4 Глава

Дата публикации: 27 Сен, 2009

Страниц: 1
Нарис застонал сквозь зубы, приходя в себя. Некоторое время он лежал, пытаясь сфокусировать взгляд.

- Жив? - Румил отвлекся от наблюдения за лагерем и повернулся на стон. Эльф уже не казался ему таким угрожающим, как обычно. Хотя раненый хищник по-прежнему оставался хищником.
- Жив... кажется... - голос эльфа был хриплым и тихим. Попытка приподняться вызвала головокружение. Одеяло сползло, непослушные волосы упали на лицо, и Нарис неловко откинул их. Раненое плечо жгло, словно огнем.
- Ну и крови ты потерял… - Румил отвернулся, снова выглядывая наружу. Запах трав, оставшийся в кибитке, напоминал о сегодняшнем опыте врачевания. И зачем было лечить эльфа? Получается, что он пожалел своего мучителя?
- Принеси вина, - откашлявшись, распорядился Нарис. Собственная беспомощность раздражала его, но сил, которые он обретал в гневе, сейчас не хватало, чтобы заставить работать ставшее непослушным тело.
Румил смотрел на него, не двигаясь с места.
- А на «пожалуйста» у тебя сил не хватает? – поинтересовался он, не дождавшись продолжения.
Нарис молчал.
- По-видимому, да, - прокомментировал Румил. Ругая самого себя за мягкосердечие, он выпрыгнул из фургона и отправился разыскивать Ар’Эстеля. Заметив высокого и черноволосого лейтенанта возле костра, раб направился к нему. Ар’Эстель негромко, но весьма напряженно говорил что-то новому капитану наемников Керзу, но замолк, когда подошел Румил, и обратил на него холодный взгляд. Эльф обратил на него холодный взгляд.
- Нарис требует вина, - сообщил Румил, игнорируя недовольство, и внутренне возмутившись тем, что должен, выполняя приказы Нариса, еще и терпеть эту спесь.
Наемник навострил уши.
- Как он себя чувствует?
- Для тебя он Лорд Нарис, - высокомерно заявил сенешаль, не давая мальчишке ответить. - Сходи к фургону с провизией и возьми все необходимое.
Про себя Ар`Эстель подумал, что, конечно, мальчишка не догадается прихватить полотно для перевязки и мазь, и ему самому под покровом темноты придется позаботиться об этом.
- Сходи сам, - оскорбился еще больше Румил. Еще этого не хватало. – То один командует, то второй…
Взбешенный красавчик резко ударил раба в солнечное сплетение.
- Молчать, червь! Твое дело, не рассуждая выполнять приказы!
Румил рухнул на колени, кашляя и задыхаясь от боли и гнева.
- Ублюдок! Я не раб, чтобы со мной так обращаться! - Глаза сверкнули яростью, и, не раздумывая, он бросился на эльфа.
Ар’Эстель уклонился от его удара и, перехватив руку парня, заломил ее назад. Нарис очень не любил, когда кто-то вмешивался в его планы, и вбивать в свои жертвы послушание предпочитал сам. Несдержанность лейтенанта могла выйти ему боком.
- Отправляйся на место. Ты собственность Лорда Нариса, и ему тебя наказывать, - хмуро ответил он, отшвыривая мальчишку подальше от себя.
К вящему бешенству эльфа строптивый раб не только удержался на ногах, но и огрызнулся напоследок:
- С удовольствием. – Человечье отродье еще и издевалось над ним. - А ты принеси ему вина. Он хочет пить.
Услышав хмыканье сидевшего рядом наемника, Ар’Эстель скрипнул зубами. В последнее время он начинал ненавидеть людей.

 

* * *

 

По пути к повозке, Румил отвел душу крепкими ругательствами, которые не раз слышал в таверне. Войдя внутрь, он лег у дальней стены, стараясь не обращать внимания на эльфа. Зверски хотелось есть и пить, но он не собирался просить. Вместо этого он поплотнее завернулся в плащ, желая поскорее заснуть и больше не просыпаться.
Если бы он умел драться, то смог бы противостоять любому удару. Вот например, он уклонился бы от удара эльфа, а потом…
- Иди сюда, - Нарис лежал, прикрыв глаза. Он был бледен. Будь эта рана нанесена ему, когда им владела воля богиня, от нее к этому времени уже не осталось бы и следа, но, после того как он поступил вопреки ее воле, Тиаматис не пожелала явить свою милость. Проклятая богиня мстила ему за его ослушание и за мальчишку, который не достался ей.
- Зачем? Не хочу, - Румил ответил не сразу, притворяясь спящим.
- Хочешь, чтобы за тобой опять гонялись по всей кибитке, а потом избили? Почему бы просто не послушаться хоть раз? - устало поинтересовался Нарис.
- Отстаньте от меня все, а? До чего же я вас ненавижу! - Румил даже рад был выместить свое зло на беззащитном эльфе. - Почему бы ТЕБЕ не полежать без меня? Почему никто не попросит по-человечески? Не назовет мое имя, не скажет вежливо «пожалуйста», «спасибо»? Неужели я не заслуживаю ни одного доброго слова?
Нарис не ответил. Его лихорадило, хотелось пить, а рана ныла не переставая.
Нет, Он не станет звать Тиаматис. Ведь именно этого ждала от него ревнивая богиня. Пусть придет сама, раз он ей так нужен.
Румил умолк, вдруг поняв, что беловолосый его не слышит. Эльф молчал. Юноша хмурился и наблюдал.
Судя по нездоровому румянцу, у эльфа начался жар. Румил сам переболел лихорадкой зимой и отлично помнил, как выглядят ее признаки.
Светлая Артемис учила своих последователей терпению и любви. Значило ли это, что он должен помогать всем и не ждать благодарности? Эльф поклоняется темной богине… Можно ли относиться к нему подобным образом? Или стоит своим бездействием позволить ему умереть?
Сейчас Нарис меньше всего был похож на врага… Румил поднялся и подсел к нему. Тронул лоб, проверяя температуру.
Кожа была горячей и сухой, словно жаровня. Прикосновения Нарис словно и вовсе не ощутил. Юноша нахмурился, подоткнул одеяло, укрывая эльфа плотнее. Потом лег рядом, завернувшись в свой плащ.
Ему не спалось. Лихорадку надо лечить… Навряд ли эти остроухие болеют тем же, чем и люди… Беловолосый уж точно нет, но что-то надо делать…
Поднявшись, он выполз из кибитки и снова отправился к Ар`Эстелю.
- Нужна перевязка. И что-то от жара, – буркнул он, не глядя на эльфа.
Лейтенант отвел его к своей повозке и вручил две склянки с темной жидкостью и полотно для перевязки, пообещав заглянуть позже.
Румил вернулся к Нарису и осторожно стал разматывать повязки. Эльф весь горел, он очнулся, глаза были открыты, но он явно не понимал, где находится и что с ним делают. Рука больно вцепилась в запястье Румила.
- Я тебя перевязываю. Пусти. – Румил с трудом освободился, подтянул кубок с вином и плеснул туда травяную настойку от жара. – Пей.
Нарис жадно припал к питью, глотая и не чувствуя вкуса. Сперва Румил напоил эльфа настойкой, потом чаем из второй склянки.
Беловолосый успокоился и позволил сменить повязку и обработать рану. К радости Румила швы не разошлись, и крови почти не было. Перевязав руку чистым полотном, юноша снова укрыл одеялом погрузившегося в сон эльфа.
- Спи, – вздохнул он, допивая оставшийся чай и укладываясь рядом.
Похоже, в чае было что-то снотворное… прихода АрЭстеля Румил уже не услышал.

 

* * *

 

Нарис проснулся утром, уже не испытывая прежней слабости. Присутствие Богини вернулось к нему, и с ним вернулась та проклятая сила, что делала его живучим. Тепло чужого тела грело его с одного бока, и он потянул спящего раба ближе к себе.
Румил рванулся прочь, едва почувствовал движение эльфа.
- Эй, без рук! – мальчишка одним рывком оказался на полу.
- Лежи спокойно, - зашипел раздосадованный Нарис.
- И не подумаю. Все, я отоспался. А ты спи-отдыхай... – голубые глаза смотрели на эльфа с подозрением.
Жар, похоже, спал. Кожа была бледнее обычного, но болезненный румянец исчез. Зато снова появился мрак одержимости. Хищник исцелялся.
- Ляг на место, - рыкнул Нарис, рывком заставляя себя сесть.
- Нет. - Румил смотрел на него упрямо. Он уже пожалел, что исцеление эльфа происходило так быстро. - Я не собираюсь больше лежать. Хватит. И так, как дурак, грел тебя весь вчерашний вечер и ночь...
Нарис лишь покривил губы.
- Подай мне вина.
- Его до сих пор не принесли, - юноша пожал плечами и потянул к себе плащ. Взгляд упал на порванную штанину, размотавшуюся во сне. - И вообще, я больше ни шагу не сделаю, пока не получу новую одежду!
- Вон там кувшин стоит, посмотри, что в нем, - Нарис кивнул на поднос у входа. Потревоженная рана вновь заныла.
Румил дотянулся до сосуда и передал наполненный кубок.
- Держи. И учти, перевязывать тебя я больше не буду.
Нарис осторожно взял кубок и отпил несколько больших глотков. Потом кивнул, то ли выражая благодарность Румилу, то ли одобряя вино.
Юноша перебрался к выходу и сел, выглядывая наружу. Разговаривать с эльфом не хотелось.
- Дай еще вина и сходи за едой, - пустой кубок стукнул о пол.
- Дай, дай… Сказал, что не пойду. Мне нужна одежда, - Румил даже оборачиваться не стал. – Кувшин стоит рядом.
- Налей, - Нарис начинал проявлять раздражение. - Одежду можешь поискать в сундуке.
Румил обернулся и смерил эльфа взглядом. Такой скорой победы он не ожидал.
На его взгляд Нарис ответил ухмылкой. Выудив здоровой рукой ключ из кошеля, лежавшего у стены, он кинул его рабу.
- Выбирай, что подойдет.
Румил поймал его на лету и, отвернувшись, полез рыться в сундук. Запасов одежды у беловолосого хватило бы на дюжину эльфов. Дорогие шелковые, атласные рубашки, тонкие суконные штаны, дорожные кожаные штаны для верховой езды. Румил задумчиво изучал каждую извлеченную вещь, не находя ничего подходящего.
Нарис наблюдал за ним, то и дело прикладываясь к вину. Богиня могла зарастить его рану, но не могла восполнить потерянную кровь.
- Ты выше и шире. - Румил вытащил еще несколько пар штанов. Залюбовался на вышивку на камзоле. - И вряд ли такое сейчас по погоде.
- Ниже есть тонкая шерсть, - проворчал Нарис.
- Угу. - Румил отодвинул мешавшую книгу в дорогом переплете и вытащил тунику из беленой шерсти. Простая шнуровка, разрезы по бокам для широкого шага показались ему очень удобными. - Это подойдет. Хотя позже придется обрезать по длине.
- Каков наглец. Сходи за едой, мальчишка, - фыркнул эльф.
- Сначала оденусь, - Румил натянул черные суконные штаны, подвязал завязками от прежних штанов и закатал до нужной длины штанины. Потом пришел черед рубахи. На худом парне, как не подвязывай, одежда висела мешком.
- Нда... И как я на тебя только позарился, на такого тощего, - издевательски ухмыльнулся эльф.
- Вот и не зарься больше. - Румил еще раз подвернул штанины и остался доволен. Эта одежда была намного лучше той, что доставалась ему до сих пор. Остальную одежду он аккуратно сложил в сундук.
- Ладно, уже иду… Сейчас все принесу… – предотвращая назревающее недовольство, сообщил он, отправляясь разыскивать лейтенанта.
Ар’Эстель ждал, когда приготовят еду. Заметив раба, он поманил его к себе.
- Князь проснулся? Как он себя чувствует? - осведомился он, разглядывая мальчишку с неодобрением. Одежда на недомерке была из личного сундука Нариса. Строптивец вряд ли должным образом оценил оказанную ему честь.
Румил не сразу сообразил, о ком идет речь. Нарис совсем не похож был на князя.
- Да. И хочет есть и пить, - выдохнул он, игнорируя недовольство Ар`Эстеля. День начинался удачно, и ему не хотелось портить свое настроение. - А почему он Князь?
- Не твое дело, щенок. Дайте ему завтрак для лорда Нариса, – кивнул эльф рабыням и нехотя добавил: - И самого накормите, - и отошел. С Ар’Нарисом следовало переговорить, слишком уж он баловал этого раба.
- Вот и поговорили... - Румил вздохнул. Настроение все же испортилось. Одна из девушек, суетившихся возле костра, бросила на него сочувственный взгляд, и он переключил свое внимание на нее.
Насколько он успел заметить, в обозе были собственные рабы и рабы на продажу. Тех, кого собирались продать, везли в крытых повозках. Их кормили, поили, выводили в лес на привалах и изредка позволяли размять ноги вечером. В основном это были красивые девушки, нескольких мужчин, не больше десятка, держали отдельно.
Тех, что кухарили, ходили за водой и кололи дрова, было пятеро - четыре девушки и мужчина.
- Доброе утро, - он улыбнулся девушкам. – Покормите?
- Мгм. Сначала отнеси хозяину вот это, - одна из девушек, накладывавшая еду в серебристую миску, улыбнулась ему. – Держи. И возьми лепешек с сыром.
–Хорошо, - Румил взял приятно пахнущее блюдо и понес его к Нарису. Ложка в миске была серебряной, и мальчишка хмыкнул себе под нос, в очередной раз обозвав Нариса и его лейтенанта вычурными болванами. Поставив еду перед беловолосым, он поинтересовался: - Все? Я пошел есть.
- Иди, но чтобы недолго, - проворчал Нарис, принявшись за завтрак.
Румил тут же удрал к костру. От запаха еды у него едва не сводило живот. Служанки по-прежнему хлопотали над едой.
- Помочь? – участливо поинтересовался он.
- Не стоит, - кухарка пожала плечами. - Я справляюсь. На-ка вот, поешь, - она налила Румилу целую миску похлебки.
Румил поблагодарил девушку за еду и сел тут же, у костра. Женщины всегда были к нему добрее, чем мужчины.
- Меня зовут Румил, – сообщил он, торопливо проглотив пару ложек.
- Веста. – Девушка тайком сунула ему лепешку с сыром. – Ешь, ешь…
- Давно ты с этими эльфами? – поинтересовался он, благодарно кивнув и улыбнувшись.
- Уже полтора года, – она оглянулась, прежде чем ответить.
- Ты знаешь, откуда они взялись? Кто они такие? – Румил тоже понизил голос и оглянулся. Очевидно, любопытство здесь не поощрялось. – Ты не пыталась сбежать?
- От них невозможно убежать. Я и не пыталась… Как-то видела, что они сделали с эльфом-рабом, у которого это почти получилось. Беловолосый привязал его к дереву и… - голос дрогнул, она осеклась. – А ты как сюда попал?
- Меня он увез из трактира, – он качнул головой в сторону повозки Нариса. – Но я не собираюсь тут сидеть. Могу и вам помочь. Вместе у нас может получиться.
Румил заговорщически подмигнул. Убедившись в том, что поблизости нет солдат и эльфов, он продолжил:
- Я тут немного понаблюдал за эльфами. Можно будет…
- Нет! Даже не приставай ко мне со своими глупыми идеями! Уходи! –глаза стряпухи испуганно блеснули, и она поспешно отошла.
Румил вздохнул и уставился в костер, поняв, что здесь ничего не добьется. Нарис так запугал их, что никто даже мысли не допускал о побеге. Главное теперь, чтобы она не выдала его помыслов.
- Ладно… Давай помогу? В трактире меня учили кухарить.
- Не надо. – Она прятала от него глаза.
- Иди, иди, откуда пришел, – вмешалась вторая стряпуха, подошедшая с ведром. – Не мешайся тут лучше.
Румил сердито нахмурился. Они были настолько запуганны, что вместо жалости вызвали в нем отвращение.
Поднявшись, он побрел по лагерю, присматриваясь, где можно стянуть оружие. К его сожалению, охота не принесла результатов, и ему пришлось вернуться в повозку. Вскоре караван снова двинулся в путь.

 

* * *

 

Нарис спал весь день. Румил не находил себе места, маясь от безделья. Все что ему оставалось, это следить за дорогой. Лес однообразно тянулся мимо, караван пару раз разъезжался с такими же путешествующими обозами. Конные отряды, не сбавляя ходу, скакали мимо, а редкие крестьянские телеги съезжали на обочину, почтительно пропуская большой хорошо вооруженный караван.
К вечеру обоз съехал с дороги, к поляне, много раз дававшей пристанище караванам.
Румил подождал, пока распрягут лошадей, и большая часть воинов подойдет к кострам ужинать, и вылез поразмять ноги.
На людской половине стоял гвалт, наемники второй день праздновали победу и назначение нового капитана. На стороне эльфов обходились без лишних слов и не повышали голоса.
У наемников молодые воины, заморив червячка, играли в кости на будущую долю. Кто-то громкоголосый и не очень трезвый предложил сыграть на рабынь, и количество игроков возросло вдвое. Лишь малая часть наемников, «ветераны» - вели себя спокойнее, отмежевавшись от веселящейся молодежи.
Голос возникшего за спиной Ар’Эстеля заставил Румила вздрогнуть.
- Эй ты, отправляйся к хозяину!
Юноша обернулся, смерив эльфа неприязненным взглядом.
- У меня имя есть, эльф. Нарис спит, – сообщил он. – Я немного похожу.
Ар’Эстель не собирался спорить с дерзким рабом. Он молча указал на фургон, приказывая повиноваться.
- Твоему дорогому князю нужен покой. Я не хочу ему мешать, так что отстань, эльф. – Румил отступил, упрямо качая головой.
- Щенок! Делай что говорят! – эльф метнулся за ним и поймал за ворот рубашки.
- Ну что ты привязался? – Румил пнул эльфа под колено. – Пусти меня! Я вернусь скоро!
Верховые сапоги смягчили удар, но неповиновение разъярило Ар’Эстеля.
- Ах ты, крысеныш! – эльф перехватил раба за волосы и потащил к повозке. – Делай, что тебе говорят!
- Ай! Отстань! – Румил зажмурился, следуя за рассвирепевшим лейтенантом. – Отвык говорить? Только и знаешь, что командовать стадом?
- Пошел в кибитку, раб! – в голосе Ар’Эстеля зазвенел металл. Уже который раз раб испытывал его терпение. Лишь одно останавливало его от того, чтобы хорошенько пройтись кнутом по спине мальчишки - щенок был нужен повелителю.
- Пусти волосы. Своих эльфов будешь так таскать… – Румил не испытывал ни почтения, ни страха перед этим типом. Его манера вечно возникать у него на пути, грубость и высокомерие, будили в нем желание защищаться. А единственным доступным ему способом защиты была насмешка.
Раздраженный Ар’Эстель лишь дал мальчишке пинка. Эта прихоть князя, постельные рабы, уже давно была предметом его беспокойства. Невольники всегда были для него чем-то низшим, падшим, грязным. У этих существ не было чести и собственного имени, а значит, они недалеко ушли от домашнего скота. Терпеть подобное рядом, разделять страсть с животным – недостойно лорда.
- Все, дальше я сам, спасибо, что проводил, - выдал Румил самым невинным тоном.
- Давай-давай, залезай, чтобы я видел! - Ар’Эстель ответил на колкость еще одним пинком.
- Ай! Успокойся. И перестань орать, а не то разбудишь князя! - юноша старательно изображал недотепу.
- Не стоит притворяться. Князь уже не спит и знает, что тут происходит. Залезай! – терпение Ар’Эстеля было уже на пределе.
- Ах, он проснулся… Все из-за тебя. Не таскал бы меня за волосы, и не орал... - проворчал юноша, пробираясь в полумрак фургона.
Нарис действительно не спал: лежал и наблюдал, как забирается в кибитку его раб. Ар`Эстель уже успел позаботиться о новой перевязке. Раненая рука была притянута к телу, а под плечи подложена подушка, чтобы лорд мог сидеть. Наблюдая за разыгравшейся сценкой, эльф явно развеселился, вернувшаяся было скука отступила. До этого он хотел наказать мальчишку, но после их перепалки с Ар’Эстелем передумал. Упрямство раба ему нравилось. Не чувствуй он такую слабость от потери крови, наверняка погонял бы мальчишку, заставив пожалеть о собственном существовании. Но сейчас настроение было вполне мирным. Пусть снова будет пряник, - решил Нарис.
- Ползи сюда, - хмыкнул он. - Вином угощу.
Румил сел напротив. Эльф уже не выглядел умирающим. Жар спал, и теперь Беловолосый явно шел на поправку.
- Как рука? - Румил решил сменить тактику, и не нарываться.
Нарис не ответил.
- Налей мне вина, - потребовал он.
Румил покривился, беловолосый как всегда не отвечал на вопросы, предпочитая навязывать свою волю, но пока эльф был вполне терпим.
- Угощайся. - Румил даже подвинул кубок поближе к Нарису.
Откинувшийся на подушках, эльф сделал большой глоток вина. Глаза блаженно закрылись. Боль в плече жгла, превращая любое движение в пытку огнем, но темный ощущал, что сила Богини уже заращивает рану.
Румил снова попытался начать разговор.
- Ты не выглядишь умирающим, как утром. Быстро оправился...
Нарис опять хмыкнул.
- Это предложение? Я не прочь, - ухмылка стала двусмысленной. - Вина хочешь?
- Нет. - Румил ответил на все разом, с трудом сохраняя спокойствие. - Я ничего не предлагал.
В повисшем молчании было слышно, как мимо повозки прошел кто-то из воинов. Нарис неспешно допил кубок и лег. Боль утихла, убаюканная вином. Его снова потянуло в сон.
Румил оглянулся в поисках плаща.
- Ложись рядом. Я тебя не трону сегодня, – пообещал эльф, уловив взгляд раба.
Юноша помолчал, взвешивая эти слова и решая, стоит ли дальше играть в покорность.
- Поверю тебе на слово, - Румил лег рядом, не раздеваясь и сохраняя безопасную дистанцию. - Договорились.
В ожидании подвоха, он не сразу уловил смысл следующей просьбы.
- Повернись ко мне лицом, - тихо попросил Нарис.
Румил тяжело вздохнув, неохотно повернулся. Недоверчивый взгляд уперся в эльфа.
Тот просунул здоровую руку под голову раба и притянул мальчишку себе на грудь, устраивая. Так было гораздо теплее. Глаза уже слипались, почти мгновенно эльф уплыл в сон.
Румил лежал не двигаясь. Слишком близко. Грудь Нариса мерно вздымалась под ним, он слышал, как стучит сердце.
Юноша поднял голову, вглядываясь в спокойное лицо эльфа. Хищный взгляд больше не давил на сознание, насмешливый прищур изгладился, а неприятная ухмылка больше не кривила губы. Обыкновенный, если не считать волос, мужчина, точнее эльф, поправил себя Румил.
Холодная северная красота была так не похожа на то, что принято было считать красивым на Юге. Местные эльфы были зеленоглазыми и светловолосыми. Давным-давно они отказались от войн, скрывшись в своих долинах. В трактире об этом рассказывал заезжий купец, прибывший в Эркард для того, чтобы сбыть украшения и оружие, работы эльфийских мастеров. Румил запомнил его рассказ потому, что потом купец стал вещать, как его караван проходил мимо одной из таких долин, только эта была разграблена, а повсюду валялись трупы эльфов. Румил тогда подивился – зачем было кому-то трогать мирный поселок, да еще и вырезать всех его жителей…
Раб шевельнулся, пытаясь как-то пристроить руки и ноги. Класть их на эльфа не хотелось. Здоровая рука Нариса прижала раба к телу, он не хотел терять свою драгоценную грелку. Раб должен лежать с хозяином.
Юноша фыркнул, выжидая, когда эльф уснет покрепче, и снова отодвинулся, стремясь освободиться. На этот раз Нарис выпустил его из объятий, но тут же во сне потянулся следом. Больное плечо стрельнуло, и эльф не просыпаясь, застонал.
Румил покривился, устраиваясь на боку, спиной к Белому волку. Он не обязан помогать поклонявшемуся Паучихе.
Светлая Богиня когда-то наказала свою извечную противницу. Сила Артемис превратила тело темной богини в мерзкую тварь, так похожую на внутреннюю сущность злокозненной Тиаматис. Вечно плетущая интриги, карающая без разбору своих и чужих, Паучиха угрожала всему живому. И почему северные эльфы избрали уродину своей богиней?
Артемис в отличие от Паучихи прекрасна и великодушна. Щедрая, добрая и милосердная дева учила людей любви и терпению.
Румил вздохнул. Быть великодушным на сытое брюхо нетрудно. Терпеть и прощать. Рабу больше ничего не остается, только сдаться.
- Я не раб, – проворчал он в ответ своим мыслям. – Я – свободный.
Мысли снова вернулись к воспоминанию. Город, эльф, книга… Он закрыл глаза, восстанавливая в памяти всю картину. Дубовый стол, множество книг, глубокое мягкое кресло, окно с темными портьерами, подвязанными серебристым шнуром. Картинка в книге. Взгляд плывет мимо темного ромба с золотой окантовкой, выделяющегося на обитой зеленой тканью стене. Герб? Это его герб? Неужели его мечты могут оказаться правдой? Он богат и знатен, у него где-то есть родители и дом!
Сосредоточившись снова на мелькнувшем видении, Румил лишь заработал головную боль. В одном он был уверен - там была птица, красно-золотая птица.
Голова разболелась неимоверно. Румил закусил губу.
- Золотая Птица на темном фоне. У меня есть дом. Я найду своих родителей, и все будет хорошо. Я сбегу и буду свободен, – слова приносили успокоение, и он бормотал их себе под нос, словно заклинание от боли.
Эльф шевельнулся, рука легла на спину мальчишке, притягивая его обратно. Румил замолк и сделал вид, что спит.




Страниц: 1
Просмотров: 5169 | Вверх | Комментарии (167)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator