12 Глава

Дата публикации: 27 Сен, 2009

Страниц: 1
Нагваль и Миртэлл молча смотрели на дверь, за которой стихли шаги Одержимого. Румил медлил, собираясь с духом. Сейчас, находясь один на один с северянами, которых так разыскивал, на встречу с которыми надеялся, бывший раб ощущал лишь опустошение. Не было слов, да и что говорить? Его жертва принята - Наэлин спасена.

- Спасибо вам... - он прижал руку к груди и поклонился.
Нагваль поклонился в ответ. Миртэлл стрельнул глазами в сторону закрытой двери и тронул товарища за локоть:
- Sedesa ne?
- Hai, manede neihiden. Neicelleseite Louve-de-gresse.
К своему удивлению Румил обнаружил, что понимает, о чем идет речь.
- Narases yaneni.
- Maies vener di valdarven issetele.
- Скажи, в какой гостинице вы остановились? - Миртэлл поймал взгляд Румила, на миг в его зеленых глазах, словно тень, промелькнуло желание задержать мальчишку.
"Снова стать предателем? Ну, уж нет!" - решил про себя Румил. Но лгать было тоже нехорошо. Ответ пришел сам:
- "Южная земля", - с серьезным видом сообщил он. И действительно - не соврал. Ведь они и впрямь остановились на Южной земле, точнее, на Южном материке. - Всего хорошего! - не дожидаясь новых вопросов, мальчишка вышел из комнаты.
Нарис ждал его на улице, глядя в подмигивающее звездами небо. Ощутимо похолодало, но эльф даже не застегнул куртку. Все кончено.
Юноша остановился на крыльце, глядя в спину эльфу. Стоит ли говорить беловолосому о разговоре северян? Вряд ли. Они все равно их не найдут, даже если захотят. Сомнительно, что трактир с названием "Южная земля" вообще есть в Эрасте.
Беловолосый казался расслабленным, но не для Румила, ощущавшего запрятанное глубоко внутри чувство одиночества. Чужого одиночества. Нарис глянул на него через плечо и двинулся прочь. Юноша пошел следом, раздумывая над тем, что произошло. Богиня снова резко вмешалась в его судьбу. Выполненное желание и цена, им же самим назначенная, перечеркнули все пути к отступлению. Откуда в его голове во время отчаянного бегства от бандитов взялись мысли о Наэлин? Откуда в нем боль чужой ему эльфийки?
Мальчишка бросил взгляд на беловолосого, гадая, что сказал бы тот в ответ на его мысли. Чувствовал ли он тогда боль Нариса, или же каким-то непостижимым, известным лишь Артемис образом, ему, Румилу, удалось почувствовать боль Наэлин? Но почему в таком случае сейчас Румил не чувствует эльфийку? И почему, после того, как Нагваль вернул ее к жизни, Наэлин забыла Нариса?
- Нагваль сказал "Добро пожаловать в род" и "Боль есть жизнь", - по привычке бормотал себе под нос Румил. - А боль прекратилась раньше. А после или до этого Наэлин потеряла память... неизвестно.
Он замедлил шаг, останавливаясь. Неужели с ним случилось нечто подобное в прошлом? Он потерял кого-то? Момент прозрения бесцеремонно разрушил Нарис. Заметив, что мальчишка отстал, эльф вернулся и, вцепившись в плечо, повел Румила дальше, пока не убедился, что бывший раб больше не отстает.
Они миновали каменную часть города и двигались по злачным кварталам, где юношу совсем недавно ограбили.
- Куда мы идем?
- Нанимать корабль, - Нарис сейчас был не прочь поговорить. Еще никогда молчание не тяготило его так. Конкретная цель, месть Тиаматис, давала ему силы на существование, но дух был изнурен до предела.
- А дальше? - Румил не ожидал, что темный ответит. - Скажи мне, что мы ищем?
Эльф остановился. Глаза сузились.
- Ты не знаешь?..
Румил невольно попятился:
- Я? Нет.
Эльф хмыкнул. Приходилось верить словам богини.
- Идем.
Мальчишка снова поравнялся с ним.
- Скажи, если ты бы увидел меня мельком, то потом вспомнил бы?
- Да.
- И у всех эльфов такая память? - уточнил юноша, поглядывая под ноги.
- Да. Мы помним даже то, чего не хотим помнить.
Румилу показалось, что в голосе темного мелькнула горечь. В квадратах тусклого света, сочившегося из дверных проемов и окон, его лицо казалось изваянным из камня. Пепельные глаза смотрели холодно.

 

- Но вы можете потерять память? Наэлин ведь забыла тебя?
- Она умирала, - отрезал эльф.
- А... почему я мог все забыть? Конечно, я только наполовину эльф, но ведь могло случиться со мной что-то похожее?
Нарис не отвечал.
- Это подозрительно, понимаешь? - продолжал Румил, ничуть не смущенный его молчанием. - Я тоже не помню ни кто я, ни как попал сюда. Когда я очнулся, мне пришлось учиться говорить на местном языке. Что могло случиться со мной?
- Я понимаю, что ты хочешь сказать, - отозвался Нарис. - Но сейчас гадать об этом бесполезно.
- Угу, - кисло согласился мальчишка, и, помолчав еще немного, выдал: - Эти северяне меня не узнали, видимо, с ними я никогда не встречался.
Беловолосый сделал ему знак помалкивать. Они пришли. За каменной оградой - уменьшенной копией крепостной стены, пряталась усадьба одного из самых богатых купцов Эркарда. Дом Шихора славился не только богатством, но и количеством судов, ходивших под ало-серым, а нередко и под черным флагом. Поставщики редких товаров, совладельцы верфей, работорговцы - Шихоры могли по праву называться Морскими Волками. А имя Салема Шихора было знакомо не только на всем побережье Южного материка, но и в северных водах. С помощью подкупа, лести, дорогих подарков, они стали одними из немногих избранных, кому не был закрыт путь на Северный материк. Клодийские жеребцы, ангмортская и ллирдская сталь вскоре стали надежным и постоянным доходом Шихоров.
Караван Плача уже много лет привозил в это имение живой товар, и теперь эльф надеялся найти здесь корабль, который поможет обогнуть земли Къяре.
Перед тем как объявить о себе, Нарис оценивающе оглядел мальчишку, решая, не стоит ли оставить его за воротами. Итог вышел неутешительным: такого, если не ограбят, то повяжут и закинут куда-нибудь в подвал, чтоб потом продать на невольничьем рынке. Нарис отвернулся и коротко постучал в ворота.
Дверь открыл ночной привратник. Этот зверообразный тип выглядел столь неприветливо, что годился только отваживать неурочных посетителей, но Нарис знал - в этот дом он может прийти в любое время. Ощупав эльфа и мальчишку взглядом, привратник впустил их во двор и молча кивнул подоспевшему слуге. Парадное крыльцо освещала пара масляных фонарей, но в остальном дом был темным, лишь на самом верхнем этаже сквозь плотно прикрытые шторы пробивался свет. Хозяин не спит, решил Нарис, и оказался прав - вскоре они предстали перед Старшим Салемом.
- Да благословят богини дорогу, приведшую тебя сюда! Гость в дом, прибыль в дом, - провозгласил тот.
Он еще больше полысел и скрывал это широким тюрбаном. Яркие халаты прятали подряхлевшее тело прославленного безжалостного пирата, не брезговавшего ничем из того, что давало море. В воздухе плыли ароматы пихты, лаванды и вишни, скрадывая запахи травяных настоек, которыми поддерживал себя стареющий глава рода.
- Приветствую, - Нарис кивнул. Салем был негодяем, но они слишком давно знали друг друга. - Как идут твои дела?
- Не хуже обычного, руками моих сыновей и молитвами моих жен, - старик указал Нарису на подушки. - Ты привез мне новый товар?
К неудовольствию Румила торговец задержал взгляд на нем, явно прицениваясь. Юноша тут же насупился.
- Нет. Товара не будет, Салем. Мне нужна услуга. Нужно будет перевезти вдоль побережья Южного двух пассажиров с лошадьми и высадить за землями Къяре, - он смотрел внимательно и неподвижно.
В глазах торговца мелькнул интерес, и тут же скрылся под маской разочарования.
- Значит, мой человек не приврал? Это плохо для торговли. Как же теперь быть бедному Салему?
Его причитания никого не впечатлили.
- Назови цену, - эльф прекрасно понимал, к чему клонит пират.
- Кто возместит мне мои убытки? Кто даст старику закончить свои дни у теплого очага? Скажи, ты богаче Къяре? - продолжал уходить от прямого вопроса Салем. - Щедрость князя спасла бы бедного торговца от разорения...
Эльф хмыкнул.
- Сколько, Салем?
- Сто золотых за тебя и сорок за твоего гявари.
Нарис смерил пирата взглядом.
- Пятьдесят.
- Ай-ай-ай! Давай не будем оскорблять твою седую голову, - пират погрозил ему пальцем, словно шаловливому мальчишке. - Къяре ценит тебя выше.
- Семьдесят, - эльф поджал губы, игнорируя откровенный намек. При случае Салем с удовольствием продал бы его Къяре, но Нарис сознательно шел на риск. Другим капитанам он доверял еще меньше.
- Сто, мой драгоценный! - Салем откинулся на подушках, прекрасно понимая, что может диктовать свои условия.
- Восемьдесят. Я согласен на восемьдесят. Я не смогу достать больше, - Нарис не собирался сдаваться.
Салем помолчал некоторое время для порядка и вздохнул.
- Из уважения к тебе, пусть будет восемьдесят, - он еще помолчал, ожидая пока эльф проникнется его добротой, и небрежно добавил: - А мальчик отработает свой проезд.
- Я добавлю три монеты за мальчишку.
- И раб поедет в трюме с лошадьми.
- Он поедет со мной в одной каюте.
Салем еще раз оглядел мальчишку.
- Гявари будет питаться воздухом всю дорогу? Не бережешь хорошего мальчика...
- Сколько ты просишь за еду? - хмурясь, поинтересовался Нарис.
- Двадцать. Давай я куплю его у тебя, а? Зачем тебе беспокоится о нем в море? - предложил купец. - Он ведь уже обучен? Товар высокого качества снизит стоимость твоего проезда на четверть. Он же полукровка?
Румил уже кипел от гнева, косой взгляд, брошенный на эльфа, предупредил Нариса о том, что мальчишка готов встрять в разговор.
- Он не продается, Салем. Я заплачу тебе восемьдесят пять золотых за нас двоих с лошадьми. Это покроет весь проезд с лихвой.
- Пятнадцать, - Салем улыбался, упиваясь бессильным гневом Нариса. Редко кому удавалось вот так запросто подержать Белого Волка за глотку.
- Десять, - холодно отчеканил эльф. - Итого, девяносто. На эти деньги можно спустить на воду два новых корабля.
Салем помолчал, выдерживая паузу и наслаждаясь моментом власти.
- Хорошо, - смилостивился пират. - Задаток - половина.
Эльф отстегнул от пояса кошель и, не пересчитывая, бросил под ноги старому торговцу.
Салем взвесил кошель в руке, расстегнул и порылся в содержимом.
- Можешь занять каюту на "Касатке". Я отдам приказ моему внуку, и вы уйдете на рассвете.
Нарис кивнул и, не прощаясь, вышел, толкая перед собой рассерженного юношу. Оказавшись за воротами, Румил обернулся:
- Почему ты позволил ему думать, что я твой раб?
Эльф пошагал в сторону гостиницы.
- Чтобы избежать лишних вопросов, - сухо ответил он.
- Или чтобы меньше за меня денег платить?
Нарис промолчал. Румил недовольно следовал за ним. Мало того, что они платят за проезд в двадцать раз дороже, так его еще и будут считать рабом! Ну где тут справедливость? Почему он снова должен терпеть это?!
- Что ты молчишь? Я прав?
- Запомни, чем меньше ты болтаешь о себе, тем меньше тебя трогают, - сухо и холодно сообщил ему Нарис, перед тем как войти в зал гостиницы. - Собирай вещи и спускайся к лошадям.
Румилу оставалось только подчиниться. Оказавшись наверху и подхватив валявшиеся у порога сумки, он запер двери и вышел к конюшне. Эльф уже выводил Мрака, надевая на него запасную упряжь, всегда хранившуюся здесь для таких случаев. Румил забрал сонного Лучика из стойла и навьючил на него свои сумки.
- Почему мы не можем подождать до рассвета?
- Нельзя опаздывать, - эльф подергал подпругу, глупые вопросы его раздражали. - Корабль не станет ждать нас.
- Содрать столько золота и уйти без пассажиров? Кстати, а где мы возьмем остальные деньги? - Румил забрался в седло.
- Я дам ему расписку, которую можно будет обменять на деньги в банке.
Выехав на улицу, Мрак и Луч пошли бок о бок, так что седоки могли переговариваться. В этот поздний час в центре города было пустынно.
- Ты давно знаешь этого работорговца? Он держит слово? - покачиваясь в седле, Румил старался отогнать разговором накатывающую сонливость.
- Возможно. Салем - пират и ему не стоит лишний раз напоминать о себе властям. Кроме того, если он сдаст меня, пойдут слухи, и репутация его будет сильно подпорчена.
Конь мальчишки начал отставать, задремывая на ходу.
- Угу, - Румил серьезно кивнул, толкнув пятками нахального жеребца. Лучик сонно возмутился и продолжал трусить позади Мрака, полагая, что черный красавец, услышав его голос, тоже сбавит ход, но хитрость не удалась. Юноша снова толкнул бока Луча пятками и погнал вперед.
- Не спи, двигайся! Скоро приедем, - он зевнул и потряс головой, стараясь отогнать дрему. - Кстати, а что такое "гявари"?
- Наложник, - отозвался эльф совершенно ровно.
- Что-о-о?- Румил мигом проснулся и засадил каблуки в бока коня так, что тот испуганно скакнул вперед. - Это неправда! Я не твой наложник! Я вообще не НАЛОЖНИК!
- Ты должен понимать, что так выгоднее, - пожал плечами Нарис, забавляясь реакцией мальчишки.
- Я не хочу, чтобы обо мне думали, что я наложник! - упрямо твердил свое Румил, сражаясь с возмущенным таким обращением Лучиком. - Это унизительно!
Нарис промолчал и никак не отреагировал на его возмущение.
- Я не буду изображать постельного раба! - юноша поставил коня поперек улицы, перекрывая дорогу Мраку. - Я - лорд!
- Послушай, - бледно фиолетовые глаза блеснули. - Чего ты от меня добиваешься? Беловолосый медленно, но верно, выходил из себя.
Румил немного растерялся, но взгляда не отвел. А правда, чего? Ему вдруг стало стыдно за себя. Что он сделал, чтобы доказать свою свободу? Он не может защитить себя и свое имущество, не знает как вести себя с людьми, не умеет торговаться... У него даже и оружия нет, а, как он уже успел убедиться, в городе невооруженными ходят только рабы. Стоило носить при себе хотя бы нож. Хотя, что толку махать им, если нет навыка.
- Научи меня пользоваться оружием?
Нарис посмотрел на него серьезно. В путешествии, которое им предстояло, было бы гораздо удобнее иметь рядом спутника, который сможет прикрыть спину. Вдобавок это займет мальчишку, и тот просто вынужден будет находиться поблизости.
- Да, видимо, мне придется этим заняться. Но взамен, ты прикусишь свой язык на время всего путешествия на корабле.
-Хорошо, - юноша покривился, изображая недовольство, но в душе ликуя.

 

* * *

 

В общем зале, где собрались прибывшие северяне, было оживленно. Несмотря на то, что время перевалило за полночь, воины не торопились расходиться, с интересом слушая присланного им навстречу гонца, пересказывавшего подробности нападений "Каравана Плача". Мирные долины оказались совершенно беззащитны перед этой напастью. И решение попросить помощи у дальних родичей из-за моря могло спасти местные рода от вымирания.
Капитан отряда, Эр`Миэль, сидел во главе стола и, внимая рассказу, поглядывал на дверь. Любой вошедший тут же привлекал его внимание. Светловолосый, синеглазый, он был невысокого для эльфа роста, и на челюсти справа белой кривой нитью выделялся небольшой шрам, портящий естественную привлекательность. Дверь скрипнула и распахнулась, пропуская гостей. Миртэлл шагнул в зал и придержал ее для Наэлин. Нагваль шел позади и нес сумки с вещами.
Молчание упало на зал резко, словно ветер сорвал лишние и ненужные слова. Но смотрели не на Миртэлла и не на Нагваля. Все взгляды северян сосредоточились на хрупкой фигурке эльфийки. Эр'Миэль молча, выразительно поднял бровь, давая шанс явившимся объясниться.
Нагваль сбросил свою ношу возле входа и ободряюще улыбнулся Наэлин. Он чувствовал, как робеет девушка, и пытался предать ей немного своей решимости.
- Друзья, простите нас за задержку, у нас была весьма веская причина, - провозгласил он, подхватывая ее невесомую руку и чуть пожимая пальцы. Подводя ее к столу, он чуть склонил голову:
- Эр'Миэль, позволь мне представить свою кровную невесту, Наэлин.
Глава экспедиции не смог сдержать изумления. Послышались и другие ошеломленные возгласы.
- Невеста?.. - он быстро справился с чувствами. - Что ж, я приветствую тебя, Наэлин. Какого ты рода? - знатный эльф чуть склонил голову на бок.
Она растеряно посмотрела на незнакомца.
- Не знаю.
Взгляд синих глаз чуть смягчился. Капитан заметил повязки на руках и сделал свои выводы. Широким жестом Эр'Миэль указал на свободное место за столом.
- Что ж, добро пожаловать. Присаживайся. Нагваль, расскажи нам, как вы встретились.
Воин усадил свою нареченную напротив капитана. Он не отходил от нее ни на минуту, будто боялся, что она развеется словно туман. Оберегать ее - именно этого он желал с того момента, как увидел. Миртэлл устроился с другой стороны, бросая на товарища чуть насмешливые, но одобрительные взгляды.
- Мы возвращались от причалов, где следили за выгрузкой лошадей, когда на одной из темных улочек на нас вылетел мальчишка, - Нагваль развел водой вино в кубке и подал его своей невесте. - За мальчишкой гнались грабители. Похоже, беднягу успели лишить кошелька, но он изловчился сбежать, прежде чем с него сняли последнее. Мы легко отпугнули эту шваль.
- Вот как, - Эр'Миэль кивнул, сощурившись. Забота, с которой воин ухаживал за девушкой, открывала ему совсем иного Нагваля.
Миртэлл, все это время молчавший и не мешавший товарищу, счел должным уточнить:
- Мальчишка оказался полукровкой.
- Не в этом дело, будь он человеком, я бы не поступил иначе, - Нагваль наполнил второй кубок.
- Полукровкой? Как он выглядел?.. - поворот в рассказе заставил Эр'Миэля насторожиться. Валдарвен были огромной редкостью, как правило, эльфы заключали браки только с эльфами.
- Синеглазый, светловолосый, - Нагваль не придавал значения этим мелочам, для него спасенный был лишь путеводной нитью, приведшей его к Наэлин. - Довольно бойкий, хотя, кажется, немного не в себе.
- А возраст? - капитан нахмурился.
- Он что-то бормотал о смерти, о вине за каких-то наемников, и упомянул Ар'Эстеля, - Миртэлл снова вмешался в рассказ товарища. - Лет шестнадцать на вид, может, чуть старше.
- А... еще... было что-то в нем еще? - Эр'Миэль хмурился все больше, вокруг словно сгущались тучи.
Воины переглянулись.
- Что именно, капитан? Мы не рассматривали его. Некогда было. Одежда у него была дорогая, впрочем, это не удивительно. Волосы обрезаны неровно, похоже, ножом. Он суетился, словно бредил, когда вел нас к Наэлин, бежал всю дорогу и потом едва не вышиб дверь, настаивал, чтобы мы вошли в незнакомый запертый дом.
- А... имя... вы не помните, как его звали? - потребовал Эр'Миэль с нажимом.
- Хм... - они, не сговариваясь, потупились. - Он не называл имени. А когда в комнате девушки мы увидели Белого Волка, стало совсем не до того.
- Белого Волка? - Эр'Миэль даже с места привстал. Удивление быстро переросло в возмущение. Они видели Проклятого и... вот так вот запросто отпустили?.. Даже не попытавшись ничего сделать?
- Да, - Миртэлл заторопился с ответом, завидев сведенные в одну линию брови командира, опасаясь, что их уход от боя примут за предательство. - Он пытался удержать Наэлин на грани, но, разумеется, не мог. Она была едва жива, когда мы пришли. Нагваль решился провести обряд, и, как только закончил, мы собирались остановить Проклятого, но...
- Наэлин была плоха, и если бы меня убили, все усилия оказались бы напрасны. К тому же даже вдвоем... мы не противники Одержимому, - сообщил Нагваль, не отводя взгляда от капитана. Причина его оправданий сидела рядом, притихнув, опустив глаза и теребя краешек собственного плаща.
- Он сказал, что Каравана Плача больше нет. Что Белый Волк никогда больше не потревожит материк, - добавил Миртэлл.
Уже все, кто сидел за столом, в немом изумлении внимали их рассказу. Белый Волк был целью их приезда, и вот он в городе, где-то поблизости...
- И вы поверили ему? - капитан вопросительно поднял бровь. Каким бы ни был беловолосый, сколько бы боли и смерти ни причинял - он всегда держал свое слово.
- Наэлин была как-то связана с его отрядом, - Миртэлл понизил голос, но все равно услышали все, в том числе и сама Наэлин, которая еще ниже наклонила голову. Плечи ее поникли. Отчего-то слова Миртэлла вызвали внутри ноющую боль. - Мне кажется, она была jamire кого-то из ангмортцев и совершила sambi, когда он погиб.
- И что? - заинтересовался Эр'Миэль.
- Мальчишка упоминал о множестве смертей. Ар`Нарис больше не сможет нести смерть на Южном материке, - подтвердил Нагваль. - Все кончено.
- Проверим... - кивнул Эр'Миэль.
- Это может быть правдой, - неожиданно вступил в разговор Эр'Наиль, гонец Южных долин, который приехал в гавань встретить отряд. - Я встречался с ним во время своего пути к гавани. В придорожной гостинице мне встретился этот полукровка в обществе беловолосого эльфа, - аберовен понурился. Еще тогда он понял, что беловолосый - тот самый работорговец, по вине которого его роду пришлось искать помощь на другом материке.
- Продолжай, - капитан переключил внимание на него.
- Кроме них в гостинице не было больше эльфов, - ответил он, не поднимая взгляда. - Впрочем, отряд мог приехать позже.
- Расскажи мне про мальчишку, - Эр'Миэль промочил пересохшее горло.
- Он худой, светловолосый... странный, - Эр'Наиль замолчал, вспоминая глаза мальчишки, в которых жила мольба о помощи, и полный решимости взгляд, когда он объявил, что останется. - Спрашивал меня о северянах, но, когда я предложил ему поехать со мной, почему-то отказался. Он кажется вам знакомым?
Северные воины помалкивали, заинтересовано ожидали продолжения. Интерес к неизвестному мальчишке рос, по мере того как Эр'Миэль выспрашивал в подробностях.
- Как его звали? - светловолосый капитан все еще хмурился. На юном лице выражение озабоченности выглядело совсем неуместно.
- Он не называл себя, - в два голоса ответили ему с разных сторон.
Эр'Миэль озабоченно потер переносицу и опустил голову, точно задумался так глубоко и тяжело, что позабыл обо всем остальном.
Помалкивавший до поры Нагваль переглянулся с сидящими за столом соратниками.
- В чем дело? - он решился подать голос.
- Возможно... тот мальчик, полуэльф, с которым вы столкнулись... Риммердин, - губы сжались в тонкую линию. Звук имени заставил разом вскочить сидевших рядом воинов.
- Риммердин? Здесь?!
- Но как?!
- С Белым Волком?
- Что? Где?
Аберовен загудели потрясенно и взволновано.
- Не может быть... - золотоволосый эльф, внешне очень схожий с Эр'Миэлем, опустил глаза. - Но если это он... - синие глаза сощурились, он покачал головой. Внешнее сходство, говорящее о близком родстве, дополняла еще и манера собирать волосы: у висков они были заплетены в косицы и соединены сзади в одну.
- Мы обязаны найти Риммердина, - Эр'Миэль поднял голову. - Где вы его видели, Нагваль?
Ошарашенный новостью воин успел только открыть рот, но его опередили:
- Мы знаем, где они остановились, - торжественно объявил Миртелл. - Гостиница называется "Южная земля".
- Отлично! Идем! - Эр'Миэль был уже на ногах. - Нагваль, Амарис, остаетесь дежурными.
В городе действительно была гостиница с таким названием. Попросив у трактирщика одного из слуг в провожатые, отряд во главе с Эр'Миэлем поспешил к постоялому двору.

 

* * *

 

- Эльфы?! - девица самого легкого поведения, минуту назад заигрывавшая с залихватского вида усачом, отодвинула гуляку, стараясь разглядеть проходящих мимо мужчин. Ее товарки, скучавшие немного в стороне, оживились, но ни один из проходящих мимо "красавчиков" даже не повернул головы.
- С оружием, - отметил освежавшийся на мостовой матрос, когда отряд прошел мимо, обтекая его расслабленное тело, словно вода камень.
- В доспехах, - заинтересованно повернул голову стражник, оторвавшись от подсчета вырученных братом-грабителем денег.
- Война. Я пропал, - обреченно решил хозяин "Южной земли", когда в его харчевню ввалилась целая толпа вооруженных остроухих.
- Приветствую, хозяин, - Эр'Миэль старался говорить мягко, хотя так и хотелось вытрясти из тщедушного человечка весь дух. Его терзало нетерпение. - Ответь, есть ли среди твоих постояльцев беловолосый эльф и с ним мальчик-полукровка? Светловолосый, синеглазый, худой, с неровно подрезанными волосами.
- Э-э-э-э... Постойте, господа, - он задумался, перебирая своих гостей, - Э... беловолосый, седой в смысле... есть постоялец. Но только он не эльф. Мальчишка? Так их тут вечно как мух. Который вам нужен? С ним, кстати, был кто-то. Малец какой-то.
Капитан помрачнел, но от своего не отступился.
- В какой комнате седой? - он кивнул воинам, указывая на лестницу.
- В четвертой. Спит он уже давно, - ответил хозяин, взвешивая, стоит ли завопить "караул", или смириться и позволить эльфам расквитаться с чем-то досадившим седым.
Трое северян поднялись наверх вместе с Эр'Наилем.
Эр'Наиль требовательно постучал, но ему никто не ответил. Он постучал снова и снова, не собираясь так просто отступаться. Вскоре за дверью послышались шаги, и следующий удар аберовен едва не пришелся по лбу заспанному, явно хорошо подгулявшему старику.
- Чего надо? - хмуро отозвался старик, седой, даже скорее белый, и, судя по виду, какой-то ремесленник.
- Хм, - Эр'Наиль поджал губы, поняв, что явно ошибся. - Извини, старик.
- Ходят тут всякие... - проворчал тот и закрыл дверь прямо перед носом эльфа.
Северяне спустились вниз ни с чем.
- Он солгал! - возмущался Миртэлл, выходя из трактира следом за капитаном.- Как он мог солгать? Тем более своим?
- Повтори, что он сказал, - поинтересовался капитан, мрачно оглянувшись на подчиненного.
- Я спросил, как называется место, где они остановились, и он ответил - Южная зем... - Миртэлл припомнил слово в слово разговор и тут же помрачнел. Для Риммердина аберовен не мог являться тайным языком. Юноша понял все и решил утаить правду. Вот только зачем ему покрывать темного? Что он вообще делает рядом с ним? Мыслями Миртэлл делиться не стал, предпочитая обдумать все на досуге.
- Все верно. Он не солгал, - Эр'Миэль покачал головой. Похоже, ночь предстояла беспокойная. Подозвав лейтенантов, он раздал указания: - Разделимся и прочешем город. Спрашивайте во всех постоялых дворах. Встречаемся на площади у Храма через три часа.

 

* * *

 

У воды было холодно. Стоявшие на приколе корабли казались тушами неведомых зверей, погрузившихся в спячку. Лишь на палубах кое-где горели огоньки фонарей.
Нарис спешился и, оставив Мрака на попечение спутника, ушел искать нужное судно. Юноша кутался в плащ, стараясь дышать ртом. Прилив нес весь выбрасываемый городом сор обратно, и море смердело как большая помойная яма. Небо затянуло тучами, а ветер успевший окрепнуть, путался в снастях, хлопал флагами и норовил поглубже нахлобучить капюшон на голову Румила.
Нарис прошел вдоль ряда кораблей в поисках "Касатки" и, обнаружив ее, вернулся за мальчишкой. "Касатка" стояла у третьего причала среди пузатых торговых парусников.
Строгие обводы трехмачтовой шхуны делали "Касатку" непохожей на прочих торговцев. В самой ее конструкции крылась какая-то хищная красота. Корабль был просто создан для погонь и стремительных атак. Против обыкновения сходни не были убраны на ночь. Но оставшиеся на вахте матросы бдели, и, заслышав шаги, рядом с трапом выросла фигура дюжего молодца.
Эльф остановился, когда ему заступили дорогу.
- Позови капитана, - потребовал он.
- Кэп в городе, - ответил тот, изучая эльфа и его спутника. - Только боцман здесь.
Эльф нахмурился.
- Хорошо, зови.
Второй вахтенный неохотно спустился вниз, и вскоре показался вместе с плотным, рано облысевшим мужчиной. Тому было достаточно одного взгляда, чтобы узнать эльфа.
- Ва-а, сам Белый Волк пришел! С чем пожаловал, дорогой?
Ни один мускул на лице Нариса не дрогнул.
- Покажи мне мою каюту.
- Стой, стой, стой, дорогой! Ты с Салемом договаривался? Мне никто ничего не говорил.
- Пошли к нему, - глаза потемнели, выдавая разгорающийся гнев. Старый Салем очевидно испытывал его терпение, если шутил подобным образом. Либо здесь было замешано что-то еще. - Немедленно.
- Гил! - гаркнул боцман так, что Румил ощутимо вздрогнул. Через пару минут в люке показалась встрепанная голова юнги. - Сбегай к Салему, скажи, чтобы прислал подтверждение.
Нарис оглядел палубу. Задержка могла означать, что его предали. Тогда в скором времени следовало ожидать прибытия стражи или наемников. Освещенная палуба делала его мишенью для стрелков.
- Приведи лошадей, - приказал он Румилу, засмотревшемуся на одногодка-юнгу.
Едва оба коня оказались на палубе, эльф поставил их так, чтобы частично отгородиться от берега. Оставалось ждать.
Тревога передалась юноше, и сонливость как рукой сняло. Оглядывая судно, он так и этак прикидывал, что бы значила эта задержка. Мог ли старик забыть об обещании? Или взять деньги и сдать их убийцам? Может, он вовсе и не собирался держать слово? Боцман тем временем, не чинясь, согнал с бочек с водой матроса и сел, насмешливо предложив второе место эльфу.
- Садись, эльф. В ногах правды нет.
Нарис проигнорировал предложение. Оценив состояние мальчишки, он кивнул ему на бочку.
- Я тоже постою, - тихо возразил Румил. Тревога росла, его чуть-чуть потряхивало, и он уже жалел, что его оружие осталось в седельной сумке.
- Присядь, - в голосе Нариса был приказ, и Румил нехотя повиновался.
- Послушный какой! А куда твой чернявый девался? - между тем поинтересовался боцман.
- Ты задаешь лишние вопросы, - эльф никогда не страдал болтливостью.
- Да, брось, - боцман хлопнул мальчишку по плечу. - Ар'Эстеля подменяешь? Тяжко небось?
Нарис смотрел на боцмана безо всякого дружелюбия. Ссориться с ним не стоило. Румил пожал плечами и, припомнив совет темного держать язык за зубами, промолчал.
Ожидание тянулось и тянулось. Нарис помалкивал. Боцман старался незаметно вызнать цель путешествия. Встревоженный, утомленный, неприветливый Румил, как мог, уходил от ответов, вглядываясь в темноту набережной. Очень хотелось спать, но он раз за разом незаметно щипал себя, стараясь удержаться в сознании.
Когда на берегу наконец показался юнга, юноша был уже так измотан, что не испытал никакой радости от принесенной им вести.
- Капитан скоро будет. Говорит, все в порядке, обо всем уже договорено.
- Ну, прости за задержку, дорогой! Проводить тебя?
Нарис не ответил.
- Позаботься о лошадях, - сухо бросил он мальчишке, снимая сумки с Мрака и Луча.
- Гил, проводи! - боцман подхватил второй фонарь и повел эльфа по палубе.
Небольшая каюта, в которой им предстояло жить на протяжении недели, была обставлена очень просто. Низкий лежак, стол, привинченный к полу, пара стульев, сундук. Нарис осмотрел все, проверил дверь, запоры и, сложив вещи, вышел.
Юноша поплелся вниз. Он завел коней одного за другим в трюм через один из боковых люков. При свете фонаря не торопясь, расседлал сонных жеребцов. Гил следил за его работой, давая крайне ценные указания сухопутной крысе. Румил не слушал, снисходительный тон одногодки утомлял его. Поэтому он просто молчал, и делал свое дело.
- Нет, ты погляди! Ну кто такому косорукому лошадей поручил? Ты же только для постели гож, в слуги такого брать - себе дороже! Ты бы им лучше попить налил, чем траву пихать! - Гил резко обернулся. Нарис, словно призрак, появился бесшумно из-за его спины. Румил лишь с облегчением вздохнул, нацепил полную торбу на морду Луча.
- Ты закончил? Идем,- беловолосый пристально рассматривал юнгу, обращаясь к Румилу.
Гил стушевался и замолк.

 

* * *

 

Когда оба оказались в каюте, Нарис занял один из стульев.
- Старайся не выходить. Спать будешь здесь, - он показал на сундук.
- Угу, - Румилу в общем-то было все равно куда упасть, но будущее "ложе" он встретил без всякого воодушевления. Сидеть взаперти всю дорогу, спать, сложившись вдвое и без тюфяка - не на это он соглашался, когда обещал помощь.
- Или роль гяваре пришлась тебе по душе? - поинтересовался эльф, наблюдая за кислым выражением лица мальчишки.
- Я разве что-то сказал? - Румил бросил на него неприязненный взгляд. - Но если бы ты сказал, что я не наложник, возможно, сюда поставили бы еще одну кровать.
- В нынешнем положении это лучшее, что может у тебя быть, - отрезал эльф. - Для таких как Салем, если ты не способен защитить себя и никому не принадлежишь, ты - товар.
Юноша промолчал. Ар'Эстеля или любого из эльфов никто бы не принял за товар, и грабить не посмел. Как же жалко он выглядит в своем желании казаться свободным!
Справедливое замечание Нариса не добавило Румилу хорошего настроения. Плюхнувшись на сундук, он мрачно смотрел перед собой. Он слишком устал, чтобы спорить и слушать нотации эльфа.
- Посмотрим, как ты будешь справляться с обучением, - Нарис покачал головой. - Как только высадимся, я обязательно займусь твоей подготовкой. Мне не нужна в пути бесполезная обуза.
- Я не просился ехать с тобой! - взорвался уязвленный мальчишка. Резко подскочив на ноги, он стремительно стряхнул с себя сапоги и, поджав ноги, улегся на сундук, спиной к беловолосому. Вместо подушки под голову пошла куртка, и разобиженный юноша затих.
Румил слышал, как Нарис вышел из каюты, но продолжал лежать, перебирая сегодняшний день. Его ограбили, эльфы-северяне не оправдали возложенных на них надежд, для всех на корабле он раб-гяваре и вдобавок еще и обуза для беловолосого! Почему все так? Наверно ему все-таки следовало расспросить северян, узнать... Что? Не терялся ли у них принц? Все ли знатные лорды на месте? Смешно.
Закрыв глаза, он заставил себя очистить сознание от горестных размышлений. Не поддаваться унынию. Он должен выспаться и, если есть в этом мире хоть какая-то справедливость, ему приснится родной дом.

 

* * *

 

Когда северяне снова собрались вместе, небо окончательно заволокло тучами. Одному из лейтенантов удалось найти постоялый двор, возле которого видели беловолосого эльфа с мальчишкой. Хозяева сразу нескольких таверн в один голос твердили, что, если и искать ангмортца, то только там. Но в самом постоялом дворе, по заверениям прислуги, никаких "Белых Волков" не было. А беловолосый эльф съехал еще вчера вечером в неизвестном направлении.
Эр'Миэль со своим отрядом успел побывать и в порту, где, посулив серебряный за помощь, получил новое направление поиска.
- Если кто и знает, где искать этого типа, так это Салем, - грязная лапа потянулась за наградой, но, обратив взгляд в направлении ее обладателя, эльф поморщился и поспешил отдернуть руку с монетой.
- Кто такой Салем, и откуда он может знать Белого Волка? - капитан рассматривал неприятное опухшее лицо забулдыги, прячущего слезящиеся глаза от света.
- Салем знает всех в этом городе, и, если что-то потерялось в Эрасте, - он единственный, кто сможет тебе это найти, - лапа потянулась снова. - Обратись в дом Шихора.
- Не торопись. Где этот дом? - человек говорил правду или верил в то, что говорил, но Эр'Миэль почему-то сомневался в его словах. Слишком ясно звучали они в устах человека, выпившего так много.
- На углу Восточной и Центральной, - пробурчал тот. - Давай монету.
Эр'Миэль оставил ее на столе и вышел, не оглядываясь. А зря. Иначе бы видел, как пьяница, схватив монету и спрятав ее в кулаке, спешит к противоположной двери, выводящей на задний двор.
Дом Шихора нашелся не сразу. Сначала эльфам с час пришлось поплутать по городу, выспрашивая дорогу.
Глава экспедиции решительно постучал в тяжелые ворота, украшенные гербом, изображавшим не то молнию, не то вздыбившуюся волну на серебристо-сером поле, и дождался появления рослого охранника.
- Хозяин не принимает, - неприязненный взгляд, брошенный на северянина, мог бы отпугнуть более робкого посетителя, но не Эр'Миэля.
- Скажи ему, что я пришел по делу, - нахмурился эльф, не собираясь так просто отступать.
- Спит хозяин, - упрямо повторил бугай, меряя его взглядом с ног до головы. - Дела и до утра подождут.
- Не подождут! Это важно, - Эр'Миэль сунул слуге серебряную монету. Он чувствовал, что опаздывает. Белый Волк мог уехать из города, забрав с собой синеглазого полукровку. Если мальчишка был тем самым, который исчез без вести из Фенриста больше года назад, северянин готов был платить любые деньги, чтобы найти его.
Привратник взял монету и пропустил эльфа во двор.
- Подожди,- велел он, исчезая в доме. Время тянулось мучительно медленно, но, наконец, Эр'Миэля пригласили в гостиную, устеленную коврами. Салем Старший, грузный стареющий торговец, смотрел на него с фальшивой приветливостью.
Синеглазый занял место напротив.
- Да продлятся твои годы вечно, дорогой гость! Я вижу, что у тебя случилось что-то важное, - приветствовал хозяин дома Шихора, - и готов по мере своих скромных сил помочь тебе.
- Приветствую. Мое имя Эр'Миэль, - он не стал называть полное имя. - Досточтимый Салем, мне посоветовали обратиться именно к вам в поисках одного эльфа.
- Странная просьба, уважаемый Эр'Миэль. Кому как не вам, знать, где находятся ваши родичи, - с обманчивым участием пожурил старик. - Я всего лишь морской перевозчик, торговец, зарабатывающий на жизнь себе и своим детям. Откуда мне знать об эльфах то, что неведомо остальным?
- Этот эльф хорошо запоминается, - северянин посерьезнел. - У него белые волосы и странные, иногда серые, иногда лиловые глаза. Я ищу Ар'Нариса.
- Ар'Нарис, - он вздохнул. - Эльф с белыми, словно горные вершины, волосами, с глазами серыми, как штормовое небо, или лиловыми, как облака, таящие в себе небесные зарницы...
- Да, это он, - северянин даже привстал. - Вы знаете, где сейчас Белый Волк?
- Нет, вечный юноша, - оборвал его дребезжащий, но все еще сильный голос, в глазах мелькнула насмешка. - Память уходит вместе с молодостью... и не дай тебе богиня познать горькую старость.... Ушедшего не вернешь, вечный юноша. Те годы, когда я мог наизусть цитировать строки баллады о Двух Девах, уже позади...
Эльф нахмурился.
- Что сможет освежить вашу память, досточтимый? -прозвучавший в этой прочувствованной речи намек сложно было проигнорировать.
- О, если бы деньги были способны вернуть утраченную память, - Салем скорбно воздел руки. - Я помнил бы все свои молодые годы. Впрочем, если твоя щедрость сравнима с твоим благородством, то пять золотых совершат чудо.
Эта мелочная алчность вызывала раздражение. Эр'Миэль не торгуясь отдал монеты, передав через стоявшего за спиной родича. Старик не притронулся к деньгам, пристально, с каким-то нехорошим интересом рассматривая синеглазых.
- Надеюсь, это удовлетворит твою память, - эльф вздернул подбородок.
- Вполне, храбрый воин Севера, - Салем растянул губы в улыбке. - Но зачем тебе нужен Белый Волк?
- Это уже мои дела. Где он находится? - в голосе мелькнуло напряжение, слишком омерзительным был старик.
- Полагаю, он может быть еще на пристани, - торговец усмехнулся. - Тебе стоит поторопиться, если не желаешь разминуться с ним. "Касатка" уходит с первыми лучами рассвета. И учти, все находящееся на ее борту уже не принадлежит земле.
Не слушая его больше, Эр'Миэль сорвался с места, про себя повторяя название корабля. Как близко, еще одно усилие. Если бы он узнал об этом, когда спрашивал портовую шваль о беловолосом. Что мешало хоть одному из них припомнить Проклятого?..
Северянин не чувствовал усталости и быстро, едва ли не бегом, шагал мимо грязных хибар, мимо заборов, обтянутых дранными, требующими починки сетями, мимо собирающихся на промысел рыбаков и бродяг, мимо облезлых кошек, провонявших рыбой, как и их хозяева. Мелькавшее в просветах между домами обложенное тучами небо казалось дерюгой, отобранной у кого-то из местных бедняков. Но розовый отблеск, преддверие будущего рассвета, упорно пробивался сквозь эту хмарь. Скорее, скорее, еще скорее!
В порту уже кипела работа, на отбывающие корабли грузили воду и припасы, а кое-где толстые, как торговки, галеры отваливались от пристани, перекатываясь на неспокойных волнах и тесня многочисленные рыболовные суда.
Найти в этом столпотворении нужный корабль было просто невозможно. А вблизи пристани "Касатки" не было. Закипающий гневом Эр'Миэль поймал за плечо проходившего мимо матроса, без предисловий и извинений поинтересовался:
- Где "Касатка"?
- "Касатка"? - матрос неприязненно освободился от захвата и вскинул руку, указывая на темное пятнышко у самого горизонта. - Во-он... видишь? Это - "Касатка".
Эльф сощурился - развернув паруса, вдаль убегала трехмачтовая шхуна, на мачте которой, словно в насмешку над ним, развевался серый с алым флаг Шихора.

 

 

_______________________________ 

Словарь:

Sedesa ne? - Ты веришь ему? (na - ему, se - ты)
Hai, manede neihiden. - Да. Мне кажется (de - мне), он не лжет. (nei - не, en - он)
Neicelleseite Louve-de-gresse. - Белый волк не избегает сражения.
Narases yaneni. - Мы должны задержать его. (es - мы, ni - его)
Maies vener di valdarven issetele. - Может, мы спросим у полукровки, где они остановились? ("мы" прибавляется к модальному глаголу, а не к смысловому, они - is)
- Что примечательно отдельно, так это то, что Салемом называли каждого наследника этого рода.
гявари - Наложник.
jamire - Свет души (так называют свою пару светлые).
sambi - Ритуальное самоубийство одного из супругов.




Просмотров: 4887 | Вверх | Комментарии (167)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator