристан ничего не слышал. Люциферу же и слышать было не нужно, он прекрасно представлял, что это – что-то подлое, в человеческом духе, но точно важное для спасения Блейка.

Кларисса звонила в рейнджерский центр, сообщая о нападении стаи волков.

Сомневаться не приходилось, даже в городе было слышно сквозь раскаты внезапно ударившего грома, как завыли будто бы десятки, даже сотни волков.

- Это вы сделали? – Тристан взглянул на Люцифера, и тот улыбнулся, стуча когтем по шару.

- Люблю грозы. Не люблю, когда солнце мешает смотреть, оно отсвечивает на стенках шара.

«Чертов дождь, почему ты всегда начинаешься в такие моменты?!» - застонал Блейк, все время уворачиваясь. Если бы волки не были заняты воем, они бы смеялись над ним, как и Клод.

- Пора перестать убегать, щенок. Признай свое поражение! – он вскинул голову, возвышаясь, как царь горы, и Блейк бросился на него именно в этот момент, вцепившись в шею. Прокусить ее ему было не под силу, но свалить главу на себя и вцепиться намертво, не разжимая зубы, как капкан, он мог.

Блэр выл чуть не громче всех, ненавидя самого себя и традиции клана за невозможность помочь, а потом вдруг опустил голову и рявкнул на отца.

Он мог вмешаться, это его сына принуждали сдаться. И Бен забыл о благоразумии. Он не был уверен, что понял знак жены правильно, она могла в самом деле предать их, Блейк уже скулил и визжал, как настоящий щенок, которого трепал, как ничтожный коврик, огромный зверь.

И он бросился на спину этого зверя, сомкнув челюсти на его холке, зарычав.

Кольцо волков разбилось, вой почти сразу оборвался, и началась суматоха, на старшего Джастиса набросились все сразу, Блейк же выбрался из-под туши главы и ускользнул прямо из его зубов. Они щелкнули вхолостую, и Клод заревел, бросившись за ним в дом, расшвыривая собственных подчиненных в стороны.

От топота его лап чуть не тряслась земля, пока Люцифер перебирал когтями по дну Шара, а когти взрывали землю так, что оставляли глубокие ямы.

Блэр влетел в дом первым, распахнув дверь и бросившись вверх по лестнице. Блейк поскользнулся на пороге и упал, в воздухе обратившись в человека, и в обрывках висевшей на нем клочками одежды кинулся за братом.

- Быстрее! – Блэр свесился с перил уже человеком, протянул было руку брату, но Клод оказался быстрее и сшиб Блейка прямо на площадке между двух лестниц. Со стены посыпались небольшие картины и фотографии, сувениры и прочий хлам, так что Блейк закрыл лицо локтями, а когда убрал их, увидел над собой огромную морду.

Голову можно было не отрубать, эти огромные челюсти могли ее просто оторвать, если бы сомкнулись у него на шее.

- Блэр! – он закричал в настоящем ужасе, чувствуя дикую вонь из пасти Клода, а тот победно выл, прижав его лапами, так что ребра затрещали. Рев огласил дом так, что Кларисса не могла его не слышать, она выбежала из спальни и неслышно дернула Блэра за плечо, чтобы он не успел подставиться сам.

- М… - начал он, но мать отвесила ему отрезвляющую пощечину, и он замолчал. Клод не заметил звонкого шлепка, продолжая радоваться и дожидаясь, когда хоть кто-то из подчиненных явится, чтобы быть свидетелем его честной победы.

Мать приложила палец к губам, а потом зашевелила ими беззвучно. Блэр со стучащим, как колеса состава по рельсам, сердцем следил, пытаясь уловить каждое слово, повторяя их сам.

И когда Блейк закричал, пытаясь позвать его по имени, снова, он повернулся и сделал извиняющееся лицо.

- Прости, Блейк. Я не могу, - прошептал он, и Клод захохотал, что в его облике смотрелось еще более ужасно.

- Тебя все бросили, щенок! Нет у тебя стаи! И никогда не будет, не говоря уже о целом клане! Вот твой конец! Как только Люцифер мог подумать, что эта тряпка может занять мое место! Мое!!

- Блэр! – Блейк заорал так, что чуть не сорвал голос, притворяясь отчаявшимся, хоть он и видел, как мелькнул край женского халата на втором этаже.

Это все были козни матери. Это всегда были ее человеческие идеи – подлость и хитрость, обман и коварство, видимость слабости, скрывающая настоящую силу.

На улице раздалась стрельба и человеческие крики.

- На помощь! – раздался крик голосом отца, и его снова заглушила стрельба.

- Что за… - Клод оглянулся, сразу забыв о своей победе, медленно становясь человеком, чтобы успеть скрыться в случае попытки пристрелить и его.

- Блейк! – Блэр окликнул брата и бросил ему настоящий клинок, один из тех, что был в коллекции отца. Бенджамин всегда делал вид перед гостями, что он обыкновенный человек, который строит из себя аристократа и собирает холодное оружие.

Блейк подумал, что должен будет целовать матери ноги за то, что посмел сомневаться в ее верности семье, отцу и им с братом. И перед Блэром тоже придется извиниться за секундную ненависть.

- Эй, старый кобель! – он окликнул уже поднимавшегося и смотревшего на дверь Клода, а когда тот оглянулся, отпихнул его ногами, вскочил и бросился с занесенным над головой клинком и тяжелым, яростным выдохом.

Тристан тоже выдохнул, тараща черные, бездонные глаза.

- Крови, ваше превосходительство?.. – предложила ему Марта, предоставив серебряный поднос с глубоким бокалом горячей, свежей крови.

Вампир выпил ее залпом, тяжело дыша, все никак не отделавшись от этой человеческой привычки.

- Он… он победил, да? – спросил он, уже совсем забыв о том, как Блейка ненавидел еще вчера.

Люцифер довольно ухмылялся, выгнув одну бровь, так что она скрылась под лобовой частью черепа на его голове.

- Само собой. Я предупреждал Клода, что так и будет. Не стоило отвлекаться сейчас. Не стоило отвлекаться, когда он его поймал, нужно было убить. Не стоило приводить весь клан и подвергать их опасности. Не стоило недооценивать эту семейку. Они недаром жили столько лет одни, ни в ком не нуждаясь и держа под контролем весь город. И не стоило быть таким самонадеянным.

- О, мой… - «бог» Тристан не договорил, подавившись глазом, плававшим на дне бокала вместо оливки, но проглотил его и исправился. – О, мой Повелитель. Этот… эта шавка… что теперь будет?

- Оставшиеся подожмут хвосты и убегут. Раненых зароют. Надеюсь, Клод объяснял им, что если их подстрелили люди, нужно притворяться мертвыми до конца. Потом вылезут и тоже отправятся в свою конуру. Больше главы клана нет. Если только один из его щенков не рискнет присвоить себе корону на глазах у всех. Ведь они видели, кто выиграл поединок. Он не просто выиграл его, он совершил суд сам.

- Но ведь его сыновья имеют право претендовать на трон.

- Имеют, - Люцифер кивнул. – И клан не посмеет перечить. Но представь себе, сколько смелости нужно будет старшему щенку, чтобы перед всеми возложить на себя не только привилегии, но и согласие на поединок с тем, кто убил его отца.

- Трон все равно достанется Блейку, - Тристан злорадно оскалился, не отрывая взгляда от шара, в котором видно было, как отряд рейнджеров грузит оставшиеся на поле тела волков в кузова машин и закрывает брезентом. Видно было совершенно живого и уже здорового, прикрывающего заживающие раны домашним халатом Бенджамина Джастиса. Он делал вид, что они с женой мирно проводили день, сидели дома практически в неглиже, и тут напала стая бешеных волков.

Самым смешным показалось Тристану то, что спрятав «чересчур напуганного» брата в комнату и не показывая беснующегося с клинком в руках Блейка рейнджерам, Блэр выклянчил у них «справки» для школы. Главный «лесной шериф» с ухмылкой их выписывал, похвалив за правильное поведение с хищниками и пожелав выздоровления от шока старшему отпрыску Джастисов.

Блейк чуть не прыгал от восторга, обрызганный кровью и машущий клинком по всей комнате.

И когда Блэр вошел, он выл от восторга.

- Ты видел?! Ты видел, как я ее отрубил?! Папа взял ее?!

- Да, он спрятал ее на время.

- Нужно повесить ее в гостиной над камином! Превеликий Сатана, я убил чертового засранца! Больше никто и никогда не скажет ни мне, ни тебе, ни отцу, что нам делать,  и кому мы принадлежим! Мы сами себе принадлежим! Мы свободны! – Блейк отшвырнул клинок и бросился на брата, чтобы повиснуть на нем и свалить на пол, воткнуть кулак ему поддых от радости и снова захохотать, как полоумный.

- Остались еще его щенки, - напомнил Блэр, и Блейк пришел в себя, прищурился.

- Мне плевать на них. У меня есть ты.

- Это точно. Я тебя не брошу. Только я думал, это ты меня бросишь, когда станешь главой.

- Я тебя брошу? Да пусть они там думают, что хотят. И пусть я иногда тебя ненавижу, и ты туповат, ты неряха и бесишь меня… но если я стану главой, считай, править мы будем вместе. Это будут лучшие времена для клана. Только представь себе, - страстно шептал Блейк, плавно, по нарастающей переходя снова на крик. Он сверкал глазами и тряс брата за плечи, стоя на коленях на полу перед ним. Блэр на коленях не стоял, а сидел, позволяя себя трясти и глядя на брата, все же, с восторгом и доверием. В такие моменты он не думал, что Блейк – эгоист и разгильдяй. Он верил ему и был убежден, что с ним он не пропадет. Пока они вместе, их не победить, пока они друг за друга, перед ними преклонится весь мир. По крайней мере, мир людей.

- А еще у нас есть справки для школы, - нервно хмыкнул он, помахав двумя листками. Блейк уставился на них, потом выхватил и пробежал взглядом по строчкам.

- Ну и замечательно! Теперь мне нужно то, чего нет у этих никчемных шавок из клана.

- Если, конечно, он еще не шарахается от всего, что двигается, после той ночи, когда мы устроили шоу у него во дворе.

- Я смогу его убедить, что я не опасен, - Блейк поднялся и начал строить хитроумные планы на ходу. – Они – самоуверенные ублюдки. В том и дело, они не знают, что значит «любить». А если я смогу завоевать сердце ангела, я буду достоин править всей чертовой нежитью этого чертового мира…

- Начинается… - Тристан закатил глаз и отвернулся от шара, втайне радуясь, что все закончилось не так трагично, как ему казалось после визита к оборотням в поместье.

- Тот, кто юн душой, никогда не закоренеет, как Клод, и не сделает его старческих ошибок. Молодые всегда лучше старых. А тот, кто вечно молод не только телом, но и духом, правит бесконечно, - протянул Люцифер сладким голосом. – Понимаешь, герцог? Это его достоинство, а не недостаток. Он горяч, он переживает миллион эмоций в секунду. Этим он мне напоминает меня. Они все, эти подгнившие гордыней души, чем-то похожи на меня. Они не зацикливаются. Они добиваются того, чего хотят, всегда. И правят вечно.

 



Просмотров: 2508 | Вверх | Комментарии (3)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator