Danse Macabre. Глава 5

Дата публикации: 3 Ноя, 2012

Страниц: 1

До утра Муни монтировал уже отснятое двумя камерами в его комнате. Одна была возле телевизора, вторая – за кроватью.
Особенно удались кадры с Джулией, на которых угол кровати закрыл почти половину тел, и виден был только голый зад самого Гудруни и раскинутые, припудренные для пущей бледности ноги Джулии. В одну из камер она смотрела, не моргая, расширенными в темноте зрачками, перекинув неуклюже одну руку через голову, как пьяная, так что запястье казалось вывихнутым. Особенно Муни позабавили фиолетовые, такие же, как презерватив, кружевные трусы, болтавшиеся у Джулии на щиколотке.
На кухне оставались грязные следы босых ступней, которыми Муни прошелся от задней двери до лестницы ночью. Он мило сказал матери, что она может не ждать его и ложиться, он проводит одноклассниц, чтобы не было так страшно. 
Миссис Гудруни в глубине души была уверена, что с его внешним видом сам Муни в гораздо большей опасности, чем его развращенные подружки. Тем не менее, она не обратила внимания, все еще глядя в телевизор в гостиной, как за ее спиной с лестницы Муни и Шуки спустили тело, а потом вынесли его на задний двор через кухню.
Нести было тяжело, под конец уже даже у Шуки с волос капал пот, и она нервно сдувала пряди с лица, не представляя, как сильно у нее потекла тушь. Муни крался на цыпочках, стараясь не стучать каблуками босоножек Джулии, которые надел, чтобы изобразить ее следы. Более того, они были ему малы, и он просто примотал их скотчем задом наперед к ступням, чтобы следы были только вперед, а не соответственно его шагам.
На перекрестке Шуки вздохнула, распрямилась, хрустнув позвоночником, смахнула пот со лба и шмыгнула носом.
- Я пошла? Ты дотащишь ее сам? 
- Запросто, - с отчетливым сарказмом, так же обливаясь потом и тяжело дыша, заверил Гудруни, подхватил тело на руки и отклонился назад. 
На секунду Шуки показалось, что он переломится в пояснице, но потом она решила, что это уже не ее проблемы.
- В общем, я говорила с предками, они разрешили.
- Правда?
- Ну, они и так меня грузили за эти занятия. Если ты клянешься, что я освобождена и ты запишешь меня в ваш театр, все будет в лучшем виде.
- Я бы поклялся на мизинцах, но не могу, - заверил он, уже отдышавшись. – Не хочешь с ней попрощаться?
- Пока-пока, Джули, - Шуки хмыкнула и потрясла труп за руку, развернулась и пошла устало в сторону своего дома.
- Как это просто у вас, девчонок… «Пока-пока, Джули», - передразнил он, когда она скрылась за забором ближайшего дома.
- Поставишь меня или понесешь до дома? – спросила Макормик, подняв голову и поморщившись. Все тело затекло от неудобных положений, которые она старательно имитировала. Даже секс был имитирован, а в презерватив, растянув его за углом кровати рукой, Муни просто щедро плюнул, демонстративно бросив его потом близко к камере.
Судя по отснятым кадрам, получилось весьма реалистично. Чистые эмоции Шуки, отличная игра режиссера-постановщика в лице самого Гудруни, превосходная роль Джулии, которая играла до тех пор, пока не послышалось шуршание одежды в ванной, и они не поняли, что Шуки перестала прислушиваться.
- Иди, - Муни поставил одноклассницу на асфальт босыми ногами, с треском оторвал скотч и отдал ей ее босоножки. – Не надевай их, а то кто-нибудь услышит каблуки и выглянет в окно, мало ли. Ты же поняла?
- Поняла, - Макормик кивнула. – Никаких занятий – это отлично. До конца лета меня, считай, нет. Черт… так смешно.
- Что именно? – забирая мокрые насквозь волосы в хвост, уточнил Муни. 
- Эта сука… так просто поверила в то, что я умерла, да еще и так легко… ну…
- Девчонки, - хмыкнул Гудруни.
- Педики, - передразнила Джулия, одарив его гримасой отвращения. – Она даже предложила тебе меня трахнуть. Мертвую.
- Слава богу, не пришлось.
- Да уж. А было бы смешно.
- Тебе все смешно. 
- Получается, из нас троих, она – единственная, кто узнала все последней? А что ты сказал Картеру, если он так просто повелся на то приглашение? Ведь это ты его после школы на обрыв позвал, а не он тебя.
- А врала ты убедительно. Да, Симмонс последняя узнала. А Боуну я наврал, что убью вас позже, дома, что уже придумал, как это сделаю, и он повелся.
- Вот идиот. Но как ты убьешь ее? Вот дурочка, она такая наивная, поверила, что заодно с тобой, что вы все еще играете… что она там собиралась имитировать? Пропажу из дома?
- Ну, да. Типа, ее родителям это труда не составит, вызовут копов, они же каждую неделю их вызывают, чтобы искать ее по подвалам. А потом отзовут вызов, скажут, что она вдруг вернулась. Но об этом же уже никто не узнает, об отзыве, так что все будут думать, что она с концами пропала.
- А что на самом деле с ней будет?
- А вот узнаешь, - Муни заверил, опять осклабившись и покивав, так что лицо стало просто омерзительно удовлетворенным. – Смотри по сторонам, сучка, а то вдруг на маньяка нарвешься, в самом деле. 
Джулия, разворачиваясь со своими босоножками в руке, фыркнула.
- Тебе того же желаю, педик. С твоими волосами со спины тебя за бабу могут принять.
Утром, когда мать и брат с сестрой еще не проснулись, но за окном уже проехала пара машин, Муни спустился вниз и быстро вытер пол от своих следов, а потом решил проверить телефон. Было несколько непрочитанных сообщений от Картера.
«Неужели повелись?»
«Поверить не могу, что взорвал собственную тачку. Она была дерьмо. Но она ездила».
«Черт. Ты правда пришил их. Поверить не могу. Это жесть. Не представляю, что там думает Ходж, но они, черт возьми, сдохли. Ты правда подмешал им что-то. Полиция на ушах, о тебе – ни слова, мать в шоке, меня ищут, все по плану».
Муни выключил телефон и убрал его в карман, скрестил руки на груди и выглянул в окно, приглядевшись между полосок жалюзи. Полиция и правда была на ушах, ночью прошел небольшой дождь, но на глине остались четкие следы каблуков, следы уходивших от его дома ног, всего двух девиц, которые наутро скоропостижно скончались.
Пропавшая Джулия и повесившаяся Шуки, как они с ней тайно и договаривались на кухне перед выносом Джулии. 
- Муни! Муни, какой ужас! – крикнула мать, которая, судя по звукам и вздохам, говорила по телефону и паниковала. – Те две девочки из твоего класса, которые были у нас вчера! Обе мертвы! То есть, одна пропала, та, блондинка, а вторая п… повесилась! Боже, какой кошмар! Нужно принести их семьям соболезнования, срочно.
- Мам, - Муни развернулся от окна, где дожидался этого момента, перекроил еще на развороте гримасу на шокированное лицо. – Мне уже написали об этом. Это так… боже, Джулия…
Мать на мгновение запнулась на словах и едва заметно покраснела, вспомнив вчерашние слова Шуки, когда она спустилась за напитками.
- Вы встречались?.. почему ты мне ничего не говорил?.. – она спустилась с лестницы и крепкой, практически не женской хваткой, как настоящий директор, обняла сына за плечи. Муни положил голову ей на плечо, высокий, но все же не доставший еще до рослой мачехи.
- Я думал… ты не одобришь, что я то с тем, то с другим… то с ней…
- Ты можешь все мне рассказать. Боже, какой же, все-таки, кошмар. Ты же провожал их вчера!
- Да, но они еще пошли куда-то потом, уже после того, как домой пришли! Картер сказал! Ах, да, Картер…
- Что с ним? Что… Муни, что с ним?! – миссис Гудруни наклонилась, посмотрела ему в глаза и встряхнула его за плечи.
Ему хотелось захохотать, и он не мог заставить себя рыдать, поэтому закрыл лицо руками, рухнул на стул и задрожал. Этого матери было достаточно, чтобы поверить. 
- Он… я говорил ему, что между нами ничего не может быть, у меня будущее, я собираюсь в Вестлейк в следующем году, мы оба… парни… и у меня Джулия… о, господи… Джулия, - он захохотал, захлебываясь и краснея, прижимая руки все сильнее к лицу, а мачеха в ужасе смотрела, как у него и шея от рыданий покраснела.
В дверь позвонили, и стоило мачехе отвлечься, Муни на секунду стал снова нормальным, будто и не смеялся, и не рыдал, посмотрел настороженно, прищурившись, в сторону окон возле двери.
- Полиция, - всхлипнул он и снова закрыл лицо руками. – Мам, я не хочу с ними разговаривать! Не хочу их видеть! Джулия… Картер… - он вскочил и бросился к лестнице, с грохотом убегая наверх.
- Я сама поговорю, дорогой! Поспи, я понимаю, ты даже не ложился, тебе плохо… но постарайся отдохнуть! Я со всем разберусь, - мрачно, с раздражением подумала она уже в адрес назойливых полицейских, которые звонили и звонили в дверь. – Иду я, иду! – крикнула она, и звон прекратился. В дом на Ужасном Авеню мало кто и редко когда решался так настойчиво звонить. И это был, скорее, просто дежурный визит, но и он раздражал.
Муни с размаху упал на кровать, вытащил мобильный и, набирая звонок через оператора, позвонил по очень знакомому номеру.
- Да?.. – сонно, явно не посмотрев даже на экран или не обратив внимания на зашифрованный номер, ответил Роберт.
- Доброе утро, - прохрипел слащаво голос, который заставил его проснуться, похолодеть и почувствовать, как по телу пронеслись мурашки. 
- Кто это?
- Ты уже знаешь?.. – зашипел Муни в трубку сквозь покрывало, с помехами «на линии».
- Что?.. Что знаю, черт возьми?! – Робби вскочил, чуть не врезался в шкаф, еще слабо себя контролируя и понимая, что он почти проспал начало занятий.
В трубку молча дышали, и он холодел с каждой секундой, но потом выглянул в коридор и услышал на первом этаже голоса. Мать разговаривала с каким-то мужчиной в очень официальном тоне, практически просто отвечая на вопросы, а затем с улыбкой в голосе предложила чай. 
- Мам?.. – зажав трубку рукой, крикнул Робби и прямо в трусах, как спал, пошел все быстрее и быстрее к лестнице. – Мам! Что случилось?.. – вылетел он и предстал взглядам двух полицейских. Один сидел на диване напротив его матери, второй стоял у камина и разглядывал сувенирные статуэтки на полке, почесывая гладко выбритый подбородок.
- Здравствуй, сынок. Мы говорили с твоей матерью о твоих одноклассниках, Шуки Симмонс, Джулия Макормик и Картер Боун. Ты ведь знаком с ними? Нам сказали, что вы – лучшие друзья, поэтому мы хотели поговорить с тобой, но твоя мать сказала, что ты еще спишь.
- Я… уже не сплю, только сейчас…
- Да, оденься, мы подождем.
- А что случилось?
- Они… - полицейский немного замялся, но его помощник, более молодой и наглый по виду, дополнил сам.
- Мертвы. Все трое. И это очень странно, тебе не кажется? С кем-то говорил по телефону? – он кивнул на трубку в опустившейся от шока руке Робби, и тот вздрогнул.
- А? А! Да! Я сейчас, извините, позвонил какой-то придурок и молчит. Лето же, постоянно малышня балуется, звонит и дышит в трубку, - зачем-то наврал, не сказал про зашифрованный номер Робби, хотя звонки через оператора могли проверить.
Ему не хотелось, чтобы сказали, что звонок был с телефона Муни Гудруни.
Потому что тот был мертв.
Робби бросился обратно в комнату за штанами и хоть какой-то рубашкой, на ходу прикладывая трубку обратно к уху.
Муни все это время слушал разговоры матери и полицейских внизу и усиленно хрипел в трубку на всякий случай, не собираясь ее бросать из-за долгого молчания.
- Что происходит?! – раздраженно, но шепотом, чтобы не услышали внизу, спросил Робби. – Кто ты, черт возьми?! Что тебе от меня нужно?! Что с ними?! Чего ты от нас хочешь?!! Муни мертв, это по-скотски – притворяться им!
- Я не говорил, кто я, ты сам узнал… - сладко, с придыханием прошептал Гудруни, довольный сверх меры.
- Что за бред?! Этого не может быть! Если бы он был жив, он не прятался бы!
- Они все мертвы, Робби… все до одного. Остался только ты и ты заплатишь за вашу дурацкую шутку… пора играть в мои шутки. И сегодняшнее утро – мой тебе подарок на круглую дату…
- Что еще за дата?! – застонал Робби.
- Мы полгода вместе. Были бы. Будь ты жив. Или будь я жив?.. Посмотрим, кто из нас окажется жив к завтрашнему утру.
- Ты… - начал возмущенно Робби, оглушенный такими угрозами, но услышал только гудки и уставился в шоке на трубку. – Сволочь! Я тебя из-под земли достану! – зашипел он, хотя хотелось заорать и бить подушкой по всему, что попадется под руку. – Долбанный шутник!
Муни выключил камеру, которая снимала всю палитру выражений его лица во время разговора, а потом резко развернулся, услышав звук открывающейся двери.
- Я принесла тебе завтрак, Муни, - улыбнулась мать, заходя с подносом.
- О, спасибо, ма-а-ам, - он улыбнулся, бросаясь ее обнимать, поцеловал в щеку. – Мне так… плохо… полиция уже ушла?
- Да… знаешь, очень странно, кто-то позвонил им посреди разговора, они вдруг извинились за беспокойство, попросили забыть о нашем разговоре и ушли.
- А что они спрашивали?
- Про твоих друзей. Но… кажется, это был розыгрыш?
- Боже, надеюсь, что так, - Муни покивал, заталкивая в рот тосты, чтобы снова не засмеяться. 
Робби, выбежав обратно в гостиную, тоже застал только мать.
- А где…
- Они ушли, - шокированно допивая чай, ответила она. – Такие странные. Твердили, что им нужно поговорить с тобой, а потом вдруг им позвонили, и они сказали, что им нужно идти, попросили прощения за беспокойство и попросили забыть о нашем разговоре. Та девочка… Шуки, кажется? Она покончила с собой, так что с тобой им не о чем было говорить.
- А Картер?
- Он тоже. В его машине был долгое время включен двигатель, а в багажнике, кажется, хранилось запасное топливо, да и меры безопасности…
Робби побледнел и чуть не сел на ступеньки, но успел схватиться за перила. Он не мог представить, что его друзья мертвы. 
- А Джулия?..
- Она пропала. Она вчера из школы не явилась домой, говорят, ее видели возле дома… о, боже, того мальчика, помнишь, из вашей школы? У него мать – директриса. Он пропал за пару дней до выпускного, ты говорил.
- Как забыть… - с нервным сарказмом хихикнул Робби. – Что она там делала, они не сказали?
- Нет, просто сказали, что ее следы обрываются на перекрестке возле леса перед Ужасным Авеню. Кошмарное название, на мой взгляд. И кошмарный лес, ведь тот мальчик тоже пропал где-то там. Да еще и жить там… ужасно.
Как только за матерью закрылась дверь, Муни допил чай, перестал фальшиво всхлипывать через каждые две минуты и потер руки в предвкушении. Он снова лег на живот, отодвинув поднос лениво и сонно, мечтая скорее выспаться, снова включил камеру и практически вплотную приблизил к своему лицу объектив.
- И здесь, дорогие зрители, начинается самое интересное. Наш ублюдок и хитрец Картер уверен, что женские персонажи нашей истории мертвы. И сидит дома со своей лживой матерью, но не будем так строги, она – потрясающая актриса. Чего не сделаешь, ради будущего сына-раздолбая, правда же? Наша Шуки уверена, что мертвы Картер и ее лучшая подруга, и тоже сидит дома, и ее родители – тоже лживые актеры, которые мечтают о замечательной карьере актрисы для своей дочери-нимфоманки. Но, надо признать, она – тоже замечательная актриса. Я был неправ, когда говорил, что эти четверо идиотов – бездари. Они очень талантливые, признаю это сейчас, вот здесь, почти в финале нашего фильма. Лживые, двуличные предатели, которые готовы предать и продать друг друга, а к смерти относятся так спокойно… Джулия, как вы догадались, тоже думает, что Картер взорвался, а Шуки вместо пропажи повесилась по-настоящему. Причин она не знает, позвонить мне не может, вообще ни с кем связаться не может, ибо ее родители тоже стараются для нее и держат сейчас в железном кулаке. Еще два месяца усиленной домашней работы и учебы, Джулс, я держу за тебя кулаки! - бодро воскликнул он и подмигнул камере. – И теперь, когда вы все доказали мне, такому несправедливому, что вы классные актеры, вы займетесь подтягиванием своих школьных знаний дома, бросите кататься на ваших долбанных тачках и шляться где попало, связываясь с первыми встречными. Будете помогать родителям, как примерные дети. Как я, например. И я, признав, что вы актеры, сдержу свое слово, и с начала года вы в самом деле будете играть в школьном театре до самого выпускного. Будет сложно, но для вас – не слишком. Надеюсь, всем понравилась порно-сцена, - он почесал бровь и сделал вид, что смутился. – И эти спецэффекты со смесью… ммм… вранья и искренних эмоций нашей наивной Шуки… - он поводил руками, глядя куда-то в сторону и облизываясь, а потом подвигал бровями, заглядывая доверительно в камеру. – Вы поняли. А теперь переходим к заключительной части шоу. Робби Ходжу неплохо было бы очнуться от вседозволенности, которой он болеет всю свою жизнь. Вам так не кажется? И у него проблемы с тормозами, ведь спать с кем попало, даже не на деньги поспорив, а просто ввязавшись в глупую авантюру сомнительного друга… это немного неуважительно по отношению к его матери, которая очень его любит. Думаю, ему стоит какое-то время отдохнуть и попить успокоительные, пройти курс психотерапии, посетить групповую терапию для морально неустойчивых, подверженных беспорядочным половым связям… если вы понимаете, о чем я. Это поможет ему в будущем быть более разборчивым и не верить кому попало на слово, принимая все за чистую монету, я уверен. Увидимся в финале. Не переключайтесь, - он сложил пальцы пистолетом, "выстрелил" в объектив, подмигнул и нажал на «стоп».



Просмотров: 901 | Вверх | Комментарии (4)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator