15 Глава

Дата публикации: 27 Сен, 2009

Страниц: 1
Легкими светлыми волосами играл ветер. Она, должно быть, мерзла, и при одном взгляде на хрупкую фигурку сжималось сердце. "Слишком часто она сидит в одиночестве", - подумал Нагваль. Теплый кожаный плащ прошелестел и опустился эльфийке на плечи.

- Что случилось, Наилин? Почему глаза твои так печальны?
Она вздрогнула, очнувшись, и пустоту в груди стало заполнять тепло.
- Задумалась, прости.
- О чем же ты думала? - он присел рядом и обнял, желая поделиться теплом. - Что печалит сердце твое, jamire?
Она вздохнула, чуть пожала плечами и вжалась в теплый бок мужа.
- Не знаю... Словно потеряла что-то важное, а что... не могу вспомнить, - шепотом ответила Наэлин. Глаза с золотистыми искорками на дне неожиданно оказались совсем близко. Нагваль смутился, а потом легко коснулся щеки, вспоминая, как увидел ее впервые. Умирающая, почти угасшая, будто сломанный цветок. Ее кожа до сих пор была бледна, а следы лезвия на запястьях не спешили заживать, хотя уже перестали кровоточить. Теперь она носила тугие повязки, а вечерами Нагваль приходил в их комнату и, вооружившись чистым полотном да миской теплой воды, осторожно и тщательно промывал ее раны.
- Не терзай себя, - Нагваль погладил ее по плечам. - Эта потеря не должна омрачать твои дни, Наэ.
Эльфийка кивнула, уткнувшись в грудь Нагваля, словно прячась от той неведомой тоски, которая не торопилась исчезать. Ведь она должна быть счастлива! Такой смелый и мужественный, Нагваль был достойной парой. Наэлин нравилось в нем все: от походки до улыбки, от взгляда до тела. Все. И была бы счастлива, если бы не эта странная, непонятная ей самой тоска. Не из-за нее ли она хотела лишить себя жизни?..
Нагваль улыбался, тихо обнимая свою возлюбленную. Еще тогда, в комнате, пропитанной запахом смерти и лилий, он видел лишь только ее. Наэлин - его кровь, его жизнь, его сила и слабость. И пускай она была женой кого-то из ангмортцев, Нагваль не колебался ни секунды, связывая себя с ней. Подарить счастье - вот о чем мечтало его сердце.
- Наэ, тени прошлого лишь тени, - голос немного охрип, он ощущал себя неуклюжим, косноязыким для слов, что рождались внутри. - А ты создана для света. Ты сама как солнце...
Они оба были так увлечены друг другом, что не замечали Миртэлла, который наблюдал за ними с безопасного расстояния, испытывая глухое раздражение, даже некоторую злость. На корабле не так уж много укромных мест, и, куда бы он ни пошел, всюду натыкался на эту парочку. Нагваль ощутил, что на него смотрят, обернулся и, встретившись взглядом, умолк. Миртэлл отвернулся. Как он радовался тому, что Нагваль нашел свое счастье но, увы, любовь отняла у него друга.
Берег меж тем становился все ближе. "Крылатый" уже покинул теплое течение, и теперь все больше забирал вправо. Эр'Миэль сидел на палубе, куда час назад ему вынесли кресло. Капитан сидел, закинув обе ноги на подлокотник, и читал, изредка поглядывая за суетящимися вокруг людьми-матросами. Северяне прибыли на Южный материк совсем недавно. Кто бы мог подумать, что в первый же день они встретят похожего на Риммердина полукровку? Тот самый мальчишка, который пропал в Фенристе около двух лет назад.
Миртэлл дождался, пока они пройдут мимо первой из красных сигнальных башен, и отправился доложить о прибытии.
- Мы приближаемся к Маурасу. Прикажете командовать сбор? - молодой эльф так торопился с новостями, что забыл о почтительном поклоне, лишь кивнул. И, осознав, тут же пожалел. Колючим был взгляд капитана, и Миртэлл окончательно стушевался - плечи поникли.
- Прекрасно, Миртэлл, это просто прекрасно, - отозвался он, пристально рассматривая излишне навязчивого эльфа снизу вверх.
- Может сказать остальным, чтобы собирались? Я просто... хотел... помочь, - поняв, что ко всему прочему, он еще и заикаться стал, Миртэлл рассердился на себя. К щекам прилила кровь, и эльфу ничего не оставалось, кроме как поклониться и поскорее скрыться с глаз Эр'Миэля. После случая с Ар'Нарисом и Эр'Риммердином, которого он упустил буквально из-под носа, Миртэлл хотел хоть как-то оправдаться в глазах командира. Спустившись к товарищам, он передал приказ и и вернулся обратно. Убедившись, что влюбленные на прежнем месте, Миртэлл остановился, соблюдая расстояние.
- Нагва-аль! Пора собираться! Скоро высадка! - громко позвал он, не приближаясь.
Наэлин вздрогнула. Испуганно оглянулась, но, завидев Миртэлла, облегченно вздохнула.
- Иду, - Нагваль прижал девушку, успокаивая. - Я оставлю тебя ненадолго, Наэ. Соберу вещи и вернусь. Ничего не бойся, jamire.


 

* * *


Солнце медленно клонилось к закату. Навалившаяся на город жара уже спадала, и улицы заполняли люди. В дневные часы красный камень Тхетора становился испытанием даже для обутых ног, но теперь лишь мягко грел, отдавая накопленное тепло. Грядущая ночь несла прохладу и свежесть.
Лучше всего было на набережной. Мягкий бриз нес влажное дыхание моря и надувал паруса стремящихся в гавань судов. Прогуливающиеся жители могли видеть, как шхуна с парусами, на которых были изображены крылья, сбавляет ход и медленно ползет к стоянке. Высадка отряда эльфов стала событием дня. Гарр, осмотревший корабль на предмет пошлины, довольно быстро ретировался с "Крылатого" и вызвал стражу. Северянам не мешали, наблюдая и как бы невзначай напоминая о том, кто является хозяином города.
- Глянь, какие важные! И чего они приплыли?
- Лошади уж больно красивые...
- Слишком много понаехало этих ушастых, Тиаматис им в печенку!
Судя по виду командира Эр'Миэля, ему было глубоко плевать, кто и что думает об эльфах, но Миртэлл, чувствуя на себе чужое внимание, никак не мог избавиться от напряжения.
- Не похоже, что мы здесь желанные гости, - вздохнул он, ни к кому не обращаясь.
- Ничего, - Нагваль хлопнул друга по плечу. - Мы здесь не надолго.
Миртэлл кивнул ему с благодарностью, и снова обратил свой взгляд на толпу. Возможно, ветер был тому виной, или следовало благодарить эльфийский слух, но он слышал все, о чем шептались собравшиеся люди.
- Какие-то они крупные.
- Уши острые. А глаза - голубые и серые. Сразу видать не здешние.
- Говорю тебе, они своих приехали покупать.
- Каких своих? Ты погляди, у них порода другая. Хотя вон, девица, навроде наших...
Эр'Миэль тоже услышал болтунов и нахмурился, высматривая их в толпе. Людей не особо беспокоил его гнев, какая-то рыбачка и вовсе послала суровому капитану воздушный поцелуй.
- Так. Миртэлл и Нагваль, займетесь провизией, - он посмотрел на провинившихся. - Надеюсь, что на сей раз вы не оплошаете. Остальным - проверить амуницию. Эр'Ваис, возьмешь кого-нибудь в помощь. Час тебе на то, чтобы узнать, когда и куда в последние два дня отправились торговые обозы и караваны.
- Слушаюсь! - Нагваль поклонился, прижав ладонь к сердцу. Сначала надо было позаботиться о Наэлин, он подошел к эльфийке. - Наэ, я оставлю тебя ненадолго. Не бойся.
Она кивнула - стесненно и неловко, без надежной поддержки эльфийка почувствовала себя очень неуверенно. Но все же мужественно кивнула.
- Хорошо... я буду ждать тебя.
Нагваль тепло улыбнулся ей, не медля присоединился к Миртэллу, и через пару мгновений они исчезли в толпе, что текла по одной из ведущих к центру города улиц.
- Большой город... - стоило оказаться вдали от отряда, Миртэлл почувствовал себя неуютно. - Не представляю, где здесь искать Эр'Риммердина...
- Посмотрим, - Нагваль пожал плечами, наблюдая за катящей мимо телегой с мешками. - Похоже, мы попали в ярмарочный день. Идем, рынок, кажется, там.
- Возможно и так. Знаешь, чего я не понимаю, почему Риммердин прикрывает спину Ар'Нариса? Что его связывает с Проклятым?
Нагваль целеустремленно шел к рынку, не обращая внимания на взгляды, которыми его провожали местные.
- Думаю, что шанс выяснить еще будет. У тебя есть предположения?

 

- Не похоже, чтобы парень был заложником, - Миртэлл охотно высказывал свои размышления. За время пути он изголодался по общению. - Значит, Риммердин идет с ангмортцем по доброй воле? Почему? И почему, встретив нас, он солгал? Не хочет, чтобы его нашли?
- Хм... мне показалось, что он даже не понял толком, кто мы, - эльф пожал плечами. - А там - Раудрам его знает.
Дома расступились, выпуская их на рыночную площадь. Торговые палатки и навесы занимали все видимое пространство. Некоторые крестьяне торговали попросту с телег. Несмотря на близящийся вечер, товары расходились бойко. Пахло рыбой и пряностями, яблоками и потом.
- Давай займемся делом, - Нагваль направился к первой попавшейся телеге. - Эй, хозяин!
- Да, господин? - темнокожий крестьянин, предлагавший то, что выросло за лето на его земле, выдал щербатую улыбку. - Чего изволите? Свежие овощи и фрукты? В этом году у меня отличные яблоки! Ароматные, сладкие, как мед!

 

- Яблоки... - Нагваль взял одно, повертел в руках, понюхал. Яблоки действительно было неплохими. - Мы возьмем мешок. Сыр. У тебя есть сыр?
- Нет, господин. Но жена моего брата, вон там, возле синего навеса, торгует отличным сыром! - он заулыбался еще шире. - А вот дыни... Земляная груша, очень хорошо хранится в дороге!
- Этих столько же, - решился Нагваль.
- Как пожелаете, достойный господин! - крестьянин закивал. - Мешок яблок и мешок груш... А овощи? Может, хотите зерна? Есть кукуруза, овес, пшеница...
- Пшеница... - Нагваль решил прикупить лакомства для коня. А еще нужно было купить хлеба.
- Сколько мешков, господин? - торговец соседней телеги оказался рядом. - Два мешка, три мешка, да? Отборная пшеница, самая лучшая в округе... Мука из нее такая, что и гаррар не брезгует!
- Три мешка, да, хватит... - Нагваль задумался, как везти все купленное.
- Я куплю сыра, - Миртэлл двинулся в указанном направлении.
Даже в ярмарочные дни в Фенристе не бывало такого столпотворения. Вокруг шутили, смеялись, торговали, делились новостями; женщины бросали на золотоволосого северянина заинтересованные взгляды; любопытные дети тащились за ним хвостиком.
- Красивый народ эльфы, - вздохнула полная торговка, когда он добрался до ее шатра и изложил свой заказ. - И богатый... Люблю богатых мужчин, да...
Миртэлл лишь криво улыбнулся.
- Я могла бы тебе скостить цену, красавчик, да? Не хочешь? Глаза у тебя, как прекрасные озера... - она продолжала нахваливать его, заворачивая в чистые тряпицы круги сыра. - Жаль, что я замужем...
Эльф смотрел в сторону, ощущая растущую неловкость. На женщину без содрогания смотреть не получалось, а ее слова добавляли к этой сцене еще большую неприглядность.
- Вряд ли, - наконец выдавил он, принимая свою покупку и поспешно расплачиваясь. - Я не спешу жениться... Спасибо, всего хорошего.
- А мог бы сбить цену, - рядом некстати появился улыбающийся Нагваль. - Пойдем, нам нужна повозка.
- Сам сбивай, - буркнул Миртэлл, как можно быстрее шагая прочь от лотка любвеобильной молочницы.
В южной части площади торговали скотом. На высоком помосте группа бродячих артистов давала представление, но мычание и людской гомон перекрывали сопровождавшие действие звуки лютни и арфы. Вскоре они нашли и хозяина, который согласился продать им свою повозку вместе с лошадью.

 

- Во имя Владыки, и милостивой Артемис, что явила нам свое чудо - забирайте за пять львов!
- Дороговато просишь, старик. О каком таком чуде тут может идти речь? - Нагваль чуть пожал плечами.
- И-их! Пять львов за повозку и крепкого мерина - большая цена? Да за него восемь мало, но мне домой скорее надо. Жена, дети ждут... Приеду, расскажу, как Артемис спасла приговоренного к смерти!
Нагваль недоверчиво хмыкнул.
- Правда, правда! - старик ткнул пальцем в помост. - Вон там свершилось истинное правосудие! Три раза обрывалась веревка, и топор не сек шею невиновного!
Нагваль покачал головой. Люди любят придумывать. Он бросил взгляд в указанную сторону и обнаружил, что увитые цветами столбы, которые он принимал за часть декораций бродячего театра, являются опорами виселицы.
- Сын великого Шаада обязан богине своим спасением. Прекраснейшая воздала ему за все, что он успел претерпеть от брата! - вещал торговец, воздевая к небу руки.
Миртэлл рассмотрел виселицу и вернулся взглядом к человеку.
- И что же произошло с этим приговоренным?
- Как? Ты не знаешь, о наивный юноша? Он сверг своего брата и отныне сам правит Речными Землями!
Нагваль озадачено похлопал глазами.
- Старик, не путай нас. Если уж хочешь рассказать, то расскажи все по порядку.
- Я уже рассказал, что повторять? Тераз осудил своего невиновного брата на смерть, но богиня не пожелала его крови. И веревка, на которой вешали, как мы думали, негодяя - оборвалась. Тогда палач приладил новую веревку, но и она лопнула! Владыка приказал отрубить брату голову, но палач поскользнулся и топор рассек ему ногу! - вокруг них постепенно собиралась толпа, похоже, большинство из них были свидетелями чуда и пытались наперебой рассказать эту историю, добавляя кровавых подробностей. - Несчастный вырвался и закричал, что невиновен. Вся площадь, видевшая это чудо, требовала его освобождения! Но Владыка не уступал, он велел стражам убить парня, но ловкач успел закрыться им. Так пал вероломный брат нашего Гаррара.
- И что же? Этот невинно осужденный сам стал правителем? - удивился Нагваль.
- Он не хотел... - хозяин лотка полного пирогов сокрушенно покачал головой. - Честный, да...
- Но мы видели чудо! Он был достоин! - сообщил другой горожанин, в котором угадывался моряк.
Эльф покачал головой. И все же люди - удивительные существа: только что сами вели на казнь, и вот уже добровольно кланяются и вручают власть.
- И кто теперь правит здешними землями?..
- Ассир-ад-Варху, брат коварного Тераза, сын великого Шаада - гаррара Тхетора и Речных земель, - ответил старик в тюрбане, ведущий в поводу ухоженного белого ослика, - воспитанник скромного Сосуда Мудрости, Джирха-Фаруда.
Нагваль повернулся. Старик был одет скромно, в дорожные одежды, но было что-то такое в его осанке и взгляде, что подвигло северянина почтительно поклониться.
- Что ж... если судить по тому, что говорят о нем люди здешнего города, вы можете гордиться воспитанником.
- Да, вечный юноша, - Джирха-Фаруд довольно улыбнулся, принимая похвалу, - я горжусь им, и знаю, что не зря потратил годы на учение... Слуга сказал мне, что на наш берег высадились северные воины. Скажи, с миром или войной прибыли вы сюда?
Нагваль нахмурился.
- Мы держим путь к нашим родичам, в глубь материка. Мы пришли с миром, - ответил эльф.
- Родня, это священно... - кивнул старец.
- Но эльфов здесь уже давно нет! - возразил какой-то мальчишка, даже не позаботившись вытащить палец из носа. - Они умерли.
Нагваль не удостоил его ответом. Толпа не торопилась расходиться, они рассматривали пришлых северян и ожидали продолжения. Миртэлл, которому не по себе было от внимания такого количества людей, заторопился. Окинув взглядом повозку, эльф прикинул справедливую цену.
- Эй, уважаемый, - окликнул он хозяина повозки, - ты, кажется, хотел три золотых за эту колымагу с конем?
Заслышав слова приятеля, Нагваль немедля отсчитал деньги.
- Держи, старик, - протянул он.
- Нет! Что ты! Что ты! Ослышался, дорогой! Пять, я говорил пять! - заволновался торговец.
- Три. Большего оно не стоит, - Нагваль хмыкнул.
- Четыре, во имя справедливости! Это же грабеж! - возмутился он. Но Миртэлл уже похлопал его по плечу.
- Спасибо тебе, старик! Не забудь рассказать детям и жене, что торговал с северными эльфами...
Нагваль взял коня под уздцы и потянул, уводя прочь. Миртэлл нагнал его и пошел рядом, сгрузив свою ношу в повозку. Он улыбался, довольный удачной сделкой.
- Забавный здесь народ. Сначала готов казнить, а через минуту уже коронует.
- Да уж... но что с них взять? - Нагваль ответил такой же улыбкой.
Северяне добрались до торговца овощами, затем, совершив круг по площади, закупили все остальное и заторопились обратно.

 

* * *


Харчевня при портовой гостинице, приютившая отряд северян, пропахла табаком и рыбой. Эр'Миэль хмурился и разглядывал карту.
- Мы разминулись с Ар'Нарисом на пару дней. За это время из Маураса ушли три каравана. Но ни в одном из них не было беловолосого эльфа или полукровки, - докладывал Эр'Ваис. - Количество галей, ушедших вверх по реке из Нижнего города, исчисляется десятками. Сведений о грузе и пассажирах пока не имеется. Нам нужно больше времени.
Эр'Миэль помрачнел и уставился в свиток так пристально, будто мог увидеть там беловолосого, а вместе с ним и мальчишку. Что делать? Куда утащил Риммердина Проклятый?
Дверь хлопнула, Эр'Миэль поднял глаза, рассматривая вошедшего воина. Час назад он отправил одного из эльфов на "Касатку", и обратно тот вернулся не один. За ним шел черноволосый мужчина, одетый в кричаще яркую малиновую рубашку, охристые штаны из оленьих шкур и перепоясанный шафрановым кушаком. На груди красовалась золотая цепь в палец толщиной. Обогнув разведчика, он занял скамью напротив Эр'Миэля.
- Северянин, да? Долго плыл, дорогой... опоздал совсем!
Эльф нахмурился. Кого еще принесла нелегкая?.. Что за наглец смеет без приглашения входить и садиться за его стол.
- Ты кто такой будешь, человек? - голос был таким холодным, что мог остудить горячий чай.
- И-и-и! Разве так гостя встречают? Салем помочь пришел! Капитана "Касатки" видишь, ушастый твой сказал, вопросы есть, - он поймал слугу, проходившего с пустыми кружками. - Вина согретого принеси и чашки. Пить будем, говорить будем?
Этот... лицедей - капитан "Касатки"? У эльфа дернулась бровь.
- Вот как... нам действительно нужна информация о пассажирах, которые плыли на твоем корабле, - ответил он уже более мягко, глядя сверху вниз.
- Спрашивай, отвечу. Хочешь об этом поговорить? - ухмыльнулся Салем, предоставляя Эр'Миэлю возможность задать вопрос.
- Да. На твоем корабле из Эркарда отбыли два пассажира. Я хочу знать, куда они направились, - эльф посмотрел на него не мигая. Пират раздражал его, и северянин ничего не мог с этим поделать.
- Пассажиры? Сошли... - Салем испустил тяжкий вздох, ничуть не смущаясь тяжелого взгляда. После общения с Нарисом, эльфы уже не внушали ему трепета. - И-и-их, мальчика жалко! Ваших кровей, да?
- Мальчика? - спеси у эльфа сразу поубавилось. - Так они сошли. И куда направились? - Эр'Миэль проигнорировал вопрос.
- Далеко, дорогой. Нарис мальчика ни на миг не отпускает, "гяваре" зовет. И то сказать, красивый мальчик, - Салем дождался, пока слуга поставит вино, и завладел своим бокалом. - Жалко будет, если погибнет.
Незнакомое слово резануло слух. Похоже, что этот скользкий тип, достойное продолжение семьи Шихора, ничего важного бесплатно не расскажет. Но сначала надо послушать, что Салем считает неважным. Эр'Миэль снова надел маску внешнего спокойствия.
- Я северянин и не понимаю ваших восточных диалектов. Что означает - "гяваре"?
- Э-э...- пират выдал сочувствующую улыбку. - "Гяваре" значит - наложник, уважаемый.
- Что?! - Миэль не сдержался и вскочил с места. Эр'Риммердин? Наложник?! Он прошелся, сжимая и разжимая кулаки. - Допустим, - снова сел напротив Салема. Внутри все клокотало, кипело совсем близко к поверхности. Впрочем, эльф утешил себя тем, что человек не знает точно, а и верить ему... этот наглец мог сказать что угодно, но... хороша же будет новость, Эр'Риммердин - наложник ангмортца! Как? Как он сообщит это главе рода?! - Куда они направились?
- И-их, не могу сказать, дорогой. Помочь могу, сказать - нет. Северяне хотят его вернуть? Я могу договориться с Нарисом и выкупить мальчика, да? - капитан "Касатки" налил себе еще вина, довольно улыбаясь. - Белый Волк не отдаст его вам.
- Отдаст или нет - это уже мои проблемы. Сколько ты хочешь? Скажи мне, куда он пошел, и я заплачу тебе, - он снова сжал кулаки, нависая над человеком.
- Не могу, дорогой. Спросит потом Волк, откуда узнал? Салем рисковать не может, нет! - вздохнул пират, - Не хочешь, чтобы я договорился с Нарисом и вернул тебе мальчика? Тогда пойду, да.
Манера говорить, наглые улыбки и поведение - похоже, этот тип нарочно выводил Эр'Миэля из себя. Эльф медленно выдохнул, возвращая самообладание.
- Постой, - тихо проговорил он.
Салем остановился.
- Хочешь об этом поговорить, да?
- Да, - он хмурился. Хочет он или нет, но придется выслушать предложение этого проходимца.
Пират сел, налил себе и эльфу вина как ни в чем не бывало.
- Я могу вернуть тебе мальчика за тысячу золотых. За благородного, красивого, умного, с половиной эльфийской крови - немного, да?
Эр'Миэль поперхнулся, что случалось с ним нечасто.
- Тысячу? Ты с ума сошел, человек?! Это же грабеж! - он стукнул кулаком по столу. Похоже, выдержка окончательно изменила северянину.
- Мало, согласен. Ты прав...- Салем кивнул. - Учитывая, что все твои эльфы уцелеют, и тебе не придется гоняться за Белым Волком...и искать не придется. Останется только отвезти мальчика домой, да? Его там сильно ждут, плачут?
- Ты наглец, человек. Как докажешь свои слова? - эльф усилием воли взял себя в руки.
- Ва-а! Мальчик доказательство, да. Задаток даешь, ждешь - ешь, пьешь, потом остальное отдаешь - мальчика получаешь. Салем знает, что говорит. Слово свое дает, да?
- Задаток? - он покачал головой. Наглец требует еще задаток. - Сколько ты просишь, человек?
- Десятую часть - сто золотых, - пират скрестил руки на груди.
- Сотню золотом? За голое обещание? Нет. Больше пятидесяти не дам, - он махнул рукой, отметая глупое предложение.
- Ай, какой упрямый. Слово Салема, разве мало стоит? Спроси в порту, когда Салем слово свое не выполнил? Девяносто.
- Пятьдесят. И то я считаю, что это много. Сначала ты должен мне дать слово своего Рода, что приведешь мальчишку живым и здоровым, - эльф откинулся на спинку стула.
- Слово моего Рода стоит не меньше ста золотых, - Салем покачал головой. - Моя слава и имя дешевле, дорогой.
- Хм, - он представил, как глава рода спросит с него за такую "экономию", и решился. - Я согласен. Слово твоего Рода, человек, - твердо потребовал северянин.
- Слово Салема-Морехода, сына Салема-ФарКиха Эраста, внука Салема-ад-Шихора, что я доставлю тебе мальчишку в целости и сохранности, - капитан "Касатки" приложил два пальца поочередно к груди, лбу и губам.
Эр'Миэль хмурился. Сотня золотых. Не слишком ли этот человек самоуверен? Но если это единственный шанс вернуть Риммердина, то он не имеет права отказываться.
- Хорошо. Сиди тут. Я достану деньги.
Салем покачал головой.
- Пришли их на "Касатку". Я отправляюсь за твоим мальчиком, - он поднялся и зашагал мимо северян к выходу. - Сто - сейчас, девятьсот - потом, да?..
Эр'Миэль проводил его мрачным взглядом, прикидывая, сможет ли обратиться к гномам за такой суммой.

 

* * *


Меч с шелестом вышел из ножен. Нарис молча отодвинул мальчишку себе за спину, оценивая силы противника. Два десятка лучников на крышах, больше полусотни копейщиков и столько же мечников - и все это ради одного эльфа.
До людей всего десяток шагов, главное пережить первый залп, пробить стену копейщиков, и он окажется в толпе. Здесь копья станут бесполезными, и у Нариса появится шанс прорваться в город.
Всадник подъехал ближе, и теперь эльф мог видеть герб города - черного быка на голубой эмали.
- Я, капитан гаррара Базафара, Роих-ад-Наур - выкрикнул он, щурясь, чтобы видеть выражение на лице беловолосого. - Ты арестован! Приказываю тебе сложить оружие и подчиниться воле владыке Озерного края!
- И по какому праву твой господин требует от меня подчинения? - немигающий, тяжелый взгляд уперся в говорившего.
- Ты - Нарис, эльф, прозванный Белым Волком, грабитель, работорговец и убийца, известный на землях запада и востока. Именем закона Озерного края приказываю тебе, - человек отвел глаза, - сдавайся, и тебе будет дано право воззвать к милости суда!
- Убери своих людей, - сухо ответствовал Нарис.
- Ты напрасно испытываешь мое терпение, негодный! - Капитан обильно потел в своих латах. - Подчинись, и тебя предадут чистой смерти, а нет - будут убивать столько раз, сколько понадобится Богине-Паучихе для насыщения!
Тяжелый воздух пах горячим камнем и металлом. Люди переминались с ноги на ногу, желая поскорей закончить дело. После стольких часов ожидания мало кому нравилась мысль вести долгие переговоры.
- У тебя плохо получается угрожать, человек, - Нарис тянул время, прикидывая пути к отступлению и понимая, что выхода нет. Он мог бы выжить в этой свалке, если Тиаматис захочет получить жизни людей. Даже несмотря на его, Нариса, клятву. Но мальчишке за его спиной немного надо, хватит одной стрелы или удара. Нарис чувствовал усталость, перед которой пасовал даже гнев. Он взял на себя бесполезный труд, притащил сюда мальчишку, чтобы потерять в первом же бою. На что он надеялся? Что темная вот так запросто позволит себя уничтожить? Мелькнула мысль - откуда бы здешнему правителю знать, когда и в какую часть города прибудет Белый Волк?
- Пропусти нас, человек, и никто в городе не пострадает, - предложил он. Возможно, стоило бы отвязать лодку и попробовать высадиться вне города, вот только вдвоем они не справятся с управлением.
- Это не угроза, выродок! Сдавайся! - Ройх-ад-Наур махнул рукой. - Лучники, целься!
Скрип натянутых луков прозвучал музыкой для слуха. Нарис покачал головой, понимая, безнадежно. Он не настолько хороший пловец, чтобы добраться до другого берега.
- Будут стрелять - прыгай в реку. В суете могут не заметить, - тихо повелел эльф, оборачиваясь. Все что ему оставалось - отвлечь внимание от мальчишки.
- Суете? Только не говори, что ты собираешься драться, - юноша смотрел мимо, туда, где готовились сорваться в полет несколько десятков стрел. - Они тебя убьют. Давай вместе?

 

Нарис отчетливо скрипнул зубами.
- Я вернусь за тобой. Так что готовься.
Мальчишка глянул на него и перевел взгляд на стену из стали - щиты, мечи, копья.
- Даже если ты доберешься до них, тебя изрубят в кусочки.
- Мое дело, - огрызнулся эльф, отворачиваясь к людям. Терпеть в такой момент занудство было выше его сил. Нарис прекрасно понимал, что шанс остаться в живых - ничтожен. Возможно, эти люди сами того не зная исполняют волю богини войны - уничтожить восставшего. Впрочем, Тиаматис предпочитала иные способы наказания. Раз за разом она отнимала у него тех, кем он больше всего дорожил, тех, кто был верен ему, тех, в ком он нуждался.
В душе не осталось ничего, кроме усталого раздражения. Кем он был когда-то и кем стал? Ты жалок, сын Ар'Тъелмара. Тонкие губы эльфа скривились, выдавая презрение к себе самому.
- Считаю до пяти. Если не сложишь оружие, лучники начинят тебя стрелами, - капитан стражи по-своему истолковал это выражение. Кому нужны были эти переговоры, канитель с лучниками? Но повелитель Базафара желал собственноручно казнить беловолосого. Впрочем, это не помешало бы четвертовать тело эльфа. - Раз!
- Это наше общее дело. Ты не прав, - Румил шумно выдохнул, ощущая, как душу заполняет бесшабашное веселье смертника. Дурацкая храбрость, откуда только берется? Но его место по эту сторону, и смерть не кажется страшной. Просто игра, азартная опасная игра... Что будет если... - Это нечестно, один против двухсот, или сколько их там... Потяни время, мне нужно собрать арбалет.
Мальчишка опустился у его ног, отвернулся от берега, и принялся вытряхивать из сумки детали.
Нарис удивленно оглянулся на бывшего раба. Глупый щенок слишком много воображал о себе. Его решение - верная смерть, но... Нарис умел уважать выбор. Мальчишка выбрал сражение, и беловолосому оставалось только принять его решение. Эльф поймал себя на мысли, что взял бы мальчишку в ученики. Достойный был бы воин.
- Лишишь своего хозяина удовольствия взять меня живьем? - взгляд эльфа, острый, насмешливый, сосредоточился на лице человека. - Может, сам придешь за мной?
- В этом нет нужды! Вдобавок, если правду говорят - от пары стрел не сдохнешь, - Роих-ад-Наур вытер катящийся по лицу пот, - и до суда дотянешь. Два!
Нарис хмыкнул. По нынешней жаре было весьма опрометчиво одевать латы.
- В твоих же интересах не трогать меня, человек. Я отошел от дел, - эльф гадал, сколько еще смогут выдерживать напряжение лучники. От него не укрылось, как у некоторых водит руку.
- Три. Оправдания не спасут тебя.
У кого-то из стрелков сдали нервы, или виной тому были соскользнувшие пальцы, но в доски справа от ноги эльфа воткнулась стрела.
- Выпускать стрелы только по моей команде! Держать цель! - капитан не стал оглядываться на оплошавшего. Вместо этого он поднял руку, готовясь дать сигнал к избиению. - Четыре. Время вышло, остроухий!..
За спиной у Нариса мальчишка поднял собранный и взведенный арбалет, целясь в лицо капитана.
- Остановись! - потребовал Румил. - Или мне придется убить тебя!

 

* * *


По мостовой зацокали копыта. Ройх-ад-Наур, гневаясь, отвел взгляд от раба, посмевшего угрожать ему, чтобы увидеть новоприбывшего. Тонконогий жеребец красивой серебристо-белой масти храпел, роняя пену с удил. Его хозяин выглядел настолько же измотанным. Одежду, плащ и высокие кавалерийские сапоги покрывала дорожная пыль, а светлые волосы приобрели серый оттенок.
- Задержите атаку, - велел он, уверенно продвигаясь сквозь людской строй.
Капитан от души проклял ветер, которым сюда занесло еще одного эльфа! Выразительно опустив руку на рукоять меча, он глянул на запертого между рекой и стражниками беловолосого и его спутника. Эти двое выглядели не менее удивленными, чем он сам, во всяком случае, мальчишка.
- Кто ты такой, чтоб указывать людям гаррара? Хочешь спасти от смерти своего дружка?
- Мое имя Эр'Миэль, - произнес эльф так, словно это должно было все объяснить. - И мне нужен вон тот мальчишка. Живым, - уточнил он.
- Мальчишка? - Роих прищурился, рассматривал эльфа, отмечая про себя и его посадку, и шрам на челюсти. Арбалет смотрел прямо в лицо. - Наложник?
- С чего вы взяли, что он раб? - взгляд Эр'Миэля наполнился негодованием.
- Мне сказали, - капитан улыбнулся, находя забавным возмущение эльфа, - Белый Волк путешествует вместе со своим "гявари"...
- Это не правда! - северянин задохнулся от гнева. Конь почуял настроение хозяина и попытался укусить Ройха. Эр'Миэль успокоил жеребца, окинул человека уничижающим взглядом и холодно отчеканил: - Этот мальчик не раб и не наложник. Род, к которому принадлежим мы оба - один из древнейших родов этого мира!
Капитан скептически поднял брови и хмыкнул.
- Интересно, почтенный...Но что же, в таком случае, твой родич забыл рядом с этим негодяем?
- Он пленник, - Эр'Миэля раздражала необходимость объясняться. Затруднительное положение, в котором оказался Риммердин, ставило его в роль просителя.
Роих-ад-Наур повидал в жизни многое. Хорошенький синеглазый мальчишка вполне мог быть похищенным сыном какого-нибудь эльфийского вельможи, и это вряд ли мешало Волку сделать паренька наложником. Судя по тому, что рассказывал о нем прибывший три дня назад вестник, беловолосый имел весьма гнусные привычки. Это объясняло многое, но не все. Например, почему несчастный пленник целится в своих возможных спасителей.
- Будь по-твоему! Можешь забирать мальчика, если Белый Волк согласится сложить оружие, - капитан стражи решил повременить с атакой. - Лучники. Опустить оружие!
Он махнул чужаку.
- Говори. Только быстро, я не собираюсь ждать весь день.
- Не ставь мне условия, человек, - предостерег Эр'Миэль, поворачивая коня. Все это время Румил, замирая, старался разглядеть лицо эльфа. Светлые волосы, синие глаза - не иначе как Артемис направила их на помощь! Нарис хранил молчание, для него появление северян стало такой же неожиданностью, как и для остальных.
Выехав вперед, за линию копейщиков, северянин остановился.
- Ар'Нарис!

 

* * *


Шел четвертый день пути. Под пологом леса жара ощущалась не так сильно. Пыль преследовала всадников, оседая на светлой коже и одежде, щекотала ноздри лошадей.
Повозка с провиантом уже давно осталась позади, не поспевая за отрядом. Эр'Миэль оставил с ней нескольких сопровождающих, объявив, что они будут двигаться налегке, чтобы обогнать Ар'Нариса.
Известие о том, в какую сторону направился Проклятый, принес Эр'Ваис. Человек клялся и божился, что видел, как беловолосый эльф взошел на борт корабля его соперника.
- "Ракшас" всегда ходит одним и тем же маршрутом, от Нижнего Тхетора до столицы Озерного края. Если даже с ветром им повезет, то в Базафар они прибудут не раньше чем через неделю! - серебряный и бренди развязали язык неудачливого перевозчика. - Клянусь ножками Прекрасной, если бы эльф пришел ко мне, я доставил бы его за пять дней. Мой корабль быстрее, а за гребцами сам морской дракон не угонится, да! Не хотите проверить, уважаемые?
Эр'Миэль сухо поблагодарил его и закрылся в своей комнате, обдумывая положение. Он уже выдал задаток Салему, и мог в спокойствии дожидаться, пока торговец договорится с Нарисом. Однако фиглярские манеры и сумма, которую запросил пират, смущали сурового капитана. Вдобавок, отправляя их на Южный континент, глава рода отдал приказ защитить младшие рода от Каравана Плача. Разве не должен он выполнить задачу, уничтожив его владельца - Нариса? Утром отряд выехал из Тхетора. План был прост - обогнать идущую против течения лодку, спасти Риммердина и избавится от Одержимого.
Одинокие путники шарахались с дороги, караванщики с недоумением провожали взглядами отряд вооруженных эльфов. Невиданное зрелище заставляло крестьян замирать с открытыми ртами. Стражи, охранявшие границы владений лордов, не связывались с остроухими, благоразумно пропуская отряд и подбирая оставшееся в пыли серебро. В единственный раз, когда им попытались перекрыть дорогу, Эр'Миэль направил коня прямо на ограждение. Рослый белый жеребец перемахнул через преграду, подавая пример остальным. Нерасторопные стражи едва успели убраться с дороги и долго еще поносили проскакавших эльфов, запивая испуг конфискованным у торговца вином.
Мелькали поля и деревни, бежал рядом, то и дело время отставая, лес, а река ленивой змеей иногда показывала им серо-голубой бок, чтобы снова спрятаться за холмом или скользнуть в объятия леса.
Базафар - конечная точка их пути, стоял в низине меж холмов и буквально выпрыгнул им навстречу, словно затаившийся зверь. Белые стены обветшали, но все еще хранили былое величие. Эта цитадель, как и все, встречавшиеся прежде, принадлежала роду Маураса и, так же как и эльфы, однажды пала, чтобы перейти к людям.
Отряд въехал в ворота, хотя, заметив их число, собиравшие пошлину солдаты забеспокоились.
- Мы не причиним вам вреда, - Эр'Миэль придержал взмыленного коня. - Это единственные ворота из города?
Крепкий костистый старик, державшийся за копье, поднял кружку для сборов.
- Нет, есть еще Южные, - сообщил он, когда в нее упало несколько монет. - Но по случаю поимки опасного преступника они заперты.
- К гаваням! - капитан северян послал своего коня вперед, и кавалькада всадников полетела по улицам под лай бродячих собак.


* * *


- Что тебе нужно, тор Вестель? - отозвался Нарис.
- Освободи Эр'Риммердина, темный, - потребовал Эр'Миэль.
- Не понимаю, о ком ты, - беловолосый шагнул навстречу, не думая опускать оружие, лишь отодвинул мальчишку с дороги. При новом раскладе стрелок был бесполезен.
Что за имя он назвал? Румил нахмурился, ощущая, как в висках пульсирует просыпающаяся боль узнавания. Какое имя назвал этот синеглазый? Его бросило в холод, по позвоночнику прошла дрожь. Опустив арбалет, он всматривался в полузнакомое лицо эльфа, ожидая подсказки...
- Я говорю о том, кого ты везешь с собой, - светлый хмурился, потому что приходилось едва ли не оправдываться перед этим преступником.
- Со мной только мой... - Нарис запнулся, мельком глянул на мальчишку и отчетливо закончил: - Ученик.
Слова Нариса вернули Румила к действительности. Юноша неожиданно и ошеломленно улыбнулся. За все это время он не слышал от беловолосого ни одного доброго слова, и это признание согрело.
Эр'Миэль поперхнулся. Ученик? Да как он посмел?! Ученичество - это практически принятие в род. Учитель берет на себя ответственность за того, кого принимает в ученики, от самого первого дня и до окончания обучения, и до этого момента родичи не имеют права диктовать тому, кто начал свое обучение, что ему делать. Как он посмел?! Лицо медленно начало пунцоветь от гнева.
- Эр'Риммердин... - Эр'Миэль обратил взгляд на мальчика, явно ожидая, что тот воспротивится и расставит все по своим местам.
...Риммердин. Словно одна из недостающих частей головоломки встала на место, приоткрыв ему дверь в прошлое. Мелькнуло и пропало лицо черноволосого человека, лицо симпатичной девушки, еще одно мужское, витражное стекло, изображавшее эльфийку, рыцарь, старуха, темная полупустая холодная комната, оружейная, эльфы его рода... Калейдоскоп образов закружил перед внутренним зрением. Полутемные коридоры замка, ослепительное утро, пыльные книги. Головная боль усилилась, к ней добавилась тошнота и страх. Он заторопился, стараясь увидеть как можно больше. Образы сменяли друг друга, а мальчишка старался запомнить все, что смог ухватить.
- ...я прошу вас присоединиться к нам, - Эр'Миэль сделал последнюю попытку вразумить Румила. - Нам нужно отправляться домой.
Парень потряс головой. Хватит на сегодня видений. Картины прошлого казались рисунками взятой наугад книги. Синеглазые эльфы, люди, обстановка... Где же он сам в этом хаосе? Почему внутри все так же пусто?
- Sede Миэль, я не могу этого сделать, - голос был тих, но тверд. - Я еду с Ар'Нарисом.
Эр'Миэль прикрыл глаза, опасаясь, что из глаз брызнут искры от бешенства. С каким удовольствием он перебросил бы мальчишку через седло и увез отсюда подальше. Едва успокоившись, он перевел вопросительный взгляд на Нариса, но беловолосый даже не отреагировал, лишь наблюдал за происходящим с каменным спокойствием. На Эр'Миэля снова накатило бессильное бешенство.
- Это твои люди? - одержимый кивнул на солдат позади.
- Я не связываюсь с людьми, темный, - Эр'Миэль стиснул зубы. Разговор развивался совсем иначе, чем он предполагал. Как спасать того, кто не желает быть спасенным? - Прошу вас, Эр'Риммердин, ваша жизнь слишком ценна, чтобы ставить ее под угрозу. Оставьте Проклятого. Я сопровожу вас домой.
- Я обещал, - Румил собрался покачать головой, но под давлением головной боли раздумал. Усилием воли он смог отстраниться от своего прошлого, чтобы решить судьбу своего будущего. - И отправлюсь домой только после того, как выполню свое обещание. Не проси меня ни о чем больше.
Эр'Миэль выдохнул. На смену гневу пришла пустота.
- Ты не можешь так поступить со своим родом! - возмутился аберовен.
- Если эти люди не твои, отойди. Не мешай поединку, - Нарис ухмыльнулся. Упрямство, с которым мальчишка отстаивал свое право быть рядом, показалось ему знакомым. Впрочем, радоваться было нечему. Если светлые примкнут к нападающим, то исход битвы предрешен.
- Могу и буду, - Румил снова поднял арбалет. - Отойди, sede Эр'Миэль.
Капитан стражников с любопытством прислушивался к переговорам. Мальчишка, похоже, был не из простых, если эльф обращался с ним на вы, и упрашивал. Вот тебе и "гяваре"! Почему же человек, принесший известие о Белом Волке, умолчал о Риммердине? Но уж ад-Наур не упустит своей выгоды!.. Если удастся захватить парня живым, то он попросит его себе в награду и хорошенько поторгуется с синеглазым северянином. Интересно, что означает это самоуверенное "мы"? Стоит приказать своим парням хорошенько прочесать город. Роих тронул коня и оказался рядом с Эр'Миэлем.
- Эй, Эр'Миэль, или как там тебя?! Время переговоров вышло. Похоже, твой родственник не хочет ехать с тобой, так что посторонись. Я прикажу своим парням не трогать его. А после, может, мы договоримся.
Светлый нахмурился. Человек зарвался, полагая, что имеет право решать, как поступить Эр'Миэлю, седе Эр'Танису. Никто не смеет покушаться на Риммердина. Он откинул плащ и положил руку на меч. Толпа вокруг пришла в движение, ощетинившись копьями.
- Боюсь, что тебе, человек, придется отступить, - веско сообщил он, не торопясь обнажать меч.
- Что? Ты ослеп? - Роих обвел взглядом солдат в полной готовности и поднял глаза на эльфа. - Я капитан гаррара Озерного Края!
- Мне наплевать, чей ты капитан. Но если этот мальчик, - он кивнул на Румила, - погибнет, то и ты, и твой гаррар кровью умоетесь, - пообещал Эр'Миэль, хотя бросаться громкими словами было не в его привычке, северянин счел это последним предупреждением.
Эльфы появились на крышах так, словно в воздухе для них специально открылся проход. Занятый препирательствами Роих не мог видеть, как без лишнего шума северяне разоружают его людей.
Зато это мог видеть Нарис. Спасение, пришедшее из рук аберовен, претило ему. Впрочем, он не обманывался, понимая, кого именно спасают северяне. Намотав на руку поводья, он кивнул Румилу на берег и зашагал следом.
- Ты осмеливаешься угрожать мне!? - мужчина выдернул свой меч, готовый отдать приказ.
По мостовой застучали копыта. Из переулка выезжала конница, окружая его отряд. Роих замер на полуслове. Кто позволил отряду эльфов войти в его город? Почему ему не доложили об этих ушастых!? И почему на крышах эльфийские лучники?
- Не стоит забывать, на чьей земле вы находитесь, эльфы! - Роих-ад-Наур понял, что теряет преимущество, но решил до последнего держать лицо.
- Мы просто мирно и быстро покинем эти земли, человек, - Эр'Миэль хмурился. - Ты выглядишь неглупым и можешь трезво оценить положение.
- Много говоришь, светлый, - бросил Нарис, подойдя.
Конь капитана попятился. Все переменилось, и Белый Волк теперь не по зубам его людям. Ройх проклинал свою доброту, позволившую этим троим договориться. Солдаты расступались перед беловолосым, не торопясь заслужить посмертную славу героя. Едва покинув оцепление, Нарис вскочил в седло и эльфийский щенок последовал его примеру.
- Даю вам срок до заката. Мои люди проследят за этим. Убирайтесь из города! - прорычал капитан, в бессильном бешенстве. Добыча ускользала, и ему предстояло доложить об этом прискорбном происшествии гаррару. - Если хоть один из вас появится здесь снова, ваши ушастые головы украсят стены замка.
Эр'Миэль проглотил гневный ответ, лишь махнул рукой, командуя отход. 


 

________________________

 

Словарь:
Jamire - Свет жизни (aberoven)
ФарКих - (вост. диалект, жаргон) - "первый из старших" - звание пиратских королей, ныне использующееся как титул Ночного Мэра.
Базафар - город на берегу озера Сите.
Тор Вестель - обращение к аберовен, происходящим из рода Вестеля.
Sede - родич (aberoven)




Просмотров: 4773 | Вверх | Комментарии (167)
Помочь проекту

Код баннера




Код баннера




Код баннера
SiteMap generator