Чудовище. Глава 15

Дата публикации: 23 Июл, 2012

Страниц: 1
***

На улице уже стемнело, а Шинейд все еще сидел в особняке Джастисов, постепенно смирившись и привыкнув, что эти люди – вовсе не люди никакие, а волки. И они обрастают шерстью, у них огромные пасти, полные острых клыков. Теоретически, они могут разорвать его за какие-то секунды.

С другой стороны, обнадеживало то, что они не просто звери, они все понимают, держат себя под относительным контролем, и им просто невыгодно будет его убить. А Бьянка, как назло, после его звонка домой совсем расслабилась и сказала, что в таком случае поработает и посмотрит новый фильм.
Шинейда умилило ее «беспокойство» о его жизни. Как же она доверяла этим малознакомым смазливым подлецам, что оставляла его на них без опаски.

Это волновало бы его сильнее, если бы не было проблем похуже.

- Нет, я не понимаю, он что, самоубийца? – Блейк застонал, закрыв лицо руками и так и сидя – раздвинув колени и поставив на них локти.

- Ну, с определенной точки зрения он поступает, как идиот… - согласился Блэр, покосившись на письмо, доставленное одним из волков клана. В этот раз он был вежлив и даже поклонился, будто Блейк уже занял трон. Это явно было признание, и оно бы радовало, но Блейка смешил тот факт, что еще день назад этот же оборотень готов был его уничтожить во имя покойного Клода.

- С точки зрения времени и логики, он поступает вполне верно, - наперекор ответила Кларисса, сидевшая с ними в гостиной. Шинейд никак не мог отвязаться от мысли, какой красивой была миссис Джастис. И ему не верилось, что когда-то она была человеком. Он таких красивых женщин-людей не видел.

- Почему? – Блейк искоса на нее посмотрел сквозь щель в пальцах.

- Потому что чем дольше он тянет, тем больше у тебя времени, чтобы подстроить ему ловушку. Или организовать бесспорную победу, что мы и собираемся сделать. И это явно не его идея была, он слишком мал еще, чтобы в этом разбираться. Думаю, жена Клода ему посоветовала так поступить. К тому же, эта подлая мысль сражаться с тремя сразу только потому, что «все вместе они едва ли равны мощи того, кто смог победить главу клана»…

- Выглядит, как дерьмо, завернутое в фантик. Знаешь, что развернешь, а тебя стошнит, но к обертке не подкопаешься, - буркнул Блэр.

- Ну почему именно сейчас?! У нас нет времени, нам надо вытащить эту дуру из задницы, в которую она влезла! – Блейк потянул себя за волосы, пытаясь этим отрезвить путающиеся мысли.

- Лучше бы ты думал о том, что они реально могут тебя победить. Он имеет право выбирать оружие и способ схватки, он выбрал клинки, их будет трое, а у тебя, если ты помнишь, еще нет никакого бессмертия. Один неудачный поворот, отвлечешься на одного, а второй отрубит тебе башку, - напомнил Блэр.

- Спасибо! А то я же не понял! – Блейк огрызнулся.

- Все зависит от тебя, - Блэр выразительно посмотрел на Шинейда, и тот округлил глаза. На него уставились все сразу, даже Кларисса. И она уловила панику, поэтому пожала плечами.

- Нет, не зависит. Если ты здесь, то ты с нами, я так понимаю? Но сердце не забрать насильно, как и не отдать. Ты же не вырежешь его и не положишь на блюдце. Так что ты ничего не сможешь сделать. Это как отправляться на войну, имя оружие, но не зная, как им пользоваться. У нас есть ангел, тебя ждет поединок, но мы не можем выиграть.

- А еще эта идиотка повелась на упыря! – Блейк заворчал. – А времени совсем нет.

- Я могу пойти и разобраться с этим, - Блэр решился. – Я знаю его имя, он не может ослушаться меня, если я назову его по имени. Да и он  не станет упираться, зачем ему лишняя конкурентка у нас в городе. А вдвоем мы ее поймаем и сделаем нормальной.

- Не думаю, что она одна по ночам ходит, - напомнил Шинейд.

- Как максимум, с Уайтом, - отмахнулся Блэр, а Блейк вдруг опять противно осклабился.

- Да-а-а… с этим-то он точно справится.

- Закрой рот! – Блэр взбесился. Кларисса уставилась на обоих тяжелым, но заинтересованным взглядом, понимая, что имел в виду ее муж, когда говорил, что Блэр уже определился. Это было фатальным для продолжения рода, но гениальным в плане усиления защиты трона. Если, конечно, Блейк его получит. А шансов у него с каждой минутой все меньше.

- Нужно быстрее решать, что нам делать, - поторопила Кларисса. Все напряглись, а Блейк опять начал стонать, как потерпевший.

- Ненавижу, когда меня торопят! Сатана, ну почему у этого ублюдка такая коварная мать?! Я прикажу ее убить, когда заполучу трон! Дрянь! Как она посмела…

- Успокойся, это не поможет, - Шинейд положил ему руку на плечо. Блейк сам удивился, как его это остудило. Даже слова матери, не говоря уже о братских, не имели такого эффекта.

- Я верю, что вы успеете найти этого упыря и спасти нашу идиотку, но я не хочу умирать! Только не после того, как я убил этого урода! Это будет слишком унизительно – проиграть каким-то малявкам! Ну отдай ты мне свое сердце, я прошу тебя, - Блейк умоляюще взглянул на Шинейда  и сполз с дивана на пол, встал перед ним на колени. Шинейд на него смотрел с таким же лицом, но еще было чувство вины. Он не только не знал, как отдать сердце, он даже не мог ничего сделать с тем, что не пылал страстью к оборотню.

Он хотел помочь, очень хотел. Ему опостылела жизнь в шкуре «простого человеческого урода, недоноска и мутанта». Он уже вступил в ряды «старшего брата», он твердо решил вернуть свои крылья и крылья Люцифера. И если эти оборотни готовы были ему помогать, он готов был ради них тоже на все, ведь они теперь – одна семья, огромная семья проклятых, отвергнувших Создателя. Но как? Как помочь, если просто не можешь заставить себя любить?

Кларисса видела его метания, даже не слыша его мыслей, и прекрасно их понимала. В этом и заключалась вся сложность получения бессмертия для любого из слуг Сатаны. Даже сам ангел не мог заставить себя полюбить.

Он чувствовал что-то теплое, он не мог отпустить ни одного из Джастисов, которых знал меньше недели, на верную смерть. Но любовью это еще нельзя было назвать.

«А может, это и есть любовь? Ведь это не эгоизм, который люди принимают за любовь, я не готов продать весь мир, лишь бы он был со мной. Но я не позволю ему пойти и умереть, нужно что-то придумать. Я бы поверил даже, что Блэр может победить, мне было бы не так… страшно за него?..»

- Я не знаю, как, - виновато промямлил он, глядя на Блейка. Тот опять согнулся, сел на пятки и уткнулся лицом в колени ангела.

- Черт возьми… я обещаю, я отдам тебе второй трон, я свяжу нас вечным союзом, как тебе и сказал Повелитель! Ты будешь бессмертен, только дай мне бессмертие сейчас! Оно мне нужно срочно!

- Я не дебил, я понимаю! Как ты не поймешь, что я не могу?! – Шинейд тоже повысил голос. – Ты же не любишь меня! Но ты можешь связаться этим вашим союзом с кем угодно, у вас не предусмотрены настоящие чувства! Это как фиктивный брак у людей ради имущества! Ты можешь дать мне бессмертие просто так, в обмен на что-то! Но я-то не могу торговать своими чувствами!

- Почему нет?! Откуда такая гордость?! – Блейк разозлился и вскочил на ноги, зарычал на него, психуя.

- Да у меня их просто нет!

- Ну и прекрасно, мам, пока, передай папе привет, я пошел сдохнуть, чао, - Блейк с истерическим смехом сделал шаг к арке.

- Нет, не пошел! – Шинейд заорал раньше, чем успел это сделать Блэр, и младший Джастис притих, переглянувшись с чему-то таинственно улыбающейся матерью.

- А что так?! Что, выискались где-то резко?!

- Я же не то, что вы! – Шинейд обнаглел, не выдержав постоянных тычков. – Я ангел! Мне знакомо сострадание, если помнишь! Это же ты на него давил тогда, возле дороги, разве нет?.. Знал, что я не пройду мимо! Я не могу позволить кому-то умереть, если у него есть душа и сердце! Даже такое сволочное, как у тебя, - издевательски уточнил он.

- Ангелы так не разговаривают.

- А я падший, мне можно, - выкрутился Шинейд.

- Не будь у меня этой долбанной души, которой тебе так не хватает, ты бы и пальцем не шевельнул, - скорчив дикую рожу, заметил Блейк, все еще стоя в полразворота, но не отнимая свою руку, за которую его держал маленький гордый ангел.

- Ну, да. Я же падший, сказал уже. Я не должен быть идеальным. Бери такого, какой есть, другие – только в Раю, твой выбор ограничен, - начал капать ядом Шинейд.

- Да я бы взял, - прорычал Блейк, шагнул обратно, встал перед ним на расстоянии пары сантиметров, глядя сверху вниз ему в лицо и цедя каждое слово сквозь заострившиеся зубы. – Вот только не насилую тех, кто не может наскрести хоть каплю любви ко мне, чтобы отдать гребанное сердце. Ты уж определись! Или ты не хочешь, чтобы меня порубили на салат, или тебе так невероятно сложно заставить себя любить! У оборотней, в отличие от вас, фальшивок, все искренне и добровольно, спроси у нее, - он кивнул в сторону своей матери.

- Если не считать того, что меня похитили тогда, да, все добровольно.

- Ну мам! – Блейк застонал.

- Извини, речь была красивая, я все испортила. Настроение такое, я беспокоюсь, что ты и правда не вернешься, и тогда уже Блэру придется мстить за тебя им всем.

- О, Сатана, только не это, - Блэр побледнел и вытаращил глаза.  – Нужно что-то придумать!

- Да замолчите вы! – Шинейд поморщился и зажал уши руками, сел обратно на диван, наклонил голову.

- Тебя тошнит? – предположил Блэр. Ангел не ответил, в самом деле чувствуя тошноту. А потом он услышал легко различимый смех.

«Названый братик что-то задумал…» - протянул Люцифер.

- Я ничего против тебя не смел задумать, клянусь, - ответил Шинейд, и все Джастисы, сидевшие рядом, замолкли, переглядываясь и не смея поверить, что с ангелом говорить сам Повелитель. Но доказательств его превосходства было слишком много, чтобы сомневаться.

«Ты не думал, что это я послал вам своего герцога, чтобы он отнял душу у этой смертной?»

- Это был ты? Он – твой герцог?! – опешил Шинейд, продолжая жмуриться и разговаривая с никому больше не слышным голосом.

Блейк закрыл лицо рукой. Теперь тот упырь еще и герцог ада.

Блэр особо не волновался, подчинения имени это не отменяло.

«Нет, я никого не посылал. Даже не думал этого делать. У меня были другие планы на твой счет, но…»

- Я просто хотел доказать тебе, что я не какой-то слабак. Я не могу сидеть у кого-то на шее, я сам могу вернуть свою душу. Если бы я знал раньше, кто я, я бы сделал это еще тогда, попытался бы, точно. Но я узнал только от тебя. Позволь мне, прошу, попробовать самому. Если не получится…

«Я разочаруюсь в тебе. Сначала я тоже думал, что смогу сделать тебе это в качестве подарка за принятие… но ведь согласись, это выгодно тебе. Отказаться от того, кто тебя унизил, вышвырнул за ворота Рая. Принять меня, потому что я никогда не предаю и не обманываю. Тебе выгодна моя защита, ты на справедливой основе можешь приказывать любой нежити сейчас. Тебе это разве не нравится? Так что, ты прав. Я мог бы все сделать за тебя, но ты же сам захотел показать, какой ты крутой и самостоятельный. Покажи. Иначе потеряешь то, что я тебе дал».

- Но ты говорил, что ты не откажешься от меня, даже если я не отдам тебе душу?.. – удивленно и почти жалобно промямлил Шинейд.

«Ты же решил сам управлять своей душой. Ты решил строить собственный план, а не подчиняться моему. Это прекрасно, достойно нашего братства, достойно правления. Но не забывай, что чем сильнее и независимее ты становишься, тем меньше у тебя шансов все бросить без последствий, меньше путей отступления. Ты уверен, что будешь действовать по своему плану, а не по моему?..»

Шинейд потер виски пальцами и зажмурился так, что перед глазами в темноте поплыли разноцветные круги, взрываясь искрами, как фейерверки.

Люцифер был непреклонен, он позволял иметь свою собственную волю, он давал право выбора, но не позволял пренебрегать его помощью. Его помощь была привилегией. Либо все было так, как он хотел, либо он лишал привилегий, но не мешал. Выбор был честным, Шинейд это помогал. Ему ничего не навязывали, но решиться было очень страшно. Если признать свою слабость, все будет гораздо проще, но так не хочется пожалеть потом о потерянной возможности. Но если заявить о своей решимости быть независимым, придется быть сильным до конца.

«Я же собирался вернуть Его душу. Слабак не сможет вернуть душу первого падшего. А я не человек, чтобы бросать слова на ветер. Если сказал, что верну, значит, так и будет. А значит, я сильный», - подумал он, а потом ответил.

- Спасибо за понимание. Я постараюсь… то есть, нет. Я не опозорю вас всех и не разочарую тебя. Я знаю, что делаю.

Кларисса неслышно, но удовлетворенно выдохнула. Она всегда верила Люциферу. С тех самых пор, как он обратился к ней в момент похищения. Ее заперли в комнате и сказали, что она избрана стать женой одного из чудовищ. И чудовище было совсем не страшное, Бенджамин не вызывал отвращения. Но гордость человеческой девушки было не сломить, и тогда Люцифер, настоящий эксперт в гордости и гордыне, обратился к ней лично. Он рассказал ей о том, какой ее жизнь будет, если она добьется своего и откажется от союза одним из оборотней. А потом он сказал, что ее судьба в союзе неизвестна, но она точно не будет судьбой обычной женщины. Он предложил ей выбирать в тот самый момент и поклялся, что если она выберет обычную жизнь, он прикажет оборотням тут же ее отпустить.

Кларисса выбрала союз и ни разу в жизни об этом не пожалела. Теперь же она видела, что и в этот раз Повелителю удалось спровоцировать самого настоящего ангела, создание света, на нужное ему решение. Он всегда добивался желаемого.

«Я просто горжусь тобой», - протянул Люцифер сладко, так что Шинейд невольно смутился и чуть не прослезился. Никто и никогда ему такого не говорил. Тем более, кто-то такой величины во всех смыслах этого слова.

- Но ты же можешь помочь мне немного?

«Разве что советом», - лукаво мурлыкнул Люцифер, уже подозревая, что именно это от него и требуется.

- Как отдать сердце? Ты говорил, что душа не нужна, чтобы любить. У меня есть какие-то… чувства. Мне не безразлично все это. Но я не знаю, можно ли это назвать любовью.

«Никто не знает. Вообще нельзя быть уверенным, что испытываешь любовь, никогда нельзя».

- Что тогда делать?

«Верить. Ты веришь, что это любовь? Хоть немного?»

- Верю. Да, допустим, я верю, что это именно она. Ты же сказал, никто не знает, какой она должна быть, значит, идеала и шаблона нет, у каждого она своя. Значит, для меня это – любовь.

«Вот и все».

- Но он не бессмертен?

«Нет», - с усмешкой фыркнул Люцифер.

- Вот именно! Как отдать сердце?! Как доказать, чтобы подействовало?!

Блейк с Блэром подались вперед, не отрывая взгляда от его рта, надеялись услышать голос Повелителя, чтобы лично уловить то, что он говорил.

«Подумай. Я не могу открыть тебе так просто все карты. Ты же действуешь сам».

- Пожалуйста! – Шинейд взмолился.

«Ты знаешь, что ангелы не умеют лгать? Не падшие, а чистые, Райские?..»

- Конечно.

«Они могут, братец. Они могут лгать».

- Откуда ты знаешь? – недоверчиво пробормотал Шинейд.

«А кем, по-твоему, я был?.. Любые правила моего… любые правила твоего Создателя можно обойти. Любой запрет можно обмануть, иначе я бы не научился лгать, еще не пав».

- Но я пытался лгать, когда был там! Это просто невозможно, голос пропадает, горло не пропускает ни звука!

«Подумай, как может солгать тот, кто лгать не способен. Тогда поймешь, как подарить любовь».

- А нельзя попроще?! – Шинейд застонал. – У нас очень мало времени!

«А никто не обещал, что будет легко», - хмыкнул Люцифер с заметной издевкой. «Я сказал тебе достаточно, чтобы твой план не провалился в самом начале. Не знаю, в чем он заключается, но я помог тебе не провалить начало. Провалишь – разочаруешь всех и предашь своих друзей. Они же тебе так важны, правда?»

Голова перестала гудеть, и Шинейд понял, что продолжать разговор бесполезно, ему больше не ответят. У Сатаны нет ни времени, ни желания. Второго – еще меньше, чем первого.

 

 





Просмотров: 2298 | Вверх | Комментарии (3)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator